Основные идеи философии М. Хайдеггера Начала и истоки

7 лекций по философии Мартина Хайдеггера

Основные идеи философии М. Хайдеггера Начала и истоки

Что такое бытие? Что для человека значит «быть»? Почему так опасно «забвение бытия»? Чтобы разобраться в этих непростых вопросах, мы выбрали лучшие лекции по философии Мартина Хайдеггера.

Мартин Хайдеггер — пожалуй, ключевая фигура европейской философии первой половины XX века.

Он не только подверг глубокому анализу и реинтерпретации существующие философские идеи, начиная от античности до своего времени (сочинения Аристотеля, Платона, Канта, Гегеля, Ницше), но и попытался создать целостную систему — учение о бытии как основе человеческого существования.

Хайдеггер был уверен, что отношение сущего и бытия уже в античности было осмысленно неверно, декартовское же разделение мира на субъект/объект стало величайшей погрешностью философии, которая в итоге привела к онтологическому нигилизму философии XX века.

И чтобы исправить эту погрешность, которая имела серьёзные последствия для философии, истории, культуры, необходимо вернуться к «ведущему вопросу философии» (Leitfrage) — вопросу соотношения бытия (Sein) и сущего (Seiende). Как отмечает профессор А.Г. Дугин, «что пошло «не так», почему оно пошло именно «не так», и как надо «так» – составляет основной нерв философии Мартина Хайдеггера».

Собственно, об этом с большей убедительностью расскажут специалисты. Сегодня Моноклер выбрал лекции по философии Мартина Хайдеггера и предлагает вам посмотреть их.

Лекторы — российский общественный деятель, философ, политолог, социолог Александр Дугин и доктор философских наук Нелли Васильевна Мотрошилова.

Лекции Нелли Мотрошиловой в большей степени представляют собой общий обзор творчества мыслителя, в то время как лекции профессора Дугина являются самым настоящим погружением в анализ того, что из себя представляет философия Мартина Хайдеггера его философский метаязык. Как говорится, на любой вкус.

Мартин Хайдеггер: драмы жизни и метаморфозы философских идей

Лекции о Мартине Хайдеггере, которые прочитала Нелли Мотрошилова, в основном, сконцентрированы на его биографии, каких-то веховых событиях жизни, повлиявших на философа.

Кроме того, здесь рассматривается фундаментальный труд Хайдеггера «Бытие и время», в котором была пересмотрена категориальная система бытия, главный вопрос философии, понятие Da Sein («бытие-в-себе» «тут-бытие»), введённое Хайдеггером в философский контекст, и такие специфические категории, как «озабоченность» («Sorge») , «брошенность в мир» (Geworfenheit), «ужас» (Furcht).

«Чёрные тетради» Мартина Хайдеггера

Лекция, прочитанная доктором философских наук Нелли Мотрошиловой в рамках проекта Института философии РАН «Анатомия философии: как работает текст», посвящена поздним дневниковым записям Мартина Хайдеггера 1931–1941 и сконцентрирована на проблеме, связанной с ректорством великого философа во время правления Гитлера: можно ли объяснить связь Хайдеггера с национал-социализмом, его ненависть к либерализму и демократии и равнодушие (если не больше) к массовому уничтожению людей его психологическими особенностями, поколенческими заблуждениями или характерным для интеллектуалов его круга правоконсервативным романтизмом? Или же к его выбору нужно отнестись всерьез — как к позитивному или негативному итогу развития самого картезианского ratio и европейской метафизики в целом? Дело ли философии «забота» о полисе или их нужно оградить друг от друга? И нужно ли нам, размышляя об этом, абстрагироваться от сегодняшней ситуации в нашем с вами полисе?

Хайдеггер как самый западный из западных философов

В первой из четырёх своих лекций о Мартине Хайдеггере профессор Дугин рассказывает, почему наследие философа в русскоязычном контексте глубоко специфично и далеко от идей самого Хайдеггера, об особенностях развития западно-европейкой философии, «главном вопросе философии», «вечернем мышлении», метаязыке философии Хайдеггера, его отношениях с национал-социалистами и концепции планетаризма.

Мартин Хайдеггер 2: Das Geviert

Что такое «другое начало» (die andere Anfang) для Хайдеггера? Из чего состоит фундаментально-онтологическая структура бытия «Четверица» (Das Geviert)? В чём её смысл? В чём заключается сущность человеческого существования (Gestell)? Как, по Хайдеггеру, человек из поэта превращается в производителя? Где выход? Всему этому посвящена вторая лекция профессора Дугина.

Мартин Хайдеггер 3: Da Sein

Александр Дугин разбирает ключевое понятие философии Хайдеггера — Da Sein («бытие-в-себе», «здесь-бытие»): его истоки, содержание и значение этого понятия для философии.

Мартин Хайдеггер 4: Русский Da Sein

Как отмечает профессор Дугин, «Русский Da Sein» — это лекция не о том, что из себя представляет философия Мартина Хайдеггера, это лекция о «русском Da Sein». Другими словами, «это попытка применения философской и фундаментально-онтологической методологии Хайдеггера к нашим реалиям». Почему бы нет?

Monocler.
Источники: Россия-Культура, Библиотека Достоевского.

Источник: https://cameralabs.org/10624-7-luchshikh-lektsij-po-filosofii-martina-khajdeggera

Основные идеи философии м хайдеггера начала и истоки стр. 6 – стр. 6

Основные идеи философии М. Хайдеггера Начала и истоки

Основные идеи философии М. Хайдеггера

Начала   и   истоки

Один из основателей современной герменевтики Г.-Г. Гадамер так писал о Хайдеггере, удачно подытоживая и основные темы, и главные истоки, и линии влияния его философствования: «Мыслитель такого масштаба как Хайдеггер дает достаточно материала для того, чтобы его значение и его влияние были рассмотрены под разными углами зрения.

Здесь и дальнейшее развитие им понятия экзистенции кьеркегоровского оттенка, и его анализ страха и бытия к смерти, который оказал большое воздействие на протестанстскую теологию 20-х годов, а также и данное Хайдеггером первое истолкование Рильке. Здесь и происшедший в 30-е годы “поворот” (Kehre) Хайдеггера к Гёльдерлину…

Здесь — грандиозный и противоречивый набросок единого толкования Ницше, благодаря которому в первый раз были продуманы в их целостности воля к власти и вечное возвращение того же.

Тут и (возникшее особенно в период второй мировой войны) толкование Хайдеггером западной метафизики и ее размывания в век универсальной техники как забвения бытия (das Geschick der Seins Vergessenheit) и за всем этим постоянно ощущается некая тайная теология скрытого бога.«.

Равным образом многообразие аспектов дела и влияния Хайдеггера, как и единство пути, на который он вступил, ни в одной теме не артикулировано так отчетливо, как в вопросе об отношении Хайдеггера к грекам»2.

В другом контексте Гадамер, хорошо знавший философию Хайдеггера и прошедший его школу, указывал на такие важные истоки хайдеггерианства как продумывание “послания” средневековой мысли и конечно переосмысление феноменологии Эдмунда Гуссерля. Что касается философии нового времени, то здесь на первый план выступает истолкование Хайдеггером философии Канта и Гегеля.

Весьма существенно, что учение Хайдеггера принадлежит к числу форм философствования, на возникновение которых значительное влияние оказали национальные немецкие корни — немецкая историческая судьба, немецкая культура, богатство немецкого языка, ставшего

==31

одним из главных “героев” в произведениях Хайдеггера.

Художественная литература, и прежде всего поэзия, была воспринята и осмыслена Хайдеггером в ее глубокой внутренней философичности, повлияла на неповторимый стиль произведений великого немецкого мыслителя. Немецкий философ О.-Ф.

Больнов, также принадлежавший к экзистенциалистскому направлению, справедливо заметил: трудно решить, мыслит ли Хайдеггер в поэтической форме или он “поэтизирует” в форме мыслительной (dichterisch denkt oder denkerisch dichtet).

Особое влияние на возникновение и формирование мысли Хайдеггера оказала также и весьма широкая популярность экзистенциальной философии в Германии в период между двумя мировыми войнами.

Раньше других в этой стране экзистенциальные мотивы систематизировал и философски выразил Карл Ясперс. «Слово “экзистенциальный”, — отмечал Г.-Г. Гадамер, — сделалось в конце 20-х годов модным словом.

То, что не было экзистенциальным, не принималось в расчет»3. А мода эта возникла не случайно.

Как говорилось ранее, глубокий кризис европейской культуры и самого бытия европейского человечества заставил многих мыслящих людей того времени задуматься над обусловленной самим ходом истории сменой духовных ориентиров и ценностей, затрагивающей мир жизни, ощущений, ориентации индивида, т. е. само его существование.

В начале 20-х годов Хайдеггер познакомился с Ясперсом и его ранними экзистенциалистскими размышлениями. Сам Хайдеггер тогда уже начал свое движение по самостоятельно выбранным траекториям мысли.

Он подхватил, радикализировал и преобразовал экзистенциальные мотивы философии Ясперса и основанное на них критическое отношение к классической мысли и культуре. Кажется, Хайдеггеру в то время не были известны более ранние варианты экзистенциального философствования Н. Бердяева и Л. Шестова. Но он сам признавал глубокое влияние творчества Л.

Толстого и Ф. Достоевского на его философию. (Так, иллюстрацией к “экзистенциалу” смерти Хайдеггер сделал рассказ Л. Толстого “Смерть Ивана Ильича”.)

Еще одним истоком хайдеггеровского философствования стала философия жизни В. Дильтея.

Интерес* теме и понятию жизни, пробужденный философией Ницше, дополнился почерпнутым у Дильтея стремлением — сообщить жизни, бытию измерение историчности, которое, по мнению Хайдеггера, было, по существу, упущено метафизикой нового времени.

Критически относясь к марксизму, Хайдеггер впоследствии подчеркивал, что у философии К. Маркса есть преимущество перед другими теориями, и оно состоит в анализе истории и историчности, в попытке проникнуть в “сущностное измерение истории” 4.

Становление оригинального философского учения Хайдеггера было сложным и противоречивым процессом. Прежде чем его первые результаты воплотились в “Бытии и времени”, мысль Хайдеггера поис-

==32

тине драматически соприкасалась с наиболее важными парадигмами тогдашней философии — и отталкивалась от них, устремляясь на поиск новых оснований философствования.

Время,   история,   жизнь,   бытие (становление   концепции   Хайдеггера)

В 1916— 1919 гг. Хайдеггер испытал особенно сильное влияние философии Дильтея. Он стремился к тому, чтобы — в духе Дильтея — помыслить человека, во-первых, “во всей полноте его жизненных сил” и, во-вторых, рассмотреть его как практически-деятельное существо.

Внимание ко второму аспекту было обусловлено не только рецепцией философии Дильтея, но и теологическими корнями хайдеггеровской философии.

В-третьих, в соотвествии с двумя названными выше интенциями философии Хайдеггера, человек, будучи практически-деятельным существом, должен быть понят как уже изначально включенный в ту самую среду, в которой он действует, т. е. как уже находящийся в мире, действующий в истории.

Другая духовная тенденция, переосмысление которой сыграло решающую роль в первом повороте Хайдеггера от “чистого сознания” к жизни: в 1918—1919гг. Хайдеггер, находясь под сильным влиянием Кьеркегора, теолога Карла Барта и, косвенно, идущей из XIX в. традиции поисков “исторического христианства” (А. Гарнак, Э.

Ренан), обращается к проблематике раннего христианства, где находит вдохновившее его понимание времени. Время ранних христиан не поддается исчислению и измерению (что “работает” против концепции абсолютного времени, служащего системой координат мировых событий). В ожидании Второго пришествия Христа бессмысленно высчитывать, когда оно произойдет.

Решающим становится тот самый эсхатологический момент (Augenblick), в котором находится человек благодаря своей вере. Так со временем оказывается связанной ситуация верующего. Различать “знамение времени” (Евангелие от Матфея, 16, 3) верующий сможет лишь тогда, когда перестанет относиться к Слову Нового завета как к чему-то “бывшему” и отделенному от него стеной столетий.

Верующий должен дать божественному Слову “прозвучать” в своей душе. Но как раз это и снимает дистанцию объективного времени.

Пристальное внимание к вопросу о времени по сути означает растущий интерес Хайдеггера к теме бытия и ее новой интерпретации. Начиная с 1921 г. Хайдеггер все в большей степени пытается определить “фактическую жизнь”, жизнь человека, через ее бытийный смысл.

Объясняя позже возрастание в своей философии роли бытийной проблематики, Хайдеггер замечает: “Я сначала должен был с чрезвычайной интенсивностью броситься (losgehen) на фактическое, чтобы вообще получить Фактичность как проблему” 5. Это очень важная смена акцентов.

Говоря теперь не о фактическом, а о Фактичности, Хайдеггер тем самым ставит вопрос не о тех различных формах, в которых

==33

проявляется бытие человека, но вопрос: что есть бытие человека

само по себе?

Но и это еще не последняя степень радикализации вопроса. Человек есть сущее (т. е. существующий) наряду с другими сущими (животные, растения, предметы неорганической природы).

Безусловно,  способ, каким существует человек, отличается от способов существования другого сущего.

Однако если даже мы и задаемся целью выяснить эту особенность и спрашиваем, в чем же заключается особен ность бытия человека, мы еще недостаточно основательны в наших поисках. Мы не спрашиваем: что есть бытие само по себе?

Соответственно, считает Хайдеггер, проблемам времени и истории должно быть придано более глубокое измерение. Какова же связь между временным характером жизни человека и временем в более глубинном смысле? Поскольку о человеке и человеческой жизни Хайдеггер, начиная с 1923г.

, предпочитает говорить, употребляя термин Dasein, тем самым подчеркивая особый бытийный характер человеческой сущности, то очевидной становится необходимость выявить связь между Dasein, а также бытием как таковым, т. е. Sein, и временем.

Так властно заявляет о себе проблематика, осмысление которой толкало Хайдеггера к созданию “Бытия и времени”. Однако на пути к этому центральному произведению Хайдеггер должен был определить свое весьма непростое отношение к феноменологии Э. Гуссерля.

А это снова же означало озабоченность проблемой времени.

Ведь уже в начале XX в. Гуссерль создал и подробно развил теорию сознания как формирующегося во временном потоке. На основе лекций, прочитанных Гуссерлем в 1904—1905 гг. в Геттингенском университете, возник текст — “Лекции о внутреннем сознании времени”. (Именно Хайдеггер позднее, в 1928г., станет его издателем.

) Существенно отметить, что еще в 1917 г. ассистентка Гуссерля Эдит Штайн — при постоянном участии самого метра — подготовила гуссерлевские материалы для печати. Они, несомненно, были доступны ученикам и ассистентам Гуссерля.

Вплоть до “Бытия и времени” этот тончайший анализ Гуссерлем времени сознания и сознания времени был для Хайдеггера внутренним стимулом и вызовом. Гуссерль нанес удар по объективистским концепциям времени.

Однако чем дальше тем больше нарастал протест Хайдеггера против трансценденталистской концепции Гуссерля, в частности, против* упорного нежелания учителя принять в феноменологию истористские измерения. В статье “Философия как строгая наука” Гуссерль подверг резкой критике историзм Дильтея.

По-видимому, эта критика вызвала у Хайдеггера противоположную реакцию; и вторая половина 10-х годов во многом прошла в хайдеггеровском становлении “под знаком Дильтея”. Впрочем, это не было единственным пунктом размежевания раннего Хайдеггера с основателем феноменологии. Рассмотрим данную проблему подробнее.

2-

==34

Феноменология                                                 и      онтология

Итак, отношение Хайдеггера к феноменологии Гуссерля было весьма противоречивым. С одной стороны, Хайдеггер прошел школу Гуссерля и сам не раз говорил о том, что феноменология — в единстве с онтологией — лежит в основании его философствования.

С другой стороны, гуссерлевская феноменология подвергается в учении Хайдеггера существенной трансформации и, по мере эволюции хайдеггеровской концепции, играет в ней, по-видимому, все менее значительную роль.

И все-таки вряд ли возможно обоснованно отрицать феноменологические генезис и смысл ряда идей и раннего, и позднего Хайдеггера.

Вместе с тем в 20—30-х годах в истории философии появилась и новая для феноменологии проблема — проблема влияния на позднее гуссерлианство идей и предпосылок экзистенциального философствования, с которым Гуссерль сталкивался в основном благодаря дискуссиям с Хайдеггером и знакомству с рядом его сочинений.

https://www.youtube.com/watch?v=ySaIsT3OGio

Какие идеи феноменологии оказались для Хайдеггера наиболее важными? Хайдеггер прежде всего воспринял кардинальную идею феноменов и феноменологического метода, с особым сочувствием отнесясь к “Логическим исследованиям” Гуссерля. В тексте 1953— 1954 гг.

“Из диалога о языке между японцем и спрашивающим” Хайдеггер вспоминал о начале 20-х годов: «В те годы я как ассистент Гуссерля регулярно читал каждую неделю с господами из Японии первое большое произведение Гуссерля, “Логические исследования”. Сам учитель к тому времени уже не слишком высоко расценивал эту свою появившуюся на рубеже веков работу.

У меня, однако, были свои основания, почему для целей введения в феноменологию я отдавал предпочтение “Логическим исследованиям”. И учитель с великодушным терпением отнесся к моему выбору» 6.

Предпочтение, оказанное “Логическим исследованиям”, было связано с включением в самое их ткань принципов феноменологической работы: любая тема и проблема возводилась  к “данностям сознания”, к феноменам; интенциональность и ее предметности изначально оказывались структурами и предметностями сознания.

Хайдеггера, однако, привлекал и брошенный Гуссерлем лозунг “Назад к самим вещам!” При этом он полагал, что основатель феноменологии не выполнил собственного призыва — он возвратил философию лишь к “онаученным”, логизированным очевидностям сознания, а не к истинно изначальным его данностям. Так развертывалось кардинальное размежевание между Хайдеггером и Гуссерлем.

Об отношении раннего Хайдеггера к феноменологии можно судить по текстам его лекций, прочитанных в Марбурге в 1923—1924гг. и опубликованных под заголовком “Введение в феноменологическое исследование” в 17-м томе Полного собрания сочинений.

Излагая свое понимание термина “феноменология” (впервые появившегося в XVIII в. в работе немецкого просветителя Ламберта, принадлежавшего к школе Христиана Вольфа), Хайдеггер обращает внимание на следующие моменты. Греческое слово φαίνόμ,ενον означает нечто, что себя “показывает”, раскрывает (корень φα связан с φως,

==35

что значит свет или яркость, ясность, блеск). Углубляясь в греческую этимологию, обращаясь к текстам Аристотеля, Хайдеггер приходит к выводу: феномен есть не что иное, как “превосходный способ наличия, присутствия сущего” (Anwesenheit von Seienden)7, его способность показывать, обнаруживать самого себя.

С этим у Аристотеля связано также понятие “логос” в его особом значении, подчеркивает Хайдеггер: эта способность себя обнаруживать есть бытийная возможность человечской жизни (Daseinsmöglichkeit). Впоследствии, в “Бытии и времени”, Хайдеггер еще определеннее разъяснит смысл понятия “феномен” и самое суть феноменологической работы.

Если традиционная философия понимала “феномен” отрицательно — как нечто кажущееся, как видимость, не совпадающую с тем, что есть на самом деле, то Хайдеггер (в принципе следуя установкам феноменологии Гуссерля), на первый план выдвигает феномен в его позитивном, а именно “раскрывающем”, значении по отношению к сути, к самому бытию.

Так, в § 7 “Бытия и.времени” (А. Понятие феномена) он вновь подчеркивает, что исходное, “терминологически позитивное” значение греческого ψαινόμ6νον — “само-по-себе-себя-показываюшее” (“кажущее”, как переводит Zeigende В. Бибихин). Феномены толкуются как то, что как бы лежит на свету или может быть выведено на свет.

Несомненно, Гуссерлю и Хайдеггеру с помощью концепции феноменов удалось напасть на след важнейшего свойства человеческого сознания — его способности “выводить на свет” происходящее в не зависящей от сознания действительности, а не только скрывать ее существенные свойства (на что упирали Кант и другие трансценденталисты, используя, казалось бы, родственное понятие “явления”). Но вернемся к “Введению”.

Источник: http://uchebana5.ru/cont/2403088-p6.html

Мартин Хайдеггер О философии

Основные идеи философии М. Хайдеггера Начала и истоки

Введение …………………………………………………………………………..3

  1. Основы философской концепции Мартина Хайдеггера……………….4
  2. Хайдеггер М. «Что это такое – философия?»…………………………..6

Заключение ………………………………………………………………………12

Список литературы ………………………………………………………………13

Словарь …………………………………………………………………………..14

Введение

Каждый культурный человек имеет опреде­ленное представление о философии. Он может назвать неко­торые имена знаменитых философов и даже может порас­суждать на тему, что такое философия. И дело тут не только в том, что он изучал эту дисциплину в школе, лицее, гимна­зии или колледже.

Каждый человек, вольно или невольно, постоянно сталкивается с проблемами, которые обсуждают­ся в философии.

Как устроен мир? Развивается ли он по оп­ределенным законам? Кто или что определяет эти законы? Существует ли мир вечно или он когда-то был сотворен Бо­гом? Какое место в мире занимают закономерности, а какое — случайности?

Еще в большей степени каждый человек интересуется теми проблемами, которые касаются его положения в этом мире. Смертен человек или бессмертен? Как можно понять бессмертие человеческого существования? Может ли чело­век узнать о своем предназначении в этом мире или это ему недоступно? Каковы познавательные возможности челове­ка? Что есть истина? Как отличить ее от заблуждения и лжи?

Можно было бы назвать много наиболее серьезных, интересующих людей проблем, которые рассматривает и которым дает определенное решение философия.

https://www.youtube.com/watch?v=-IQPPH2dv9I

В контрольной работе  мы остановились на анализе понимания предмета философии М. Хадеггером.

1. Философия Мартина Хайдеггера

Мартин Хайдеггер (1889 – 1976) – известный немецкий философ XX века. Произведения великого философа, имели огромный успех при его жизни и продолжают оказывать неослабевающее влияние на современность, на мой взгляд, являются одними из значительнейших в истории философии. Под влиянием Хайдеггера формировалось мышление Ж.

-П. Сартра, Гадамера, отчасти – А. Камю и Х. Ортеги-и-Гассета, а также ряда менее известных философов Германии и за её пределами. Книги Хайдеггера имеют вид произведений вневременного характера.

Тщательный текстологический анализ его текстов позволяет выявить ту специфическую духовную традицию, на которую он опирается: это прежде всего Гуссерль, Ницше, Дильтей и Зиммель, далее – Кьеркегор, Новалис и Гёльдерлин, и, наконец, – молодой Лютер, Таулер и Экхарт. Очарование хайдеггеровской мысли огромно.

Человек, однажды попавший в орбиту ее влияния, рискует остаться там навсегда. Такая участь постигла в Германии многих. Уже в конце 20-х здесь появился неологизм “хайдеггерствовать”, то есть говорить языком лекций и семинаров Хайдеггера.

Суггестивная сила этого человека оказалась столь значительной, что подчиняла себе и людей, никогда Хайдеггера не слышавших: по прочтении его работ пробуждалось непреодолимое желание мыслить в русле Хайдеггера. И его словами.

Его творчество, в корне изменившее направление европейской мысли до сих пор не осмыслено. Оно есть берегущий самое себя горный массив, одолеть который мы ещё не в состоянии.

Но мы, конечно, можем немного пройти по той или иной тропе и при этом углядеть много непривычного и волнующего – однако всё это очень далеко от скалолазанья или альпинизма”. Стремление понять мысль Хайдеггера требует постоянного усилия.

Можно сказать даже, что сама мысль существует только пока это усилие есть, и пока оно есть, можно надеяться, что хайдеггеровская мысль может быть сформулирована, удержана и понята.

Мартин Хайдеггер считал, что современная ему философия утратила понимание сущности и смысл бы­тия. Вопрос о бытии – главный вопрос философии, но решать его можно, только поняв смысл человека. Человек конструи­рует мир, или бытие, поэтому выяснение сущности человече­ского бытия раскрывает сущность бытия вообще.

В чем же тогда сущность человека? Она заключается в особом способе жизни – существований в страхе. Чувствуя страх, человек ста­новится одиноким, его перестает интересовать мир, обращает­ся к себе и тем самым начинает понимать себя. Страх – основ­ное переживание и способ бытия, позволяющий точно и все­объемлюще понять человека.

Страх – это не боязнь. В боязни что-то угрожает человеку и это что-то вполне конкретно. Страх же относится к неопределенной опасности, к миру как таковому, первоначальная его форма – страх перед лотереей жизни. Наряду с феноменом страха стоит и феномен жизне­деятельности, несущей счастье миру и людям.

Он менее силь­ный и не менее глубинный, чем страх.

Человеческое существование протекает в сознании нача­ла и конца (рождение и смерть), т. е. протекает во времени. Временность, историчность, забота о себе характеризуют человеческое бытие.

Познавать необходимо не столько при­роду и общество, сколько существование изолированного, уединённого человека, его сущность. Весь мир, по Хайдеггеру, проникнут «мировым страхом», или «первобытным страхом».

Человек понимает конечность своего бытия, по­нимает, что его существование это, по сути, «бытие для смерти». Смерть оказывается последней, решающей и по­длинной возможностью бытия. Итог простой: существова­ние человека везде отягощено страхом.

Человек пытается избавиться от страха, но это попытка убежать от своей собственной сути. Человек бежит от самого себя и пытается забыться в общественной жизни, в суете, он «растворяется» в обществе. Хотя полного «растворения» не происходит.

Человек, будучи существом смертным, всегда охвачен тревогой, которая свидетельствует о том, что он лишился какой-либо опоры.

Он становится одиноким, когда понима­ет, что общественные связи и отношения лишены смысла, Человек не может найти смысл своего существования в сфе­ре политики, экономики или техники.

Смысл жизни – толь­ко в сфере свободы, в сфере свободного риска и собствен­ной ответственности за свои поступки. И в этом сущность человеческого бытия.

2. Хайдеггер М. «Что это такое – философия?»

С момента публикации работы «Бытие и время», принесшей ему широкую известность, и вплоть до последних лет своей жизни Хайдеггер не уставал повторять, что в центре его внимания находится проблема бытия. В данном произведении мысль Хайдеггера еще раз находит свое подтверждение.

В своей работе Хайдеггер говорит, что не следует расчленять единое «бытие-в-мире» на субъект и объект, бытие – это не что-то внешнее и независимое от нашего сознания, а структура са­мого нашего сознания. В таком случае познание становится не раскрытием закономерности развития объекта, а иррацио­нальным созерцанием состояний собственной и чужой экзи­стенции.

При таком понимании познания существенно меня­ется и содержание понятия истины, она оказывается онтологизированной, включенной в проблему бытия.

Истинавыступает как откровение, в котором человек осознает себя, субъективное убеждение отождествляется с истиной («следует искать не всеобщую истину, а истину для меня», «субъек­тивность есть истина», – говорил Кьеркегор, Подлинное зна­ние – это то, что знаю я один, – учил Ницше).

Как ни странно, но для Хайдеггера истина – это не гносеологическая категория, а категория нравственного анализа.

Истина – не отношение мысли к действительности; сама дей­ствительность возникает для человека лишь там, где он стано­вится субъективно правдивым и открытым, как в отношении себя, так и в отношении других людей, с которыми он контак­тирует.

Противоположностью истине является обманчивая видимость, под которой они разумеют мир молвы, слухов, сплетен, двусмысленности; путь к истине лежит через их уст­ранение.

По мнению Хайдеггера, истину нужно связывать с экзистенциалистским опытом, а не с разумом человека. Он поставил цель предохранить его от «интеллектуального запу­тывания», защитить человека от софистики логических спеку­ляций.

(Экзистенциализм считает рассудок непригодным инст­рументом исследования для истины и полагает, что процесс познания имеет ценность лишь тогда, когда познание рассмат­ривается как естественный образ действий личности и сводит­ся к непосредственному постижению целей человеческого действия).

На мой взгляд Хайдеггер слишком принижает познавательное значение логических форм и категорий и необоснованно выдвигает основными источни­ками знания не чувственные данные, дающие образы внеш­него мира, а такие негативные эмоции, как страх, отчаяние и т. д. Человек, по его мнению, не мыслит абстрактно, системно.

Экзистенциалистское мышление Хайдеггера предполагает непременно физически-духовного человека целиком, со всеми его чувст­вами, желаниями, опасениями, надеждами и заботами – только тогда человеку открывается истина. А мышлению сопутствует безнадежная неразрешимость противоречий.

Согласно данному философу философия, как осмысление собственного бытия, не может быть получена извне или заимствована у других.

Философст­вование обязательно для человека, если он хочет быть челове­ком, так как философствование при всех обстоятельствах есть борьба за собственную внутреннюю независимость.

Философ возвышается над повседневностью социального мира, отказы­вается от многих каждодневных потребностей, ведет аскетиче­ский образ жизни, не принимает участия в государственной деятельности, в политике, властвует над своими мыслями.

Наука и философия как определенные формы сознания противопо­ложны, взаимоисключают друг друга.Наука, по мнению философа, абстрагируется от индивидуальности жизни и от способа переживания ее, она ищет всеобщее.

Объекты нау­ки познаваемы, хотя никогда фактически не бывают познан­ными до конца. Философия же находится вне познания. Она представляет собой расшифровку мира, экзистенции и трансценденции путем переживания, а не познания.

Отличие науки от философии состоит в том, что наука учит нас ориентироваться в мире, а философия обучает коммуни­кации, дает возможность разобраться в пограничных ситуаци­ях. В философии невозможно отделить человека от философ­ского мышления, а в науке исследователь и содержание познания отделены друг от друга.

Хайдеггер четко  разграничивает науку и философию, он считает, что дело науки – объяснять ту или иную сферу сущего, давать тех­нические и прикладные знания, а философия не имеет к это­му отношения, она не имеет никакого предмета, она – «вопрошающее» мышление, ориентирующее нас в сфере бы­тия. Научное и философское мышление – это разные «стили» мышления.

Научное мышление – это не мышление как тако­вое, а только форма использования последнего. Хайдеггер не скрывает своего негативного отношения к действительности, характеризуемой как «индустриальное и управляемое общест­во», как век «науки и техники», которая становится единст­венной силой, определяющей способы раскрытия мира.

Он огорчен тем, что все области бытия, все элементы культуры, искусство, политика, религия – как бы изнутри завоеваны нау­кой и техникой. Человек испытывает страдания из-за того, что общество становится научно-техническим, поскольку это ве­дет к появлению «массового общества» и «массового челове­ка».

В машинизированном будущем, полагал философ, где техника будет доведена до совершенства, исчезнут свобода и индивидуальность.

Человеческое бытие, согласно Хайдеггеру, никогда не выступает как изолированный субъект, существование других, себе подобных, изначально известно ему, ибо составляет один из моментов его собственной бытийной, априорной структуры. Если характеристика бытия среди других – повседневность, обыденность, то бытие-с-другими  может быть неподлинным.

Возникает объективный взгляд на личность, при котором она оказывается вполне заменимой любой другой личностью. «Прихоть других распоряжается повседневными бытийными возможностями присутствия. Эти другие притом не определённые другие. Напротив, любой другой может их представлять».

Данная взаимозамещаемость, при которой появляется некая фикция среднего человека, приводит к превращению субъекта в нечто безличное среднего рода, в анонима. По сути дела это – отчуждённый человек повседневности. Человек повседневности – несобственный.

Процесс утилизации проникает также и в язык, который вырождается в господствующее общественное мнение, пустословие анонимной экзистенции; и в конце концов индивидуальность, успокоившаяся в праздной болтовне, исчезает в тумане недомолвок.

Своеобразие, самость человека противится растворению в анонимности. Экзистенция может осуществляться в совместном бытии-с-другими уже потому, что самость проявляться только в отличии от других. Следовательно, отношение к другим, а, если точнее, противостояние им, оказывается главным конституирующим моментом Dasein.

Dasein – возможность самопонимания, и одновременно это понимание открытия возможности, бытийственной возможности. Смерть означает конец и кажется концом всяких возможностей.

Но бытие-к-смерти опережает эту возможность и выступает как самораскрытие форм Dasein.

Стать свободным перед лицом собственной смерти – значит распознать среди суетных такие возможности, которые, будучи правильно выбранными, окажутся недостижимыми для смерти.

В работе Хайдеггер упоминает о Ничто.   Понятие Ничто у Хайдеггера впервые появляется в работе «Бытие и время», однако не разрабатывается сколько-нибудь детально.

Хайдеггер переворачивает традиционный способ философствования, при котором неизвестное объясняется из известного, исходным пунктом он берёт именно то, что до сих пор не удавалось объяснить. Наобходимо учитывать тот факт, что Хайдеггер необъяснённое относит не к сфере ещё не познанного, а к области сокрытого, тайного.

Точно так же, как скрытое у Хайдеггера служит средством выявления всего сущего, неизвестное служит способом пояснения известного и познанного. В философской форме это выступает как раскрытие бытия через Ничто.

Если традиционная метафизика – начиная с Платона и Плотина – исходила из понимания бытия как света, бога как солнца, то Хайдеггер считает высшим началом не то, из которого исходит свет, а то, которое вечно сокрыто от света, оно – своего рода чёрное солнце, благодаря которому становится видимым самый свет.

Так же как темнота, согласно Хайдеггеру, не является просто отсутствием света, так и Ничто, метафизический аналог темноты, нельзя рассматривать как просто отсутствие бытия, т.е. нельзя толковать нигилистически.

Такое неправильное толкование Ничто, по мнению Хайдеггера, является характерным только для метафизического способа мышления, столь прочно утвердившегося на европейской почве, что европейскому человеку оказывается уже недоступным истинное понимание Ничто. В неевропейских же культурах чуждо такое понимание Ничто.

Принцип Хайдеггера состоит в том, чтобы понять явное через неявное, то что сказано, через то, что не может быть сказано, понять слово через молчание, сущее – через несущее, бытие – через Ничто.

В работе Хайдеггер упоминает о феномене страха.  Мы всегда боимся того или иного конкретного сущего, которое нам в том или ином определённом отношении угрожает.

Страх перед чем-то касается всегда тоже каких-то определённых вещей, следовательно, боязливый и робкий прочно связаны с вещами, среди которых находится.

В стремлении спастись от чего-то – от этого вот – они теряются и в отношении остального, т.е. в целом “теряют голову”.

Сам страх есть дающее-себя-задеть высвобождение так характеризованного угрожающего. Страх не просто констатирует приближающееся, а открывает его сперва в его страшности. И, страшась, страх может потом себе, отчётливо вглядываясь, “уяснить” страшное. То, о чём страх страшится, есть само страшащееся сущее, Dasein.

Лишь сущее, для которого дело в его бытии идёт о нём самом, способно страшиться. Страх обнажает присутствие в бытии его вот. Страх может также касаться и других, и мы говорим тогда, что страшно за них.

Этот страх за… не снимает страха с другого, ибо тот, за которого мы страшимся, со своей стороны не обязательно должен быть в страхе. Страшно при этом за событие с другим, который у меня может быть отнят.

Таким образом, согласно Хайдеггеру, философия (метафизика) – это не наука или мировоззренческая проповедь, на самом деле, это ностальгия, это тяга повсюду быть дома, а значит иметь отношение к миру в целом, к бытию. Цель, провозглашенная в его главной работе ,,Бытие и время”, – ,,онтология, адекватно определяющая смысл бытия”, т.е. конкретная разработка  проблемы смысла бытия.

Заключение

Итак, вопрос о смысле бытия является основным для всего творчества М. Хайдеггера. Между бытием и сущим он проводит онтологическое различие. Хайдеггер считает, что данные каких бы то ни было конкретных наук ничего не говорят нам о бытии.

Науки имеют дело с сущим, с теми или иными предметными областями, которые описываются в родо-видовых определениях. К бытию необходимо подходить с точки зрения такого сущего, которое способно  раскрывать сокрытое, спрашивать и одновременно понимать самого себя, т.е.

нужно указать на такое сущее, в котором бытие само себя обнаруживает. Таково бытие человека (Dasein). Однако это не значит, что люди занимаются исключительно онтологическими размышлениями. Напротив, это делают крайне немногие.

Но в той или иной форме данный вопрос всегда стоит перед людьми, и ,,каждый из нас поражался хотя бы однажды, возможно чаще, чем однажды, скрытой власти этого вопроса, даже не осознавая при этом, что с ним происходит”.

Список литературы

  1. Арендт Х. Хайдеггеру – восемьдесят лет. // Вопросы философии. 1998. №1. С. 32 – 46.
  2. Зотов А.Ф., Мельвиль Ю.К. Западная философия ХХ века. – М.: Интерпракс, 1994.
  3. Реале Д. и Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Том 4. От романтизма до наших дней. – СПб.: Петрополис, 1997.
  4. Хайдеггер М. Работы и размышления разных лет. – М., 1993.
  5. Хайдеггер М. Мой путь в феноменологию. – М.: Логос, 1994.

Словарь

APRIORI (лат.) — независимый от опыта.

ГУССЕРЛЬ Эдмунд (1859  —  1938) — немецкий философ. В 1916 стал профессором; сна­чала занимался логическим обоснованием арифметики, в результате чего вывел фундамен­тальные понятия множества, единства и числа.

Гуссерль защи­щает объективность объекта, в данном слу­чае логического образования, против вся­кой ложной субъективизации (новых идеа­листических теорий познания) и против очень распространенного в то время психологизма, который пытался рассматривать даже логические понятия и законы как психические образования.

ЛИЧНОСТЬ, персона (от лат. persona — маска, роль актера). Уже на закате античности так называют индивида, поскольку он не является лишь природным организ­мом, а проявляется в своем человеческом качестве. Личность — этический феномен.

Она представляет собой содержание, центр и единство актов, интенционально направ­ленных на др. личности.

Подобно тому как каждому субъекту принадлежит объ­ект, так и каждой личности принадлежит, грамматически говоря, «вторая личность»: всякому «я» принадлежит «ты».

ЛОГОС (от греч. logos) — первона­чально — слово, речь, язык; позже, в пере­носном смысле — мысль, понятие, разум, смысл, мировой закон; у Гераклита и сто­иков — мировой разум, идентичный с без­личной, возвышающейся даже над богами закономерностью Вселенной, с судьбой. Иногда, уже у стоиков, логос понимается как личность, как Бог.

В христианстве логос становится обретшим плоть словом Бога, «сыном» Бога, который при­шел на землю как исторический Христос. Свое окончательное место в христианстве этот логос занял только в результате уста­новления его в качестве второго лица в дог­мате о триединстве (троица).

САРТР Жан Поль (1905 – 1980) — французский философ, влиятельней­ший представитель экзистенциализма, от­талкивавшийся от феноменологической философии Гуссерля и экзистенциализма Хайдеггера; в решении проблем смысла и цели бытия занимал реалистическую пози­цию.

Его главное произведение «Бытие и ничто», 1943, — экзистенциальная онтология, в которой он пы­тался доказать, что человек противопоставляет кошмару бытия-в-себе и становле­нию событий веру в свою способность «создавать» само­го себя и (в силу того, что он обладает свободой) превращаться из вещи в «ни­что» взгляды:

СУБЪЕКТИВИЗМ – введенное Де­картом понятие, означающее поворот к субъекту, т. е. взгляд на сознание как на первично данное, в то время как все дру­гое является формой, содержанием или ре­зультатом творчества сознания.

Идеализм Беркли является самой крайней формой такого субъективизма. Кантианство может рассматриваться как умеренный субъекти­визм того же сорта. Многие разновидности неопозитивизма также склоняются отчасти к такому субъективизму.

В собственном смысле слова субъективизм — учение об исключительной субъективности интеллек­туальной истины, а также моральных и эстетических ценностей, отрицание абсолют­ной значимостиих. В крайних случаях такой субъективизм в теории приводит к солип­сизму, а в этике — к эгоизму.

Субъективи­стами в теории были, в частности, софи­сты и киренанки, в этике — гедонисты, а в Новое время — особенно Штирнер.

ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ — на­правление в философии иррационализма, возникшее в начале 20 века в России, Герма­нии, Франция и др. странах. Нужно раз­личать три формы экзистенциализма: 1) экзистенциальная онтология Хайдеггера, основной вопрос которой — о смысле бытия; 2) экзистенциаль­ное озарение К.

Ясперса, который отклоняет вопрос о смысле бытия как неразрешимый и сосредоточива­ет свое внимание на уяснении способа бытия человеческой экзистенции и ее отноше­ния к (божественной) трансценденции; 3) экзистенциализм Ж. П. Сартра, который впервые ввел это название как термин.

Его филосо­фия — это самостоятельное преобразова­ние взглядов Хайдеггера в своего рода субъективистскую метафизику.

Исходным пунктом экзистенциализма является фило­софия Кьеркегора, которая (в качестве протеста против гегелевского панлогизма) освобождает человека отвсякой целостно­сти (человеческих организаций, мира идей, понятий), обусловливающей его жизнь и тяготеющей над ним, и ставит его перед лицом такого же изолированного Бога, перед которым он предстает со страхом и трепетом».

ЯСПЕРС Карл (1883 – 1969) — немецкий философ; с 1920 по 1937 и с 1945 — профессор в Гейдельберге, с 1948 — в Базеле.

Экзи­стенциализм Ясперса исходит из погра­ничных ситуаций человека, в которых раскрывается безусловное, неминуемое, например: болезнь, вина, смерть; основные катего­рии этой философии — свобода, исто­ричность и коммуникация с другими людьми.

Ясперс различает наличное бытие-в-мире, (подлинное)  существующее  бытие  и трансцендентальное в-себе-бытие; им соот­ветствуют философия ориентации в мире, экзистенциальное озарение, метафизика, которая должна дать разгадку шифра абсолютного мира.  Не в завершении, а в круше­нии бытия можно наиболее глубоко по­стигнуть бытие.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Источник: https://magref.ru/martin-haydegger-o-filosofii/

Book for ucheba
Добавить комментарий