ПРАВОСЛАВИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ

Православие и Эволюция (DarkUser)

ПРАВОСЛАВИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ
sh: 1: full: not found

ЧАСТЬ I

 В России появилось немало книг, посвященных критике дарвинизма. В основном это работы американских протестантских авторов-креационистов.

Поскольку дарвинизм насаждался в советских школах и институтах, православные с радостью освобождения встретили эти книги и брошюры, пустили их в свои храмы и библиотеки.

Но не слишком ли поспешно мы это сделали? Является ли в данном вопросе позиция американских фундаменталистов просто христианской, или же она имеет конфессиональное обоснование, причем такое, которое совсем не очевидно с точки зрения православной мысли?

Утверждение креационистов весьма решительно: они оспаривают не просто атеистическое понимание эволюции, но и допустимость эволюции как таковой. Дочеловеческий мир имеет шестидневный возраст – и не более. Земля же неспособна к эволюционному развитию, даже откликаясь на призыв Творца.

Такая позиция не является чем-то новым в истории мысли, в том числе христианской. Для языческой мысли (как античной, так и индийской) характерно было стремление редуцировать понятие материи к понятию небытия. Живет и действует только дух. Мир неодушевленный, мир материальный – это оковы для жизни и ничего более.

Однако в христианской традиции основная оппозиция античной философии – “материя-дух” – была заменена противопоставлением, проходящим совершенно по иному признаку: “Творец-тварь.” И тварный дух, и тварная материальность оказались тем самым заключенными в общие скобки, стали родственными.

И если за тварным духом, за человеческой душой признается некая ценность – то нет оснований отрицать ценность (пусть меньшую, но все же ценность) в телесности.

Если человеческий или ангельский дух способен трепетать пред гласом Творца – то почему бы не вострепетать пред Ним и горам? Если человеческая душа способна к радостному послушанию Глаголу – то почему бы и рекам, водам и морям не быть способными к подобной же радости?

В языческих космогониях косная материя противодействует Духу, гасит его порывы, и потому между ними не может быть созидательного диалога. Однако в библейской книге Бытия нет войны Бога с хаосом. Мир всецело послушен Творцу. И воды, и бездны радостно откликаются на Его повеления. И потому нет оснований переносить в мир Библии языческую идею враждебно-богоборческой материи.

В книге Бытия каждую тварь Бог называет как бы по имени и этим именованием вызывает ее из бездны небытия. По прекрасному выражению митр. Филарета (Дроздова), творческое “Слово выговаривает к бытию все существа.” И здесь именно диалог, призыв и отклик. “Да прорастит земля, да изринет не то, что имеет, но да приобретет то, чего не имеет, поскольку Бог дарует силу действовать,” поясняет свят.

Василий Великий. Не в земле семена жизни, но “Божие слово созидает естество” и всевает в землю, земля же лишь “проращивает” их. Она не может родить жизнь сама по себе, но и умалять ее роль тоже не следует – “Земля сама собою должна произрасти прозябание, не имея нужды в постороннем содействии.” Хоть и исходит жизнь из земли, но сама жизнеродящая сила материи – дар ей от Творца.

Поэтому, с одной стороны, в библейском мышлении нет ничего похожего на алхимию опаринского материализма, следующего рецепту знахаря из “Антония и Клеопатры” Шекспира: “Возьмите немного грязи, немного солнца, и вы получите египетского крокодила.”

Но, с другой стороны, при непредвзятом чтении Писания нельзя не заметить, что оно оставляет за тварным миром толику активности. Не говорится “И создал Бог траву,” но “произвела земля.” И позднее Бог не просто создает жизнь, но повелевает стихиям ее проявить: “да произведет вода пресмыкающихся… да произведет земля душу живую.”

И лишь человека Бог никому не поручает создать. Человек – исключительное творение Бога.

Самодеятельность земли не безгранична: человека она произвести не может, и решающий переход от животного к антропоморфному существу происходит не по повелению Бога, а через прямое его действие – “бара” (и этого будет еще не достаточно для создания человека: после того, как особый творческий акт Бога создаст физиологический сосуд, способный быть вместилищем сознания и свободы, понадобится еще второй акт библейского антропогенеза – вдыхание Духа).

Возникновение жизни по книге Бытия – это и эволюция (ибо земля “произвела” растения и простейшие организмы), но в то же время и “скачок к жизни,” который произошел по повелению Божию.

Земля Божиим словом призывается к творчеству, к самодеятельности, что есть признание внутренних движущих сил, присущих земле.

Конечно, здесь нет указаний на то, как и в каких границах осуществляет земля призыв Божий – одно лишь ясно: различные периоды в истории бытия начинаются с призыва Божия к самодеятельности “земли.

” Мир, призванный к движению и росту, оказывается соработником Бога. Тема сотрудничества Бога и творения возникает в Библии еще задолго до того, как впрямую зайдет речь о человеке.

То, что именно откликаясь на призыв Слова, земля в Шестодневе производит жизнь, означает, что перед нами не просто безжизненная масса, из которой внешнее воздействие лепит нечто, лишь преодолевая сопротивление материи. Библия – не Веданта. Материя не предстает здесь синонимом смерти и небытия.

Этот творческий ответ земли так описывает св. Василий: “Представь себе, что по малому речению холодная и бесплодная земля вдруг приближается ко времени рождения, и как бы сбросив с себя печальную и грустную одежду, облекается в светлую ризу, веселится своим убранством и производит на свет тысячи растений.”

Отношение Православия к научным открытиям

В православии нет ни текстуального, ни доктринального основания для отторжения эволюционизма. Не имеет для православных смысла и потакать общественной моде на иррационализм (любой иррационализм в конце концов сработает в пользу оккультизма и против Церкви). Прежде всего надо заметить, что отрицание эволюции в православной среде является скорее новшеством, нежели традицией.

Во-первых, даже по мнению богословов весьма консервативной Русской Зарубежной Церкви, “дни творения следует понимать не буквально (ибо “пред Богом тысяча лет, как день вчерашний”) а как периоды!”

Во-вторых, идея эволюции, в случае ее отделения от атеистического ее истолкования, достаточно позитивно освещается в трудах православных писателей. Например, проф. И. М.

Андреев, отвергнув идею развития человека из обезьяны, пишет: “В остальном дарвинизм не противоречит библейскому учению о сотворении животных существ, ибо эволюция не разрешает вопроса о том, кто же сотворил первых животных.”

Проф. Санкт-Петербургской Духовной Академии архиеп. Михаил (Мудьюгин) пишет: “К разряду явлений, в описании которых в Библии и на страницах любого учебника биологии легко обнаружить поразительно большую степень совпадения, относится процесс эволюции органического мира.

Сама библейская терминология укладывается в плоскость того же удивительного совпадения – говорится “да произведет вода душу живую,” “да произведет земля зверей земных.

” Здесь глагол “производить” указывает на связь между отдельными фазами формирования животного мира, более того – на связь между мертвой и живой материей.”

Проф. Московской Духовной Академии А. И.

Осипов полагает, что “для богословия принципиально допустимы и креационная, и эволюционная гипотеза, при условии, что в обоих случаях Законодателем и Устроителем всего миробытия является Бог, Который мог все существующие виды, или творить по “дням” сразу в завершенном виде, или постепенно, в течение “дней” “производить” из воды и земли, от низших форм к высшим силою заложенных Им в природу законов.”

Еще ранее вполне ясно указал на путь христианской интерпретации идеи эволюции В. С. Соловьев: “Если бы передо мной стояла задача указывать параллелизмы в современной науке и в картине мира Моисея, я сказал бы, что его видение происхождения жизни похоже на теорию направленной эволюции.

” Философскую основу этой теории, в биологии развивавшейся Л. Бергом и Тейяром де Шарденом, вполне ясно выразил Вл. Соловьев: “Из того, что высшие формы или типы бытия являются или открываются после низших – никак не следует, что они суть произведение или создание этих низших. Порядок сущего не есть то же самое, что порядок явления.

Высшие, более положительные и полные образы состояния бытия существуют (метафизически) первее низших, хотя являются или открываются после них. Этим не отрицается эволюция: ее нельзя отрицать, она факт. Но утверждать, что эволюция создает высшие формы всецело из низших, т.е.

окончательно из ничего – значит под факт подставлять логическую нелепость.Эволюция низших типов бытия не может сама по себе создавать высших, но она производит материальные условия или дает соответствующую среду для проявления или откровения высшего типа.

Таким образом, каждое появление нового типа бытия есть в известном смысле новое творение, но такое, которое менее всего может быть обозначено как творение из ничего, ибо, во-первых, материальной основой для возникновения нового служит тип прежний, а, во-вторых, и собственное положительное содержание нового типа не возникает вновь из небытия, а, существуя от века, лишь вступает (в известный момент процесса) в другую сферу бытия, в мир явлений. Условия происходят от естественной эволюции природы; являемое – от Бога.”

Позднее же, не считали эволюционную теорию антибиблейской и атеистической философ В. Н. Ильин (Шесть дней творения. Париж, 1991), сербские богословы прот. Стефан Ляшевский и проф. Лазарь Милин, выдающийся румынский богослов священник Димитру Станилое, епископ Василий (Родзянко).

диакон Андрей Кураев.

Продолжение следует…

Источник: https://AfterShock.news/?q=node/9886&full

Православная церковь о теории эволюции: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

ПРАВОСЛАВИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ

Как появился человек и вообще все живое? В разные века набирали популярность различные теории происхождения мира — землю считали и плоской, стоящей на огромных слонах, и центром Вселенной.

Несмотря на то, что в современном мире решены большинство разногласий между наукой и религией, вопрос о появлении человечества как такового остается открытым.

Совместима ли теория эволюции и православие? Попробуем разобраться.

Теория эволюции против креационизма

Основной постулат теории эволюции в любом ее изложении говорит о том, что все живое возникло из некогда неживой материи и впоследствии развилось, изменив первоначальный вид. Более сложные виды произошли от более простых в процессе постоянных превращений и изменений. Собственно, весь этот процесс развития и изменения видов и называется эволюцией.

Превращение обезьяны в человека по теории эволюции

Конечно же, самый главный вопрос в этой теме — превращение обезьяны в человека. Сторонники теории эволюции утверждают, что до появления человека землю населяли человекообразные обезьяны, которые со временем развились настолько, что стали человеком.

Важно! Поскольку в Библии сказано, что Господь создал человека по образу и подобию своему, это расхождение и стало краеугольным камнем преткновения науки и религии.

В ответ на теорию эволюции в западных протестантских церквях появилось обратное учение — креационизм. Оно утверждает, что человечество, как и вся наша планета и все живое, появилось и развивалось буквально по слову Библии, по Книге Бытия.

Более того, креационисты полностью отвергают возможность эволюционного развития в природе в принципе как такового.

Отношение православия к другим сферам жизни:

Но даже если не заглядывать глубоко и не касаться времен динозавров и пещерного человека, развитие в природе доказывается чисто экспериментальным путем. Мы можем наблюдать появление резистентных к антибиотикам микроорганизмов, развитие грибков плесени, появление новых видов грызунов, не чувствительных к старым ядам и т.д.

Это означает, что природа подвержена вполне естественному развитию. Но способна ли природа не развить, а именно создать что-либо принципиально новое?

В Библии сказано, что Господь создал землю за шесть дней, а седьмой день отдыхал. Креационисты понимают это буквально — что земля и все живое возникло с понедельника по субботу. Конечно же, такой радикализм породил массу споров и дискуссий в этой сфере.

Как же разобраться, какая из теорий говорит правду? Если отбросить радикализм, и спокойно разобраться в вопросе, то становится понятно, что эволюция и Библия вполне совместимы, просто говорят о разном и на разных языках.

Буквальное толкование Библии

Сторонники противопоставлять науку и религию упускают из внимания тот факт, что Библия — это не учебник по естественным наукам. В Библии очень многого нет относительно современной жизни христиан, но это не мешает нам пользоваться благами цивилизации.

Библия говорит о сотворении Богом всего живого на земле

Основные постулаты сотворения мира написаны в 1 и 2 главе Книги Бытия, но неверно их рассматривать буквально.

В Израиле древних веков процветало поклонение идолам, и первые главы Библии были направлены на борьбу с идолопоклонством.

А попытка увидеть в этих текстах конспект лекций по геологии и антропологии совершенно искажает смысл Священного Писания.

Приведем мнение епископа Василия (Родзянко), который предостерегал христиан от смешивания двух различных по природе миров — мира научного и мира религиозного. Владыка говорил, что Библия освещает духовный мир человека, говорит на языке небесном в форме аллегорий, сравнений и примеров. И большой глупостью будет искать в ней точные цифры, даты, научные факты.

Например, в Священном Писании можно найти слова (Псалмы 103 и 92) о том, что Земля стоит на твердом основании и она не подвигается (буквально — не движется в пространстве). С точки зрения естественных наук, это полный абсурд, и давно доказано обратное. Только Библия в этих псалмах говорит вовсе не об устройстве Вселенной, а только лишь о духовном состоянии человека.

О чем на самом деле говорит Священное Писание

Многие ученые богословы склоняются к мнению, что возможность развития различных элементов природы от простого к сложному гораздо в большей степени созвучно с понятием Божественного всемогущества, нежели постулаты креационистов.

Святой отец нашей церкви Василий Великий писал, что акт Божьего творения «да произведет земля» стал основополагающим законом естественного развития и остался таковым навсегда. Это означает, что Господь Бог подарил миру не просто факт его создания, но и особую активность и возможность развиваться. Эта самая активность и связывает творение со своим Творцом.

Теория эволюции не противоречит Священному писанию

Такая взаимосвязь носит название «синергия» — соработничество. Как Бог не может без доброй воли самого человека спаси его душу, так и все процессы в природе Он творит не в статике, а в паре с самим миром.

Важно! Если данная Богом человеку свобода воли выражается в принятии нравственных решений, то свобода мира заключается в действии естественных природных законов жизни.

Господь Бог хочет и может спасти каждого человека, но только лишь человек волен выбирать, по какому пути ему идти. И правильно сделанный выбор позволяет человеку познать Бога и спасти свою душу.

Точно так же и Божий акт творения мира не отвергает действие эволюции, но, наоборот — мир путем развития по естественным природным законам приходит в свою полноту.

Где заканчивается наука и начинается религия

Однако, есть один аспект, который при всем желании не может быть объяснен теорией эволюции. Это появление из ничего существа со свободной волей. Любая природная материя подвержена естественным законам — инстинктам. Как в такой отлаженной эволюционной схеме мог появиться человек, способный противостоять правилам системы, его же и создавшей?

Каждый из нас опытным путем знает о наличии у него свободы воли. И даже если полностью встать на сторону сторонников теории эволюции, можно допустить, что природа максимально использовала все, на что была способна своими силами для собственного развития. Но очевидно, что человек со свободной волей и разумом нуждался в дополнительном внешнем акте творения.

Другими словами можно сказать, что природа и естественные законы выполнили всю подготовительную работу, а человек возник тогда, когда Господь даровал ему его бессмертную душу. И именно вместе с Божьей душой человек получил и свой разум, и свою волю.

Именно на этом месте заканчиваются естественные знания о природе и человеке, и начинается религия. Компетенция науки уступает место компетенции веры. Тут и начинается то творение, о котором в Библии сказано, что Бог создал человека из праха земного.

О Библии:

Святой Феофан Затворник поясняет это так — человек был в том виде, которого он достиг исключительно естественным своим развитием. Но Бог вдохнул в него бессмертную душу, и человек только тогда стал самим самой, образом и подобием Божиим.

Говоря же о сотворении человека из земли, не следует понимать буквально, что взяли почву и из нее физически вылепили человека. Богословы говорят, что создание из земли означает то, что человек естественным путем связан с жизнью мира, и именно на земле ему предстоит выполнять свое предназначение.

Подводя итог, следует сказать, что для православного верующего человека не может быть неразрешенного конфликта в вопросе эволюции и религии. Не стоит искать неопровержимых доказательств одного или другого. Кроме того, очень часто дискуссии на такие высокие темы уводят конкретного человека от более насущных и важных для него вещей — поиска собственного пути к Богу.

Православные беседы о теории эволюции

Источник: http://molitva-info.ru/duhovnaya-zhizn/pravoslavie-o-teorii-evolyutsii.html

Эволюция без истерики, или Может ли православный произойти от обезьяны?

ПРАВОСЛАВИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ

Es ist der stetig fortgesetzte, nie erlahmende Kampf gegen Skeptizismus und Dogmatismus, gegen Unglaube und Aberglaube, den Religion und Naturwissenschaft gemeinsam führen. Und das richtungweisende Losungswort in diesem Kampf lautet von jeher und in alle Zukunft: Hin zu Gott!
Max Planck

Именно никогда не прекращающаяся, никогда не ослабевающая борьба против скептицизма и догматизма, против неверия и суеверия – это то, что религия и наука совместно ведут. И лозунг в этой борьбе, указывающий ей направление, звучит во все времена и навсегда: вперёд к Богу.

Макс Планк, лауреат Нобелевской премии по физике, один из создателей квантовой механики

Креационизм: сделано в секте

«Научное мировоззрение несовместимо с вашей христианской верой, поскольку вы утверждаете, что мир сотворён за 6 суток, Земле и Вселенной около 7000 лет, все виды животных и растений существуют неизменными с момента их появления, а Ева скроена из ребра Адама», – такие претензии слышу я часто от своих неверующих коллег. Что отвечать православным на такого рода «наезды»?

Современная космология, основываясь на анализе красного смещения звёзд, установила, что возраст Вселенной составляет 13,6 млрд лет.

Геология, изучая содержание в древних породах радиоактивных изотопов калия и получающегося из них в ходе бета-распада газа аргона (а также по другим радиоактивным элементам), датирует возраст Земли иначе – 4,54 млрд лет.

Подчеркнём, что в отличие от теорий, эти два утверждения являются таким же экспериментальным фактом, как то, что «Логос» выходит на протяжении последних шести лет. Я, безусловно, никому не могу запретить думать, что подшивка номеров газеты чудесно образовалась в моём шкафу вчера, но такая вера всё же покажется мне в высшей степени странной.

Что же касается теории эволюции, то, хотя мы не можем просмотреть как на киноплёнке события, приведшие за миллионы лет к трансформации рыбы в амфибию, рептилии – в птицу, тем не менее, эволюционное учение в наши дни становится из теоретического также и экспериментальным, когда наблюдаются процессы возникновения устойчивых к пестицидам крыс или устойчивых к антибиотикам бактерий. Я не говорю здесь про совокупность прочих доказательств справедливости теории эволюции, среди которых есть палеонтологические, морфологические, палеогеографические, биохимические и другие. Можно опровергать по мелочам отдельные детали конструкции, выискивать подделки (которые, безусловно, встречаются) среди экспонатов палеонтологических музеев, недобросовестность и даже фальсификации отдельных учёных (хотел бы я видеть человеческий коллектив, в котором на 12 человек не найдётся хотя бы одного Иуды), но полнота доказательств, собранная всем мировым сообществом к настоящему времени, от этого не пострадает. Можно говорить о полной рецепции (принятии) научным сообществом идей эволюции, и, напротив, об отторжении им креационистских идей.

Креационизм – учение, согласно которому все организмы были одновременно и независимо созданы Творцом в том виде, в каком они существуют сейчас (лат. creo – создаю) и предполагающее молодой возраст Земли, проповедуется в основном рядом американских сект в США. Ни в одном европейском университете вы не найдёте кафедры «креационистской биологии» или «креационистской космологии».

Обратите внимание и на то, что состав участников дискуссий, развернувшихся между креационистами и эволюционистами в прессе и на интернет-форумах, неодинаков с разных сторон баррикад: за радикальный креационизм выступают или представители далёких от естествознания научных дисциплин, или абсолютно невежественные и необразованные люди, но никак не профессионалы биологи и палеонтологи.

Тема креационизма стала муссироваться в последнее время и в православных кругах.

В Санкт-Петербурге некий «суперверующий» гражданин подал в суд на школу, в которой его дочь учили теории эволюции и не хотели знакомить с креационизмом. Что ж, очень жаль.

Я думал, что только фундаменталисты в Южных Штатах протестуют против идеи эволюции, и что наше-то Православие «привито» от подобных заблуждений просто в силу хорошего образования. Увы!

Но, может быть, в самом деле теория эволюции противоречит православной вере, христианству, и мои обвинители правы? Вдруг Церковь действительно требует от своих прихожан под страхом анафематствования разделять взгляды, столь чуждые современной науке? Давайте попробуем разобраться.

Чего нет в Библии?

Наверное, никого не надо убеждать, что в Библии нет инструкции по выращиванию помидоров на широте Якутска, принципиальной схемы телевизора фирмы «Филипс» или полной дискографии Гребенщикова. Нет там и сведений о возникновении видимого мира.

1-я и 2-я главы книги «Бытие» – это нравоучительный рассказ, направленный на борьбу с идолопоклонством в древнем Израиле, а не конспект лекции для первокурсников геологического факультета. Церковь принципиально не занимается вопросами естествознания – это не её компетенция.

Епископ Василий (Родзянко) в книге «Теория распада Вселенной и вера Отцов» предупреждал: «Чтобы избежать фантазии и фальши, нам надо придерживаться строжайшего правила – не смешивать разные, по существу не смешиваемые области – науку и религию». Господь основал на земле не академию наук и не университет. Целью дела Божия было и есть наше спасение, а не научное просвещение.

«Библия – не научная книга, не историческая и не географическая, говорит Владыка Василий. – Она не принадлежит «миру сему», но выражается она языком именно «мира сего», языком, картинами, символами, образами, понятными этому миру».

Читатель, вспомнив картинки из школьного учебника, на которых злобные попы сжигают Джордано Бруно (мало кто знает, что он пострадал не за науку, поскольку ею вообще не занимался, а за свои философско-религиозные убеждения) или заставляют отречься Галилея, и в очередной раз попрекнёт: «Ну как же Церкви безразлична наука, коль скоро она так жёстко боролась с определёнными направлениями мысли и поддерживала другие?» Профессор СПбДА, архиепископ Михаил (Мудьюгин) говорит: «Что касается ссылок на конфликты между представителями научного и церковного мира, то упускается из виду, что эти конфликты были обусловлены не столько расхождениями прокламируемых учёными научных положений с положениями христианского вероучения, сколько неосновательными попытками богословов вторгнуться в неподлежащую их авторитету сферу эмпирического познания…» Добавим, что вмешательство Церкви в чисто научные вопросы было типично для средневекового и ренессансного католицизма, а не для Православия.

Аргументация, основанная на применении Библии к свойствам видимого мира уже заводила западных богословов в тупик.

1-й стих 92-го Псалма «Потому вселенная тверда, не подвигнется», и 5-й 103-го: «Ты поставил землю на твердых основах: не поколеблется она во веки и веки» вовсю использовались врагами Коперника для того, чтобы «доказать», что единственная астрономическая теория, совместимая с христианской верой, – геоцентризм.

Найдётся ли в наши дни хоть один христианин в здравом уме, уверенный, что Земля – это центр Вселенной? Сегодня всем совершенно ясно, что эти отрывки библейской поэзии относятся к духовному состоянию человека, а не к динамике небесных тел.

Позиция же критиков эволюции «с точки зрения христианства» ещё слабее: нет ни одного стиха Библии, который можно было бы понять как прямую поддержку их взглядов. Поэтому я убеждён, что через какое-то время в результате естественного отбора креационисты в христианской среде будут встречаться не чаще, чем сторонники геоцентризма Птолемея.

Зачем Богу эволюция?

После того, как мы выяснили, чего в Библии и в учении Церкви нет – а нет ни химии, ни биологии, ни прочих естественных наук, – давайте приглядимся к тому, что там на деле всё-таки есть.

Многим православным богословам представляется, что мир, наделённый способностью развиваться от простого к сложному, в большей степени соответствует представлениям Церкви о всемогуществе Творца, чем такой мир, в котором ежесекундно нужно что-то «чинить» и «регулировать».

Какой автомобиль совершеннее – тот, что требует постоянного вмешательства мастера, или тот, что едет без поломок десятки тысяч километров? Сравните «Жигули» с Мерседесом, и скажите, что вам кажется предпочтительнее – спокойно ехать в машине или лежать с гаечным ключом под ней.

Мне хочется верить, что Творец создал мир, который много совершеннее даже последней модели Мерседеса.

В это же верил Василий Великий, который писал: «Тогдашний глагол (в акте творения – «да произведёт земля») и оное повеление сделалось как бы естественным законом и осталось на земле на последующие времена… То же повеление… и доныне действует в земле». Профессор, протоиерей Василий Зеньковский так комментирует слова святого: «Это есть учение о даре активности, сообщённом Земле при творении мира, – и этот дар активности, действующий и поныне, связывает мир с его Творцом».

Нас могут спросить: не преуменьшаем ли мы всемогущество Божие, представляя процесс творения постоянным соработничеством материи, способной к развитию, и творческих импульсов Божества? Не более ли правильным будет представление о Творце, создающем множество живых существ одним сверхъестественным актом, чем постепенное превращение одних форм в другие? Зачем Богу эволюция как посредник или инструмент? Отвечу четверостишием А.К.Толстого:

Способ, как творил Создатель,Что считал он боле кстати –Знать не может председатель

Комитета по печати.

Пророк Исайя говорит: «Горе тому, кто препирается с Создателем своим, черепок из черепков земных! Скажет ли глина горшечнику: «что ты делаешь?» и твое дело скажет ли о тебе: «у него нет рук?»» (Ис. 45, 9). Это не нашего ума дела – зачем Бог сделал что-то так, а не иначе. Нашего ума дело – как Он это сделал, чем и занимаются естественные науки.

Профессор В.В.Зеньковский пишет: «Акт творения не отрывает мир от Бога, а самостоятельная активность природы, внутренняя причинная связанность мира совсем не означает закрытости мира для воздействия Бога».

Продолжая (конечно, неполную) аналогию с машинами, можно сказать, что современный процессор 64-битный Xeon в компьютере у меня на рабочем столе развился, эволюционируя из 16-битного 8086, бегавшего на 5 МГц.

Но при этом мы не будем отрицать причастность к этому процессу сотрудников корпорации Intel, правда?

Итак, Бог не самоустраняется из мира, который создал, и участвует в его развитии. Позволю себе высказать частное мнение: мир наделён Богом способностью к синергии, то есть со-работничеству с Ним. Также, как Бог спасает нас не без нас, Он и мир сотворил не без мира, но с его помощью.

Не потому, что не мог сделать его иначе, но потому что Ему угодно оставить всякой твари свободу, которая у неё есть. Свобода человека заключается в возможности принятия решений в моральной сфере. Свобода мира состоит в действии объективных законов.

Наше спасение благодатью Божией – «Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар» (Еф. 2, 8) – не лишает нас ответственности за нравственный выбор, но этот выбор и помогает нам достичь цели – спасения.

Также и создание Богом мира не прекращает работы эволюции, напротив, мир через действие эволюционных закономерностей достигает состояния, о котором сказано: «Хорошо весьма» (Быт. 1, 31).

Чего не может теория эволюции?

Однако же признаем, теория эволюции не может объяснить одну важнейшую вещь – возникновение существ со свободной волей. Очевидно, что физико-химическая система любой сложности никакой свободы иметь не может.

Живая материя подвержена универсальным законам природы ничуть не в меньшей степени, чем космический корабль на орбите.

Это только в анекдоте советская и американская ракеты встречаются над Атлантикой, приветствуют друг друга и сами решают лететь по домам.

Мы, люди, по собственному опыту знаем, что свободны. Поэтому всякий, кто не считает себя запрограммированным фирмой Microsoft устройством, должен предположить, что в нём есть что-то, не сводимое к процессу эволюции.

Мы вполне можем считать, что природа прошла максимально далеко путь, который могла совершить своими силами, но, очевидно, что появление человека потребовало нового творческого акта полностью ex nihilo (из ничего).

То есть природа подготовила почву, благодатный материал, который смог принять в себя бессмертную душу.

И здесь заканчивается компетенция биологии и начинается компетенция религии, кончается учебник эволюционной теории и начинается Библия, которая говорит, что «создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт. 2, 7).

Как понимать этот «прах земной»? Очевидно, держаться вавилонского мифа о том, как Homo sapiens был слеплен буквально из глины, мы не обязаны. Феофан Затворник, например, считал так: «Было животное в образе человека, с душою животного. Потом Бог вдунул в него дух Свой – и из животного стал человек».

Замечательный православный апологет XX века, новомученик профессор Николай Николаевич Фиолетов писал: «Когда Библия говорит о сотворении человека из земли, то дело здесь, конечно, не в земле в буквальном смысле слова, не в химическом составе земли, не в том или ином свойстве почвы, а в той идее, что человек и в создании своём органически связан с жизнью земли, исполняя на земле свое назначение».

Динозавр в качестве аргумента

Впрочем, у наших оппонентов, действительно, имеется важный довод, основанный на Священном Писании. Нам возражают: «Существование смерти до Адама противоречит учению Церкви о вхождении её в мир через грехопадение».

Но если смерть пришла в мир в результате того, что наш праотец согрешил, то откуда же взялись останки динозавров в слоях более глубоких, чем те, что хранят следы человеческого существования? А ведь это является доказанным фактом.

По логике вещей, доведённой до абсурда, христиане, увидев в палеонтологическом музее окаменелости, выкопанные из более ранних слоёв, чем те, в которых встречаются кости Адамовых потомков, должны были бы от своей веры отказаться.

А заодно и от пользования нефтепродуктами, которые являются результатом разложения биомассы, накопленной за много миллионов лет до появления человека: ведь она в принципе не может существовать, а значит, Роснефть получает свои нефтедоллары «из ничего».

Совместимо ли наше знание (не мнение, а именно знание!), что динозавры вымерли до появления первого человека, с христианской верой? Да, смерть Адама есть результат его грехопадения.

Апостол Павел говорит: «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, [потому что] в нем все согрешили» (Рим. 5, 12). Но в стихе речь идёт о поражении смертью исключительно человеческого рода: говорится не «на всё бытие», и не на «всё живое», а на «всех человеков».

Более того, не за умерших динозавров умер Христос – за нас, людей. Если бы было правдой (выдуманное мною сейчас) утверждение «грехом Адама смерть динозавров вошла в мир», то потребовалось бы принятие тезиса, что Христос, исправляя преступление Адама, и динозавров воскресит.

Заметим здесь, что Церковь не отпевает ни собак, ни кошек – нужны ли ещё аргументы в пользу того, что именно смерть человека есть тот «последний враг» (1 Кор. 15, 26), который истребится в конце времён?

Апостол Павел говорит, что вся природа страдает в результате грехопадения: «Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне (Рим. 8, 23)».

И Церковь поэтому мыслит Христа Спасителем не только людей, но всех живых существ: «…Сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. (Рим. 8, 20-21)». Но в чём это «рабство тлению» – мы не знаем.

Если бы имелась в виду именно смерть тварей от естественных причин, то христиане, наверное, давно должны были бы стать вегетарианцами.

В качестве своего частного мнения могу предложить понимание «страданий» природы как её неблагополучное экологическое состояние, которое является результатом грехов людей. Всякий, кто рискнёт в Якутске доехать до седьмого километра Вилюйского тракта и вдохнуть «благоухание» городской свалки, думаю, согласится с возможностью такой интерпретации.

Big Bang ударил по материализму?

Хотя неуместно было бы подгонять под текущую научную парадигму слова книги Бытия, есть множество свидетельств того, как именно Священное Писание и христианское богословие двигали человеческий ум в правильном направлении. Н.Н.

Фиолетов пишет: «Древний языческий мир не знал этой идеи, чужда она была, как остаётся чуждой и сейчас, религиозно-философским мировоззрениям Востока (индуизму и буддизму). Нехристианский Восток знает лишь круговорот вещей, циклически повторяющееся движение («идея вечного возвращения»).

Древняя Греция и античный мир вообще, исходящий из языческих пантеистических представлений, мыслил себе мир как замкнутое ограниченное целое, которому некуда идти и некуда развиваться».

Долгое время в физике господствовало представление о вечном, не имеющем начала во времени и бесконечном в пространстве космосе.

Марксистко-ленинская философия также утверждала: «Принципиальное отличие диалектико-материалистического понимания материи от идеалистического заключается в том, что материя признаётся существующей вне и независимо от человеческого сознания, вечной, несотворимой, неуничтожимой и бесконечной во времени и пространстве» (А.И.Ракитов, «Марксистско-ленинская философия», 1988).

Теоретическое открытие в 1920-х гг. католического аббата Жоржа Леметра и русского учёного Фридмана, подтверждённое вскорости наблюдениями Эдвина Хаббла, перевернуло космологию (или, лучше сказать, создало космологию как математическую и наблюдательную науку).

Монсиньор Леметр назвал предложенную им картину первоатомом, взрывающимся в момент сотворения мира.

Суть его сводилась к тому, что Вселенная расширяется со временем, и что некоторое время назад Вселенной и вовсе не было! Не этому ли учит нас библейское Откровение, и не с этим ли боролись французские «просветители» и пропагандисты советского «научного атеизма»? «Теория большого взрыва» (Big Bang) в настоящее время принята за основу курса космологии во всех университетах, и взрыв этот, по образному выражению епископа Василия (Родзянко), «ударяет и по догматике материализма».

Идея возникновения сущего из ничего, сложного из простого всякий раз по-своему, но удивительно гармонично звучит на языке религии и языке науки.

Архиепископ Михаил (Мудьюгин) замечает: «К тому же разряду явлений, в описании которых в Библии и на страницах любого учебника биологии легко обнаружить поразительно большую степень совпадения, относится процесс эволюции органического мира, от растений до человека включительно.

В самом деле, последовательность появления на нашей планете всё более сложных живых существ одна и та же и в 1 главе Книги Бытия (Быт 1, 11-12, 20-27), и в трудах Уоллеса, Ламарка, Дарвина, Геккеля, Менделя, Тимирязева и других, ставших достоянием науки».

Наука и вера сходятся… в человеке

Для меня чрезвычайно важно, что подобного рода воззрения отнюдь не маргинальны, а наоборот, высказываются наиболее компетентными деятелями Церкви. Так, митрополит Антоний (Храповицкий) в конце позапрошлого века заявлял: «Мы не отвергаем эволюцию, мы её видим в совершенствовании человека на пути ко Христу».

Сербский богослов XX века преподобный Иустин (Попович) говорил: «Мы верим в эволюцию человека на пути ко Христу». Н.Н.Фиолетов возмущался: «Делается обычно голословное и ни на чём не основанное утверждение, что будто бы религиозная точка зрения исключает возможность развития, что эволюция противоречит христианскому учению о творении мира.

Трудно представить себе, в каких источниках, в каких положениях христианского вероучения можно было бы найти хотя бы намёк, дававший основание для таких утверждений». Профессор Киевской Духовной Академии С.Л.

Епифанович (1886-1918) писал: «Причинам и силам всех существ вдруг и в одно мгновение Бог положил основание – в потенции создал мир мгновенно, после чего в известном порядке стали появляться отдельные виды бытия».

С другой стороны, в современной научной среде мы находим много верующих христиан и даже священнослужителей.

Например, католический священник Джордж Койн из общества Иисуса, астроном и астрофизик, являвшийся до последнего времени руководителем обсерватории Ватикана и астрономической группы в университете Аризоны (США), говорит: «Бог в Своей бесконечной свободе творит мир, который отражает эту свободу на всех уровнях эволюционного процесса ко всё большей и большей сложности.

Он не вмешивается непрестанно, но скорее позволяет, участвует, любит».

Другой физик, профессор Джон Полкингхорн, специалист по квантовой теории поля и священник англиканской церкви, связывает возможность эволюционного развития мира с той свободой, которую Бог даёт твари: «Бог может сделать всё, что Бог пожелает, но это пожелание ограничено его природой… Бог не сотворит зла, ибо Бог благ. И я думаю, что Бог любви позволит миру делать себя самостоятельно. Поэтому я считаю, что эволюция – такая мощная и богословски полезная идея. Бог позволяет миру быть собой. Бог позволяет другим быть – со всеми неприятными последствиями, которые приходят вместе с этой свободой».

Поэтому православному христианину не нужно смущаться пришедшей к нам из наименее образованной части американского баптизма доктриной креационизма.

Следует помнить, что наша Церковь никогда не требовала принятия тех или иных научных теорий, никогда не предавала анафеме последователей того или иного учения – политического, научного, философского – не имеющего отношения к делу нашего спасения.

Надо спокойно воспринимать истины космологии (эволюция космоса) и биологии (эволюция животного мира). На нашей жизни в Вечности это никак не отразится.

Андрей ЗАЯКИН Якутская православная молодежная газета «Логос»

Источник: https://www.pravmir.ru/evolyuciya-bez-isteriki-ili-mozhet-li-pravoslavnyj-proizojti-ot-obezyany/

Эволюция

ПРАВОСЛАВИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ

Эволю́ция (от лат.

evolutio — развёртывание) — термин теории естественного происхождения Земли, человека и всех форм жизни, исходящей из последовательного отрицания или игнорирования сверхприродного разумного плана мироздания.

В контексте теории эволюции развивается тезис о непрерывном самосовершенствовании природы, вводится учение о поступательном развитии форм жизни от низших к высшим.

Следует различать «эволюцию» как биологическую теорию и «эволюционизм» как мировоззрение. 

В рамках биологической теории эволюции также необходимо определиться с понятиями: макро- (межвидовая эволюция: из мухи может получиться слон) и микроэволюция (изменения на внутривидовом уровне).  Если первое — чрезмерное обобщение отдельных явлений, то второе — заложенный Творцом биологический механизм адаптации, выживаемости живых существ в мире после грехопадения.

Для трезвой оценки эволюционизма следует разделить вопросы и аргументы на научные и богословские. 

а. Эволюционизм основан на ложном переносе бесспорных микроэволюционных процессов на фантастические макроэволюционные.  Это род софизма.
То, что эволюционная теория научно объясняет внутривидовые биологические процессы, не делает истинными теории абиогенеза (теорию возникновения живого из неживого) и антропогенеза (теорию происхождения человека от животных).

б. Сотни миллионов и миллиарды лет жизни биологических объектов на нашей планете, которые принципиальны для теории эволюции, — это теория.

Используемые эволюционистами принципы актуализма (униформизма) — аксиомы, положения, принимаемые без доказательств.

Они голословно утверждают, что геологические процессы, которые мы можем наблюдать в настоящее время, являются такими же, какими они были в отдалённые по времени геологические эпохи. 

в. Способность наименее противоречиво объяснить нынешнее состояние животного мира вовсе не означает истинность такого описания. Предположим, что некая система функционирует определённым образом.

Не зная целей и задач этой системы, исключая из системы Творца, не имея возможность наблюдать за ней (имея лишь фрагменты её жизнедеятельности), какие закономерности её развития возможно вывести? Лишь те, которые в большей степени будут соответствовать мировоззрению исследователя.

а. Эволюционизм сталкивается с вопросом о наличии разумного целеполагания в безличной природной жизни, поскольку безличная природа лишена сознания и присущего ему разумного плана, следовательно, не может направлять процесс развития в сторону совершенствования всех форм жизни.

б. Следует учитывать, что учёные исследуют мир падший, искалеченный грехопадением. Для эволюционной теории смерть и болезнь — естественные элементы развития, а не результат грехопадения.

Отрицая грехопадение, придётся отрицать и искупление, и Боговоплощение, и необходимость христианского подвига. Всё это можно назвать богословием падшего человека.

Трагичной иллюстрацией духа макроэволюционизма явился перенос его Гитлером в социальную плоскость. 

в. Основной фактор эволюционной теории — естественный отбор.  Центральной идеей существования живых существ ставится эгоизм; получается, что мир изначально зол.

Как же применить к этому оценку Творцом такого мира: И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма (Быт.

1:31)? Очевидно, что в Эдеме не было естественного отбора, «естественного» лишь для падшего мира, не будет его и в Царствии Божием.

а. Следует учитывать, что эволюционная теория не остановилась на Дарвине, он лишь дал мощный толчок её развитию. Кризис дарвиновской теории привёл к возникновению  новых идей: скачкообразной эволюции (пунктуализма), постепенного изменения (градуализма), катастрофизма… В настоящее время главенствует синтетическая теория эволюции.

б. Настойчиво требуйте у оппонентов объяснять отстаиваемые ими идеи в общедоступной форме, без отсылок к авторитетам и научным трудам. Простота обнажает нелепость некоторых искусственных обобщений.

в. Имейте в виду, что книги и научные работы — это далеко не всегда доказательства, а лишь возможные теории. Поэтому будьте внимательны к высказываниям «Некто убедительно доказал, что…». Доказал возможность, но не обязательно истинность.

г. Не используйте непроверенные аргументы. Например, эту вырванную из контекста цитату Дарвина: «В высшей степени абсурдным, откровенно говоря, может показаться предположение, что путем естественного отбора мог образоваться глаз…» (Дарвин, 1872)

д. Не смешивайте аргумент и доказательство. Такие понятия, как антропный принцип, кембрийский взрыв, 2-й закон термодинамики, Кошмар Дженкина, межвидовый барьер в той или иной степени уже адаптированы эволюционистами к своей теории.

е.

Наиболее распространённые преувеличения эволюционистов состоят в:— переносе результатов лабораторных экспериментов со строго заданными условиями на реальный мир;— переносе явлений растительного мира на животный (если что-то возможно в растительном мире, то это же подразумевается возможным и в мире животном);

— распространении результатов экспериментов и наблюдений над микроорганизмами на всю живую природу.

ж. Будьте готовы к тому, что ваши оппоненты будут вести полемику высокомерно и агрессивно. Это обычное проявление гордости ума, к которому относятся квазирелигиозные теории самовозникновения и саморазвития жизни.

з. Ссылки на «теорию заговора» учёных-эволюционистов выглядят наивными, но отрицать общий духовный корень этой теории было бы столь же наивно. 

***

О теории теоэволюционизма, попытки симбиоза креационизма и эволюционизма

Концепция «Теистического эволюционизма» или «творения через эволюцию» рассматривает эволюцию как способ, который Бог использует для того, чтобы создать человека и остальных живых существ. Предполагается, что Бог сотворил некую неоформленную материю и заложил в нее некие принципы, по которым она развивается.

Другие теистические эволюционисты говорят, что Бог не просто дал законы природы, а затем самоустранился, но и Сам контролировал эволюцию и направлял в нужное русло, чтобы в конце концов на земле появился человек и все животные и растения, необходимые для его жизнедеятельности. Таким образом, шесть дней творения, описанные в Библии, совпадают с эволюцией.

Однако здесь есть сразу несколько подводных камней.

1. Возникает проблема страданий и смерти. Теистический эволюционизм предполагает, что смерть и страдания в творении существовали с самого начала и были способом, посредством которых Бог создал всё живое.

Естественный отбор, борьба за существование, всё это началось за сотни миллионов лет до возникновения человека. Эволюция, как известно, была сопряжена не только с появлением, но и с исчезновением целого ряда групп, вспомним динозавров.

Получается, что Бог, если Он творил посредством эволюции, одной рукой что-то создавал, а другой уничтожал.

2. Есть еще и другая проблема. Продуктом эволюции являемся не только мы с вами, животные, растения, бабочки, которые всем нравятся, но и смертоносные бактерии, вирусы, паразиты, отравляющие жизнь человеку.

3. Само грехопадение, этот фундаментальный догмат христианства, в рамках теистического эволюционизма становится проблематичным.

Что представляли собой первые люди? Они были полуживотными? Но тогда могли ли эти создания, обуреваемые животными инстинктами, сделать осознанный выбор, быть им с Богом или против Бога? И о каком рае можно говорить применительно к такому пещерному человеку? Получается, что Бог, если Он действовал с помощью эволюции, изначально сотворил людей смертными, поскольку они произошли от смертных животных, сотворил их греховными, поскольку люди унаследовали от животных инстинкты и соответствующее поведение. Получается, что никакого грехопадения и не было. Многие теистические эволюционисты, включая таких известных, как Пьер Тейяр де Шарден, говорят, что от догмата о грехопадении, хотя ему две тысячи лет, надо отказаться. Как писал один из современных теистических эволюционистов англиканский священник и биохимик Артур Пикок, «у людей никогда не было райского прошлого, и они являются скорее поднимающимися животными, чем падшими ангелами».

Но если не было грехопадения, то и искупление не нужно. Чей грех пришел загладить Господь, если греховность человека — нечто врожденное, то, с чем он был сотворен? Здание христианского вероучения начинает рассыпаться, если мы всерьез задумаемся над выводами, которые можно сделать из учения о творении через эволюцию.

***

См. КОСМОГОНИЯ, КРЕАЦИОНИЗМ, ДНИ ТВОРЕНИЯ, АНТРОПНЫЙ ПРИНЦИП

Источник: https://azbyka.ru/evolyuciya

Book for ucheba
Добавить комментарий