«Повесть о Куре и Лисице».

Повесть о куре и о лисице

«Повесть о Куре и Лисице».

Впервой половине XVIIв., судя по одному документальномуупоминанию, известна была на Руси«Повесть о куре и лисице», дошедшая донас в прозаических и стихотворных, атакже смешан­ных обработках в спискахXVIII—XIXвв., перешедшая в лубоч­ную литературуи народную сказку и представляющаясобой сати­ру на внешнее, формальноеблагочестие.

Ещё встаром «Физиологе» лиса трактоваласькак очень хит­рое и коварное существо.Близок к физиологической саге рассказо лисе, читаемый в одном из рукописныхсборников второй поло­вины XVIIв. под заглавием «Слово на вадящих(доносящих) ко князю на друга». Разболелсялютый зверь —лев, и пришли к нему всеземные звери, только не пришла лисапосетить своего царя.

И донёс на неёволк лютому зверю, который посылает заней люто­го слугу, чтобы тот привёллису, бия её без милости. Хотел волк злосделать лисе, не ведая, что с ним самимбудет.

В ответ на упрёки льва за отсутствиепри одре больного царя лиса оправды­ваетсятем, что она рыскала по всей земле, ищасредства избавить царя от болезни, и струдом нашла некую бабу, котораяпосовето­вала с живого волка содратьшкуру и окутать ею голову больного,после чего больной выздоровеет.

И началис живого волка сдирать ШКУРУ>а волк с воплем стал говорить: «О горе,братия, не примов-ляйтеся друг на другако князю. Видите на мне лютую казнь, апо­том злую смерть. Тако же и тем естьуготовано, кто примовляетдругна друга ко князю: зде погибнет безнаследка, душа его по смерти во адебудет» '.

Старейшейредакцией «Повести о куре и о лисице»является прозаическая; что же касаетсястихотворной и смешанной, то они возниклине ранее начала XVIIIв. В старейшей редакции рассказ начинаетсяс того, что к дереву, на котором сидиткур, т. е.

петух, «велегласный игромкогласный», прославляющий Христаи про­буждающий христиан от сна,подходит ласковая лисица и, обратив­шиськ куру со льстивыми словами, предлагаетему спуститься к ней, «преподобной жене»для того, чтобы принести покаяние всвоих грехах, которые лисица ему срадостью отпустит «в сем ве-це и вбудущем».

Кур, хотя и сознаёт свои тяжкиегрехи, сначала отказывается сойти сдерева, потому что знает, что язык лисыльстив, а уста её полны неправды. Словами«святых книг» лиса, даже прослезившисьо грехах кура, убеждает его в необходимостипокаяться, чтобы избегнуть муки вечнойи тьмы кромешной.

Под­давшись«душеполезным» словам лисы, кур сампрослезился и стал спускаться к ней «сдрева на древо, с сучка на сучок, с кустана кустик, с пенька на пенёк».

Спустившись,он сел на голову лисы, ли­са же тотчассхватила его своими когтями, сталаскрежетать зубами, глядеть на него«немилостивым оком, аки диавол немилостивыйна христиан», и укорять его, завопившегов Лисицыных когтях, в раз­ныхпрегрешениях.

В «святых книгах» и в«правилах святых отец» пишется: однужену следует взять по закону, другуюдля рождения детей, а кто берёт третью,тот прелюбодействует; кур же, «лихойчеловек, злодей и чародей, законопреступник»,держит у себя мно­го жён, по двадцатии по тридцати и больше, и за это предастего лиса злой смерти.

Но кур ссылку на«писание» пытается париро­вать другойссылкой на то же «писание», где сказано:«Плодитеся и роститися и умножите землю,о сиротах и о вдовицах всякое по­печениеимейте и пекитеся велми, то будетенаследницы царствия небеснаго».

Тогдалиса предъявляет куру новое обвинение:он бра­та своего ненавидит, а где сним сойдётся, тут больно бьётся с нимиз-за ревнивых их жён и наложниц, и заэто он повинен смерти.

А ещё, когда она,голодная лиса, пришла к крестьянину надвор, где сидели куры, он закричал иразбудил людей, и они за ней по­гнались,чтобы её убить, будто она у них хотелаотца удавить, а мать утопить; за однукурицу хотели её погубить. И никто теперьне избавит его от лисьих когтей — никнязь, ни боярин, ни иной кто из вельмож.

Кур оправдывается тем, что «у которогогосподи­на жить, тому и служить и волюево творить», и в Евангелии ска­зано:«Не может раб двема господином работать».Но никакие ссылки на «писание» и жалобныепросьбы о пощаде не действуют на лису:«Ты на то надеешися,— говорит она,— чтограмоте горазди отвещати умеешь. И тем тебе неотговоритца. Повинен ты еси смерти».Лиса хочет уже куру «живот скончать»,но кур, заво­пив громким голосом,просит дать ему сказать ещё единоеслово: звал его Крутицкий митрополит вподдьяки, очень хвалил его голос иприглашал петь у него на амвоне тонкимдискантом. Кур обеща­ет давать лисеежегодный оброк, чем только она пожелает,и, буде захочет она во власть войти,исхлопочет у митрополита, чтобы сде­лалиеё просвирней, и будут у неё большиедоходы, а сверх того от него — кура —оброк в пятьдесят рублей. Но лиса неверит обеща­ниям кура. «Не сули ты мнежуравля в небе, токмо дай синицу в руки.Не сули мне в год, сули в рот»,— говоритона и съедает кура.

Использование«священного писания» в сатирических ипароди­ческих целях в смехотворномего применении, что мы имеем в на­шейповести, лишний раз свидетельствует обобщем упадке церков­ного престижа,особенно в той среде, из которой вышлаповесть,— в среде служилого сословияили в посадской. Повесть представляетсобой искусное сочетание церковных ивообще книжных цитат с эле­ментамипросторечия и устнопоэтическимпословичным и погово­рочным материалом.

Источник: https://studfile.net/preview/6489138/page:66/

Book for ucheba
Добавить комментарий