Педагогика — наука или искусство?

Педагогика – наука или искусство

Педагогика — наука или искусство?

   Насколько можно говорить о педагогике как о науке, когда в среде самих педагогов она зачастую рассматривается как искусство или как нечто производное от философии, психологии, социологии? Известные ученые и философы по-разному высказывались на эту тему.

   «Лишь идея, а не техника и не талант, может быть сообщена одним лицом другому, и потому лишь в виде теоретической науки может существовать педагогика» (П. П. Блонский).

   «Педагогика – прикладная наука. Наука не о сущем, а о должном, исследующая не то, что есть, а то, как необходимо поступать. Это наука об искусстве деятельности» (С. И. Гессен).

   «Полное и систематическое изложение теории воспитания, т. е. правил и методов, относящихся к воспитанию, называется наукою воспитания, или педагогикою; употребление же теории воспитания на самом деле составляет педагогическое искусство» (А. Г. Ободовский).

   «Искусство основано на интуиции, технология – на науке. С искусства все начинается, технологией – заканчивается, чтобы затем все началось сначала» (В. П. Беспалько).

   «Положения науки, – говорит английский мыслитель Джон Стюарт Милль, – утверждают только существование, последовательность, сходство. Положения искусства не утверждают, что что-нибудь есть, но указывают на то, что должно быть».

   «Передается мысль, выведенная из опыта, но не сам опыт. Самый опыт всегда остается личным достоянием только того, кто этот опыт пережил; передается же лишь логический вывод из опыта, т. е. известная, основанная на опыте теория.

Таким образом, педагогика – не простая техника воспитания, но она и не чисто индивидуальное творчество; она – система логически обоснованных идей о воспитании. Иными словами, педагогика есть теоретическая наука» (П. П. Блонский).

   В статье «О пользе педагогической литературы» К. Д. Ушинский писал: «Ни медицина, ни педагогика не могут быть названы науками в строгом смысле этого слова». Однако ему же принадлежат и такие слова: «Педагогика – не наука, а искусство».

   К. Д. Ушинский в конце XIX в., по мнению многих, не рассматривал педагогику как науку. На самом деле он рассматривал педагогику достаточно обстоятельно.

   В первых работах К. Д. Ушинский рассматривал вопросы о соотношении науки и искусства воспитания как практической учебно-воспитательной деятельности.

К таким работам относятся «Лекции о камеральном образовании» (1846–1848), «О пользе педагогической литературы» (1857), «О народности в общественном воспитании» (1857), а также в других работах, где были использованы различные средства, которые могут быть реализованы в учебно-воспитательной деятельности.

   Ушинский выражал такую мысль, что предмет всех наук и каждой из них в отдельности не является постоянным, но исторически изменяется.

   Его несогласие с немецкими философами и психологами возникало, потому что они все представляли в систематическом изложении, называли практическую деятельность наукой, в результате чего четкая граница между ними исчезала. Ушинский указывал на то, что истина – это есть завершающий сущностный этап, к которому возможно подойти через исследования предмета науки.

Это и есть основной и определяющий критерий, по которому выделяются научные базовые понятия и определяется наука вообще. Ушинский также говорил: «Возле всякой науки может образоваться искусство, которое будет показывать, каким образом человек может извлечь выгоды в жизни, пользуясь положениями науки; но эти правила пользования наукой не составляют еще науки…».

   Чтобы доказать свою точку зрения, Ушинский давал определения, согласно которым искусство, в отличие от науки, может состоять из бесконечного множества бесконечно изменяющихся правил, определяемых произвольными желаниями человека.

В то время как выводы науки имеют объективный характер, в искусстве преобладает субъективное начало.

В то время как многие критерии и принципы меняются в течение определенного времени, «истины науки не изменяются произвольно, а только развиваются; и это развитие состоит в том, что человек от причин более видимых восходит к причинам более глубоким или, что все равно, приближается более и более к сущности предмета».

   К. Д. Ушинский, в отличие от своих предшественников, высказывает мнение, что педагогика не наука, а искусство, совершенно неправильно было считать педагогику и медицину искусством лишь потому, что они изучают практическую деятельность и стремятся творить то, чего нет. Ошибочно полагать, что любая теория или наука, приложенная к практике, перестает быть наукой и становится искусством.

   Н. К. Гончаров не соглашался с этим и считал, что Ушинский инициалы не проявляет последовательности в определении предмета педагогики как науки или искусства.

   Долгое время разделение педагогики как науки и искусства воспитания имело место тогда, когда Ушинский определял отличие педагогики от других наук. Отсюда смысл противопоставления искусства воспитания таким наукам проявлялся в определении практических задач и целей педагогики – совершенствование воспитательной деятельности на научной основе.

Педагогическая наука очень заинтересована во влиянии других наук, в том смысле, что необходимые научные знания можно использовать для продвижения собственных целей и получения необходимого результата педагогического действия.

   К. Д. Ушинский указывал на то, что если большинство наук только открывают факты и законы и не занимаются разработкой практической деятельности, то педагогика существенно отличается в этом отношении.

   Пытаясь разобраться в сути вопроса и наконец определить, к какой сфере деятельности относится педагогика, можно предположить, что философ, психолог реализуют те же функции, что и педагог, но каждый из них является прежде всего специалистом в своей деятельности. Можно спросить: какую позицию занимает педагогика среди наук и какова особенная область ее изучения? Стоит рассмотреть объект и предмет изучения для определения области изучения науки.

   В соответствии с объектом изучения науки разделяются на естественные и гуманитарные. Являясь прикладной наукой, педагогика в своем теоретическом обосновании содержит и использует данные других наук как естественного, так и гуманитарного характера, среди них – философия, психология, физиология, социология и другие науки о человеке и обществе.

   Определение объекта, предмета, функций и задач педагогики поможет выяснить, что такое педагогика – наука, искусство, наука и искусство. В качестве критерия нужно пользоваться общепринятыми определениями науки, ее предмета и объекта, также ее функциями.

   Наука определяет сферу человеческой деятельности, ее задача – выработать и систематизировать объективные знания о действительности.

   Цель науки – описать, объяснить и спрогнозировать процессы и явления действительности, которые составляют предмет ее изучения на основании открываемых законов.

   Объект науки – категория, которая обозначает целостность, выделенную из реального мира, и выступает в качестве области человеческого познания.

   Предмет науки – это наиболее важные признаки, свойства объекта, которые исследуются с определенной целью в данной науке.

   Можно выделить три концепции во взглядах ученых на педагогику.

   Первая концепция представляет собой мнение, что педагогика – междисциплинарная область человеческого знания.

Если рассматривать педагогическую науку с такой точки зрения, то в этом случае совершенно теряется смысл и значение педагогики как самостоятельной науки.

Данный подход дает представления о педагогике, как о несамостоятельной науке, объясняя ее как область отражения педагогических явлений. В данном случае в педагогике рассматриваются различные объекты действительности, например, космос, социализация, развитие.

   Вторая концепция представляет педагогику как прикладную дисциплину, задачей которой является опосредованное использование знаний, заимствованных из других наук (психологии, естествознания, социологии и др.) и адаптированных к решениям некоторых задач, которые возникают в сферах воспитания и образования.

   На первый взгляд, объектом педагогики является любой человек, которого обучают и воспитывают. Но в этом случае и педагогика, и психология изучают психическую реальность (психику человека), причем педагогика – лишь прикладная часть психологии, ее «практическое приложение».

   И первая, и вторая концепции подхода к педагогике отрицают право педагогики на свой предмет и, следовательно, собственное теоретическое определение, подменяя его совокупностью положений, взятых из других наук. Это очень отрицательно отражается на педагогической практике.

Только педагогика позволяет достаточно подробно, емко, систематично отразить суть явлений и процессов, происходящих в практической деятельности обучения, воспитания человека. Ни одна наука не изучает педагогическую действительность так полно и углубленно.

Такой подход не может позволить разработать основательный фундамент для функционирования и преобразования педагогической практики.

   Эффективной и продуктивной для науки и практики является третья концепция, по которой педагогика является относительно самостоятельной дисциплиной, со своим объектом и предметом изучения.

Источник: https://students-library.com/library/read/57029-pedagogika-nauka-ili-iskusstvo

Педагогика – наука или искусство?

Педагогика — наука или искусство?

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Педагогика – наука или искусство?

Вопрос о том, куда следует отнести педагогику, к разряду наук или к искусствам, время от времени возобновляется, особенно когда где-нибудь открывается новая кафедра по педагогике и лектору приходится вести серьезные и систематические чтения о воспитании.

Очевидно, это вопрос чисто теоретический, вопрос классификации и методологии, но имеющий важность для педагога.

Что же, в самом деле, за вещь педагогика и сам педагог есть ли в некотором роде художник или человек науки? Недавно этот вопрос был возобновлен на страницах французского педагогического журнала “Revne iuteniationale de l'enseignement” no случаю открытия двух курсов лекций по педагогике в Париже и в Лионе при fakulte des lettres. Оба лектора обсуждают вопрос в своих вступительных лекциях, и нельзя сказать, чтобы основательно; оба склоняются к тому мнению, что хотя воспитательная деятельность и предполагает научные знания, но сама есть искусство, а не наука. Доводы в подтверждение справедливости такого решения вопроса приводятся весьма слабые, например: воспитание нужно считать искусством потому, что оно ставит себе практические цели, или потому, что невежественная мать, в силу своей любви, иногда превосходит в деле воспитания педагога с дипломом.

Обсуждением поставленного вопроса занимался Ушинский в предисловии к сочинению “Человек как предмет воспитания” и решил его так же, как и французские педагоги, что педагогика есть искусство, а не наука. Он основывался в этом случае на том различии между наукой и искусством, которое сделал Д.С. Милль в своей “Логике”, хотя и понял миллевское различие несколько по-своему.

Нет никакого сомнения, что вопрос о том, считать ли педагогику наукой или искусством, разрешится вполне, если будет отчетливо выяснено и определено, что такое наука, что такое искусство и чем занимается педагогика. педагогика наука искусство

На науку и на искусство можно высказать различные взгляды, сообразно с которыми различно будет определяться и положение педагогики.

Можно так думать о науке: она есть осуществление стремления к чистому знанию, бескорыстному, самодовлеющему, знанию ради приятности и благородства самого знания; она есть возвышение ума в сферу бесстрастную и спокойную, где абсолютно царит разум, хотя расширение знания и сопровождается актом величайшего удовольствия.

Чисто научное исследование совершенно и решительно чуждо каких-либо практических целей и интересов, попыток научать, исправлять, улучшать; оно есть знание, чистая мысль и больше ничего.

Возле человека чистой науки может лежать богатейшее приложение его научной теории, обещающее неисчислимые блага и ему самому, и другим, и человек науки может пальцем не пошевельнуть для совершения этого приложения. Практическая утилизация знания – это совсем другой мир, существенно различный от чистого мира мысли и знания.

Понимание явлений и расширение своего понимания – вот сущность научной деятельности. А воспользуется ли кто-нибудь научными знаниями в практическом отношении или нет, принесут ли они какую-нибудь пользу или нет – это совсем другой вопрос, чистой науки самой по себе совсем не касающийся. Принесут – хорошо, не принесут – не огорчительно.

Но держаться в такой отвлеченной сфере далеко не всякому ученому возможно. Пред его глазами расстилается жизнь, полная скорбей и лишений, люди ходят в темноте, страдают и нравственно и физически от этой темноты; у него в руках есть знание, которое, надлежащим образом примененное и выраженное, может бросить луч света в темноту и уменьшить бедствия.

Неужели же он будет так черств сердцем, что, подобно богачу-скряге, вечно будет только собирать умственные сокровища, никогда их не расточая, не разливая света их на людей, чтобы затем, в конце концов, унести их с собой в могилу, чего не делает даже – правда, только по невозможности – обыкновенный скряга? И вот, ученый стремится к утилизации знания; он познает, чтобы извлечь из знания пользу и для себя и для других, чтобы светом знания осветить темноту невежества, а его силой поднять и укрепить слабых и страдающих. Применение научных законов к требованиям жизни и есть искусство. Человек искусства не ставит своей задачей расширение знания ради самого знания, за чистым самодовлеющим знанием он не гонится, в сфере чистой мысли холодно его горячему любвеобильному сердцу; знать – чтобы помочь, повелевать природой, доставлять удобства людям – вот цель человека искусства. Разница по цели деятельности между человеком науки и человеком искусства ясна: один хочет открывать новые знания, теоретически выяснять прежние; другой из знаний, уже открытых, стремится извлечь практические результаты, а о новом знании заботится настолько, насколько оно обещает новые улучшения жизни. Что же касается самих мыслительных процессов, то они близко сходны и у человека науки, и у человека искусства: и тот и другой вращаются постоянно в сфере научных положений, законов и правил, комбинируют научные данные на разные лады, делают заключения, новые сопоставления и т.д. Только человек науки ставит дело так, чтобы из образованных сочетаний получилось новое теоретическое положение, а человек искусства так, чтобы получилось новое практическое применение. Последний для достижения своей цели неизбежно вводит в свою мысль новые элементы, совершенно сторонние чистому уму, – потребности жизни, времени, обстоятельств, которыми и определяются цели, но не самый процесс комбинаций научных данных.

С этой точки зрения на науку и искусство педагогика, несомненно, должна быть отнесена к разряду искусств, потому что она имеет своей задачей не расширение чистого знания ради его самого, а более практические цели – вспомоществование правильному развитию сил детей, их нормальному физическому и психическому росту.

Те законы, которые добыты науками о человеке, она старается применить к развитию подрастающих поколений. Но против высказанной точки зрения на науку и искусство, и их взаимоотношение могут быть предъявлены разные возражения.

Несомненно, что есть разница между чистым научным исследованием, имеющим в виду единственно интересы знания, и рассуждением практического, прикладного характера, преследующим цели утилизации знания.

Центр тяжести помещается различно в этих исследованиях; в одном он заключен в стремлении открывать и познавать новое, в другом – в стремлении извлекать всю возможную пользу из открытых знаний; во втором рассуждении вводятся в мысль такие элементы, которые совершенно чужды ей в первом рассуждении (жизненные интересы и потребности).

Все это справедливо, и упускать из виду нельзя.

Но приведенные различия настолько ли велики и важны, что вынуждают разграничивать два различных рода умственной деятельности – научную и искусства, или же те особенности, которые свойственны искусству, не выделяют его из сферы, из рода научных исследований, а только своеобразно оттеняют этот вид научного рассуждения? Что то, что выше названо искусством, не есть ли что-либо вненаучное, постороннее и чуждое чистой науке, в этом нельзя сомневаться. Искусство есть приложение науки, и человек искусства постоянно вращается в сфере научных положений и формул. Невозможно прилагать науку, не зная науки и не рассуждая научно. Далее, приложение научных законов к практике не есть что-либо совершенно безразличное для чистого знания. Применения отвлеченных законов освещают эти последние, новым светом, указывают в них неизвестную доселе сторону, разъясняют важность и значение их с своей особой точки зрения. Когда мы соединяем два вида знания о законе: чисто теоретическое и прикладное, тогда наше знание бывает полнее, законченнее, цельнее, чем в случае ограничения его одной теоретической стороной. Применение закона есть, таким образом, расширение знания о законе. Наконец, практическое применение закона часто бывает соединено с теоретическим пере исследованием закона, с рассматриванием его с новой точки зрения, в новых комбинациях с другими законами, вследствие чего оно часто может расширять и чисто теоретические сведения о законах, открывать в них новые стороны, направлять исследование на новые пути. Многие науки возникли и развились под влиянием чисто практических потребностей и соображений, каждое научное открытие в сфере известных знаний сейчас же прилагалось к практике и вело к дальнейшим теоретическим изысканиям. Средневековые алхимики суть основатели научной химии, но руководившиеся в своих исследованиях соображениями чисто практического характера; геометрия как отвлеченная наука возникла из жизненных потребностей и практических измерений Земли; то же нужно сказать про древнюю астрономию и науку права. Таким образом, применение законов оказывается деятельностью, неразрывно связанной с чисто теоретическим изысканием и иногда даже непосредственно переходящей в это теоретическое изыскание, хотя бы и в тех видах, не удастся ли из новых теоретических открытий сделать новые и важные практические применения. Почему же мы будем эти два вида умственной деятельности, столь тесно связанные между собой, резко разделять и одну деятельность называть наукой и относить к одному роду, а другую – искусством и относить к другому? Нам кажется, что для этого нет достаточных оснований в тех особенностях, которые свойственны рассматриваемым деятельностям, и та и другая деятельность есть деятельность научная; но одна есть чисто или отвлеченно научная, а другая практически научная или прикладная. С этой точки зрения на науку и искусство педагогика, очевидно, должна быть зачислена в разряд прикладных наук.

Размещено на Allbest.ru

Источник: https://revolution.allbest.ru/pedagogics/00468191_0.html

Педагогика: наука и искусство

Педагогика — наука или искусство?

Педагогика как наука

Вопрос о месте педагогики в системе наук, о том, является она наукой или искусством, имеет свою историю. И мы вслед за добросовестными исследователями, которые начинают изучать любой вопрос с его истории, сделаем экскурс в нее. Мы уже показывали выше, что педагогика как самостоятельная наука возникла в 17 веке, благодаря усилиям и научным трудам чешского педагога Я.А. Коменского.

Я.А. Коменский, Песталоцци утверждали, что результаты воспитания зависят от правильного метода. Их усилия и были направлены на то, чтобы этот метод обнаружить, изучить и использовать.

Русским педагогом, который много сделал для определения соотношения науки и искусства в педагогике, был К.Д. Ушинский.

В своей работе “Человек как предмет воспитания” он писал: ”Искусство воспитания имеет ту особенность, что почти всем оно кажется делом знакомым и почетным, а иногда даже делом легким… Некоторые думают, что для него нужны врожденная способность и уменье, т.е.

навык; но весьма не многие пришли к убеждению, что кроме терпения, врожденных способностей и навыка, необходимы еще и специальные знания, хотя многочисленные педагогические заблуждения наши могли бы всех убедить в этом.”. В этой же работе К.Д.

Ушинский приходит к выводу о том, что воспитание опирается на науку, но вместе с тем педагогика является искусством сложным, самым высоким и самым необходимым из всех искусств, т.к. стремится к идеалу вечно достигаемому и никогда недостижимому – к идеалу совершенного человека.

Идеи К.Д.Ушинского развил замечательный русский педагог П.П. Блонский. Он считал, что педагогическое мастерство достигается личным опытом и является результатом личного творчества; талант приобрести нельзя.

“Лишь идея , а не техника и не талант, может быть сообщена одним лицом другому и потому лишь в виде известных идей, т.е. в виде теоретической науки может существовать педагогика”- писал П.П. Блонский.

Уточняют и дополняют этот вывод следующие соображения А.С.Макаренко: нельзя основывать воспитание миллионов детей и юношей на случайном распределении педагогических талантов; мастером может стать каждый педагог; передавать педагогическое искусство (а, следовательно, и педагогическую технику) помогают образцы, конкретные примеры, воплощающие теоретическую мысль.

Выяснение вопроса о том, является ли Педагогика наукой или искусством по сути дела является вопросом соотношения между теорией и практикой.

Соотношение между теорией и практикой в столь многогранной и интимной области, как воспитание человека, отличается исключительной сложностью.

Раскроем особенности педагогики как науки.

Сначала дадим общее определение науки. Наука – это сфера человеческой деятельности, функция которой – выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности; деятельность по получению нового знания; ее результат – сумма знаний, лежащих в основе научной картины мира.

С этих основных позиций и определим особенности педагогической науки.

К фактам педагогической науки можно отнести результаты педагогического наблюдения за развитием личности школьника, за ходом реального педагогического учебно-воспитательного процесса в том или ином образовательном учреждении, результаты инновационной деятельности школы.

К основным научным понятиям (категориям) педагогики следует отнести следующие: воспитание, обучение, образование, развитие, просвещение.

В любой науке очень важен вопрос о законах и закономерностях

Следует подчеркнуть одну существенную особенность педагогических законов: они носят характер статистических закономерностей, т.е. выполняются не абсолютно, а в большинстве случаев.

В педагогике также четко можно выделить теории: теорию обучения (дидактику), теорию воспитания, теорию урока.

К принципам педагогической науки следует отнести, например, принцип природосообразности, который заключается в том, что природа учащегося, его здоровье, физическое, физиологическое, психологическое и социальное развитие являются условием результативности педагогического процесса.

Следует также упомянуть о принципе развивающего обучения, который предписывает педагогу, организующему педагогический процесс, развивать активность ученика, включать во все возможные виды творческой деятельности.

Объект науки – это фрагмент реальности, на изучение которого направлена активность исследователя.

Объектом педагогики как науки является живая развивающаяся личность ребенка. Но личность изучают и другие науки (психология, социология, литература). У каждой из этих наук есть свой аспект изучения , иначе говоря – предмет науки.

Предмет науки – конкретная часть объекта изучения или процесс в нем, который исследуется, изучается.

Предметом педагогики как науки является педагогический процесс, в результате которого происходит становление личности.

Сущность педагогического процесса заключается в создании и постоянном поддерживании условий, способствующих саморазвитию, самореализации Человека, становлению Личности.

Свое название педагогика получила от греческих слов “пайдос” – дитя и “аго” – вести. В дословном переводе “пайдагогос” означает “детоводитель”.

Педагогом в Древней Греции называли раба, который в буквальном смысле слова брал за руку ребенка своего господина и сопровождал его в школу Постепенно слово “педагогика” стало употребляться в более общем смысле для обозначения искусства “вести ребенка по жизни”, т.е. воспитывать его и обучать, направлять духовное и телесное развитие.

Со временем накопление знаний привело к возникновению особой науки о воспитании детей. Так педагогика стала наукой о воспитании и обучении детей. Такое понимание педагогики сохранилось вплоть до середины XX века И только в последние десятилетия возникло понимание того, что в квалифицированном педагогическом руководстве нуждаются не только дети, но и взрослые.

Самое краткое, общее и вместе с тем относительно точное определение современной педагогики следующее это наука о воспитании человека. Понятие “воспитание” здесь употребляется в самом широком смысле, включая образование, обучение, развитие.

Более точно педагогику можно определить как науку о закономерностях воспитания подрастающего поколения, взрослых людей об управлении их развитием в соответствии с потребностями общества.

Каждая наука в одном и том же объекте изучения выделяет свой предмет исследования – ту или иную форму бытия объективного мира, ту или иную сторону процесса развития природы и общества. Воспитание как сложное, объективно существующее явление изучается многими науками.

Исторический материализм, например, рассматривает воспитание как частный момент развития общества, его производительных сил и производственных отношений; история – как частный момент истории классовой борьбы и классовой политики; психология – в связи с изучением становления личности развивающегося человека.

Самостоятельность любой науки определяется, прежде всего, наличием особого, собственного предмета исследования, наличием такого предмета, который специально не исследуется никакой другой научной дисциплиной.

В общей системе наук, в общей системе «вещей и знаний» педагогика выступает как единственная наука, имеющая своим предметом воспитание человека.

Обособление и формирование педагогики как науки были вызваны к жизни растущими потребностями общества в создании специальных учебно – воспитательных учреждений, в теоретическом осмыслении и обобщении стихийно складывающегося опыта обучения и воспитания подрастающих поколений, специальная подготовка их к жизни. Образование и воспитание, таким образом, превратились в объективную потребность общества и стали важнейшей предпосылкой его развития.

Вот почему на определённой ступени развития человеческого общества и, в частности, в более поздний период рабовладельческого строя, когда производство и наука достигли значительного развития, воспитание выделятся в особую общественную функцию, т.е.

возникают специальные воспитательные учреждения, появляются лица, профессией которых стало обучение и воспитание детей.

Это имело место во многих древних странах, но более или менее достоверные сведения о школах для мальчиков дошли до нас из Египта, стран Ближнего Востока и античной Греции.

Надо сказать, что уже в древнем мире многие общественные деятели и мыслители хорошо сознавали и указывали на огромную роль воспитания, как в развитии общества, так и в жизни каждого человека. Например, по законам Солона (между 640 и 635 – ок. 559 гг. до н.э.

) полагалось, чтобы отец обязательно позаботился о специальной выучке своих сыновей в той или иной области труда. По мере расширения и усложнения воспитания специальная отрасль теоретических знаний, относящихся к воспитательной деятельности, стала разрабатываться более интенсивно.

Эта отрасль знания, как впрочем, и знания в других сферах жизни и производства, вначале разрабатывалась в недрах философии. Уже в трудах древнегреческих философов – Гераклита, Демокрита, Сократа, Платона, Аристотеля и др. – содержалось немало глубоких мыслей по вопросам воспитания.

Из античной Греции ведёт своё происхождение и термин «педагогика», который закрепился в качестве названия науки о воспитании.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/19_27539_pedagogika-nauka-i-iskusstvo.html

Педагогика: наука и искусство (стр. 1 из 2)

Педагогика — наука или искусство?

Педагогика: наука и искусство

Ведение. 3

1. Педагогика как наука. 4

2. Педагогика как искусство. 9

Заключение. 13

Список литературы.. 14

Слово “педагогика” имеет несколько значений. Во-первых, им обозначают педагогическую науку. Во-вторых, есть и такое мнение, что педагогика — это искусство, и тем самым она как бы приравнивается к практике.

Иногда под педагогикой понимают систему деятельности, которая проектируется в учебных материалах, методиках, рекомендациях, установках. Такая неоднозначность нередко приводит к путанице, порождает неясность.

В последнее время этим словом стали обозначать представление о тех или иных подходах к обучению, о методах и организационных формах: педагогика сотрудничества, педагогика развития, музейная педагогика, рископедагогика, педагогика отождествления и т.д.

Что собой представляет эта наука и что она изучает?

Наиболее общим образом науку определяют как сферу человеческой деятельности, в которой происходит выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности.

Деятельность в сфере науки — научное исследование.

Это особая форма процесса познания, такое систематическое и целенаправленное изучение объектов, в котором используются средства и методы науки и которое завершается формированием знаний об изучаемых объектах.

Педагогическая действительность — это та часть общей действительности, которая включена в педагогическую деятельность. Это ученик, учитель, их действия, методы обучения и воспитания, учебники, то, что в них написано и т.д.

Такая деятельность может найти отражение не только в науке. Наука — это лишь одна форма общественного сознания.

Действительность может отражаться также и в обыденном (стихийно-эмпирическом) процессе познания, и в художественно-образной форме.

Общекультурное и смысложизненное (мировоззренческое) самоопределение личности, а для педагога и профессиональное, предполагает ее ориентацию в глубинных пластах той части культуры человечества, которую составляет педагогика. Она имеет длительную историю, неотделимую от истории человечества.

Свое название педагогика получила от греческого слова “пайдагогос” (пайд – дитя, гогос – веду), которое означает детоводство или дитяведение. В Древней Греции эта функция осуществлялась непосредственно. Педагогами первоначально назывались рабы, сопровождавшие детей своего господина в школу.

Позже педагоги – это уже вольнонаемные люди, которые занимались наставлением, воспитанием и обучением детей. Кстати, на Руси (XII в.) первые учителя получили название “мастера”.

Это были свободные люди (дьячки или мирские), которые у себя или на дому учащихся стали обучать детей чтению, письму, молитвам или, как сказано в одном “Житии”, “книги писати и учити ученики грамотные хитрости” [1, c.15].

Свое название педагогика получила от греческих слов “пайдос” – дитя и “аго” – вести. В дословном переводе “пайдагогос” означает “детоводитель”.

Педагогом в Древней Греции называли раба, который в буквальном смысле слова брал за руку ребенка своего господина и сопровождал его в школу Постепенно слово “педагогика” стало употребляться в более общем смысле для обозначения искусства “вести ребенка по жизни”, т.е. воспитывать его и обучать, направлять духовное и телесное развитие [8, c. 14].

Со временем накопление знаний привело к возникновению особой науки о воспитании детей Теория очистилась от конкретных фактов, сделала необходимые обобщения, вычленила наиболее существенные отношения.

Так педагогика стала наукой о воспитании и обучении детей.

Такое понимание педагогики сохранилось вплоть до середины XX века И только в последние десятилетия возникло понимание того, что в квалифицированном педагогическом руководстве нуждаются не только дети, но и взрослые.

Самое краткое, общее и вместе с тем относительно точное определение современной педагогики следующее это наука о воспитании человека. Понятие “воспитание” здесь употребляется в самом широком смысле, включая образование, обучение, развитие.

Более точно педагогику можно определить как науку о закономерностях воспитания подрастающего поколения, взрослых людей об управлении их развитием в соответствии с потребностями общества [4, c. 6].

Каждая наука в одном и том же объекте изучения выделяет свой предмет исследования – ту или иную форму бытия объективного мира, ту или иную сторону процесса развития природы и общества. Воспитание как сложное, объективно существующее явление изучается многими науками.

Исторический материализм, например, рассматривает воспитание как частный момент развития общества, его производительных сил и производственных отношений; история – как частный момент истории классовой борьбы и классовой политики; психология – в связи с изучением становления личности развивающегося человека.

Самостоятельность любой науки определяется, прежде всего, наличием особого, собственного предмета исследования, наличием такого предмета, который специально не исследуется никакой другой научной дисциплиной.

В общей системе наук, в общей системе «вещей и знаний» педагогика выступает как единственная наука, имеющая своим предметом воспитание человека [5, c.9].

Изучение всякой науки начинается с уяснения таких вопросов: как возникла и развивалась эта наука, и какие специфические проблемы она исследует?

В самом деле, каждая наука имеет свою историю и достаточно определённый аспект природных или общественных явлений, изучением которых она занимается и знание которых имеет большое значение для осмысления её теоретических основ.

Обособление и формирование педагогики как науки были вызваны к жизни растущими потребностями общества в создании специальных учебно – воспитательных учреждений, в теоретическом осмыслении и обобщении стихийно складывающегося опыта обучения и воспитания подрастающих поколений, специальная подготовка их к жизни. Образование и воспитание, таким образом, превратились в объективную потребность общества и стали важнейшей предпосылкой его развития.

Вот почему на определённой ступени развития человеческого общества и, в частности, в более поздний период рабовладельческого строя, когда производство и наука достигли значительного развития, воспитание выделятся в особую общественную функцию, т.е.

возникают специальные воспитательные учреждения, появляются лица, профессией которых стало обучение и воспитание детей.

Это имело место во многих древних странах, но более или менее достоверные сведения о школах для мальчиков дошли до нас из Египта, стран Ближнего Востока и античной Греции.

Надо сказать, что уже в древнем мире многие общественные деятели и мыслители хорошо сознавали и указывали на огромную роль воспитания, как в развитии общества, так и в жизни каждого человека. Например, по законам Солона (между 640 и 635 – ок. 559 гг. до н.э.

) полагалось, чтобы отец обязательно позаботился о специальной выучке своих сыновей в той или иной области труда. По мере расширения и усложнения воспитания специальная отрасль теоретических знаний, относящихся к воспитательной деятельности, стала разрабатываться более интенсивно.

Эта отрасль знания, как впрочем, и знания в других сферах жизни и производства, вначале разрабатывалась в недрах философии. Уже в трудах древнегреческих философов – Гераклита (530-470 гг. до н.э.), Демокрита (460-нач.IV в. до н.э.), Сократа (469-399 гг. до н.э.), Платона (427-347 гг. до н.э.), Аристотеля (384-322 гг. до н.э.) и др.

– содержалось немало глубоких мыслей по вопросам воспитания [10, c.23]. Из античной Греции ведёт своё происхождение и термин «педагогика», который закрепился в качестве названия науки о воспитании. Как же это произошло?

В Древней Греции педагогами назывались рабы, которым аристократы поручали присматривать за своими детьми, сопровождать их в школу и из школы, нести учебные принадлежности, а также совершать с ними прогулки.

Греческое слово «пейдагогос» (пейда – ребёнок, гогос – вести) обозначает «детоводитель». В дальнейшем педагогами стали называть специально подготовленных людей, которые занимались обучением и воспитанием детей и для которых педагогическая деятельность являлась профессией.

Отсюда особая наука о воспитании стала называться – педагогикой.

Надо сказать, что из Древней Греции ведут своё происхождение и многие другие педагогические понятия и термины, например, школа, что, означает «досуг», гимназия – общественная школа физического воспитания, а впоследствии просто средняя школа, и др.

Значительное место занимали вопросы воспитания также в трудах древнеримских философов и ораторов. Интересные педагогические идеи, например, высказывали Лукреций Кар (ок. 99-55 гг. до н.э.), Квинтилиан (42-118 гг. до н.э.) и др [6, c.14].

В средние века проблемы воспитания разрабатывались философами-богословами, педагогические идеи которых носили религиозную окраску и были пронизаны церковной догматикой.

Дальнейшее развитие педагогическая мысль получила в трудах мыслителей эпохи Возрождения (XIV-XVI вв.). Виднейшие деятели этой эпохи – итальянский гуманист Витторио да Фельтре (1378-1446), испанский философ и педагог Хуан Вивес (1442-1540), нидерландский мыслитель Эразм Роттердамский (1465-1536) и др [6, c.17].

Они критиковали механическую зубрёжку, процветавшую в обучении, выступали за гуманное отношение к детям, за освобождение личности от оков угнетения.

Несмотря на интенсивное развитие воспитательной теории, педагогика продолжала оставаться частью философии. Как особая наука педагогика впервые была выделена из системы философских знаний в начале XVII в.

Оформление педагогики как самостоятельной научной дисциплины большинство исследователей связывает с именем великого чешского педагога Яна Амоса Коменского (1592-1670).

Сформулированные им принципы, методы, формы организации учебной работы с детьми и нравственного воспитания стали неотъемлемыми элементами последующих научно-педагогических систем [4, c.21].

Источник: https://mirznanii.com/a/175094/pedagogika-nauka-i-iskusstvo

Book for ucheba
Добавить комментарий