ПРИКАЗ КОМАНДИРА – ПРИКАЗ РОДИНЫ.

Конспект урока.Военнослужащий — подчиненный, строго соблюдающий Конституцию и законы Российской Федерации, выполняющий требования воинских уставов, приказы командиров и начальников.(11 класс)

ПРИКАЗ КОМАНДИРА - ПРИКАЗ РОДИНЫ.

Военнослужащий — подчиненный, строго соблюдающий Конституцию и законы Российской Федерации, выполняющий требования воинских уставов, приказы командиров и начальников

Преподаватель-организатор ОБЖ Дегтярёв А.И.

Тысячелетия существуют армии. История развития вооруженных сил и вооруженной борьбы неразрывно связана с историей государств. Армия всегда была зеркалом того общества, того народа, того государства, которые она представляла.

Во все времена побеждала единая, более сплоченная армия, действовавшая как одно целое во имя достижения победы, т. е. обладающая какой-то великой силой, объединяющей людей разных взглядов, убеждении и культур в единый организм, проникнутый единым чувством в достижении общей цели — победы над врагом.

Историки, изучавшие историю войн, не раз задавались вопросом, в чем же заключается та могучая непреодолимая сила, которая заставляет воина отрешиться от личной воли, чувства страха и идти в бой, почти на верную смерть. Определение этой силы звучит так — воинская дисциплина. Воинская дисциплина — душа армии, делающая ее тем, чем она должна быть.

Только высокая воинская дисциплина может объединить волю каждого в единую, объединить энергию, храбрость и профессионализм каждой отдельной личности в единое целое и обеспечить в конечном итоге победу в вооруженной борьбе.

Высокая воинская дисциплина — одно из основных качеств военного человека. Военный историк А. Керсновский отмечает, что храбрость, которую ошибочно полагают главной воинской добродетелью, только производная этого основного качества. Людей, сохраняющих дисциплину под огнем, уже за одно только это можно назвать храбрыми.

Высокая воинская дисциплина является одним из решающих условий боеспособности и боеготовности войск, важнейшим фактором, обеспечивающим победу на поле боя.

Что же следует понимать под дисциплиной вообще?

Дисциплина — это установленный порядок поведения людей, отвечающий сложившимся в обществе нормам права и морали, а также определенным требованиям.

Стать дисциплинированным — значит научить себя подчиняться требованиям законов, различных правил, инструкций и общепринятых норм поведения, распоряжениям начальников и старших по работе и т. д.

Это законы человеческого общества, в котором каждый человек является подчиненным.

Военная дисциплина — разновидность государственной дисциплины, имеющая свою специфику и особенности, связанные прежде всего с основным предназначением Вооруженных Сил страны вообще и каждого военнослужащего в частности — это вооруженная защита целостности и независимости страны.

Таким образом, становление военнослужащего начинается с приобретения им способности беспрекословного подчинения требованиям воинской службы.

Так было и так будет всегда, пока существует необходимость иметь Вооруженные Силы. Армия без дисциплины есть дорогостоящее учреждение, непригодное для войны и полное опасности в мирное время.

А. В. Суворов в своей знаменитой «Науке побеждать» приводит основные слагаемые победы в их гениальной простоте и последовательности.

Первое— субординация (подчинение) — альфа и омега всего воинского единства. Затем экзерциция (упражнение, развитие, закалка). Далее дисциплина, слагаемая из элементов подчинения и совместного обучения. Дисциплина дает победу. Победа рождает славу.

Каждый военнослужащий — это прежде всего подчиненный, который обязан беспрекословно повиноваться командирам (начальникам) и защищать их в бою.

В условиях современной войны роль и значение воинской дисциплины постоянно возрастают.

Овладение новейшими видами оружия и военной техники, умение в полной мере использовать их возможности в бою требуют согласованных действий большого количества воинов разных специальностей, общей организованности, технической грамотности каждого воина, безупречной исполнительности, превращения воинского коллектива в единый, крепкий сплоченный организм, подчиненный воле командира. Только такой воинский коллектив способен действовать в бою и одерживать победу.

Беспрекословное выполнение приказа командира, вера в него — залог победы. Душой воинской дисциплины является повиновение, т. е. сознательное подчинение командирам, точное выполнение их приказов, распоряжений, команд.

Обсуждение приказа недопустимо, а неповиновение приказу или его неисполнение является воинским преступлением. Исполнительность, т. е.

беспрекословное повиновение, является важнейшим требованием воинской дисциплины, особенно в боевых условиях.

Приведем пример из истории России. Генерал М. Д. Скобелев (1843—1882) в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. успешно командовал отрядом под Плевной, затем дивизией в сражении при Шипке-Шейково.

В разгар сражения с турками Скобелев обратился к батальону, который он посылал в атаку: «Братцы, я посылаю вас на смерть. Видите позицию? Взять ее нельзя. Да я брать ее и не думаю. Но нужно, чтобы турки перебросили туда все свои силы, а я тем временем ударю им в центр. Вы дадите России победу.

Смерть ваша будет честной, славной смертью!» Бодрым, могучим «Ура!» ответил батальон, посылаемый на смерть, и бросился в атаку.

В бою все построено на исполнительности каждого воина, на жесткой дисциплине, на четком и пунктуальном исполнении своих обязанностей и приказов командира. Малейшее отклонение от установленного порядка и плана действий может привести к невыполнению боевой задачи.

Напомним: не случайно одним из основных принципов строительства Вооруженных Сил Российской Федерации, руководства ими и взаимоотношений военнослужащих между собой является принцип единоначалия.

Единоначалие выражается в праве командира единолично принимать решения, отдавать соответствующие приказы и обеспечивать их выполнение.

Подчиненный обязан беспрекословно выполнять приказы начальника.

За неисполнение подчиненным приказа начальника, за нанесенный ущерб интересам военной службы предусмотрено уголовное наказание (см. раздел 4.1 «Правовые основы военной службы”).

Неисполнение приказа вследствие небрежного либо недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия, наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.

Оценка последствий неисполнения приказа как тяжких зависит от конкретных обстоятельств совершенного преступления. Ими могут быть несчастные случаи с людьми, причинение им тяжких телесных повреждений, повреждение боевой техники и вооружения, причинение крупного материального ущерба и т. д.

Наказание «Ограничение по военной службе» назначается военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. Из денежного содержания осужденного к ограничению по военной службе производится удержание в доход государства в размере, установленном приговором суда, но не свыше 20%.

Во время отбывания этого наказания осужденный не может быть повышен в должности, воинском звании, а срок наказания не засчитывается в срок выслуги лет для присвоения очередного воинского звания.

Наказание « в дисциплинарной воинской части» назначается военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также проходящим военную службу по контракту на должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву.

При содержании в дисциплинарной воинской части вместо лишения свободы срок содержания в дисциплинарной воинской части определяется один день лишения свободы за один день содержания в дисциплинарной воинской части.

Следует также подчеркнуть, что в современных условиях особенно высокие требования предъявляются к военнослужащим, несущим боевое дежурство, боевую службу.

При несении боевого дежурства нужна наивысшая степень организованности, точное выполнение всех правил и команд.

Каждый военнослужащий обязан глубоко понимать свою ответственность за безупречное несение боевого дежурства и быть постоянно готовым к немедленным действиям по установленным сигналам.

Боевое дежурство регламентируется строго установленными правилами, соблюдение которых является законом для каждого военнослужащего. Нарушение этих правил является воинским преступлением, влекущим за собой уголовную ответственность.

Статья 340 Уголовного кодекса Российской федерации «Нарушение правил несения боевого дежурства» предусматривает:

1.

Нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) по своевременному обнаружению и отражению внезапного нападения на Российскую Федерацию либо по обеспечению ее безопасности, если это деяние повлекло или могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства, наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, наказывается лишением свободы на срок до десяти лет.

3. Нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) вследствие небрежного или недобросовестного к ним отношения, повлекшее тяжкие последствия, наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Нормы и требования воинской дисциплины охватывают все стороны жизни и деятельности военнослужащего, они распространяются не только на служебную деятельность, но и на поведение вне службы, на взаимоотношения военнослужащих между собой, на все, из чего складывается жизнь и быт военнослужащего.

Для того чтобы быть дисциплинированным, необходимо, чтобы повиновение явилось результатом особого нравственного состояния воина, которое с неизменным постоянством и строгой необходимостью определяло бы его линию поведения во всех случаях жизни независимо от того, есть контроль за его поведением или нет. Должно быть чувство долга. Механическое подчинение, не озаренное светом общих идей служения Отечеству, совершенно не соответствует требованиям, предъявляемым в настоящее время к каждому отдельному военнослужащему.

Необходимы прежде всего внутренняя убежденность в обязательности выполнения всех требований военной службы, сознательное отношение к военной службе.

Таким образом, отметим, что воинская дисциплина есть воинская нравственность.

Воинской дисциплинированностью может быть определено особое нравственное состояние военнослужащего, проявляющееся в его повседневном поведении, когда интересы воинского долга, военной службы определяются им выше его личных интересов.

Воспитать в себе дисциплинированность — задача не одного дня, для этого нужны месяцы, если не целые годы.

Весь уклад армейской жизни оказывает самое непосредственное влияние на формирование у каждого военнослужащего необходимых качеств и умений подчиняться.

Поощрения также являются важным средством воспитания военнослужащих и укрепления воинской дисциплины. Каждый командир (начальник) в пределах прав, предоставленных ему Дисциплинарным уставом, обязан поощрять подчиненных военнослужащих за подвиги, разумную инициативу, усердие и отличие по службе.

Внутренний порядок и дисциплина — понятия неразделимые. Без уставного внутреннего порядка в воинской части, подразделении не может быть крепкой воинской дисциплины.

Внутренний порядок является надежным воспитательным средством как сила, действующая непрерывно в течение всего дня и всей службы молодого человека, и обеспечивает условия, при которых военнослужащий постоянно подчиняется воле начальника и установленному уставному порядку в строю и на занятиях, исполняя команду или приказ начальника. Вне занятий он, находясь под контролем своего непосредственного или прямых начальников либо дежурного по роте, подчиняет свою волю, исполняя обязанности военной службы. Такая постоянная практика подчинения своей воли постепенно обращается в привычку, а затем становится мерой поведения человека.

Необходимо отметить, что строгий уставной порядок в подразделении обеспечивает наиболее эффективную организацию обучения и воспитания воинов, становления их полноценными защитниками Отечества, способными в любое время с оружием в руках встать на защиту Родины.

В заключение напомним, что важнейшими элементами уставного порядка являются: выполнение распорядка дня, организация боевой подготовки, служба суточного наряда, несение караульной и гарнизонной служб, организация парковой службы, хранение и выдача оружия, соблюдение правил ношения формы одежды, поддержание чистоты в помещениях и городках.

Источники: 

Учебник «Основы безопасности жизнедеятельности», В.В.Марков, В.Н.Латчук, С.К.Миронов, С.Н.Вангородский, 11 класс – М. : Дрофа, 2013.

 

Источник: https://infourok.ru/konspekt-urokavoennosluzhaschiy-podchinenniy-strogo-soblyudayuschiy-konstituciyu-i-zakoni-rossiyskoy-federacii-vipolnyayuschiy-t-2314630.html

Приказ командира

ПРИКАЗ КОМАНДИРА - ПРИКАЗ РОДИНЫ.
Читаем вместеПроизведения о войне

Круглый стол без скатерти, случайно уцелевший от немецких загребастых рук. На столе блюдце с постным маслом и фитильком на краешке. Расправляя шершавой ладонью на столе листик бумаги в клетку, дядя Серёжа шепчет:

— Вот тут, в ложбинке, одних только шестиствольных — шесть штук, а пулемёты — и в избе Гаврюка, и на чердаке мельницы, и на силосной башне. Вот видишь? Где крестик — это пулемёты. А миномёты я кружочками обозначил. Картина ясная. Одно только: как эту картину переслать нашим?

— Да-а, задача!.. — шепчет в ответ тракторист Петерчук и вздыхает. От вздоха огонёк мечется по краю блюдца и коптит.

— Я пойду, — говорит Дарьюшка из угла, где она наощупь вяжет Гришутке варежки. — Мужчин немцы ни за что не пропустят, а бабу, может, и не тронут.

— Всё едино, — тускло отвечает дядя Серёжа. — Они ни мужикам, ни бабам веры не дают. Придётся, Никита Петрович, нам самим пробиваться. Ты в один конец села, я — в другой. Может, хоть один прорвётся.

У Гришутки сердце стучит так, что в висках отдаёт. Он боится, что его и слушать не захотят. А это так просто.

— Дядя Серёжа, — задыхаясь, жарко шепчет он с кровати, — вы только послушайте… Я от Шилкиного двора пойду… Будто на салазках катаюсь. С горки вниз слечу — и по реке.

С кровати на дядю Серёжу смотрят большие, ставшие вдруг блестящими глаза.

— Убьют, — предостерегающе говорит дядя Серёжа.

— Не убьют, дядя Серёжа, не убьют: я маленький.

— Они и маленьких убивают.

Дядя задумывается, смотрит, сощурясь, на огонёк и медленно, как бы про себя, говорит:

— Это надо обмозговать.

— Ты что, очумел? — вдруг вскакивает Дарьюшка. — Отца повесили, мать замёрзла, так и дитя туда же?!.

— А ты не горячись, — спокойно отвечает дядя. — Я говорю, надо обмозговать, а не так просто.

***

Капитан Палиашвили отмечал на карте только что полученные донесения разведки,  когда в избу вошёл дежурный.

— Мальчишка тут один до вас домогается. Требует к самому главному.

— А ну их!.. — отмахнулся капитан. — Отбоя нет от этих юных добровольцев.

— Оно так, — усмехнулся дежурный, — только этот с чем-то другим. Говорит, из Ивановки он.

— Из Ивановки? — насторожился капитан. — Давно?

— Ночью этой.

— О, тогда зови! Зови его сюда!

Но Гришутка уже входил сам. Не говоря ни слова, он сел посреди избы прямо на глиняный пол и принялся стаскивать с ноги валенок. Стащил валенок и, доставая листок в клетку, сказал:

— Дис… как её? Дис-ло-кация. Крестик — пулемёт, кружочек — миномёт, а квадратики — пушки.

— Кто тебе дал? — бросаясь к бумажке, крикнул капитан.

Гришутка вытер рукавом нос, вздохнул и печально ответил:

— Дядя Серёжа… Его немцы убили… а в  меня не попали…

***

Прошло три месяца. Отгремели орудия у села Ивановки. А Гришутка всё шёл и шёл на запад со своим батальоном. Не захотел оставаться он в родной Ивановке. Никого там больше не было из близких ему.

Сменив форму на свой старый костюм, Гришутка пробирался к немцам в тыл и ходил из деревни в деревню, будто в поисках своих родителей: ко всему прислушивался, ко всему присматривался и всё подсчитывал. А вернувшись, шёл прямо к командиру и, став навытяжку, говорил с суровой деловитостью:

— Приказание исполнил. Разрешите доложить.

Все любили Гришутку, но больше всех привязался к нему сам командир батальона, капитан Лео Палиашвили. Они спали в одной палатке и ели за одни столом. Нередко, слушая рассказ Гришутки о том, как он чуть-чуть не попался фрицам в лапы, капитан говорил:

— Конечно. Хватит. В ближайшем же городе отдам тебя в детский дом.

Гришутка упрямо качал головой и с презрением тянул:

— В детский до-ом!..

— Да ведь убьют тебя, чудак!

— Не убьют, — отвечал уверенно Гришутка теми же словами, что и дяде Серёже. — Не убьют: я маленький.

— И кроме того, тебе учиться надо. Ты вот даже как следует не знаешь таблицы умножения.

— Ну… — Затрудняясь, что ответить, Гришутка морщил лоб. Потом находился: — Про таблицу я у лейтенантов спрошу.

Жили они, как настоящие мужчины: не обнажая своей души. Но каждый знал о друг друге его тайну. Проснувшись ночью, Гришутка видел, что капитан сидит за столом и что-то пишет.

А на столе, прислонённая к фляжке, стоит фотографическая карточка. Свет огарка тепло озаряет белое лицо женщины, тонкий нос с горбинкой и прямо в душу смотрящие глаза. Хорошие глаза.

К утру карточка исчезала, и Гришутке казалось, что тёмноглазую женщину он видел только во сне.

Знал и капитан, к кому тянулась Гришуткина душа, когда сон приглушал в ней всё наносное и оживлял её детский мир. Не раз видел ночью капитан, как, разметавшись в свой постели, Гришутка открывал затуманенные сном глаза и невнятно звал: «Мама!..»

Однажды Гришутка вернулся с разведки бледный. На носу чётко выступили жёлтые веснушки. Рукав его левой руки был в засохшей рыжей крови.

— Ну что, не попадут?! — со злостью набросился на Гришутку капитан.

Он схватил притихшего мальчика на руки и сам отвёз его в госпиталь.

Через две недели мальчик опять был в своей части.

Капитан сказал:

— Завтра ты отправишься с важным поручением.

— Есть, — ответил Гришутка, вытягиваясь по-военному.

Ночью капитан что-то писал, а утром вручил Гришутке пакет.

— Вот. Спрячь это хорошенько. Сейчас тебя отвезут на станцию. Ты поедешь по железной дороге, разыщешь адресата и вручишь ему этот пакет.

— Есть, — повторил Гришутка.

— Там ты получишь новый приказ и выполнишь его с точностью.

— Есть, — опять сказал Гришутка.

Капитан прошёлся по комнате, потом резко повернулся на каблуках и раздельно, точно отдавая команду, прокричал:

— Командировка длительная. Встретимся не скоро. Но встретимся. И будем опять вместе.

— Есть, — последний раз сказал Гришутка, не смея поднять руку к лицу, по которому текли слёзы. В приказе командира он смутно чувствовал что-то такое, что навсегда разлучит его с батальоном, а может быть и с самим командиром.

Ехал Гришутка долго. Из окна вагона он видел и беспредельные степи, покрытые золотой пшеницой, и тёмные леса, и полноводные реки, и голубые просторы моря, и сверкающие снеговыми вершинами горы. А до того Гришутка и не знал, какая она большая и красивая — та самая родина, с именем которой бойцы бросались на железо и бетон немецких укреплений.

Только на тринадцатый день приехал Гришутка к городу, который значился в его командировочном листке. Вышел на площадь, осмотрелся. Бесшумно катятся большущие голубые автомобили, зачем-то привязанные вверху к проводам. На маленьком, как собака, ослике едет верхом взрослый человек и что-то неистово кричит.

Гришутка шёл по гладкой, сплошь асфальтированной улице; по одну сторону её тянулись великолепные дома, по другую висели серые дикие скалы.

Мальчик нашёл нужный дом и постучал в дверь.

— Кето Эули здесь живёт?

— Здесь, — ответила седая женщина, с недоумнием рассматривая маленького красноармейца со скаткой шинели через плечо.

— Пакет ему от капитана Палиашвили.

Женщина взмахнула руками, ахнула и, выхватив конверт, убежала.

Гришутка стоял у раскрытой двери и с досадой думал: «Они все такие, женщины: не понимают дисциплины. Ведь ясно было сказано: пакет отдать самому Кето».

Он перешагнул порог и остановился на чистом блестящем паркете. В пыльных сапогах дальше идти было неловко. В соседней комнате кто-то вскрикнул. Потом опять стало тихо. Долго никого не было. Но вот распахнулась портьера, и показалась высокая стройная женщина.

— Гришутка! — вскрикнула она, как давно знакомому. — Так вот ты какой! О, мне Лео всегда писал о тебе!

— А где же Кето? — с тревогой за пакет спросил Гришутка.

— Кето? — И женщина засмеялась. — Я и есть Кето.

Гришутка думал, что Кето — мужчина, и с недоверием взглянул на хозяйку.

— Вот, — сказала она, подавая записку. — Это было в пакете. Для тебя.

«Приказ», догадался Гришутка. Он развернул записку и медленно прочёл:

«Гришутка, приказываю тебе оставаться в доме моей невесты Кето Эули, почитать её, как мать, и ждать моего возвращения. С осени ты определишься в школу и будешь учиться отлично, как подобает военному человеку. Когда война кончится и я вернусь, то лично проверю, как усвоил ты таблицу умножения и все другие науки.

Твой отец и командир Лео Палиашвили».

Гришутка вспомнил просторы исхоженных полей, дружную жизнь с красноармейцами, и ему показалось, что стены комнат сдвинулись и тесно обступили его со всех сторон.

Угадывая чувства мальчика, Кето заговорила:

— Ты не бойся. Мы будем ходить в горы, даже охотиться. Ведь ты останешься, правда?

И, видя растерянность на лице мальчика, добавила, как последний довод:

— К тому же приказ командира. А ты человек военный. Ну, раздевайся.

Гришутка поднял голову. С белого лица на него смотрели большие ласковые глаза. Хорошие глаза. И то, что он увидел в их глубине, со сладкой болью воскресило в нём самое лучшее, что знал он в жизни: ласку матери.

— Ведь ты не уйдёшь, нет? — настойчиво повторяла Кето.

— Нет, — тихо сказал Гришутка и, подавляя вздох, не спеша снял с плеч вещевой мешок.

Рис. Е. Афанасьевой

Источник: https://murzilka.org/izba-chitalnya/read-together/proizvedenija-o-vojjne/prikaz-komandira/

       На прошлой неделе вновь был отложен суд по делу Эдуарда Ульмана. Дело Ульмана — это дело о преступном приказе. Как должен поступать российский военнослужащий, получивший такой приказ, корреспонденту “Власти” Юлии Таратуте доходчиво объяснил начальник юрслужбы вооруженных сил РФ генерал-майор Виктор Рымашевский.

“Кто-то же в деле Ульмана отказался от отдачи приказа”
       — Ульмана и его группу, расстрелявшую мирных чеченцев, дважды оправдали, сейчас судят третий раз. С вашей точки зрения, подсудимые виновны?        — В деле Ульмана нужно вести речь об ответственности тех должностных лиц, которые отдали приказ. Кого судят? Ульмана судят. За что? За то, что он выполнял приказ. Он выполнил свой долг.        Тут проблема ответственности. Кто-то же в деле Ульмана отказался от отдачи приказа. Но по Конституции никто не обязан свидетельствовать против себя, и пока не доказана вина, обвинять человека нельзя.

       — То есть командир не обязан признаваться в том, что отдал приказ, который был расценен как преступный?

       — Долг командира — нести ответственность за приказ. И армия всегда ценила тех военнослужащих, которые выполняют свой долг.        Если были тяжкие последствия, возникает вопрос, кто исполнял. Рядовой Иванов. На каком основании исполнял? Получил приказ от полковника Петрова. Петров говорит: я приказ не отдавал. Тогда ответственность будет лежать на рядовом Иванове. Или надо проводить разбирательство. Конечно, разбирательство не всегда бывает объективным. В армии, как в жизни. Сколько у нас было случаев, когда сажали невиновных. Вспомните дело Чикатило, когда сначала расстреляли невиновного.

       — Капитан Ульман утверждает, что получил приказ на расстрел чеченцев по телефону. Это допустимо по российским законам?

       — Приказ может быть отдан письменно, устно или по техническим средствам связи одному или группе военнослужащих. Приказ можно отдать по телефону, по факсу, телеграммой, телефонограммой, шифротелеграммой. Наверное, можно ожидать и использования электронных средств связи.

       — Вы имеете в виду приказы электронной почтой?

       — Да, именно. Во многих федеральных органах это уже развито, а у нас, к сожалению, пока нет. Но я думаю, это перспектива очень недалекая, учитывая то, что, слава богу, в вооруженных силах на эти цели деньги уже появились.        

“Пока лез за вторым башмаком, автомобиль покатился”

       — Как часто ответственность за исполнение преступного приказа ложится на исполнителя?        — Не часто, от своих приказов обычно не отказываются. А статья 42 Уголовного кодекса говорит, что не является преступлением причинение вреда лицом, действующим во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения.        Вот вам бытовая ситуация. Рассмотрим обязанности водителя и обязанности старшего военной машины. Водитель должен выполнять комплекс мероприятий по подготовке автомобиля в рейс, соблюдать правила дорожного движения во время рейса. Но на время рейса он подчиняется старшему по машине. Представим себе, что нужно быстро куда-нибудь добраться. Ограничение по скорости на трассе — 60 км/ч. Старший говорит: езжай быстрее. Водитель прибавляет до 80 и сбивает кого-то насмерть. Как оценивать действия водителя и старшего по машине? Ведь за рулем был водитель. Можно осудить его. Но ведь приказал ему старший машины. А по закону действия того водителя, которому приказали превысить скорость, пусть даже это повлекло за собой причинение вреда третьим лицам, преступными не являются.

       — На практике эта норма соблюдается всегда?

       — Часто требуется экспертиза, и все зависит от ее результатов.        В 2000 году, когда я был помощником командующего российским миротворческим контингентом в Косово, нашим отделом связи проводились работы по техническому обслуживанию. В ходе этих работ был поставлен под уклон, скатился в обрыв, разбился и подлежал списанию военный автомобиль ГАЗ-66. В данном случае обязанности водителя состояли в том, чтобы принять все меры для сохранности автомобиля. А старший машины обязан был это проконтролировать. На первый взгляд материальная ответственность должна была возлагаться на старшего. Но специфика автомобиля ГАЗ-66 состоит в том, что есть рычаг тормоза, который на пять рисок вытягивается вверх и фиксируется. После пятой риски создается гарантированное притормаживание колес, предотвращающее самопроизвольное скатывание автомобиля. Экспертиза установила, что водитель поставил автомобиль на три риски. Потом стал подкладывать под колесо башмак. Пока лез за вторым башмаком, автомобиль покатился. Слава богу, никого не сбил и не убил. Так что виноват был именно водитель. Старший мог ничего и не знать об особенностях автомобиля.        

“Принцип один: приказ поступил и должен быть выполнен”

       — А вам лично когда-нибудь приходилось отдавать незаконный приказ?        — Никогда не было. Бог миловал. Вещь это вообще-то подсудная.

       — А как бы вы поступили, если бы вам отдали преступный приказ?

       — Я бы его выполнил. Потому что этого требуют наши основные документы. Например, устав внутренней службы, утвержденный указом президента, где расписаны права и обязанности военнослужащих, в том числе и нормы по выполнению приказов. Поскольку военнослужащий — это специальный субъект, на него распространяются военно-служебные отношения, в первую очередь связанные с правом командира отдавать приказы на основании принципа единоначалия. Командир имеет право, исходя из всесторонней оценки обстановки, единолично принимать решения, отдавать соответствующие приказы в строгом соответствии с требованиями закона о воинских уставах и обеспечивать их выполнение. Ответственность за незаконность приказа всегда несет командир.

       — То есть по вашему уставу подчиненный не имеет права не исполнить преступный приказ?

       — Обсуждение приказа недопустимо. Его необходимо беспрекословно исполнять. Неповиновение или другое неисполнение приказа является воинским преступлением. Получив приказ, военнослужащий обязан его исполнить, а об исполнении доложить. Причем если он не может его исполнить, он опять же обязан доложить.        Возьмем бытовой случай. Ежедневно в 17.00 я инструктирую офицера для вступления в должность дежурного по управлению. Он должен заступить в 8.00, а заступил в 8.05. Это можно расценить как неисполнение приказа. Если ничего не случилось, можно ограничиться замечанием. Если это повторилось несколько раз, можно ставить вопрос о дисциплинарной ответственности. А если в это время прошел сигнал, управление привели в состояние боевой готовности и офицер должен был доложить об этом на центрально-командный пункт Генштаба, нужно ставить вопрос о другой ответственности, например об увольнении с военной службы.        Если немножко отвлечься и порассуждать о порядке исполнения приказа, то тут принцип один: приказ поступил и должен быть выполнен. Если военнослужащий, который выполнил приказ, считает, что он по каким-то причинам незаконен либо наносит ущерб интересам, скажем, третьих лиц, он имеет право его обжаловать.

       — Уже после того, как он, например, кого-то убил по преступному приказу?

       — После выполнения. Кстати, обжаловать можно не только содержание приказа, но и его форму. Например, приказ не может иметь двоякого толкования. А начальник должен быть для подчиненного примером тактичности, выдержанности, не должен допускать как фамильярности, так и предвзятости. Так что если подчиненный считает, что при отдаче приказа унижено его человеческое достоинство, он тоже может обжаловать приказ и искать свидетелей.        Я хотел бы сказать, что это не мертвые нормы или некие теоретические положения. Это, подчеркиваю, все выстрадано на крови наших солдат, наших военнослужащих на протяжении нашей многовековой истории. В случае открытого неповиновения или сопротивления подчиненного, к примеру, в боевой обстановке командир по уставу может применить оружие.

       — И вы верите, что в военной обстановке кто-то рискнет обжаловать приказ?

       — В такой ситуации никто. Здесь вступают нормы воинской дисциплины, выучки, служебного долга начальников. Потому, что если каждый станет рассуждать, нужно ли было исполнять приказ, что последовало бы, если бы военный не перешел из одного окопа в другой, который на 50 метров ближе к переднему краю, и не выполнил задачу, о победе не может быть и речи. Правда, у нас существуют соответствующие органы, например военная прокуратура, которая по случаям гибели или причинения вреда третьим лицам либо имуществу, федеральной собственности проводит проверку. Вот сейчас, например, когда контртеррористическая операция в Чечне практически завершена, они проводят проверку по фактам гибели людей и соответствующих решений должностных лиц.

       — В некоторых европейских странах у военнослужащего есть право не исполнять приказ, если он заведомо преступный.

       — Да, например, в немецкой армии у военного есть право не исполнять приказ. Но если в суде доказывается, что приказ не был преступным, этот военнослужащий будет наказан.

       — Можете ли вы сказать, сколько за последние годы было отдано преступных приказов?

       — Это редкое явление. У нас больше земных проблем — например, неуставные отношения, превышение должностных полномочий.        

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/713335

Пять приказов Сталина 1941–1942 годов

ПРИКАЗ КОМАНДИРА - ПРИКАЗ РОДИНЫ.

03.12.2018 17:50:00

Ленинградская область, 1 июня 1942 года. Последние минуты подготовки к боевому вылету. До приказа Сталина № 0489 осталось 16 дней. Фото РИА Новости

Приказ о действиях истребителей
по уничтожению 
бомбардировщиков 
противника

 № 0489 17 июня 1942 г.

На всех фронтах наши летчики-истребители при встречах с воздушным противником в большинстве случаев в первую очередь атакуют истребителей противника, а затем уже его бомбардировщиков. Эта привившаяся тактика действий в нашей истребительной авиации совершенно неправильна.

Истребители противника, прикрывающие своих бомбардировщиков, естественно стремятся сковать наших истребителей, не допустить их к бомбардировщикам, а наши истребители идут на эту уловку врага, ввязываются в воздушную дуэль с вражескими истребителями и тем самым дают возможность бомбардировщикам противника безнаказанно сбрасывать бомбы на наши войска или на другие объекты нападения.

Ни летчики, ни командиры полков, ни командиры дивизий, ни командующие ВВС фронтов и воздушных армий не понимают этого и не понимают, что основная и главная задача наших истребителей заключается в том, чтобы в первую очередь уничтожить вражеских бомбардировщиков, не дать им возможности сбросить свой бомбовый груз на наши войска, на наши охраняемые объекты.

Надо понять наконец, что, уничтожая бомбардировщиков противника, наши истребители этим самым уменьшают ударную силу авиации противника и наносят ему наибольший материальный ущерб.

Надо понять наконец, что тактике противника по сковыванию наших истребителей надо противопоставить свою тактику действий, тактику нападения в первую очередь на бомбардировщиков и этим самым навязывать в воздушном бою свою волю, подчинять его действия в воздухе своим приемам нападения.

Приказываю:

1. Считать основной задачей наших истребителей при встрече с воздушным противником уничтожение в первую очередь его бомбардировщиков.

2. При охране нашей истребительной авиацией объектов ПВО войск, коммуникаций и при сопровождении наших бомбардировщиков большую группу истребителей эшелонировать с таким расчетом, чтобы основная масса истребителей в группе предназначалась для уничтожения бомбардировщиков противника.

3. В целях поощрения боевой работы летчиков-истребителей установить с 20 июня с.г. денежную награду в следующих размерах:

– за каждый сбитый бомбардировщик противника выплачивать 2000 рублей;

– за каждый сбитый транспортный самолет противника выплачивать 1500 рублей;

– за каждый сбитый истребительный самолет противника выплачивать 1000 рублей.

На звание Героя Советского Союза представлять таких летчиков-истребителей, которые собьют в воздушных боях 10 истребителей противника или 5 бомбардировщиков. Выплату за сбитые самолеты противника производить в случаях подтверждения этого наземными войсками, фотоснимком и докладами нескольких экипажей.

4. Установленные ранее размеры вознаграждения за сбитые самолеты – отменить.

5. Приказ довести до всего летного состава истребительной авиации Красной Армии.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН

Приказ об установлении понятия боевого вылета для истребителей № 0685 9 сентября 1942 г.

Фактами на Калининском, Западном, Сталинградском, Юго-Восточном и других фронтах установлено, что наша истребительная авиация, как правило, работает плохо и свои боевые задачи очень часто не выполняет.

Истребители наши не только не вступают в бой с истребителями противника, но избегают атаковывать бомбардировщиков.

При выполнении задачи по прикрытию штурмовиков и бомбардировщиков наши истребители даже при количественном превосходстве над истребителями противника уклоняются от боя, ходят в стороне и допускают безнаказанно сбивать наших штурмовиков и бомбардировщиков. Приказом НКО за № 0299 предусмотрены для летного состава в качестве поощрения денежные вознаграждения и правительственные награды за боевые вылеты с выполнением боевой задачи. Этот приказ в авиачастях извращен на фронтах.

Боевым вылетом неправильно считают всякий полет на поле боя независимо от того, выполнена или нет истребителями возложенная на них боевая задача.

Такое неправильное понятие о боевом вылете не воспитывает наших истребителей в духе активного нападения на самолеты врага и дает возможность отдельным ловкачам и трусам получать денежное вознаграждение и правительственные награды наравне с честными и храбрыми летчиками.

В целях ликвидации такой несправедливости и для того, чтобы поощрять только честных летчиков, а ловкачей и трусов выявлять, изгонять из рядов наших истребителей и наказывать их, приказываю:

1. Считать боевым вылетом для истребителей только такой вылет, при котором штурмовики и бомбардировщики при выполнении боевой задачи не имели потерь от атак истребителей противника.

2. Засчитывать сбитыми самолетами за летчиками только те самолеты противника, которые подтверждены фотоснимком или донесением наземного наблюдения.

3. Выплату за боевые вылеты и представления к правительственной награде впредь производить, строго руководствуясь пунктами 1 и 2 настоящего приказа.

4. Летчиков-истребителей, уклоняющихся от боя с воздушным противником, предавать суду и переводить в штрафные части в пехоту.

5. Приказ объявить всем истребителям под расписку.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН

Приказ о Кулике Г.И. № 004 12 марта 1942 г.

Кулик Г.И., бывший маршал, Герой Советского Союза и заместитель Наркома обороны, будучи в ноябре 1941 г.

уполномоченным Ставки Верховного Главнокомандования по Керченскому направлению, вместо честного и безусловного выполнения приказа Ставки «удержать Керчь во что бы то ни стало и не дать противнику занять этот район», самовольно, в нарушение приказа Ставки и своего воинского долга без предупреждения Ставки, отдал 12 ноября 1941 г. преступное распоряжение об эвакуации из Керчи в течение двух суток всех войск и оставлении Керченского района противнику, в результате чего и была сдана Керчь 15 ноября 1941 года.

Кулик по прибытии 12 ноября 1941 г. в г. Керчь не только не принял на месте решительных мер против панических настроений командования крымских войск, но своим пораженческим поведением в Керчи только усилил панику и деморализацию в среде командования крымских войск.

Такое поведение Кулика не случайно, так как аналогичное его пораженческое поведение имело место также при самовольной сдаче в ноябре 1941 г. Ростова без санкции Ставки и вопреки приказу Ставки.

Кроме того, как установлено, Кулик во время пребывания на фронте систематически пьянствовал, вел развратный образ жизни и злоупотреблял званием Маршала Советского Союза и зам. Наркома обороны, занимался самоснабжением и расхищением государственной собственности, растрачивая сотни тысяч рублей на пьянки из средств государства и внося разложение в ряды нашего начсостава.

Кулик Г.И., допустив в ноябре 1941 г. самовольную сдачу противнику городов Керчи и Ростова, нарушил военную присягу, забыл свой воинский долг и нанес серьезный ущерб делу обороны страны.

Дальнейшие боевые события на Южном и Крымском фронтах, когда в результате умелых и решительных действий наших войск Ростов и Керчь вскоре же были отбиты у противника, со всей очевидностью доказали, что имелась полная возможность отстоять эти города и не сдавать их врагу.

Преступление Кулика заключается в том, что он никак не использовал имеющихся возможностей по защите Керчи, Ростова, не организовал их оборону и вел себя как трус, перепуганный немцами, как пораженец, потерявший перспективу и не верящий в нашу победу над немецкими захватчиками.

За все эти преступные действия Государственный Комитет Обороны отдал Кулика Г.И. под суд.

Специальное Присутствие Верховного суда СССР установило виновность Кулика Г.И. в предъявленных ему обвинениях. На суде Кулик Г.И. признал себя виновным. Верховный суд 16 февраля 1942 г. приговорил лишить Кулика Г.И. званий Маршала и Героя Советского Союза, а также лишить его орденов Союза ССР и медали «XX лет РККА».

Кулик Г.И. обратился в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой об отмене приговора. Президиум отклонил просьбу Кулика Г.И. и 19 февраля 1942 г.

вынес следующее постановление: «В соответствии с приговором Специального Присутствия Верховного суда СССР лишить Кулика Г.И.

воинского звания «Маршал Советского Союза», звания Героя Советского Союза, трех орденов Ленина, трех орденов Красного Знамени и юбилейной медали «XX лет РККА».

На основании изложенного Центральный Комитет ВКП(б) исключил Кулика Г.И. из состава членов ЦК ВКП(б) и снял его с поста зам. Наркома.

Предупреждаю, что и впредь будут приниматься решительные меры в отношении тех командиров и начальников, невзирая на лица и заслуги в прошлом, которые не выполняют или недобросовестно выполняют приказы командования, проявляют трусость, деморализуют войска своими пораженческими настроениями и, будучи запуганы немцами, сеют панику и подрывают веру в нашу победу над немецкими захватчиками.

Настоящий приказ довести до военных советов Западного и Юго-Западного направлений, военных советов фронтов, армий и округов.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН

Приказ Ставки Верховного главнокомандования об уничтожении населенных пунктов в прифронтовой полосе

Без даты, ноябрь 1941 г.

Опыт последнего месяца войны показал, что германская армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не имеет теплого одеяния и, испытывая огромные трудности от наступивших морозов, ютится в прифронтовой полосе в населенных пунктах.

Самонадеянный до наглости противник собирался зимовать в теплых домах Москвы и Ленинграда, но этому воспрепятствовали действия наших войск.

На обширных участках фронта немецкие войска, встретив упорное сопротивление наших частей, вынужденно перешли к обороне и расположились в населенных пунктах вдоль дорог на 20–30 км по обе стороны.

Немецкие солдаты живут, как правило, в городах, в местечках, в деревнях в крестьянских избах, сараях, ригах, банях близ фронта, а штабы германских частей размещаются в более крупных населенных пунктах и городах, прячутся в подвальных помещениях, используя их в качестве укрытия от нашей авиации и артиллерии. Советское население этих пунктов обычно выселяют и выбрасывают вон немецкие захватчики.

Лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом – такова неотложная задача, от решения которой во многом зависит ускорение разгрома врага и разложение его армии.

Ставка Верховного Главного Командования приказывает:

1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40–60 км в глубину от переднего края и на 20–30 км вправо и влево от дорог.

Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.

2. В каждом полку создать команды охотников по 20–30 человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника.

В команды охотников подбирать наиболее отважных и крепких в политико-моральном отношении бойцов, командиров и политработников, тщательно разъясняя им задачи и значение этого мероприятия для разгрома германской армии.

Выдающихся смельчаков за отважные действия по уничтожению населенных пунктов, в которых расположены немецкие войска, представлять к правительственой награде.

3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать. В первую очередь для этой цели использовать выделенные в полках команды охотников.

4. Военным советам фронтов и отдельных армий систематически проверять, как выполняются задания по уничтожению населенных пунктов в указанном выше радиусе от линии фронта. Ставке через каждые 3 дня отдельной сводкой доносить, сколько и какие населенные пункты уничтожены за прошедшие дни и какими средствами достигнуты эти результаты.

Ставка Верховного Главного Командования

И. СТАЛИН

Б. ШАПОШНИКОВ

Приказ о фактах подмены воспитательной работы репрессиями

Без даты, начало октября 1941 г.

За последнее время наблюдаются частые случаи незаконных репрессий и грубейшего превышения власти со стороны отдельных командиров и комиссаров по отношению к своим подчиненным.

Лейтенант 288-го стрелкового полка Комиссаров без всяких оснований выстрелом из нагана убил красноармейца Кубицу.

Бывший начальник 21 УР полковник Сущенко застрелил мл. сержанта Першикова за то, что он из-за болезни руки медленно слезал с машины.

Командир взвода мотострелковой роты 1026-го стрелкового полка лейтенант Микрюков застрелил своего помощника – младшего командира взвода Бабурина якобы за невыполнение приказания.

Военный комиссар 28-й танковой дивизии полковой комиссар Банквицер избил одного сержанта за то, что тот ночью закурил; он же избил майора Занозного за невыдержанный с ним разговор. Начальник штаба 529-го стрелкового полка капитан Сакур без всяких оснований ударил два раза пистолетом ст. лейтенанта Сергеева.

Подобные нетерпимые в Красной Армии факты извращения дисциплинарной практики, превышения предоставленных прав и власти, самосудов и рукоприкладства объясняются тем, что:

а) метод убеждения неправильно отодвинули на задний план, а метод репрессий в отношении к подчиненным занял первое место;

б) повседневная воспитательная работа в частях в ряде случаев подменяется руганью, репрессиями и рукоприкладством;

в) заброшен метод разъяснений и беседы командиров, комиссаров, политработников с красноармейцами, и разъяснение непонятных для красноармейцев вопросов зачастую подменяется окриком, бранью и грубостью;

г) отдельные командиры и политработники в сложных условиях боя теряются, впадают в панику и собственную растерянность прикрывают применением оружия без всяких на то оснований;

д) забыта истина, что применение репрессий является крайней мерой, допустимой лишь в случаях прямого неповиновения и открытого сопротивления в условиях боевой обстановки или в случаях злостного нарушения дисциплины и порядка лицами, сознательно идущими на срыв приказов командования.

Командиры, комиссары и политработники обязаны помнить, что без правильного сочетания метода убеждения с методом принуждения немыслимо насаждение советской воинской дисциплины и укрепление политико-морального состояния войск.

Суровая кара по отношению к злостным нарушителям воинской дисциплины, пособникам врага и явным врагам должна сочетаться с внимательным разбором всех случаев нарушения дисциплины, требующих подробного выяснения обстоятельств дела.

Необоснованные репрессии, незаконные расстрелы, самоуправство и рукоприкладство со стороны командиров и комиссаров являются проявлением безволия и безрукости, нередко ведут к обратным результатам, способствуют падению воинской дисциплины и политико-морального состояния войск и могут толкнуть нестойких бойцов к перебежкам на сторону противника.

Приказываю:

1. Восстановить в правах воспитательную работу, широко использовать метод убеждения, не подменять повседневную разъяснительную работу администрированием и репрессиями.

2. Всем командирам, политработникам и начальникам повседневно беседовать с красноармейцами, разъясняя им необходимость железной воинской дисциплины, честного выполнения своего воинского долга, военной присяги и приказов командира и начальника.

В беседах разъяснять также, что над нашей Родиной нависла серьезная угроза, что для разгрома врага нужны величайшее самопожертвование, непоколебимая стойкость в бою, презрение к смерти и беспощадная борьба с трусами, дезертирами, членовредителями, провокаторами и изменниками Родины.

3. Широко разъяснять начальствующему составу, что самосуды, рукоприкладство и площадная брань, унижающая звание воина Красной Армии, ведут не к укреплению, а к подрыву дисциплины и авторитета командира и политработника.

4. Самым решительным образом, вплоть до предания виновных суду военного трибунала, бороться со всеми явлениями незаконных репрессий, рукоприкладства и самосудов.

Приказ объявить всему начальствующему составу действующей армии до командира и комиссара полка включительно.

Народный комиссар обороны И. СТАЛИН

Начальник Генштаба Б. ШАПОШНИКОВ

Из книги «Сталин. Pro et Contra».

Т. 1. – СПб.: РХГА/Пальмира, 2017. –

С. 212–214; 207–208; 205–206; 187–189.

Источник: http://www.ng.ru/ideas/2018-12-03/7_7454_practice.html

Приказ о мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной армии

ПРИКАЗ КОМАНДИРА - ПРИКАЗ РОДИНЫ.

Нарком обороны СССР И. Сталин

Враг бросает на фронт все новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперед, рвется в глубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает советское население. Бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге у ворот Северного Кавказа.

Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа.

Часть войск Южного фронта, идя за паникерами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа Москвы, покрыв свои знамена позором.

Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток.

Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много территории, много земли, много населения и что хлеба у нас всегда будет в избытке.

Этим они хотят оправдать свое позорное поведение на фронтах. Но такие разговоры являются насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим врагам.

Каждый командир, красноармеец и политработник должны понять, что наши средства не безграничны. Территория Советского государства – это не пустыня, а люди – рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы, матери, жены, братья, дети.

Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, – это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги.

После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год.

У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше – значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.

В июле 1941-го был принят приказ об ответственности за сдачу в плен

Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке.

Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо если не прекратим отступление, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог.

КОМАНДИРЫ РОТЫ, БАТАЛЬОНА, ПОЛКА, ДИВИЗИИ, СООТВЕТСТВУЮЩИЕ КОМИССАРЫ И ПОЛИТРАБОТНИКИ, ОТСТУПАЮЩИЕ С БОЕВОЙ ПОЗИЦИИ БЕЗ ПРИКАЗА СВЫШЕ, ЯВЛЯЮТСЯ ПРЕДАТЕЛЯМИ РОДИНЫ.

Из этого следует, что пора кончить отступление.

Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв.

Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности.

Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Немцы не так сильны, как это кажется паникерам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар сейчас, в ближайшие несколько месяцев – это значит обеспечить за нами победу.

Можем ли выдержать удар, а потом и отбросить врага на запад? Да, можем, ибо наши фабрики и заводы в тылу работают теперь прекрасно, и наш фронт получает все больше и больше самолетов, танков, артиллерии, минометов.

Чего же у нас не хватает?

Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять нашу Родину.

Нельзя терпеть дальше командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникеров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.

Паникеры и трусы должны истребляться на месте.

Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование – ни шагу назад без приказа высшего командования.

Командиры роты, батальона, полка, дивизии, соответствующие комиссары и политработники, отступающие с боевой позиции без приказа свыше, являются предателями Родины. С такими командирами и политработниками и поступать надо, как с предателями Родины.

Ни шагу назад! РИА Новости

Таков призыв нашей Родины.

Выполнить этот призыв – значит отстоять нашу землю, спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага.

После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам.

Они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи.

Они сформировали, далее, около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на еще более опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи.

Они сформировали, наконец, специальные отряды заграждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникеров в случае попытки самовольного оставления позиций и в случае попытки сдаться в плен.

Как известно, эти меры возымели свое действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель – покорить чужую страну, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение.

Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу?

Я думаю, что следует.

Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтов:

а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций, без приказа командования фронта;

в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

б) сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта для предания военному суду;

б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.

Народный комиссар обороны СССР

И. СТАЛИН

Источник: https://rg.ru/2020/01/14/prikaz-o-merah-po-ukrepleniiu-discipliny-i-poriadka-v-krasnoj-armii.html

Военнослужащий — подчиненный, строго соблюдающий Конституцию и законы Российской Федерации, выполняющий требования воинских уставов, приказы командиров и начальников

ПРИКАЗ КОМАНДИРА - ПРИКАЗ РОДИНЫ.

Тысячелетия существуют армии. История развития вооруженных сил и вооруженной борьбы неразрывно связана с историей госу­дарств. Армия всегда была зеркалом того общества, того народа, то­го государства, которые она представляла.

Во все времена побеждала единая, более сплоченная армия, дей­ствовавшая как одно целое во имя достижения победы, т. е. обла­дающая какой-то великой силой, объединяющей людей разных взглядов, убеждении и культур в единый организм, проникнутый еди­ным чувством в достижении общей цели — победы над врагом.

Историки, изучавшие историю войн, не раз задавались вопросом, в чем же заключается та могучая непреодолимая сила, которая за­ставляет воина отрешиться от личной воли, чувства страха и идти в бой, почти на верную смерть. Определение этой силы звучит так— воинская дисциплина. Воинская дисциплина — душа армии, дела­ющая ее тем, чем она должна быть.

Только высокая воинская дисциплина может объединить волю каж­дого в единую, объединить энергию, храбрость и профессионализм каждой отдельной личности в единое целое и обеспечить в конеч­ном итоге победу в вооруженной борьбе.

Высокая воинская дисциплина — одно из основных качеств воен­ного человека. Военный историк А. Керсновский отмечает, что храб­рость, которую ошибочно полагают главной воинской добродетелью, только производная этого основного качества. Людей, сохраняющих дисциплину под огнем, уже за одно только это можно назвать хра­брыми.

Высокая воинская дисциплина является одним из решающих ус­ловий боеспособности и боеготовности войск, важнейшим фактором, обеспечивающим победу на поле боя.

Что же следует понимать под дисциплиной вообще?

Дисциплина — это установленный порядок поведения людей, от­вечающий сложившимся в обществе нормам права и морали, а так­же определенным требованиям.

Стать дисциплинированным — значит научить себя подчиняться требованиям законов, различных правил, инструкций и общепринятых норм поведения, распоряжениям началь­ников и старших по работе и т. д.

Это законы человеческого обще­ства, в котором каждый человек является подчиненным.

Военная дисциплина — разновидность государственной дисцип­лины, имеющая свою специфику и особенности, связанные прежде всего с основным предназначением Вооруженных Сил страны вооб­ще и каждого военнослужащего в частности — это вооруженная за­щита целостности и независимости страны.

Таким образом, становление военнослужащего начинается с при­обретения им способности беспрекословного подчинения требовани­ям воинской службы.

Так было и так будет всегда, пока существует необходимость иметь Вооруженные Силы. Армия без дисциплины есть дорогостоящее учреждение, непригодное для войны и полное опасности в мирное время.

А. В. Суворов в своей знаменитой «Науке побеждать» приводит основные слагаемые победы в их гениальной простоте и последова­тельности.

Первое— субординация (подчинение) — альфа и омега всего во­инского единства. Затем экзерциция (упражнение, развитие, закалка). Далее дисциплина, слагаемая из элементов подчинения и совмест­ного обучения. Дисциплина дает победу. Победа рождает славу.

Каждый военнослужащий — это прежде всего подчиненный, ко­торый обязан беспрекословно повиноваться командирам (начальни­кам) и защищать их в бою.

В условиях современной войны роль и значение воинской дис­циплины постоянно возрастают.

Овладение новейшими видами оружия и военной техники, умение в полной мере использовать их возможности в бою требуют согла­сованных действий большого количества воинов разных специально­стей, общей организованности, технической грамотности каждого воина, безупречной исполнительности, превращения воинского кол­лектива в единый, крепкий сплоченный организм, подчиненный во­ле командира. Только такой воинский коллектив способен действовать в бою и одерживать победу.

Беспрекословное выполнение приказа командира, вера в него — залог победы. Душой воинской дисциплины является повиновение, т. е. сознательное подчинение командирам, точное выполнение их приказов, распоряжений, команд.

Обсуждение приказа недопустимо, а неповиновение приказу или его неисполнение является воинским преступлением. Исполнительность, т. е.

беспрекословное повинове­ние, является важнейшим требованием воинской дисциплины, осо­бенно в боевых условиях.

Приведем пример из истории России. Генерал М. Д. Ско­белев (1843—1882) в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. успешно командовал отрядом под Плевной, затем дивизией в сражении при Шипке-Шейково.

В разгар сражения с турками Скобелев обратился к батальону, который он посылал в атаку: «Братцы, я посылаю вас на смерть. Видите позицию? Взять ее нельзя. Да я брать ее и не думаю. Но нужно, чтобы турки перебросили туда все свои силы, а я тем временем ударю им в центр. Вы дадите России победу.

Смерть ваша будет честной, славной смертью!» Бодрым, могучим «Ура!» от­ветил батальон, посылаемый на смерть, и бросился в атаку.

В бою все построено на исполнительности каждого воина, на жесткой дисциплине, на четком и пунктуальном исполнении своих обязанностей и приказов командира. Малейшее отклонение от уста-

новленного порядка и плана действий может привести к невыполне­нию боевой задачи.

Напомним: не случайно одним из основных принципов строитель­ства Вооруженных Сил Российской Федерации, руководства ими и взаимоотношений военнослужащих между собой является принцип единоначалия.

Единоначалие выражается в праве командира единолично прини­мать решения, отдавать соответствующие приказы и обеспечивать их выполнение.

Подчиненный обязан беспрекословно выполнять приказы началь­ника.

За неисполнение подчиненным приказа начальника, за нане­сенный ущерб интересам военной службы предусмотрено уголов­ное наказание (см. раздел 4.1 «Правовые основы военной службы”).

Неисполнение приказа вследствие небрежного либо недобросо­вестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия, нака­зывается ограничением по военной службе на срок до одного года, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо содержани­ем в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.

Оценка последствий неисполнения приказа как тяжких зависит от конкретных обстоятельств совершенного преступления. Ими могут быть несчастные случаи с людьми, причинение им тяжких телесных повреждений, повреждение боевой техники и вооружения, причине­ние крупного материального ущерба и т. д.

Наказание «Ограничение по военной службе» назначается военнослужащим, проходящим во­енную службу по контракту. Из денежного содержания осужденного к ограничению по военной службе производится удержание в доход государства в размере, установленном приговором суда, но не свы­ше 20%.

Во время отбывания этого наказания осужденный не может быть повышен в должности, воинском звании, а срок наказания не засчитывается в срок выслуги лет для присвоения очередного воин­ского звания.

Наказание « в дисциплинарной воинской части» назначается военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также проходящим военную службу по контракту на должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву.

При содержании в дисциплинарной воинской части вместо лише­ния свободы срок содержания в дисциплинарной воинской части оп­ределяется один день лишения свободы за один день содержания в дисциплинарной воинской части.

Следует также подчеркнуть, что в современных условиях особен­но высокие требования предъявляются к военнослужащим, несущим боевое дежурство, боевую службу. При несении боевого дежурства нужна наивысшая степень организованности, точное выполнение всех правил и команд. Каждый военнослужащий обязан глубоко пони­мать свою ответственность за безупречное несение боевого дежур-

ства и быть постоянно готовым к немедленным действиям по уста­новленным сигналам.

Боевое дежурство регламентируется строго установленными пра­вилами, соблюдение которых является законом для каждого военно­служащего. Нарушение этих правил является воинским преступлением, влекущим за собой уголовную ответственность.

Статья 340 Уголовного кодекса Российской федерации «Наруше­ние правил несения боевого дежурства» предусматривает:

1.

Нарушение правил несения боевого дежурства (боевой служ­бы) по своевременному обнаружению и отражению внезапного нападения на Российскую Федерацию либо по обеспечению ее бе­зопасности, если это деяние повлекло или могло повлечь причине­ние вреда интересам безопасности государства, наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо содер­жанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, ли­бо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, наказывается ли­шением свободы на срок до десяти лет.

3. Нарушение правил несения боевого дежурства (боевой служ­бы) вследствие небрежного или недобросовестного к ним отноше­ния, повлекшее тяжкие последствия, наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо содержанием в дисцип­линарной воинской части на срок до двух лет, либо лишением сво­боды на срок до трех лет.

Нормы и требования воинской дисциплины охватывают все сто­роны жизни и деятельности военнослужащего, они распространяют­ся не только на служебную деятельность, но и на поведение вне службы, на взаимоотношения военнослужащих между собой, на все, из чего складывается жизнь и быт военнослужащего.

Для того чтобы быть дисциплинированным, необходимо, чтобы по­виновение явилось результатом особого нравственного состояния во­ина, которое с неизменным постоянством и строгой необходимостью определяло бы его линию поведения во всех случаях жизни незави­симо от того, есть контроль за его поведением или нет. Должно быть чувство долга. Механическое подчинение, не озаренное светом об­щих идей служения Отечеству, совершенно не соответствует требо­ваниям, предъявляемым в настоящее время к каждому отдельному военнослужащему.

Необходимы прежде всего внутренняя убежденность в обязатель­ности выполнения всех требований военной службы, сознательное отношение к военной службе.

Таким образом, отметим, что воинская дисциплина есть воинская нравственность. Воинской дисциплинированностью может быть оп­ределено особое нравственное состояние военнослужащего, прояв­ляющееся в его повседневном поведении, когда интересы воинского долга, военной службы определяются им выше его личных инте­ресов.

Воспитать в себе дисциплинированность — задачане одного дня,для этого нужны месяцы, если не целые годы.

Весь уклад армейской жизни оказывает самое непосредственное влияние на формирование у каждого военнослужащего необходимых качеств и умений подчиняться.

Поощрения также являются важным средством воспитания воен­нослужащих и укрепления воинской дисциплины. Каждый командир (начальник) в пределах прав, предоставленных ему Дисциплинарным уставом, обязан поощрять подчиненных военнослужащих за подвиги, разумную инициативу, усердие и отличие по службе.

Внутренний порядок и дисциплина — понятия неразделимые. Без уставного внутреннего порядка в воинской части, подразделении не может быть крепкой воинской дисциплины.

Внутренний порядок яв­ляется надежным воспитательным средством как сила, действующая непрерывно в течение всего дня и всей службы молодого человека, и обеспечивает условия, при которых военнослужащий постоянно под­чиняется воле начальника и установленному уставному порядку в строю и на занятиях, исполняя команду или приказ начальника. Вне занятий он, находясь под контролем своего непосредственного или прямых начальников либо дежурного по роте, подчиняет свою волю, исполняя обязанности военной службы. Такая постоянная практика подчинения своей воли постепенно обращается в привычку, а затем становится мерой поведения человека.

Необходимо отметить, что строгий уставной порядок в подразделении обеспечивает наиболее эффективную организацию обучения и воспита­ния воинов, становления их полноценными защитниками Отечества, спо­собными в любое время с оружием в руках встать на защиту Родины.

В заключение напомним, что важнейшими элементами уставного порядка являются: выполнение распорядка дня, организация боевой подготовки, служба суточного наряда, несение караульной и гарни­зонной служб, организация парковой службы, хранение и выдача ору­жия, соблюдение правил ношения формы одежды, поддержание чистоты в помещениях и городках.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/5_28604_voennosluzhashchiy--podchinenniy-strogo-soblyudayushchiy-konstitutsiyu-i-zakoni-rossiyskoy-federatsii-vipolnyayushchiy-trebovaniya-voinskih-ustavov-prikazi-komandirov-i-nachalnikov.html

Приказ командира – приказ родины.: дисциплина — это беспрекословное повиновение и строжайшая

ПРИКАЗ КОМАНДИРА - ПРИКАЗ РОДИНЫ.

  Дисциплина — это беспрекословное повиновение и строжайшая исполнительность. Суть исполнительности и повиновения как необходимых условий победы над врагом убедительно раскрыта в повести А. Бека «Волоколамское шоссе».

Командир батальона Панфиловской дивизии Баур- джан Момыш-Улы, обращаясь к молодым бойцам, говорил: «Вчера вы были людьми разных профессий, разного достатка, вчера среди вас были и рядовые колхозники, и директора. С сегодняшнего дня вы бойцы и младшие командиры Рабоче-крестьянской Красной Армии. А я ваш командир. Я приказываю, вы подчиняетесь. Я диктую свою волю, вы выполняете ее…

Вчера вы могли спорить с начальником, вчера вы имели право обсуждать: правильно ли он сказал, законно ли он поступил. С сегодняшнего дня у вас один закон — приказ командира… Воинский порядок суров, но этим держится армия».

Почему необходимо беспрекословно повиноваться приказам и распоряжениям командиров? В первую очередь потому, что командир, являясь непосредственным начальником, призван твердо и последовательно проводить в жизнь политику государства в области обороны.

На него возложена персональная ответственность перед государством за все аспекты жизни и деятельности войсковой части (подразделения) и каждого военнослужащего. Командир отвечает за боевую готовность вверенной ему части (подразделения), за боевую подготовку, воспитание, воинскую дисциплину подчиненных. На войне он выступает как организатор и руководитель боя.

Командир наделен правом единолично принимать решения, отдавать приказы и обеспечивать их выполнение. «Военнослужащий обязан беспрекословно повиноваться командирам (начальникам) и защищать их в бою…» (Статья 13 Устава внутренней службы.) Повиновение не умаляет достоинства, а, наоборот; возвышает и украшает воина. Повинуясь, воин внутренне осознает необходимость подчинения.

Приказ командира — это приказ Родины, приказ, продиктованный высшими интересами защиты нашего Отечества.

В современных условиях наряду с возросшим значением общего воинского порядка и организованности существенно повысилась роль таких важнейших условий боеспособности, как дисциплина боевого дежурства, когда от личного состава требуется наивысшая концентрация духовных и физических сил, дисциплина времени, точности, грамотной эксплуатации боевой техники.

Фактор времени ныне имеет исключительное значение. Если в прошлом на приведение войск в боевую готовность отводились продолжительные сроки, то теперь огромные скорости полета ракет и самолетов ограничивают это время до считанных минут, а то и секунд. Вот почему при выполнении учебно-боевых задач и нормативов ведется непрерывная борьба за каждую секунду, за быстроту и точность действий каждого воина. Воинская дисциплина, соблюдение уставных требований в любой обстановке позволяют воинам научиться концентрировать свои духовные и физические силы на преодолении трудностей, воспитывать в себе высокие морально-психологические и боевые качества, способствующие выполнению поставленной задачи. Примером высокой дисциплинированности, ис- полнения воинского долга и героизма можно на- Y -I®              звать гренадера гвардейского Финляндского полка

Леонтия Коренного.

Батальон, в котором сражался Коренной, попал в окружение. В бою все офицеры погибли. Гвардеец остался один, но продолжал сражаться и получил 18 штыковых ран. О пленном герое доложили Наполеону, и император приказал его вылечить, а в приказе по армии указал своим солдатам брать пример с чудо-богатыря. В дисциплинированности, как в зеркале, отражаются высокая сознательность воина, его внутренняя собранность и готовность самоотверженно выполнить свой священный долг защитника Отечества. Внешние и внутренние показателидисциплинированности Таблица 4

ВнешниеВнутренние
Строгое соблюдение воинского порядка. Точное и инициативное выполнение приказов и распоряжений командиров и начальников. Добросовестное несение службы.

Бережное отношение к боевой технике и оружию, грамотное их использование при решении учебно-боевых и служебных задач. Образцовый внешний вид

Убеждение в необходимости и целесообразности воинской дисциплины. Знание уставов и наставлений, требований военной службы. Умение управлять собой в соответствии с требованиями воинской дисциплины. Навыки и привычки дисциплинированного поведения.

Самодисциплина

Безусловно, связь между внешними и внутренними показателями дисциплинированности того или иного воина неоднозначна. Иногда бывает так, что воин соблюдает определенный порядок, не будучи уверен в его необходимости, им движет только страх перед наказанием. Дисциплинированность как личностное качество не рождается вместе с человеком и тем более не дается воину вместе с погонами. Она формируется и развивается в процессе его армейской жизни и деятельности. За время службы в армии я не имел ни одного взыскания, строго соблюдал внутренний порядок. Меня радовало, что все в части происходит по расписанию, точно в установленное время: и работа, и еда, и отдых, и сон. Меня ничуточки не тяготило, что это повторялось изо дня в день. Я видел, а еще больше чувствовал, как сознательная воинская дисциплина, постоянное поддержание образцового внутреннего порядка сплачивали личный состав, делали воинскую часть дружным боевым коллективом, обеспечивали единство действий, согласованность и целеустремленность, поддерживали постоянную боевую готовность и неусыпную бдительность… В армии я привык жить и учиться по уставам. Уставы отвечали на все вопросы, связанные с жизнью, учебой, службой, ясно указывали, как служить, изучать военное дело, овладевать оружием и боевой техникой, повседневно повышать политическую сознательность. Первый космонавт Ю. А. Гагарин

О              воинах дисциплинированных, стойких и надежных говорят: это люди долга. Постоянное чувство высокой ответственности, готовности выполнить воинский долг воспринимается ими как дело чести и совести.

Именно это основа достижения самого высокого уровня дисциплины, то есть уровня, когда объединяются и взаимодействуют знания, убеждения и воля человека, когда приказ командира подкрепляется велением совести, когда требования воинской дисциплины становятся внутренней потребностью, которая обусловливает дисциплинированное поведение каждого воина. 

Источник: https://bookucheba.com/jiznedeyatelnosti-bjd-bezopasnost/prikaz-komandira-prikaz-65640.html

Book for ucheba
Добавить комментарий