Особенности истории экологии в СССР и России

Сталинская экологическая политика в ссср | общество и экология

Особенности истории экологии в СССР и России

В начале 2000-х годов редакция газеты «Общество и Экология» уже касалась темы Экологической политики Советского Союза. Тогда, в СССР, понятия «экология» не было, но природоохранная политика была. После Великой Октябрьской социалистической революции большевики основали 28 ноября 1924 года Всероссийское общество охраны природы (ВООП).

Идею организации Общества одобрили руководители Наркомпроса А. В. Луначарский, Н. К. Крупская, М. Н. Покровский. В 1953 году вышел гениальный роман Леонида Леонова «Русский Лес», который без всяких натяжек можно назвать экологической книгой века.

В практическом же вопросе в СССР одним из глобальных примеров защиты природы можно смело назвать Постановление 1948 года. О чём же оно?

В 1948 году, когда Европа еще восстанавливала хозяйство от последствий разрушительной войны, в СССР по инициативе Сталина вышло постановление Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) от 20 октября 1948 года «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах Европейской части СССР». В печати указанный документ назвали «Сталинским планом преобразования природы». Не имеющая аналогов в мировой практике пятнадцатилетняя программа научного регулирования природы, разработанная на основе трудов выдающихся русских агрономов.

Согласно плану преобразования природы, началось грандиозное наступление на засуху путем посадки лесозащитных насаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов. Сила этого плана была в единой воле, комплексности и масштабности. План не имел прецедентов в мировом опыте по масштабам.

По этому, величественному плану за 15 лет будет создано 8 крупных государственных лесозащитных полос общей протяженностью свыше 5.300 километров, на полях колхозов и совхозов будут созданы защитные лесонасаждения общей площадью 5.709 тысяч гектаров и уже к 1955 году в колхозах и совхозах будет построено 44.228 прудов и водоемов.

Все это в соединении с передовой советской агротехникой обеспечит высокие, устойчивые, независящие от капризов погоды урожаи на площади свыше 120 миллионов гектаров. Урожая собранного с этой площади посевов, хватит, чтобы прокормить половину жителей Земли. Центральное место в плане занимало полезащитное лесоразведение и орошение.

Газета «Вашингтон пост» в 1948г. приводит слова генерального директора ООН по делам продовольствия и сельского хозяйства Бойд Орр, который заявил: «Темпы истощения плодородной почвы в США вызывают тревогу.

Примерно одна четверть площади, первоначально занятой пахотными землями уже опустошена. Каждый год в этой стране уничтожается три миллиона тонн верхних плодородных слоев почвы».

Далее газета признается откровенно: «Если холодная война превратиться в длительный конфликт, то достижения в отношении мелиорации могут решить вопрос о том, кто будет победителем».

Мало кто знает, что подготовка к принятию этого масштабного проекта предшествовала 20-летняя практика в Астраханской полупустыне, где буквально, на голом месте, в 1928г. была заложена исследовательская станция Всесоюзного института агролесомелиорации, под названием Богдинского опорного пункта.

В этой умирающей степи, преодолев большие трудности, ученые и лесоводы своими руками посадили первые гектары молодых деревьев.

Именно здесь из сотен разновидностей деревьев и кустарников были выбраны породы деревьев удовлетворяющие научным разработкам Докучаева и Костычева, для природных условий России.

И лес вырос! Если в открытой степи жара достигает 53 градуса, то в тени деревьев на 20% прохладнее, испарение почвы уменьшается на 20%. Наблюдения в Бузулукском лесничестве зимой 28-29 гг, показали, что сосна высотой 7,5 метра собрала в эту зиму 106 кг инея и изморози. Это значит, что небольшая роща способна «добыть» из осадков влаги несколько десятков тонн.

На основании научных знаний и опытных работ и был принят этот грандиозный план. Одним из ученых был и Высоцкий Г.Н. академик ВАСХНИЛ, который изучал влияние леса на гидрологический режим. Впервые рассчитал баланс влаги под лесом и полем, исследовал влияние леса на среду обитания и причины безлесья степей.

И внёс существенный вклад в степное лесоразведение

Колхозники и работники лесхозов заготовили 6000 тонн семян древесных и кустарниковых пород.

Интересен состав пород, предложенный советскими учеными: первый ряд – тополь канадский, липа; второй ряд – ясень, клен татарский; третий ряд – дуб, желтая акация; четвертый ряд – ясень, клен остролистый; пятый ряд – тополь канадский, липа; шестой ряд – ясень, клен татарский; седьмой ряд – дуб, желтая акация… и так далее в зависимости от ширины полосы, из кустарников – малина и смородина, что позволит привлечь птиц для борьбы с вредителями лесонасаждений.

Рис. Сталинский план преобразования природы.

8 государственных полос, которые пройдут:

  1. По обоим берегам р. Волги от Саратова до Астрахани — две полосы шириной по 100 м и протяженностью 900 км;
  1. По водоразделу pp. Хопра и Медведица, Калитвы и Березовой в направлении Пенза — Екатериновка — Каменск (на Северском Донце) — три полосы шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 300 м и протяженностью 600 км;
  1. По водоразделу pp. Иловли и Волги в направлении Камышин — Сталинград — три полосы шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 300 м и протяженностью 170 км;
  1. По левобережью р. Волги от Чапаевска до Владимировы — четыре полосы шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 300 м и протяженностью 580 км;
  1. От Сталинграда к югу на Степной — Черкесск — четыре полосы шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 300 м и протяженностью 570 км;
  1. По берегам р. Урала в направлении гора Вишневая — Чкалов — Уральск — Каспийское море — шесть полос (три по правому и три по левому берегу) шириной по 60 м, с расстоянием между полосами 200 м и протяженностью 1080 км;
  1. По обоим берегам р. Дона от Воронежа до Ростова — две полосы шириной по 60 м и протяженностью 920 км;
  1. По обоим берегам р. Северского Донца от Белгорода до р. Дона — две полосы шириной по 30 м и протяженностью 500 км.

Для оказания помощи колхозам в оплате стоимости работ по лесоразведению принято постановление: обязать Министерство финансов СССР предоставлять колхозам долгосрочный кредит сроком на 10 лет с погашением, начиная с пятого года.

Целью данного плана было предотвращение засух, песчаных и пыльных бурь путём строительства водоёмов, посадки лесозащитных насаждений и внедрения травопольных севооборотов в южных районах СССР (Поволжье, Западный Казахстан, Северный Кавказ, Украина). Всего планировалось высадить более 4 млн. га леса, и восстановить леса уничтоженные последней войной и нерадивым хозяйствованием.

Государственные полосы должны были предохранять поля от жарких юго-восточных ветров — суховеев.

Помимо государственных лесных защитных полос высаживались лесополосы местного значения по периметру отдельных полей, по склонам оврагов, вдоль уже существующих и вновь создаваемых водоёмов, на песках (с целью их закрепления).

Помимо этого внедрялись более прогрессивные методы обработки полей: применение чёрных паров, зяби и лущения стерни; правильная система применения органических и минеральных удобрений; посев отборных семян высокоурожайных сортов, приспособленных к местным условиям.

План предусматривал также внедрение травопольной системы земледелия, разработанной выдающимися русскими учеными В. В. Докучаевым, П. А. Костычевым и В. Р. Вильямсом. Согласно этой системе, часть пашни в севооборотах засевалась многолетними бобовыми и мятликовыми травами. Травы служили кормовой базой животноводства и естественным средством восстановления плодородия почв.

План предусматривал не только абсолютное продовольственное само обеспечение Советского Союза, но и наращивание со второй половины 1960-х годов экспорта отечественных зерно- и мясопродуктов. Созданные лесополосы и водоёмы должны были существенно разнообразить флору и фауну СССР.

Таким образом, план совмещал в себе задачи охраны окружающей среды и получения высоких устойчивых урожаев.

Большую помощь при отводе трасс под государственные защитные полосы, при составлении технических проектов по развертыванию лесонасаждений в колхозах и совхозах, а также по созданию промышленных дубрав на юго-востоке оказали ученые.

В этой работе, организованной под общим руководством Академии наук СССР, приняли участие научные работники свыше 10 научных учреждений самой Академии наук СССР, Московского и Ленинградского университетов, 4—5 ведомственных научно-исследовательских институтов, более 10 специальных лесных и сельскохозяйственных учебных заведений Москвы, Ленинграда, Саратова, Воронежа, Киева, Новочеркасска.

В целях обеспечения широкой механизации полевых и лесозащитных работ и повышения их качества в плане было: обязать Министерство сельскохозяйственного машиностроения, Министерство автомобильной и тракторной промышленности, Министерство транспортного машиностроения, Министерство строительного и дорожного машиностроения и другие промышленные министерства, выполняющие заказы для сельского хозяйства, обеспечить безусловное выполнение установленного плана производства сельскохозяйственных машин, высокое их качество и более быстрое освоение новых усовершенствованных сельскохозяйственных машин и орудий.

Были разработаны машины для одновременной семи полосной посадки деревьев, вместо культиваторов с конным приводом, впервые, были начаты работы по созданию мини тракторов для работ на лесосеках (так называемый – пешеходный трактор «ТОП», с двигателем 3 л.с.). Для полива овощных культур – дождевальные установки КДУ с автономным двигателем. Уже проходили испытания отечественные комбайны — для уборки зерна, хлопка, льна, свеклы и картофеля.

Для проработки и реализации плана был создан институт «Агролеспроект» (ныне институт Росгипролес). По его проектам лесами покрылись четыре крупных водораздела бассейнов Днепра, Дона, Волги, Урала, европейского юга России. Выполнение поставленных задач стало делом всего народа.

Одновременно с полезащитным лесоразведением надо было принять меры по сохранению и улучшению особо ценных лесных массивов, в том числе Шипова леса, Хреновского бора, Борисоглебского лесного массива, Тульских засек, Чёрного леса в Херсонской области, Великоанадольского леса, Бузулукского бора.

Восстанавливались насаждения, уничтоженные во время войны, разрушенные парки.

Одновременно с устройством системы полезащитных лесонасаждений была начата большая программа по созданию оросительных систем. Они позволили бы резко улучшить окружающую среду, построить большую систему водных путей, урегулировать сток множества рек, получать огромное количество дешёвой электроэнергии, использовать накопленную воду для орошения полей и садов.

Для решения проблем, связанных с осуществлением пятилетнего плана мелиоративных работ, был привлечен Институт инженеров водного хозяйства имени В.Р. Вильямса.

Однако, со смертью Сталина в 1953 году, выполнение плана было свёрнуто. Многие лесополосы были вырублены, несколько тысяч прудов и водоёмов, которые предназначались для разведения рыб, были заброшены, созданные в 1949—1955 годах 570 лесозащитных станций были ликвидированы по указанию Н. С. Хрущёва.

Главлит быстренько изъял книги о Плане, Совмин СССР — 29 апреля 1953 г. спецпостановлением приказал остановить работы по созданию лесных полос, их планирование и выращивание посадочного материала (ЦГАВО Украины. — Ф. 2, оп. 8, д. 7743, л. 149—150).

Одним из последствий свёртывания данного плана и внедрения экстенсивных методов увеличения пашни, было то, что в 1962—1963 гг. произошла экологическая катастрофа, связанная с эрозией почв на целине, и в СССР разразился продовольственный кризис. Осенью 1963 года с прилавков магазинов исчезли хлеб и мука, начались перебои с сахаром и сливочным маслом.

В 1962 было объявлено о повышении цен на мясо на 30 процентов, а на масло — на 25 процентов. В 1963 в результате неурожая и отсутствия резервов в стране, СССР впервые после войны, продав 600 тонн золота из резервов, закупил около 13 млн. тонн хлеба за границей.

По прошествии времени, упор на политические «ошибки» Сталина совсем затушевал эту грандиозную программу, которая частично реализуется США, Китае, Западной Европе в виде создаваемых зеленных каркасов. Им отводят значительную роль в предотвращении угроз глобального потепления.

На аэрофотосъемке остатки лесополосы возле с. Борисоглебовка Саратовская обл.

В июне-июле 2010 года на поля и леса европейской части России обрушилась страшная засуха. Высокопоставленным чиновникам она упала как снег на голову. Это было неожиданно для правительства РФ.

Как будто раньше, в предыдущие годы, по многим признакам не было видно, что угроза засухи очень серьезна, и надо готовиться к ней заблаговременно.

В 2009 году почти такая же жара, как и нынче, накрыла часть Поволжья (Татарию), Южный Урал (Башкирию, Оренбургскую область). Солнце беспощадно выжгло все посевы.

Все этого можно было бы избежать в том случае, если бы удалось сохранить СССР, социализм и полностью воплотить в жизнь Сталинский план преобразования природы.

А теперь все мы пожинаем плоды этой предательской политики клики партократов, пришедшей к власти после Сталина, дорвавшейся до рычагов управления и начавшей свою безумную политику перекосов в отношении к достижениям социализма и экспортируем сейчас продукты земледелия с химическими добавками и ГМО.

Источник: сайт «Дело Сталина» 

Источник: http://www.ecogazeta.ru/archives/8951

Природоохранная политика СССР в 1960–1980-х гг.: успехи, провалы и противоречия

Особенности истории экологии в СССР и России

Макеева Е. Д. Природоохранная политика СССР в 1960–1980-х гг.: успехи, провалы и противоречия [Текст] // История и археология: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2017 г.). — СПб.: Свое издательство, 2017. — С. 37-41. — URL https://moluch.ru/conf/hist/archive/243/12646/ (дата обращения: 19.02.2020).



В статье рассматриваются основные тенденции экологической политики советского государства, достижения и неудачи в природоохранной сфере, а также характер взаимоотношений власти и общественности в области охраны природы в СССР в 1960–1980-е гг.

Ключевые слова: экологическая политика, охрана природы, общественное экологическое движение

Проблема взаимоотношений государства, общества и природы имеет глубокие исторические корни, ее истоки связаны с политической, экономической и культурной эволюцией человечества. В России эти взаимоотношения строились непросто на протяжении нескольких эпох: дореволюционной, советской и постсоветской.

В советскую эпоху они носили неоднозначный, а иногда и драматичный характер, при этом их развитие происходило в два этапа: первый — с октября 1917 г. по конец 1960 г.; второй этап — с конца 1960 г. по декабрь 1991 г. Рубежом между этими двумя этапами мы считаем два важных события: 1) принятие в октябре 1960 г.

Закона «Об охране природы в РСФСР», повлекшего за собой массу изменений в системе управления природопользованием и контроля за охраной природы, и 2) возникновение в декабре 1960 г. в Московском государственном университете первой студенческой Дружины охраны природы, положившей начало всему российскому экологическому движению.

Деятельность дружин, которые вскоре стали появляться по всей стране, носила, в основном, практический характер, ее результаты были хорошо заметны, что способствовало значительному повышению интереса общественности к делу охраны природы в целом.

И в том же, 1960 году произошло еще одно важное событие — зародилось по-настоящему масштабное движение «За ленинское отношение к природе», постепенно охватившее предприятия, организации и учреждения по всей стране.

На первом этапе (1917–1960 гг.) происходило первоначальное формирование законодательной базы и механизмов природопользования, зарождение и становление первых государственных и общественных организаций, занимающихся охраной природы [4, с. 34–39].

Политика государства в сфере взаимодействия общества и природы носила жесткий эксплуатирующий характер, оправданием которому считалось стремление в короткие сроки создать в стране развитое социалистическое общество. На втором этапе (1960–1991 гг.

), в связи с резким ухудшением состояния окружающей среды и осознанием в обществе угрозы разрушения природного равновесия, происходит постепенное формирование экологической политики советского государства, основные тенденции которой мы рассмотрим далее.

В 1960–1980-е гг. в СССР в регулировании вопросов природопользования и охраны природы значительно возросла роль государства, но в то же время большой скачок в развитии был сделан и общественным природоохранным движением, которое приобрело по-настоящему массовый характер. При этом можно назвать несколько основных показателей, подтверждающих данный тезис:

  1. Было серьезно усовершенствовано природоохранное законодательство: так, в РСФСР принят первый закон об охране окружающей среды, отразивший все основные задачи государства в данной сфере [1], а также ряд законов и кодексов, направленных на сохранение природных ресурсов страны по отраслям (земельный, лесной, водный кодексы и т. д.).
  2. В природоохранной сфере произошло повышение роли и расширение функций законодательной власти — Советов депутатов трудящихся. В Верховных Советах СССР, союзных и автономных республик, Советах областей, краев, городов и районов РСФСР были образованы депутатские комиссии по вопросам охраны природы и рационального природопользования.
  3. В этой же сфере повысилась роль, и увеличились функции органов исполнительной власти, трансформировалась и расширилась система государственного управления охраной природы: так, были образованы комитеты и комиссии по вопросам охраны природы и рационального использования природных ресурсов при Советах Министров СССР, союзных и автономных республик, исполкомах областей, краев, городов и районов [5, с. 51–55]. В 1988 г. был, наконец, создан первый самостоятельный природоохранный орган общесоюзного значения — Государственный комитет по охране природы СССР, а также его республиканские и местные подразделения [6]. Кроме того, вся природоохранная деятельность в стране находилась под постоянным руководством и жестким контролем КПСС, как ее центрального комитета, так и структурных подразделений на местах.
  4. Больше внимания стало уделяться финансированию природоохранной деятельности. В функции органов исполнительной власти, Госплана СССР и плановых комиссий союзных республик, краев, областей, городов и районов была включена разработка годовых и перспективных планов охраны природной среды и природоохранной деятельности отраслей народного хозяйства. А государственные финансовые органы, министерства и ведомства выделяли целевым назначением капиталовложения на реализацию государственных и отраслевых программ и планов в сфере охраны природы. Объем финансирования год от года увеличивался.
  5. Значительную государственную поддержку и развитие получили научные исследования экологической направленности. Для их осуществления в системе хозяйственных министерств и ведомств были образованы специальные управления и отделы охраны природы, появилась масса научных учреждений, которые занимались научно-техническими разработками в сфере охраны окружающей среды и рационализации использования природных ресурсов, в массовом порядке стали проводиться научно-практические конференции и совещания по вопросам охраны природы.
  6. По-настоящему массовый характер приобретает общественное природоохранное движение, опорой которого являлось Всероссийское общество охраны природы (ВООП). Отделения и первичные ячейки ВООП появились в подавляющем большинстве населенных пунктов, предприятий, организаций, учреждений и учебных заведений РСФСР. В то же время, возникли и новые формы общественных организаций и движений, действующие весьма активно: Дружины охраны природы, Байкальское движение, общественные комитеты охраны природы на предприятиях, инспекции и патрули по борьбе с браконьерством. Определенную помощь и поддержку государству в деле охраны природы оказывали также научные общества, профсоюзы, общества охотников и рыболовов, туристские и спортивные общества, Союзы писателей, художников, архитекторов, изобретателей и рационализаторов и т. д., а также комсомол и пионерия. Появилась такая форма природоохранной работы, как общественный контроль, ставший серьезным препятствием для осуществления антиэкологичной деятельности предприятиями и организациями. Общественное природоохранное движение осуществляло огромный объем работы, в том числе, в сфере экологического просвещения населения, но при этом до середины 1980-х гг. оно оставалось своеобразным «придатком» государственных и партийных органов, фактически руководивших его деятельностью и контролировавших ее. Власть и общество, чаще всего, были единодушны в экологических вопросах и действовали в единой «связке», успешно дополняя друг друга, поэтому, порой, бывает даже трудно провести четкую грань между деятельностью государственных и общественных природоохранных организаций в 1960-е — первой половине 1980-х гг.
  7. Во второй половине 1980-х гг., вместе с началом процессов демократизации в стране, происходит перелом во взаимоотношениях власти и природоохранной общественности — возникает конфликт интересов, ставший причиной стойкого антагонизма, наблюдавшегося на протяжении нескольких лет Перестройки, закончившейся распадом СССР. Начался процесс формирования экологического или «зеленого» движения нового типа, отправной точкой которого можно считать массовую кампанию против поворота северных и сибирских рек на юг, закончившуюся победой общественности. Очень часто представители экологического движения осуществляли свою деятельность вопреки органам власти, поддерживающим хищнические действия хозяйственных министерств и ведомств, и поэтому видели в них своих «врагов». Становление российского экологического движения во второй половине 1980-х гг. имело политический подтекст, так как его деятельность во многом носила политический характер, а его участники, в первую, очередь выступали против советской системы. Поэтому возникновение новых экологических объединений и «зеленых» партий в стране, а также массовая активность населения, борющегося за сохранение природы и улучшение качества окружающей среды, можно рассматривать как признаки зарождения в СССР гражданского общества на рубеже 1980–1990-х гг.

Однако, наряду с перечисленными выше достижениями экологической политики советского государства, необходимо констатировать ряд ее существенных недостатков, ставших, в конечном итоге, причиной возникновения и обострения комплекса экологических проблем:

  1. В законодательных актах экологической направленности основной акцент делался на вопросы регулирования использования земель, лесов, вод, недр и других природных ресурсов, то есть сохранялся сугубо утилитарный подход к решению проблем охраны природы. В связи с резким ухудшением экологической обстановки в стране, в 1960–1980-е гг. был принят также ряд законов и постановлений, направленных на предотвращение загрязнения окружающей среды [8, с. 211–225; 7, с. 317–321]. При этом ответственность за претворение в жизнь принятых документов возлагалась на региональные и местные органы власти, а также — хозяйственные министерства и ведомства, которые как раз и являлись основными разрушителями и загрязнителями природной среды. Таким образом, за процесс эксплуатации природы и за ее охрану часто отвечали одни и те же должностные лица (руководители министерств и ведомств, директора предприятий и т. п.), и поэтому многие требования природоохранного законодательства просто не выполнялись, так как они существенно тормозили или вовсе делали невозможным выполнение производственных «планов». В итоге риторика партийных и правительственных постановлений со временем становилась все жестче, а экологическая обстановка в стране — все хуже. Противоречие между содержанием государственных решений и практикой их реализации стало одной из главных причин обострения экологического кризиса и торможения природоохранной деятельности в Советском Союзе. Улучшение ситуации было возможно только при условии перестройки всего комплекса общественных отношений в СССР;
  2. Присутствовала непоследовательность и нерешительность со стороны государства в решении проблемы оптимизации дела охраны природы в стране. Начиная с 1970-х гг., в постановлениях центральных и местных органов власти постоянно звучал призыв к разработке новых, природосберегающих научных технологий, поиску способов рационализации использования природных ресурсов, научно-обоснованных принципов и методов регулирования отношений человека и природы и т. п., однако прогрессивные предложения ученых и некоторых представителей партийно-хозяйственного актива, рекомендации научно-практических конференций и совещаний по вопросам охраны природы часто игнорировались и не находили практического воплощения в жизнь, так как они подразумевали качественные изменения всего экономического базиса советского общества и его политической надстройки.
  3. Существенным препятствием для создания и эффективного функционирования целостной системы управления охраной природы в стране являлось господство административно-командной системы (АКС), являющейся опорой экстенсивного, нерационального природопользования, гарантом обеспечения приоритета ведомственных интересов перед интересами человека и природы. Поскольку АКС, в силу своих особенностей, была очень неповоротлива, и способность к быстрому реагированию на возникновение внешних и внутренних рисков у нее практически отсутствовала, развитие системы государственного управления охраной природы в Советском Союзе шло очень медленными темпами. Кроме того, экономика СССР базировалась на ложной, по своей сути, концепции неисчерпаемости природных богатств и продолжала успешно решать задачи «преобразования», «покорения» и «завоевания» природы. Актуальность этих задач во многом обуславливалась огромными затратами на гонку ракетно-ядерных вооружений. Результаты такой экологической политики не замедлили проявиться: начиная с середины 1980-х гг. во многих регионах страны, особенно промышленных городах, состояние окружающей среды вызывало большую тревогу и недовольство населения, что стало одной из причин резкой активизации общественного экологического движения.

Все больше внимания общественности к нарастающему экологическому кризису стали привлекать средства массовой информации. В прессе публиковались материалы, описывающие реальное состояние дел. Общество «Знание», например, с середины 1970-х гг. выпускало экологический журнал «Человек и природа».

В таких изданиях, как «Литературная газета» и журнал «Наука и жизнь» постоянно поднимались и обсуждались важнейшие проблемы охраны природы. Во многих СМИ были введены регулярные рубрики «Природа и люди», «Родная природа», «Природа — наш дом» и т. д.

Несомненно, средства массовой информации сыграли очень большую роль не только в природоохранном просвещении населения, но и в нарастании активности общественного экологического движения во второй половине 1980-х гг.

Показательна в этом смысле история борьбы общественности против запуска проекта переброски части стока северных и сибирских рек на юг, который лоббировали министерства мелиорации и водного хозяйства СССР и РСФСР.

Возможные катастрофические последствия реализации данного проекта стали открыто обсуждаться на страницах газет и журналов практически сразу после начала Перестройки и объявления в стране Гласности в 1985 г.

А на восьмом съезде Союза писателей РСФСР, который состоялся в июне 1986 года, вместо обсуждения проблем развития литературы, писатели начали говорить об угрозе, нависшей над природой страны. Съезд единогласно проал за обращение к М. С. Горбачеву с просьбой немедленно остановить работы по переброске рек [2, с. 5–31].

Именно благодаря давлению общественности запуск проекта был остановлен, несмотря на сопротивление очень влиятельных людей и организаций. Здравый смысл победил, власть начала прислушиваться к мнению общественности, и это стимулировало резкий скачок в развитии экологического движения.

Еще одним событием, оказавшим значительное влияние на активизацию экодвижения и характер его взаимоотношений с властью, стала техногенная катастрофа на Чернобыльской АЭС, произошедшая в апреле 1986 г.

Она нанесла сильнейший удар как по экологической обстановке в западных регионах СССР и странах Восточной Европы, так и по советской политической и экономической системе. Радиационному загрязнению подверглось более 200 тыс. км², примерно 70 % из них — это территории Белоруссии, России и Украины.

Руководство страны тщательно скрывало реальные масштабы и последствия трагедии и от своих граждан, и от мировой общественности. Мало того, вплоть до конца 1980-х гг. государство вообще не придавало существенного значения чернобыльской проблеме.

В этой ситуации особенно ярко проявилась тенденция, характерная для деятельности всей советской системы управления охраной природы — сокрытие информации и замалчивание серьезных проблем в экологической сфере. Разработка программы ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС началась только в 1989 г.

, причем вновь под влиянием общественности. Людей уже не удовлетворяло бездействие властей, и они начали протестовать против их инертности, халатности и равнодушия к жизни и здоровью населения.

Чернобыльская катастрофа стала важным переломным моментом в жизни отечественного экологического движения. Именно после этого события за короткий срок оно вступает в новую фазу своего развития, приобретает протестный характер и политизируется.

Вот как об эпохе Перестройки писал председатель правления Российского экологического союза М. Л. Борозин: «Накатился информационный вал, особенно высокий в области экологии.

Это явление получило название «зеленая волна», когда экологические требования выдвигались вместо политических… И все те, кто хотел бы выйти под лозунгами «Долой КПСС! Долой КГБ!» вышли на улицы с экологическими протестами» [3, с. 61].

Несомненно, важнейшей причиной активизации российского экологического движения во второй половине 1980-х гг. стало также стремление людей к переменам в стране, причем переменам, в основном, политического характера. Попытки перестроить систему управления страной, а затем распад СССР в 1991 г.

и, как следствие, изменение экономической и политической моделей государства, сделали экологическую ситуацию в стране на рубеже 1980–1990-х гг. практически неуправляемой. Решать эту проблему предстояло уже в абсолютно новых условиях и, фактически, в новом государстве — Российской Федерации.

Литература:

  1. Закон об охране природы в РСФСР // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст.586.
  2. Залыгин С. П. Поворот: Уроки одной дискуссии (Поворот. Интеллект и литература. Зачем нам отреченья? Проект: научная обоснованность и ответственность. Разумный союз с природой) // Поворот. М.: Мысль, 1987. С. 5–31.
  3. Ларин В., Мнацаканян Р., Честин И., Шварц Е. Охрана природы России: от Горбачева до Путина. М.: КМК, 2003.
  4. Макеева Е. Д. Становление системы государственного управления охраной природы в России в 1917–1920-х гг. // Вестник Костромского государственного университета. 2016. Т. 22. № 1. С.34–39.
  5. Макеева Е. Д. Характерные особенности управления охраной природы в регионах РСФСР в 1960–1980-е гг. (исторический аспект) // Вестник Костромского государственного университета. 2016. Т. 22. № 4. С. 51–55.
  6. О коренной перестройке дела охраны природы в стране. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР. 7 января 1988 г. // СП СССР. 1988. № 6. Ст. 14.
  7. О дополнительных мерах по усилению охраны природы и улучшению использования природных ресурсов // Об охране окружающей среды: Сборник документов партии и правительства, 1917–1981 гг. М., 1981. С. 317–321.
  8. Об усилении охраны природы и улучшении использования природных ресурсов. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР. 29 декабря 1972 г. // Об охране окружающей среды: Сборник документов партии и правительства, 1917–1981 гг. С. 211–225.

Основные термины(генерируются автоматически): охрана природы, окружающая среда, экологическая политика, СССР, экологическая обстановка, общественное экологическое движение, природоохранная деятельность, российское экологическое движение, советское государство, общественное природоохранное движение.

россия, окружающаясреда, экологический кризис, российское общество, природоохраннаядеятельность, экологическое сознание, природа, экологическаяполитика, российскоегосударство, питьевая вода.

экологическаяполитика, экологическое сознание, охранаприроды, идеология, природа, человек.

ПриродоохраннаяполитикаСССР в 1960–1980-х гг.: успехи… Ключевые слова: экологическаяполитика, охранаприроды, общественноеэкологическоедвижение.

россия, окружающаясреда, экологический кризис, российское общество, природоохраннаядеятельность, экологическое сознание, природа, экологическаяполитика, российскоегосударство, питьевая вода.

Стимулировать инновации в сфере природоохраннойдеятельности и охранеокружающейсредыгосударству необходимо через реализацию экологических инновационноориентированных федеральных целевых программ.

Экологическаяполитика и экологическоедвижение

Ключевые слова: экологическая ситуация, окружающаясреда, экологическая мотивация, экологическое образование. Введение.

окружающаясреда, Российская Федерация, государственная политика, сфера природопользования, здоровье человека, охрана, экологическая безопасность, достойная жизнь, высокое качество…

Экологическое развитие регионов как основа реализации… Ключевые слова:социально-экономическое развитие регионов, государственная политика, региональное природопользование, инновационная природоохраннаядеятельность.

Экологическаяполитика и экологическоедвижение

экологическая экспертиза, окружающаясреда, экологическое страхование, рациональное природопользование, экологическаяполитика, природная среда, государственное регулирование, экологическая

Экологический кодекс РФ, экологическое законодательство, окружающаясреда, Экологический кодекс, российское

Экологический аудит в оценке инвестиционной и эколого-экономической эффективности природоохраннойдеятельности Казахстана.

Источник: https://moluch.ru/conf/hist/archive/243/12646/

Отношение к экологии: раньше и сейчас. Обсуждение на LiveInternet – Российский Сервис Онлайн-Дневников

Особенности истории экологии в СССР и России

Переработка мусора и экология: советские мифы, которые живы и сегодня

В СССР в магазин ходили с экологичной авоськой, а макулатуру собирали даже школьники. Но факты разрушают миф, что в советское время природу охраняли лучше, чем сегодня.

Экологическая политика Евросоюза претерпевает значительные изменения: в январе 2018 года принят стратегический план, согласно которому к 2030 году весь пластиковый упаковочный материал должен подлежать вторичной переработке. В мае стало известно, что Еврокомиссия планирует запретить ряд одноразовых продуктов из пластика.

Но разве это так уж ново? “

 Разгрузка мусоровоза на свалке близ Санкт-Петербурга в 2017 году

В СССР никогда не выбрасывали стеклянную посуду, а пускали во вторичное пользование. Система сбора металлолома и макулатуры – это тоже было здорово.

Сдавали макулатуру – получали за это книги, и в магазин ходили с авоськой, которой пользовались годами, а не с пластиковым пакетом, который служит в среднем 15 минут, а потом выбрасывается”, – вспоминает в интервью DW зоолог, ведущий популярной в советское время телепрограммы “В мире животных” Николай Дроздов.

Но насколько сегодняшняя  европейская экополитика сравнима с советской, и насколько эффективно проблемы экологии решаются в современной России?

Чернобыль и не только: засекреченные катастрофы в СССР

Другого мнения придерживается эколог Сурен Газарян: никакой осознанной экологической и природоохранной политики в СССР практически не существовало.

Объективные данные о загрязнениях, выбросах, экологичности применяемых технологий в СССР не собирали и не публиковали, напомнил он в беседе с DW.

“СССР по экологической ситуации был одним из самых ужасных мест в мире, государству было попросту наплевать на граждан и на охрану природы”, – уверен эколог.

Несмотря на наличие таких федеральных органов, как научно-технический совет по охране природы при Совете Министров СССР, отдел охраны природы Госплана СССР или управление Главприрода при министерстве сельхозпромышленности, советские чиновники относились к функциям природохранного контроля формально. Зато в СССР проводилась жесткая политика неразглашения и засекречивания информации по экологическим катастрофам.

 “Да, люди в СССР могли о чем-то не знать, но государством принимались эффективные меры по устранению   техногенных аварий”, – полагает Николай Дроздов.

Однако количество техногенных аварий в советскую эпоху и ущерб,   нанесенный ими, можно подсчитать лишь приблизительно, подчеркивает Газарян.

Более-менее точно известно о крупных   катастрофах, таких, как гигантский Восточно-уральский радиоактивный след (ВУРС), возникший в 1957 году после выброса   отходов на химкомбинате “Маяк”, или авария на Чернобыльской АЭС.

  Трудно оценить ущерб, например, от промышленных ядерных взрывов 1965-1988 годов или от атмосферных испытаний   ядерного оружия на разных полигонах в 1949-1962 годах. “Сводный брат моей матери Анатолий был в то время   трактористом в Казахстане, пахал целину. Он видел воочию возникший характерный гриб. У него никогда не было детей,   он умер в 50 лет от рака”, – рассказывает Газарян.

Проблема пластиковых пакетов

Экологическая политика в СССР по сравнению с Евросоюзом – это один виток цивилизации назад, полагает Константин Рубахин, координатор российского общественного движения “В защиту Хопра” и эксперт по экологическим технологиям переработки пластика: “Тогда не было вообще никакой ориентации на потребителя. Если мы в 1978 году ходили с авоськой за продуктами и в 2018 году идем с такой же сумкой, это не значит, что тогда и сейчас одна и та же система”.

По мнению Рубахина, в современной системе доставки товаров потребителю не существует альтернатив правильной пластиковой упаковке. Но необходимо собирать отходы смешанного и загрязненного пластика и запускать его в экономический круг переработки, не выводя из оборота, чтобы не провоцировать новую добычу сырья под производство и не засорять океаны, считает он.

В советское время “проблема переработки пластиковых пакетов решалась тем способом, что советские люди стирали этот пакет и заново использовали, но не потому, что они как-то особенно заботились об экологии, а потому, что пакетов просто не было”, уверен эксперт. Системы сбора макулатуры, стеклотары, металлолома существовали в СССР, но объемы, собираемые в современном мире, в сотни, даже в тысячи раз больше.

Вопрос правильного оборота упаковки в СССР не был настолько критичен просто потому, что не было такого разнообразия товаров. “На фоне постоянного дефицита отсутствовал потребительский выбор. Не пытались обеспечить широкий ассортимент, стояла задача, чтобы тебе руки не оторвали, если ты что-то на прилавок выложил”, – говорит Рубахин.

Проблема стала возникать в связи с ростом потребления. К началу 1990-х в Сочи построили большой мусоросжигательный завод по технологии ГДР, его запустили, но мощный чадящий дым накрыл город. Завод закрыли.

“Сейчас в России, например, на Дальнем Востоке есть такие места, где на обширных лесных территориях деревья буквально обвешены пластиковыми пакетами.

Мусор привозят на свалки, и ветер разносит пакеты по окрестностям”, – рассказывает биолог, специалист по сохранению биоразнообразия Елизавета Протас.

В СССР были хорошие заповедники

В СССР к лесу относились как к национальному достоянию, уверен Николай Дроздов. “Лес, земля, недра были государственной собственностью. Их переход в частные руки – это шаг назад. Теперь каждый может купить лес и вырубить его, и никто ему не помешает”.

По мнению Дроздова, недостаток советского времени – это нехватка природоохранного просвещения, “национальных парков было мало, куда могли приезжать люди, смотреть, общаться с природой”. Зато система заповедников в СССР была прочной, неприкосновенной и лучшей в мире.

“Это все признавали”.

Авторитарные режимы и жесткая вертикаль власти действительно могут оказать положительное влияние на некоторые экологические аспекты, но это побочное, временное явление, считает Елизавета Протас.

Да, в СССР была налажена система заповедников, больших и хорошо охраняемых.

“Как только Союз распался, многие виды животных подверглись отстрелу с коммерческими целями, например, популяция сайгаков в Казахстане была уничтожена на 95 процентов”, – указывает она.

Субъективное же ощущение, что в СССР экологическая обстановка отличалась в лучшую сторону, может возникать у тех, кто был тогда молод и здоров.

Люди, которым сейчас 60-70 лет, вспоминают не реальные факты, а свою юность, полагает Протас, родившаяся в России и получившая образование в США.

“Они помнят, как сдавали макулатуру и получали за это книжки, собирали всем классом металлолом – это положительные личные воспоминания, на основе которых воссоздается ложная общая картина”.

Другой тип людей, искренне полагающих, что природоохранная политика в СССР была прогрессивной – это молодежь, не имеющая достаточного уровня образования для критического анализа информации и подверженная современной медиапропаганде, утверждает она.

Власть и гражданское общество

“Система владения природными ресурсами, когда они не могли быть в частных руках, даже при полном отсутствии гласности давала очень большие преимущества”, – считает Дроздов. По его мнению, катастрофы могут случиться в любое время, но такого хищнического отношения к экологии, как сегодня, в СССР быть не могло.

Напротив, по сравнению с СССР экологическая ситуация в РФ улучшилась во многих сферах, отчасти по экономическим причинам, полагает, в свою очередь, Газарян. Страна стала постиндустриальной, многие заводы и предприятия закрылись. Горнодобывающая промышленность во многих регионах исчезла. Технологии нефтедобычи существенно оптимизировались.

Да и власть не настолько изолирована от населения, как советская. Но существующие протестные движения остаются разрозненными, их влияние ограничено. “Люди понимают: попытка создать экодвижение с политическими целями – это значит попасть под удар”, – поясняет Газарян, который был вынужден покинуть Россию в 2013 году.

Многие активисты уехали, другие оказались осужденными по уголовным статьям, хотя протесты продолжают вспыхивать. В 2012 году массовое сопротивление вызвало намерение Уральской горно-металлургической компании (УГМК) построить никелевый комбинат неподалеку от заповедника Хопер. В 2018 году волну протестов вызвало состояние мусорных свалок в некоторых городах.

Важное отличие от советского времени – развитые соцсети, позволяющие оперативно интегрировать граждан. “Когда была обнаружена проблема на Хопре, буквально за 2-3 месяца при помощи соцсетей удалось мобилизовать до 80 тысяч человек, произошла самоорганизация местных жителей”, – вспоминает Рубахин.

Спецслужбы, руководители компаний и администраций отвечают на такую активность силовыми средствами. “Кроме создания шума, у гражданского общества в России нет никаких инструментов воздействия на экологическую ситуацию. Власти могут спокойно пренебречь мнениями и позициями населения”, – подытоживает Рубахин, в 2014 году тоже покинувший страну.

Александр Дельфинов,  “Deutsche Welle”

: 9 июля 2018 

Источник: https://www.liveinternet.ru/users/eco-pravda/post437453624/

Экология в СССР и экологические проблемы | Эпоха СССР | Багира

Особенности истории экологии в СССР и России

Ещё каких-то полвека назад слово «экология» было знакомо разве что специалистам.

Во всём Советском Союзе тогда едва ли можно было бы набрать два-три десятка учёных, занимавшихся этим направлением биологической науки.

Однако ещё раньше, в период Большого террора, партийным идеологам это вовсе не помешало объявить экологию, наряду с генетикой и кибернетикой, ни много ни мало — буржуазной лженаукой.

Попали в немилость

Вершиной кампании разгрома «неправильной» биологии считается сессия Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В.И. Ленина (ВАСХНИЛ), которая проходила 7 августа 1948 г. В своём выступлении на сессии руководитель этого учреждения Трофим Лысенко жёстко критиковал генетиков, но при этом заявил и о наличии серьёзных идеологических ошибок в работах отечественных экологов.

В частности, он говорил следующее: «В биологической науке определились два диаметрально противоположных направления: одно — прогрессивное, материалистическое, мичуринское, другое — реакционно-идеалистическое, вейсманистское… Мичуринское учение вооружает практиков научно обоснованными методами планомерного изменения природы… В то же время генетики и экологи, стоящие на вейсманистских позициях, говорят о зависимости организма от внешней среды и отрицают саму возможность переделки природы по воле человека. Нам с такими лжеучеными не по пути». А ещё раньше под каток репрессий попали не только генетики, но и немногочисленные в то время экологи. В их числе оказались очень известные в то время учёные, имевшие звания профессоров и даже академиков: Владимир Станчинский, Франц Шиллингер, Николай Вавилов, Михаил Завадовский, Александр Формозов и некоторые другие. Все они в годы репрессий в полной мере хлебнули лагерной баланды, а некоторые скончались в местах заключения. Конечно же, подобные кампании не возникали на пустом месте. Главным поводом для осуждения ведущих советских экологов стало их мнение о том, что широко распропагандированные планы преобразования природы все же не смогут дать стране и советскому народу тех громадных преимуществ, о которых вовсю трубили «народный академик» Трофим Лысенко и его главный идеолог Исаак Презент.

Более того: экологи уже в 30-40-е гг. Открыто говорили, что каскады ГЭС на реках, прокладка каналов и возведение гигантов индустриализации в конечном итоге способны принести народному хозяйству не прибыль, а лишь громадные экономические убытки, не говоря уже об ухудшении условий жизни для миллионов человек. При этом учёные ссылались на законы природы, изучаемые представляемой ими наукой, нарушать которые не позволено никому — даже «вождю всех народов». Понятно, что после таких откровений участь как самих профессоров, так и всей советской экологии в целом в 30-40-х гг. Оказалась более чем печальной.

«Преобразователи» природы

Вообще же слово «экология» известно с XIX в., и в переводе с греческого оно буквально означает «наука о доме», или «наука о месте обитания». А предметом её исследования считаются все стороны взаимоотношений живого организма с окружающей его средой.

Понятно, что эти отношения могут быть как хорошими, так и плохими. Случается даже, что окружающая среда вдруг оказывается испорченной настолько, что организм от этого начинает болеть, а то и вовсе умирает.

Вот потому-то экологическая наука и должна найти ответ на сакраментальный вопрос: как сделать, чтобы при изменениях природы на какой-то конкретной территории или в целом на планете Земля окружающая среда не стала бы смертельно опасной для обитателей нашего общего дома.

В идеале же все должно быть так, чтобы обитатели планеты чувствовали себя на ней удобно и комфортно и вообще наслаждались жизнью.

Глобальные проекты

Но какой она должна быть, образцовая природа, где все экологические отношения находятся в полном равновесии друг с другом? Вот таким природным образцом в практике человечества испокон веков и являются заповедники. В словаре Сергея Ожегова для этого слова даётся следующее пояснение: «Заповедный — неприкосновенный, запретный».

Можно ещё прочесть и толкование стоящего рядом с ним слова: «Заповедник — заповедное место, где оберегаются и сохраняются редкие и ценные растения, животные, уникальные участки природы, культурные ценности и т.д.». В настоящее время заповедники существуют во всех развитых странах мира.

Сохранение в нетронутости наиболее красивых и наиболее ценных в научном отношении уголков своей родины цивилизованные государства считают исполнением своего долга перед всем человечеством. Но в СССР в 1930-х гг.

, в соответствии со «сталинским планом преобразования природы», концепция заповедника как эталона нетронутых природных ландшафтов была объявлена не только крайне вредной идеей, но и вообще разновидностью троцкизма.

Именно такую идеологическую основу под охрану природы в одном из своих выступлений подвёл Исаак Презент, один из теоретиков «коренной переделки природы».

Он рассуждал следующим образом: если все природные богатства в СССР принадлежат народу, то как следует назвать того, кто предлагает охранять от народа его собственное достояние? Правильно — врагом народа, троцкистом, оппортунистом и так далее. И потому «пусть не тянут враги свои грязные руки к народному богатству, ибо эти руки будут обрублены».

Именно на базе таких идей партия большевиков в 30-х гг. Провозглашала с самых высоких трибун, что она в соответствии с канонами коммунистической идеологии собирается переделать окружающий мир так, как того требует пролетариат.

А разве нужны пролетарию какие-то там травки да букашки, которых экологи-троцкисты предлагают охранять в заповедниках? Конечно же, ничего такого народу не нужно — для него гораздо важнее возводить больше заводов и фабрик, добывать больше нефти и угля, распахивать больше земель, валить больше леса, чтобы на основе всего этого богатства построить всеобщее мировое счастье…

Авторы планов преобразования природы рассуждали примерно так: если мы по своему усмотрению руководим любой стороной человеческой деятельности, то почему бы нам не сделать то же самое и с природными процессами? А услужливые «народные академики» с ними полностью согласились и заявили, что если это нужно партии, то народ вполне может сдвинуть горы и повернуть вспять реки. Можно также заставить картошку расти в тундре, а северных оленей акклиматизировать в пустыне. Можно приказать белуге и осетру, чтобы они начали жить и нереститься не в проточной Волге, а в обычном пруду — примерно так же, как это делает карп. Для всего этого нужно немного: чтобы «вождь всех народов» сказал, что такое «преобразование» необходимо стране, народу и партии!

По ком звонит колокол?

В послевоенный период для дела охраны природы в нашей стране начался поистине чёрный период. В 1951 г., в соответствии с теорией «улучшения природы», решением высших партийно-правительственных органов в СССР были полностью ликвидированы 88 государственных заповедников из 128 существовавших в то время.

Руководители партии и правительства тогда рассуждали все по той же теории Презента: зачем охранять от народа наши несметные природные богатства, когда уже совсем скоро в стране будет построен коммунизм и наступит всеобщее изобилие? Вот тогда-то природы и хватит на всех. Хотя в 1959 г.

, уже после смерти Сталина, природоохранная и научная общественность страны добилась от правительства восстановления многих заповедников, радость учёных была недолгой. Подобно своему предшественнику, новый генсек Никита Хрущёв тоже стремился как можно быстрее построить в СССР коммунизм, и для этого ему нужно было ввести в хозяйственный оборот как можно больше природных ресурсов.

Поэтому летом 1961 г. Правительство приняло новое решение о сокращении сети заповедников в стране, в результате чего многие уникальные достопримечательности снова лишились особой охраны. И лишь после отставки Хрущёва заповедное дело в СССР постепенно стало возрождаться. Помните Хемингуэя? На вопрос: «По ком звонит колокол?» его книга отвечает. «Он звонит по тебе».

Отношение к экологическим проблемам — это знак неравнодушия людей к судьбе природы, колокол нашей общей надежды, звонящий не только и не столько по поводу загрязнения рек и воздуха, вырубленных лесов, исчезающих видов животных и растений.

Получается, что прежде всего это колокол по Человеку.

Со всеми живыми существами планеты уже сотни тысяч лет мы — соседи по нашему общему земному дому. И к этому колоколу мы должйы прислушиваться, хотя бы для того, чтобы не остаться в конце концов в полном одиночестве, без единого соседа, на своей голубой планете.

Журнал: Тайны 20-го века №33, август 2012 года Рубрика: Глобальные проекты

Валерий Ерофеев

Tags СССР Тайны 20 века природа заповедник экология проблема

Источник: https://www.bagira.guru/ussr/ekologiya-v-sssr-i-ekologicheskie-problemy.html

Переработка мусора и экология: советские мифы, которые живы и сегодня

Особенности истории экологии в СССР и России

Экологическая политика Евросоюза претерпевает значительные изменения: в январе 2018 года принят стратегический план, согласно которому к 2030 году весь пластиковый упаковочный материал должен подлежать вторичной переработке. В мае стало известно, что Еврокомиссия планирует запретить ряд одноразовых продуктов из пластика.

Но разве это так уж ново? “В СССР никогда не выбрасывали стеклянную посуду, а пускали во вторичное пользование. Система сбора металлолома и макулатуры – это тоже было здорово.

Сдавали макулатуру – получали за это книги, и в магазин ходили с авоськой, которой пользовались годами, а не с пластиковым пакетом, который служит в среднем 15 минут, а потом выбрасывается”, – вспоминает в интервью DW зоолог, ведущий популярной в советское время телепрограммы “В мире животных” Николай Дроздов.

Но насколько сегодняшняя  европейская экополитика сравнима с советской, и насколько эффективно проблемы экологии решаются в современной России?

Чернобыль и не только: засекреченные катастрофы в СССР

Государственный природоохранный контроль в СССР был на высоком уровне, считает Дроздов. “Браконьерство, промышленные выбросы, – все это наносило вред природе, но контроль находился в руках государства. Бюрократические элементы в этом были, но работало все лучше, чем сегодня”. 

Сурен Газарян

Другого мнения придерживается эколог Сурен Газарян: никакой осознанной экологической и природоохранной политики в СССР практически не существовало.

Объективные данные о загрязнениях, выбросах, экологичности применяемых технологий в СССР не собирали и не публиковали, напомнил он в беседе с DW.

“СССР по экологической ситуации был одним из самых ужасных мест в мире, государству было попросту наплевать на граждан и на охрану природы”, – уверен эколог.

Несмотря на наличие таких федеральных органов, как научно-технический совет по охране природы при Совете Министров СССР, отдел охраны природы Госплана СССР или управление Главприрода при министерстве сельхозпромышленности, советские чиновники относились к функциям природохранного контроля формально. Зато в СССР проводилась жесткая политика неразглашения и засекречивания информации по экологическим катастрофам.

“Да, люди в СССР могли о чем-то не знать, но государством принимались эффективные меры по устранению техногенных аварий”, – полагает Николай Дроздов.

 Однако количество техногенных аварий в советскую эпоху и ущерб, нанесенный ими, можно подсчитать лишь приблизительно, подчеркивает Газарян.

Более-менее точно известно о крупных катастрофах, таких, как гигантский Восточно-уральский радиоактивный след (ВУРС), возникший в 1957 году после выброса отходов на химкомбинате “Маяк”, или авария на Чернобыльской АЭС.

Разрушения от взрыва на Чернобыльской АЭС

Трудно оценить ущерб, например, от промышленных ядерных взрывов 1965-1988 годов или от атмосферных испытаний ядерного оружия на разных полигонах в 1949-1962 годах. “Сводный брат моей матери Анатолий был в то время трактористом в Казахстане, пахал целину. Он видел воочию возникший характерный гриб. У него никогда не было детей, он умер в 50 лет от рака”, – рассказывает Газарян.

Проблема пластиковых пакетов

Экологическая политика в СССР по сравнению с Евросоюзом – это один виток цивилизации назад, полагает Константин Рубахин, координатор российского общественного движения “В защиту Хопра” и эксперт по экологическим технологиям переработки пластика: “Тогда не было вообще никакой ориентации на потребителя. Если мы в 1978 году ходили с авоськой за продуктами и в 2018 году идем с такой же сумкой, это не значит, что тогда и сейчас одна и та же система”.

По мнению Рубахина, в современной системе доставки товаров потребителю не существует альтернатив правильной пластиковой упаковке. Но необходимо собирать отходы смешанного и загрязненного пластика и запускать его в экономический круг переработки, не выводя из оборота, чтобы не провоцировать новую добычу сырья под производство и не засорять океаны, считает он.

В советское время “проблема переработки пластиковых пакетов решалась тем способом, что советские люди стирали этот пакет и заново использовали, но не потому, что они как-то особенно заботились об экологии, а потому, что пакетов просто не было”, уверен эксперт. Системы сбора макулатуры, стеклотары, металлолома существовали в СССР, но объемы, собираемые в современном мире, в сотни, даже в тысячи раз больше.

Выбор продуктов в СССР был очень скудным, поэтому и проблема переработки пластиковых упаковок не стояла

Вопрос правильного оборота упаковки в СССР не был настолько критичен просто потому, что не было такого разнообразия товаров. “На фоне постоянного дефицита отсутствовал потребительский выбор. Не пытались обеспечить широкий ассортимент, стояла задача, чтобы тебе руки не оторвали, если ты что-то на прилавок выложил”, – говорит Рубахин.

Проблема стала возникать в связи с ростом потребления. К началу 1990-х в Сочи построили большой мусоросжигательный завод по технологии ГДР, его запустили, но мощный чадящий дым накрыл город. Завод закрыли.

“Сейчас в России, например, на Дальнем Востоке есть такие места, где на обширных лесных территориях деревья буквально обвешены пластиковыми пакетами.

Мусор привозят на свалки, и ветер разносит пакеты по окрестностям”, – рассказывает биолог, специалист по сохранению биоразнообразия Елизавета Протас.

В СССР были хорошие заповедники

В СССР к лесу относились как к национальному достоянию, уверен Николай Дроздов. “Лес, земля, недра были государственной собственностью. Их переход в частные руки – это шаг назад. Теперь каждый может купить лес и вырубить его, и никто ему не помешает”.

По мнению Дроздова, недостаток советского времени – это нехватка природоохранного просвещения, “национальных парков было мало, куда могли приезжать люди, смотреть, общаться с природой”. Зато система заповедников в СССР была прочной, неприкосновенной и лучшей в мире.

“Это все признавали”.

Авторитарные режимы и жесткая вертикаль власти действительно могут оказать положительное влияние на некоторые экологические аспекты, но это побочное, временное явление, считает Елизавета Протас.

Да, в СССР была налажена система заповедников, больших и хорошо охраняемых.

“Как только Союз распался, многие виды животных подверглись отстрелу с коммерческими целями, например, популяция сайгаков в Казахстане была уничтожена на 95 процентов”, – указывает она.

Субъективное же ощущение, что в СССР экологическая обстановка отличалась в лучшую сторону, может возникать у тех, кто был тогда молод и здоров.

Люди, которым сейчас 60-70 лет, вспоминают не реальные факты, а свою юность, полагает Протас, родившаяся в России и получившая образование в США.

 “Они помнят, как сдавали макулатуру и получали за это книжки, собирали всем классом металлолом – это положительные личные воспоминания, на основе которых воссоздается ложная общая картина”.

Другой тип людей, искренне полагающих, что природоохранная политика в СССР была прогрессивной – это молодежь, не имеющая достаточного уровня образования для критического анализа информации и подверженная современной медиапропаганде, утверждает она.

Власть в РФ игнорирует гражданское общество

“Система владения природными ресурсами, когда они не могли быть в частных руках, даже при полном отсутствии гласности давала очень большие преимущества”, – считает Дроздов. По его мнению, катастрофы могут случиться в любое время, но такого хищнического отношения к экологии, как сегодня, в СССР быть не могло.

Напротив, по сравнению с СССР экологическая ситуация в РФ улучшилась во многих сферах, отчасти по экономическим причинам, полагает, в свою очередь, Газарян. Страна стала постиндустриальной, многие заводы и предприятия закрылись. Горнодобывающая промышленность во многих регионах исчезла. Технологии нефтедобычи существенно оптимизировались.

Да и власть не настолько изолирована от населения, как советская. Но существующие протестные движения остаются разрозненными, их влияние ограничено. “Люди понимают: попытка создать экодвижение с политическими целями – это значит попасть под удар”, – поясняет Газарян, который был вынужден покинуть Россию в 2013 году.

Многие активисты уехали, другие оказались осужденными по уголовным статьям, хотя протесты продолжают вспыхивать. В 2012 году массовое сопротивление вызвало намерение Уральской горно-металлургической компании (УГМК) построить никелевый комбинат неподалеку от заповедника Хопер. В 2018 году волну протестов вызвало состояние мусорных свалок в некоторых городах.

Важное отличие от советского времени – развитые соцсети, позволяющие оперативно интегрировать граждан. “Когда была обнаружена проблема на Хопре, буквально за 2-3 месяца при помощи соцсетей удалось мобилизовать до 80 тысяч человек, произошла самоорганизация местных жителей”, – вспоминает Рубахин.

Спецслужбы, руководители компаний и администраций отвечают на такую активность силовыми средствами. “Кроме создания шума, у гражданского общества в России нет никаких инструментов воздействия на экологическую ситуацию. Власти могут спокойно пренебречь мнениями и позициями населения”, – подытоживает Рубахин, в 2014 году тоже покинувший страну.

  • Волоколамск, в котором проживает около 20 тысяч жителей, никогда не входил в рейтинги экологов как самый чистый город Подмосковья. Но именно экологией, за отсутствием градообразующих предприятий, гордятся местные жители. По их словам, свежий воздух – это то немногое, ради чего они готовы выходить на акции протеста.
  • Мусорный полигон “Ядрово” расположен всего в трех километрах от Волоколамска. Именно с ним связана экологическая угроза загрязнения воздуха, существовавшая всегда, но обострившаяся в связи с тем, что полигон переполнен. В ночь на 21 марта здесь произошел выброс свалочного газа. Горожане требуют от властей решить проблему как можно быстрее – полностью закрыть полигон.
  • Торговый центр недалеко от городской администрации Волоколамска, возле которой 24 марта прошел пикет против мусорного полигона “Ядрово”. Девочка в розовой шапке, десятилетняя Таня, стала символом борьбы горожан за чистый воздух.
  • Наклейки против свалки “Ядрово” напечатала и продает по себестоимости владелица двух магазинов автозапчастей города. Их можно встретить на местных автомобилях.
  • Машина МЧС на главной площади Волоколамска, возле городской администрации. Ее поставили для того, чтобы жители могли следить за количеством мусоровозов, въезжающих на территорию полигона “Ядрово”. Активисты жалуются, что данные обновляются не столь регулярно, поэтому они сами считают машины вручную, у входа на полигон.
  • Фото из машины активистки инициативной группы против свалки “Ядрово” Анны. И хотя местные жители говорят, что от свалочного газа их спасет только противогаз, многие возят с собой респираторы и защитные маски.
  • Объявление в здании автовокзала Волоколамска. В городе открыта “горячая линия”, посвященная проблеме чистого воздуха и мусорного полигона “Ядрово”
  • После акций протеста на мусорный полигон регулярно приезжает выездная лаборатория и делает замеры воздуха.
  • На свалке выделены два участка для мусора. На первом, переполненном, который стал причиной волнений в городе, в середине апреля пройдут мероприятия по ликвидации свалочного газа. Второй должны открыть для завоза нового мусора: против этого также борются активисты. Елена Барышева

Источник: https://www.dw.com/ru/%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D1%82%D0%BA%D0%B0-%D0%BC%D1%83%D1%81%D0%BE%D1%80%D0%B0-%D0%B8-%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F-%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%BC%D0%B8%D1%84%D1%8B-%D0%BA%D0%BE%D1%82%D0%BE%D1%80%D1%8B%D0%B5-%D0%B6%D0%B8%D0%B2%D1%8B-%D0%B8-%D1%81%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D1%8F/a-44354813

Экологическая политика в СССР в период 60-90-х годов

Особенности истории экологии в СССР и России

Состоянию окружающей природной среды в СССР различные исследователи дают диаметрально противоположную оценку.

До распада СССР официальные органы и государ­ственные средства массовой информации проповедовали мощь советской индустрии и гран­диозные планы покорения и преобразования природы, ученые били тревогу по поводу ухуд­шения состояния природной среды во многих регионах.

После распада СССР большинство исследователей обрушило поток крайне негативной информации, появились явно заказные трактаты, порочащие абсолютно все, что делалось в СССР в части охраны окружающей сре­ды и рационального природопользования.

Можно с уверенностью сказать, что с шестидеся­тых годов в природоохранной политике государства произошли существенные позитивные сдвиги, в чем можно убедиться на основании изложенных ниже фактов.

Рациональное использование, сохранение и воспроизводство природных ресурсов в ус­ловиях высоких темпов развития производства является трудной задачей. За годы советской власти в СССР были вовлечены в хозяйственный оборот колоссальные по объему и разнооб­разию ресурсы.

В стране широко применялась такая прогрессивная форма развития произво­дительных сил, освоения и рационального использования природных ресурсов, как экономи­ческое районирование на базе территориально-производственных комплексов.

В процессе создания и развития таких комплексов учитывались свойства природной среды, наличие природных и людских ресурсов, обеспечивалось планомерное развитие национальных окра­ин во всех республиках.

Развитие, реконструкция, строительство и восстановление городов после войны проводилось на основе генеральных планов, которые составлялись с учетом научно обоснованных санитарно-гигиенических норм и требований, в частности норм озелене­ния, снабжения водой и канализацией, обеспечения теплом и электроэнергией.

Теперь эта практика подвергается резкой критике за создание мощных встречных по­токов, за хищническую эксплуатацию природных ресурсов.

Но ведь на самом деле нельзя отрицать тот факт, что была создана промышленная база, построены новые промышленные центры в республиках Прибалтики, Средней Азии, в Кавказских республиках, на Украине, в Казахстане и Белоруссии, что способствовало поднятию жизненного уровня на­селения, его грамотности и культуры.

Основные принципы социалистического природопользования были записаны в Кон­ституции Советского Союза, которая закрепляла социалистическое отношение к природе как ко всенародному достоянию, определяла политические основы, цели и задачи природоохранной деятельности государства и общества, права и обязанности организаций и граждан в области охраны и рационального использования природных богатств.

Ухудшение состояния окружающей среды на территории СССР в конце 50-х – начале 60-х годов поставило вопрос о необходимости выработки скоординированной государственной политики в области охраны природы и природопользования.

Начиная с этого времени в стране начинает формироваться новая система охраны природы, развиваются ее организаци­онные механизмы и разрабатываются законодательные основы. В. В.

Петров выделяет три этапа развития природоохранного законодательства [21]:

1957-1963 годы – принятие во всех республиках СССР законов об охране природы – новой формы природоохранительного законодательства, принятие Закона РСФСР об охране природы в РСФСР от 26 октября 1960 года;

1968-1980 годы – разработка союзного и республиканского законодательства о зем­ле, недрах, водах, лесах, животном мире, атмосферном воздухе; принятие по этим объектам Основ законодательства Союза ССР и союзных республик;

1980-1990 годы – попытка перестроить общественные отношения в сфере охраны природы и рационального использования природных ресурсов, разработать Закон об охране природы и создать специализированные органы управления в СССР и союзных республиках.

Природоохранная политика проводилась в жизнь под государственным и партийным руководством. В 1969 году Совет Министров РСФСР принял постановление о включении мероприятий по охране природы в пятилетние планы, что потом было сделано и всеми рес­публиками.

Начиная с 1975 года в пятилетние и годовые планы экономического и социального раз­вития СССР стали включать специальные разделы по охране природы и рациональному ис­пользованию природных ресурсов. При этом государственное планирование распространя­лось на:

– охрану воздушного бассейна;

– охрану и рациональное использование водных ресурсов;

– охрану и рациональное использование земель;

– охрану и рациональное использование минеральных ресурсов;

– охрану и рациональное использование лесных ресурсов;

– охрану и воспроизводство диких животных и птиц;

– организацию заповедников, природных парков, ботанических садов, заказников.

Программное значение для природопользования имели директивы XX, XXII, XXIII, XXIV, XXV и XXVI съездов КПСС. Так, XXV съезд КПСС в числе важнейших задач развития народного хозяйства СССР на 1976-1980 гг.

назвал разработку и осуществление меро­приятий по охране окружающей среды, рациональному использованию и воспроизводству природных ресурсов.

Верховный Совет СССР в сентябре 1972 года на своей сессии принял специальное постановление “О мерах по дальнейшему улучшению охраны природы и ра­циональному использованию природных ресурсов”, а в декабре того же года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление “Об усилении охраны природы и улучшении использования природных ресурсов”. Затем в декабре 1978 года ЦК КПСС и Совет Ми­нистров СССР приняли постановление “О дополнительных мерах по усилению охраны при­роды и улучшению использования природных ресурсов”.

В 1981 году на XXVI съезде КПСС вопросы охраны природы рассматриваются как от­дельный блок проблем.

Девятый раздел “Основных направлений экономического и социаль­ного развития СССР на 1981-1986 годы и на период до 1990 года” назывался “Охрана при­роды”.

В нем намечался курс обеспечения экологически сбалансированного природопользования, намечались меры по совершенствованию государственного управления и усиления контроля в области охраны природы и природопользования.

В Советском Союзе были разработаны и введены в действие основополагающие зако­нодательные акты по природопользованию, важнейшими из которых были:

– Основы земельного законодательства Союза Советских Социалистических Республик и союзных республик (1968);

– Основы законодательства Союза Советских Социалистических Республик и союзных республик о здравоохранении (1969);

– Основы водного законодательства Союза Советских Социалистических Республик и союзных республик (1970);

– Основы законодательства Союза Советских Социалистических Республик и со­юзных республик о недрах (1975);

– Основы лесного законодательства Союза Советских Социалистических Республик и союзных республик (1977);

– Закон Союза Советских Социалистических Республик об охране атмосферного возду­ха (1980);

– Закон Союза Советских Социалистических Республик об охране и использовании жи­вотного мира (1980).

Для проведения в жизнь единой государственной природоохранной политики СССР был впервые разработан и с 1981 года введен в действие государственный стандарт “Управление охраной окружающей среды. Основные положения. ГОСТ 24525.4 – 80”.

Этим стандартом объектами управления в сфере охраны окружающей среды признаны:

– деятельность подразделений по использованию, восстановлению и воспроизводству природных ресурсов;

– этапы разработки и изготовления продукции, на которых определяются экологиче­ские и гигиенические свойства продукции;

– все технологические этапы производства, при которых возможно появление попутных и побочных, основных и вторичных материалов, загрязняющих и вредно воздействующих на окружающую среду непосредственно своим появлением либо за счет увеличения концентрации за определенный интервал времени;

– средства охраны окружающей среды.

В СССР существовала разветвленная система государственных органов по охране при­роды. Государственное управление в области природопользования осуществляли Совет Ми­нистров СССР, Советы Министров союзных и автономных республик, исполнительные ко­митеты местных Советов народных депутатов, а также специальные государственные орга­ны.

Общее руководство природоохранной государственной политикой выполняла Комиссия Президиума Совета Министров СССР по охране окружающей среды и рациональному ис­пользованию природных ресурсов.

Государственный комитет СССР по гидрометеорологии и контролю природной среды с помощью разветвленной сети государственных служб наблю­дения осуществлял контроль за загрязнением атмосферного воздуха, поверхностных и морских вод, почв, а также разрабатывал комплексные межреспубликанские программы охраны природы и проводил экспертизу различных проектов. Государственный комитет по над­зору за безопасным ведением работ и горному надзору отвечал за государственный надзор за охраной недр и эксплуатацией минеральных ресурсов.

В составе всех министерств существовали службы ведомственного контроля за состоя­нием окружающей среды в районах размещения предприятий или отделы охраны окружаю­щей среды.

В 1988 году для организации рационального использования, воспроизводства и охраны природных ресурсов, осуществления единой научно-технической политики и координации деятельности министерств и ведомств в этой области был создан Государственный комитет СССР по охране природы (Госкомприрода СССР).

В его функции входили государственный контроль за использованием и охраной земель, поверхностных и подземных вод, атмосфер­ного воздуха, растительного и животного мира, морской среды и природных ресурсов терри­ториальных вод СССР, континентального шельфа и экологической зоны СССР, а также по­лезных ископаемых.

На Комитет была возложена обязанность подготовки предложений по вопросам охраны природы и рационального использования природных ресурсов и представления в Госплан СССР, утверждения экологических нормативов, правил и стандартов, проведения Государственной экологической экспертизы генеральных схем развития и размеще­ния производительных сил страны и отраслей народного хозяйства и всех крупных проектов, оказывающих воздействие на состояние окружающей среды.

Надо отметить, что позитивные политические сдвиги и заметные законодательные ус­пехи в природоохранной и экологической политике не дали столь же значительных положи­тельных эффектов в реальной жизни, что привело к развитию экологического кризиса во многих регионах страны. Это можно объяснить целым рядом причин.

С одной стороны, пра­вительство тратило огромные средства на создание военно-промышленного комплекса, не­сло колоссальные военные расходы, оказывало огромную помощь другим странам и “прогрессивным” режимам в ущерб собственным интересам.

С другой стороны, на охрану окружающей среды, например в период с 1976 по 1989 год, правительство в централизован­ном порядке выделяло через бюджет сумму, составлявшую только десятую часть от необхо­димой. Следует отметить, что государство за все время Советской власти финансировало природоохранные мероприятия по остаточному принципу.

Этот же принцип финансирова­ния природоохранных программ сохраняется и в настоящее время. Так в 1992 г. совокуп­ные затраты на охрану природы составили 300 млрд. рублей (в текущих ценах), в 1993 г. – 530 млрд. рублей, в 1994 г. – 8388 млрд. рублей, в 1995 г. – 42600 млрд. рублей (в ценах, приведенных к 1993 году).

Если же перевести эти суммы в доллары, чтобы исключить влияние инфляции, то выясняется, что объемы затрат снизились за это время на 60%. Удельный вес затрат в ВВП составляет менее 2%, из них капиталовложения только 0,5%. Для сравнения: в промышленно развитых странах капиталовложения в охрану природы держатся на уровне не ниже 2-3% от ВВП [24].

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/11_116905_ekologicheskaya-politika-v-sssr-v-period---h-godov.html

1.4. Особенности истории экологии в СССР и России

Особенности истории экологии в СССР и России

1.4. Особенности истории экологии в СССР и России

   В период «золотого века» экологии в СССР сформировалась сильная группа экологов, в составе которой были В.В. Станчинский (1882-1942), Г.А. Кожевников (1866-1933) Д.Н. Кашкаров (18781941), С.А. Северцов (1891-1947), В.Н. Сукачев (1880-1967), Г.Ф. Гаузе (1910-1986) и др. Исследования советских ученых по уровню не уступали работам зарубежных коллег. В частности, В.В.

Станчинским была разработана концепция трофодинамических цепей в биоценозе. Крупный историограф российской экологии Д. Вайнер в своей монографии «Экология в Советской России» назвал его «забытоым гигантом советской экологии» и писал: «У нас есть основания для ответственного заключения о том, что В.В.

Станчинский предвидел концепцию экосистемы, впервые предложенную в 1935 г. Артуром Дж. Тенсли» (1991, с. 316). С.А. Северцовым были разработаны основы популяционной экологии, Г.Ф.

Гаузе выполнил беспрецедентные по оригинальности и тщательности эксперименты по изучению взаимоотношений инфузорий, что позволило ему сформулировать знаменитый «принцип Гаузе», который вошел в золотой фонд теории экологии.   Однако в эти годы формируется «научное» (антинаучное) направление Т.Д. Лысенко и И.И.

Презента, причем именно Презент сконцентрировал свои усилия на погроме экологии как «буржуазной» науки, «чуждой задачам социалистического строительства».

В эти годы идея организации заповеников как эталонов природы была подменена программой использования заповедников как полигонов «преобразования природы» – интродукции инорайонных видов, межвидовой и межродовой гибридизации с целью получения высокопродуктивных растений и животных.

Особенно активно «неистовые интродукторы» проводили свои исследования на территории заповедника «Аскания-нова». Там можно было видеть пасущихся рядом зебр, зебу, карибу, страусов и даже зеброидов (гибридов лошади и зебры).

Эти исследования, разумеется, не дали положительных результатов, а переключение сил на это «преобразование природы» стало причиной закрытия Степного института В. В. Станчинского, изучавшего процессы формирования автотрофной и гетеротрофной биомассы в степных биоценозах.   Под запретом оказались все математические методы в экологии как «несоответствующие законам природы».

Ими не владели ни Лысенко, ни Презент, ни их безграмотные последователи. Кроме того, отсутствие статистической проверки полученных результатов позволяло выдавать за научные достижения откровенную халтуру. Российские экологи 1930-х годов были частью репрессированы, как В.В. Станчинский, частью вытеснены в другие сегменты науки (Г.Ф. Гаузе стал микробиологом).

   Лишь в 1940-е гг. экологические исследования были возобновлены В.Н. Сукачевым. Однако для того, чтобы защитить эти исследования от опасных нападок Презента, «буржуазная экология» была переименована в «социалистическую биогеоценологию». Эта «защитная одежда» (в понимании Д.

Вайнера) со временем стала, к сожалению, приносить не пользу, а вред, и способствовала изоляции советских биогеоценологов от экологии. Лишь в 1970-е годы, когда началось разрушение «железного занавеса», границы биогео- ценологии и экологии были размыты. Этому способствовало то, что в СССР была опубликована целая серия зарубежных руководств по экологии: Р. Дажо (1975), Р.

Риклефса (1979), Р. Уиттекера (1980), Э. Пианки (1981), Ю. Одума (1986), П. Джиллера (1988), М. Бигона и др. (1989), и др.   Сегодня термин «биогеоценоз» широко используется для обозначения однородных наземных экосистем, маркируемых растительными сообществами, но о биогеоценологии как науке говорят очень редко.

   В России в системе Академии наук работают четыре института экологической направленности: Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова (г. Москва), Институт экологии растений и животных УРО (г. Екатеринбург), Институт экологии Волжского бассейна (г. Тольятти), Центр по проблемам экологии и продуктивности лесов (г. Москва).

   Из числа российских работ, выполненных в последние годы, отметим наиболее важные монографии: Г.А. Заварзина (2003) об экологии микробоценозов и их роли в биосфере; В.Г. Онипченко и др. (Alpine Ecosystems…, 2004) о закономерностях функционирования экосистем альпийских лугов; А.А. Тишкова (2005) о функциональной роли экосистем России; Ю.И.

Чернова (2008) по широкому кругу проблем экологии и биогеографии (в первую очередь о растительности Арктики); И.И. Базилевич и А. А. Титляновой (2008) о круговоротах зольных элементов в экосистемах разных биомов планеты.

   Тем не менее, уровень экологических исследований в России в целом остается недостаточным. В 1977 г. ведущие российские экологи М.С. Гиляров, Г. А. Винберг и Ю.И. Чернов (цит. Чернов, 2008) сформулировали основные проблемы развития российской экологии, включив в их число следующие: экологические механизмы и адаптации к среде, регуляция численности популяций, управление продукционным процессом, изучение устойчивости природных и антропогенных ценозов, экологическая индикация. Четверть столетия назад они считали, что для успешного решения этих проблем необходимо резко повысить материальное обеспечение экологических исследований. К сожалению, эта вполне обоснованная рекомендация не была реализована ни в социалистический период развития нашей страны, ни после перехода России к рыночной экономике.

   Контрольные вопросы

   1. Расскажите о трагедии советской экологии 1930-х годов.   2. Когда возникла наука «биогеоценология»?

   3. Какие проблемы стоят перед современной российской экологией?

   Темы докладов на семинарских занятиях

   1. Предтечи экологии и их вклад в развитие науки.   2. «Золотой век» теории экологии.

   3. Современная экология: крушение надежд на создание точной науки.

РАЗДЕЛ I. АУТЭКОЛОГИЯ

   Аутэкология, изучающая отношения организмов к условиям среды, – наиболее старый раздел общей экологии. По существу как аутэкологию понимал экологию Э. Геккель. Аутэкологом был и Ч.

Дарвин – автор теории приспособления организмов к условиям среды путем естественного отбора.   В состав этого раздела экологии входят характеристика факторов среды (факториальная экология) и приспособлений (адаптаций) организмов к различным ее условиям. В ХХ в.

аутэкология пополнилась новым разделом – о жизненных стратегиях организмов.

   Аутэкология исследует отношения организмов к условиям среды на уровне видов, что необходимо как для изучения популяций (это позволяет вынести «за скобки» те признаки, которые характерны для всех популяций одного вида), так и для изучения экосистем, элементами которых являются виды.

Глава 2. Факторы среды
2.1. Классификация факторов среды2.2. Условия и ресурсы2.2.1. Ресурсы2.2.2. Условия2.3. Лимитирующие факторы2.4. Взаимодействие факторов. Комплексные градиенты

Глава З. Среды жизни

3.1. Водная среда жизни3.1.1. Общая экологическая характеристика3.1.2. Гидробионты3.2. Наземно-воздушная среда жизни3.2.1. Общая экологическая характеристика3.2.2. Особенности организмов3.3. Почвенная среда жизни3.3.1. Общая экологическая характеристика3.3.2. Обитатели почвы3.4. Организмы как среда жизни3.4.1. Общая характеристика условий среды3.4.2. Разнообразие организмов-квартирантов

Глава 4. Основные принципы аутэкологии

4.1. Принцип экологического оптимума4.2. Принцип индивидуальности экологии видов и экологические группы4.3. Концепция континуума

Глава 5. Адаптации к абиотическим факторам

5.1. Определение понятия5.2. Адаптивные комплексы5.3. Примеры адаптации5.3.1. Эктотермные и эндотермные организмы5.3.2. Миграции5.3.3. Роль состояния покоя организмов5.3.4. Биоритмы5.3.5. Ксерофиты5.3.6. Адаптации животных к дефициту кислорода5.3.7. Жизненные формы5.4. Ареал вида

Глава 6. Взаимоотношения видов

6.1. Классификация взаимоотношений6.2. Конкуренция6.2.1. Особенности конкуренции сосудистых растений и животных6.2.2. Конкурентная способность вида6.2.3. Сосуществование конкурирующих видов6.3. Эксплуатация (отношения видов в пищевых цепях)6.3.1. Взаимоотношения «фитофаг – растение»6.3.2. Взаимоотношения «хищник – жертва»6.3.3. Взаимоотношения «паразит – хозяин»6.4. Мутуализм6.4.1. Наиболее важные варианты мутуализма6.4.2. Симбиотические организмы6.4.3. Мутуализм человека с сельскохозяйственными животными и культурными растениями6.5. Комменсализм и аменсализм6.6. Сигнальные взаимоотношения организмов6.7. Более сложные формы взаимных отношений организмов

Глава 7. Экологическая ниша

7.1. Экологическая ниша как многомерное явление7.2. Различия экологических ниш у животных и растений7.3. Роль дифференциации ниш для сосуществования видов7.4. Фундаментальная и реализованная ниши7.5. Гильдии

Глава 8. Типы стратегий жизни (типы поведения) организмов

8.1. «r-отбор» и «К-отбор»8.2. Система типов стратегий Раменского-Грайма8.2.1. Первичные типы стратегий8.2.2. Вторичные типы стратегий8.2.3. Пластичность стратегий

8.2.4. Особенности стратегий культурных растений и животных

 

Источник: https://yourlib.net/content/view/11931/141/

Book for ucheba
Добавить комментарий