Развитие российской этнологической науки.

Становление этнографической науки в россии

Развитие российской этнологической науки.

СТАНОВЛЕНИЕ ЭТНОГРАФИЧЕСКОЙ НАУКИ

В РОССИИ

Кандидат исторических наук Лариса ПАВЛИНСКАЯ, заведующая отделом этнографии Сибири Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН

Начавшаяся в XVIII в. в России эпоха Просвещения явилась периодом становления науки в стране,

которая в течение столетия поднялась до уровня достижений развитых стран Европы. Такой стремительный взлет был обусловлен прежде всего политикой императора Петра I, стремившегося возвести свою державу в ранг передовых европейских государств.

Одним из важнейших деяний Петра Великого в этом направлении было создание в 1724 г.

Петербургской академии наук, в течение нескольких десятилетий возглавлявшей научное, культурное, образовательное и в определенной степени политическое строительство Российской империи.

В 1728 г. Академия заняла специально построенное здание в центре Петербурга на берегу Невы, в котором вместе с ней разместились первый государственный Естественно-исторический музей Кунсткамера и вошедшие в ее состав библиотека и обсерватория.

Преследуя цель как можно быстрее ввести нашу страну в европейский мир, император приглашает из Германии, Франции, Нидерландов, Италии известных ученых, архитекторов и художников, призванных заложить основы новой культуры, апофеозом которой стала молодая столица государства — Санкт-

Петербург. Но, если в становлении точных и естественных наук, а также светского искусства реформы царя сыграли основную роль, то в развитии такой области знаний, как этнография, помимо них, огромное значение имел характер нашей страны, объединившей в едином пространстве народы славянской, финно-угорской, тюркской, тунгусо-маньчжурской, палеоазиатской и монгольской языковых общностей.

Эта этническая уникальность и явилась причиной быстрого развития этнографических исследований, которые в XVIII в. по своему размаху, методологии и

Библиотека Кунсткамеры находилась в западном крыле второго этажа.

Гравюра 1741г.

методике во многом опередили европейские страны.

Ибо централизованное управление обширной территорией империи, охватившей к тому времени значительную часть Восточной Европы и Северной Азии, со столь многонациональным составом населения, было невозможно осуществлять без их углубленного познания (недаром первые исследования страны, включающие сбор и изучение этнографических реалий, были непосредственно направлены Петром I). Все это привело к тому, что развитие этнографии у нас, в отличие от Европы, где становление этой науки шло в русле исключительно миссионерской деятельности, изначально носило исследовательский характер и проходило в рамках деятельности Академии наук. Все это невозможно понять без оценки того объема соответствующей информации, который был накоплен в России еще в XVI—XVII вв. — эпохе освоения основного географического и культурного пространства будущей империи.

Среди источников, сыгравших явную или косвенную роль в становлении отечественной этнографии, необходимо отметить русские летописи, в которых в той или иной степени была зафиксирована жизнь большинства народов европейской части России, а также народов Западной Сибири.

Особым источником, сыгравшим основную роль в изучении истории Сибири и не утратившим ценность до настоящего времени, являются «Наказные памяти» воевод и приказчиков сибирских острогов, «Царские грамоты и указы», а главное, «распросные речи» служилых людей, большинство из которых сохранились благодаря усилиям сотрудников академических экспедиций XVIII в.

В XVII в.

появляются первые труды по описанию народов, главным образом Сибири, как наиболее загадочной территории империи — «О Сибирском царстве и о царях того великого царства» (анонимный автор, 1645), «Путешествие через Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая» (Николай Спафарий, 1675), «Описание новой земли, сиречь Сибирского царства» (Никифор Венюков, 1675— 1698) и др. В целом достоверных сведений о народах России и сопредельных с ней стран в XVII в. было накоплено достаточно много. Об этом свидетельствует уникальный труд амстердамского бургомистра Николааса Витсена «Северная и Восточная Тарта-рия» (1692, на русском языке издана в 2010-м), значительная часть которого посвящена народам Российского государства.

Испытывая огромный интерес к страноведению и особенно к народам и культурам далеких стран, в 1664 г. Витсен посетил Москву в составе нидерландского посольства Якова Бореля. Проведя здесь около года, он сумел завязать обширный круг знакомств среди самых различных слоев жителей столицы, представители которых стали его информантами по всем вопросам, связанным с территориями и населением

обширного Российского государства. Таким образом, сведения, изложенные этим автором, отражают, прежде всего, знания самих русских XVII в. о различных народах своей страны.

Собирать материал по этой теме Витсен продолжал и по возвращении в Голландию, получая корреспонденцию из России и информацию от русских, посещавших Амстердам. В географическом плане труд Николааса Витсена охватывает территорию Поволжья, Урала, Сибири, Монголии, Средней Азии, Крыма и Кавказа.

В нем представлены сведения о природе и климате этих земель, карты Сибири и Дальнего Востока, а главное — описание живущих там народов, их обычаев, занятий, верований, легенд. Более того, дана первая, пока еще достаточно приблизительная, языковая классификация народов этих регионов.

Труд «Северная и Восточная Тартария» был приобретен Петербургской академией наук и сыграл существенную роль при подготовке больших экспедиций в Сибирь в первой половине XVIII в.

На рубеже XVII—XVIII вв. в отечественном сибиро-ведении появляется необычайно яркая личность — Семен Ульянович Ремизов. Выходец из сибирского служилого сословия, за военные заслуги он был введен в сословие «детей боярских». Однако больше всего Ремизов известен как историк Сибири и знаменитый картограф.

Его перу принадлежит выдающийся труд того времени — «История сибирская» (Реми-зовская летопись), основанный на изучении огромного корпуса источников (летописей, документов сибирских канцелярий, преданий и устных рассказов, чертежей и карт).

В нем автор, хотя и с христиан-ско-просветительских позиций, но путем сравнительно-сопоставительного анализа исторических, этнографических и географических сведений дает оценку присоединения Сибири к России и значения этого события для государства.

Особая заслуга Ремизова перед отечественной историей, этнографией и географией заключается в составленных им картах сибирского региона и чертежах сибирских острогов. Знаменитая «Чертежная карта Сибири» включает 23 карты, охватывающих весь регион.

К самым ранним этнографическим работам XVIII в. (1715 г.), написанным на русском языке, относится монография Григория Новицкого «Краткое описание о народе остяцком», представляющая собой один из первых этнографических трудов в истории мировой науки (СПб.,1884). В 1712 г.

в составе «апостольской экспедиции» митрополита Филофея (Лещинского), предпринятой в соответствии с указом Петра I о крещении сибирских народов, Новицкий, будучи сосланным в Тобольск по делу об измене гетмана Мазепы, совершил поездку по Оби в места расселения остяков (хантов).

Результатом этого путешествия стало достаточно подробное описание традиционной, еще не затронутой русским влиянием, культуры остяков. Новицкий описал все стороны жизни этого народа: жилище, одежду, пищу, обряды жизненного цикла, верования, обычное право и многое другое.

Этот труд интересен еще и тем, что автор представляет свои этнографические наблюдения общей истории Сибири в рамках сведений, известных в то время, дает описание Оби и ее притоков, природных богатств и даже характеризует торговлю России с Китаем. Более того, Новицкий впервые предпринимает попытку выяснить этниче-

скую историю региона, обращая внимание на местные предания о существовании некогда на Оби народа чудь. Фактически в этой работе был заложен основной принцип этнографического описания народов и их культуры.

С 1719 г. начинается планомерное комплексное изучение Сибири, которая в это столетие исследуется значительно шире, чем какой-либо другой регион Российской империи. С 1719 по 1727 г. по поручению Петра I в Сибири работает находившийся на русской службе немецкий ученый Даниэль Готлиб Мессер-шмидг.

В XVIII в. этнография представляла собой одно из направлений политической и исторической географии, окончательно оформившись в самостоятельную дисциплину лишь в следующем столетии.

Именно поэтому в задачу исследователя входило описание животного и растительного мира, поиск лекарственных растений, древних памятников и рукописей, изучение культуры и языков народов Сибири.

Мессершмидг обследовал территорию от Оби до Забайкалья, собрав колоссальный материал практически по всей указанной тематике, включая записи, коллекции и составленные им карты. Все материалы были переданы Мессершмидгом в созданную в 1724 г.

Петербургскую академию наук, однако большая их часть погибла во время пожара 1747 г.

С деятельностью Академии было связано все дальнейшее развитие отечественной этнографии вплоть до середины XIX в. Основное значение в этом процессе имели экспедиции в различные регионы страны, главным образом в Сибирь и Поволжье, организуемые АН с таким размахом, который в истории науки более не повторялся.

Это был целый ряд экспедиций (более 50), включавших как отдельные поездки ученых, так и комплексные многолетние исследования с большим числом специалистов разных научных направлений. Каждая из них вносила свой вклад как в накопление знаний о различных народах, так и в становление методики и методологии этнографической науки.

Наиболее значимыми были «Великая Северная экспедиция» (или Вторая Камчатская) 1733—1743 гг. и «Физическая экспедиция» (или Академическая) 1768—1774 гг. Сухопутный отряд Второй Камчатской экспедиции, одной из главных задач которого было изучение коренных народов Сибири, возглавил немецкий профессор истории, член Петербургской АН Герхард Фридрих Миллер.

В течение 10 лет этим отрядом был собран колоссальный материал по истории и этнографии, охватывающий практически всю территори

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/stanovlenie-etnograficheskoy-nauki-v-rossii

От советской этнографии к российской этнологии

Развитие российской этнологической науки.

С.В. Чешко

От советской этнографии к российской этнологии[*]

Полагаю, что за последние приблизительно 20 лет роль этнологии/этнографии в нашей стране определенно возросла, что связано с резким ростом значения этнического фактора в обществе и, соответственно, с необходимостью его изучения.

Похожая ситуация существовала в 1920-е—1930-е годы, когда проводилось так называемое национально-государственное размежевание регионов Советского Союза.

В дальнейшем этнология попала под пресс сталинских репрессий и до середины 1980-х годов занимала периферийное место в системе общественных наук со статусом подсобной исторической дисциплины. Об этнографах вспоминали главным образом при подготовке всесоюзных переписей населения.

Официальная советская «историко-партийная наука» относилась к этнографии с некоторым пренебрежением и предубеждением. Этнография ассоциировалась с изучением неких экзотических «этнографизмов» и подозревалась в ревизии постулатов исторического материализма.

Поводами для этого были публичные дискуссии этнографов о первобытности, стадиальности развития этнических общностей, знаменитой триаде «племя — народность — нация» и т.п. «Теория этноса», разработанная Ю.В. Бромлеем в сотрудничестве с другими крупными советскими этнологами, усугубила интригу противостояния между этнологами и ортодоксальными «истматчиками».

Не способствовал лучшему отношению к этнологии и известный доклад Ю.В. Бромлея на заседании Президиума АН СССР в 1982 г., когда он осмелился выказать озабоченность по поводу угрозы ухудшения межэтнических отношений в стране.

В то время такая мысль присутствовала только в публикациях западных советологов и была воспринята как крамола (это был уникальный случай в практике подобных заседаний, когда отменили обсуждение доклада).

В середине 1980-х годов, в условиях «перестройки», ситуация начала постепенно меняться. Свидетельством этого стало, например, создание Межведомственного научного совета АН СССР по изучению национальных процессов под эгидой Института этнографии и председательством Ю.В. Бромлея.

В совет входили представители всех научных центров СССР, в той или иной мере занимавшихся этнической проблематикой, а также союзных министерств и ведомств, включая министерства обороны и внутренних дел.

Сотрудники института консультировали различные структуры ЦК КПСС, Верховного Совета, Совета Министров СССР. Институт этнографии, как ведущее научное этнографическое учреждение страны, стал получать от ЦК КПСС заказы на аналитические материалы. Так, в 1987 г.

были подготовлены записки о потенциальных очагах межэтнической напряженности в СССР — фигурировал там и Нагорный Карабах, который действительно взорвался через полгода. Институт курировал в рамках Академии наук подготовку рекомендаций для пленума ЦК КПСС по межнациональным отношениям (сентябрь 1989 г.

), представил свои соображения в связи с разработкой новой Конституции СССР. Другое дело, что все эти аналитические и рекомендательные материалы фактически не были использованы.

В постсоветский период политический заказ на разработки этнологов еще более увеличился, некоторые из ученых-этнологов были приглашены на работу в государственные учреждения. Так, директор Института этнологии и антропологии РАН В.А.

Тишков некоторое время занимал пост министра по делам национальностей. Покойный В.Н. Шамшуров был заместителем председателя Государственного комитета по делам национальностей (до его преобразования в Министерство по делам национальностей).

Примерно за 15 лет этнологи различных научных центров страны провели тысячи (точно невозможно установить) экспертиз федеральных и региональных законов и законопроектов, иных нормативных актов, программ социально-экономического и этнокультурного развития, материалов, проходивших по запросам органов прокуратуры и внутренних дел и др.

В самом обществе явно усилился интерес к этнологии, особенно к публикациям, касающимся культурных традиций, истории народов.

Следует признать, например, что для нас явилась немалым сюрпризом популярность вроде бы сугубо академических изданий серии «Народы и культуры»: количество проданных томов серии в магазинах «Академкниги» и на лотках определенно превышает число этнологов в России.

Большим спросом пользуются и другие этнологические публикации, особенно те, которые описывают бытовые традиции (пища, баня и т.п.). Необходимо отметить, что прекрасные книги стали издавать региональные научные центры, зачастую при поддержке крупных промышленно-финансовых компаний.

Показателем проникновения в общественное сознание этнологической тематики может служить все увеличивающееся использование в публикациях СМИ, политическом лексиконе и законодательных актах терминологии, содержащей всякого рода «этнизмы» («этнос», «этническое» и т.п.).

Правда, такое использование происходит, как правило, без понимания сути соответствующих терминов, что приводит к недоразумениям, а то и к спекуляциям на почве этнополитических проблем.

Сами этнологи, на беду свою пытающиеся пропагандировать этнологические знания, нередко подвергаются резкой критике со стороны дилетантов за то, что якобы неправильно, предвзято трактуют изобретенные ими же в сугубо научных целях понятия.

Что касается статуса этнологии, то в последнее время он, безусловно, вырос. Сегодня авторитет этнологии в отечественном научном сообществе выше, чем когда-либо в советское время.

Кстати, оборотная сторона этого процесса — появление множества исследовательских учреждений, претендующих на этнологическую тематику и конкуренцию с традиционными этнологическими центрами. В конкуренции нет ничего плохого, если бы она велась на профессиональном уровне.

К сожалению, новички на исследовательском поле этнологии зачастую не имеют нужного профессионального уровня. Их деятельность — это борьба за источники финансирования в условиях благоприятной для этнологических изысканий конъюнктуры.

Этим же, по сути, объясняется бурное «грюндерство» на почве модной в среде дилетантов социальной/культурной антропологии.

По поводу иерархии исследовательских областей в пространстве этнологии как дисциплины можно сказать следующее. В региональном аспекте наиболее востребованы и объективно перспективны исследования России и других постсоветских государств.

В тематическом аспекте сохраняет привлекательность — по крайней мере, для широкого потребителя этнографических знаний — изучение культурных традиций в духе исторической этнографии.

Однако объективно большее значение имеет изучение современности: в свое время этнография и рождалась как наука, призванная изучать прежде всего тогдашнюю современность.

Лишь в советское время произошел определенный сдвиг в область изучения прошлого: этнографы полагали, что чем архаичней материал, который они находят, тем больше их деятельность соответствует духу этнографии. Полагаю, такой сдвиг был неоправданным. В связи с этим возникает серьезная проблема: что и какими методами в современности изучать, чтобы не утратить специфику этнологии в общем пространстве всех общественных наук.

Генеральное направление развития этнологии сегодня, на мой взгляд, — это исследование взаимодействия двух основных тенденций: культурной унификации, происходящей на базе становления массовой культуры, и воспроизводства и видоизменения культурного многообразия.

Есть, думаю, важный аспект этой проблемы, о которой до сих пор мало задумывались.

Если обычно этнологи стремились изучать межэтнические отношения, межкультурные коллизии на групповом уровне (это вытекало из специфического понимания объекта этнологии как этносов/народов), то сегодня на первый план может выйти проблема взаимоотношений индивида и традиционной (по рождению индивида) этнокультурной среды и поиска этим индивидом иных референтных культурных групп. Как бы там ни было, благословенное для классической этнографии «время альчера» неуклонно уходит в прошлое, и этнология должна искать свое место в трансформирующемся мире.

Из числа этнологических субдисциплин и исследовательских направлений следует в первую очередь отметить весь комплекс прикладных исследований, направленных на оптимизацию жизни полиэтнических обществ.

Что касается вопроса об отличительных чертах этнографического стиля работы в российском обществе сегодня, то, думаю, никакого особого «национального» стиля нет — во всяком случае, если говорить о стиле и методике собственно исследовательских работ.

Раньше была другая специфика: патернализм со стороны ученых Москвы и Ленинграда в отношении так называемых национальных кадров.

Считалось (вполне в соответствии с официальной политикой советского государства, направленной на воспитание национальных кадров научной интеллигенции и традиционное для России благоволение «братьям меньшим»), что надо всячески «подтягивать» эти кадры до уровня ученых степеней, вплоть до создания тепличных условий и, нередко, написания за них диссертаций.

Ныне ситуация изменилась. За пределами обеих столиц сформировались полноценные научные центры, выросли поколения высококвалифицированных этнологов. В результате речь уже идет не о патернализме, а о равноправном сотрудничестве и здоровой конкуренции.

ПРИМЕЧАНИЯ

[*] : Этнологическое обозрение. 2002, № 2. С. 8—10.

Об авторе:

Чешко Сергей Викторович — доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник, заведующий Центром междисциплинарных исследований Института этнологии и антропологии Российской академии наук.

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/ot-sovietskoi-etnoghrafii-k-rossiiskoi-etnologhii

Развитие этнографии в России

Развитие российской этнологической науки.

В истории развития этнографии дореволюционной России классик отечественной этнографииС.А.

Тока­рев выделяет восемь периодов в соответствии с основ­ными вехами российской истории, с развитием соци­альной потребности в этнографических знаниях и спецификой развития этнографии на конкретных эта­пах ее истории. С его точки зрения, отсчет начальному периоду развития этнографических знаний в России следует вести с XI века1.

Наиболее ранним памятником русской письмен­ности, в котором содержится этнографический мате­риал, как считают исследователи, является «Повесть временных лет» (нач. XII в.). Различные этнографичес­кие сведения приводятся и в позднейших русских ле­тописях, а также в других памятниках русской литера­туры XII—XIV вв.

Среди них в первую очередь выде­ляются различные «жития святых», а также такой литературный жанр, как «хождения» (или «хожения»), в частности, «Хожение игумена Даниила», в котором идет речь о Палестине и ее народах. Выдающимся для своего времени этнографическим произведением яв­ляется «Хождение затри моря…

» — записки тверского купцаАфанасия Никитина, совершившего в 1466— 72 гг. путешествие в Индию через Каспий, Кавказ, Пер­сию и Аравийское море.

После присоединения Сибири к Русскому государ­ству произошло значительное обогащение этнографи­ческих материалов о народах, как самой этой террито­рии, так и сопредельных стран. За короткий срок с конца XVI до конца XVII в.

был накоплен обширный запас фактических данных о народах Сибири и Севе­ра. В «скасках» (показаниях) служилых людей, «отпис­ках» (донесениях) сибирских воевод, в «росписях» и ясачных книгах XVII в.

содержатся обстоятельные сведения о сибирских народах: об их расселении, чис­ленности, хозяйственном укладе, общественном строе, об обычаях и обрядах. Источниками подобных сведе­ний могут служить также, как отмечаетС.А. Токарев,судебные дела. К XVII в.

относятся и общие описания Сибири и ее населения: «Сибирские летописи», «Чер­тежная книга Сибири»Семена Ремезова (ок. 1664— 1715) и др.

Появлялась значительная этнографическая инфор­мация и о народах зарубежных государств. Так, в 1675 г.

в Китай было направлено русское посольство во главе с Николаем Спафарием, который оставил первое в русской литературе описание этой страны, содержащее обширный этнографический материал.

Этнографичес­кие сведения доставляли и русские путешественники XVII в. в Среднюю Азию, Закавказье, Переднюю Азию.

К самому началу XVIII в. относится одна из первых в мировой литературе этнографических монографий — «Краткое описание о народе остяцком», написанная в 1715 годуГригорием Новицким.

Выдающуюся роль в развитии русской этнографии сыграла деятельность В.Н.

Татищева (1686— 1750), которому принадлежат, в частности, замечательные для своего времени програм­мы-анкеты для собирания этнографических сведений о народах России (1734 и 1737). Ему же принадлежит «Общее географическое описание всея Сибири» (1736).

XVIII в. знаменуется организацией целого ряда крупных экспедиций в различные районы страны. Историки насчитывают в этом веке более 50 экспеди­ций Академий Наук. Особая роль принадлежит Второй Камчатской экспедиции (1733—43) и «Академической» экспедиции (1768—74). Среди участников первой из них были известный историк СибириГ.ф.

Миллер и автор классической этнографической монографии «Описание земли Камчатки» (2 т., 1755)С.П. Крашенинников. Из работ участников экспедиции 1768— 74 гг., охватившей громадную территорию — Повол­жье, Кавказ, Крым, Сибирь, Урал, наибольшее значе­ние для этнографии получили трудыП.С. Палласа, И.И. Лепехина, В.Ф.

Зуева и др.

В 1766 — 80 гг. был издан первый обобщающий труд по этнографии России — «Описание всех в Российс­ком государстве обитающих народов, так же их житей­ских обрядов, вер, обыкновений, жилищ, одежд и про­чих достопамятностей»И.Г. Георги.

Этот труд знаме­нателен тем, что в нем был систематизирован весь известный в то время этнографический материал. По своему масштабу и методологическому уровню этног­рафические исследования в России в XVIII в.

стали значительным явлением в мировой науке.

В конце XVIII в. был опубликован ряд сочинений, посвященных русскому устному народному творчеству (М.Д.Чулков и др.). К первым десятилетиям XIX в. относятся прославленные русские кругосветные путе­шествия. Написанные по итогам этих путешествий сочинения русских путешественниковИ.Ф. Крузенш­терна, Ю.Ф. Лисянского, В.М. Головнина, О.Е. Коцебу,

Ф.П. Литке и др. содержат богатый этнографический материал, особенно о народах тихоокеанских островов. Наиболее полное и всестороннее описание алеутов принадлежитИ.Е. Вениаминову (митрополитИннокен­тий), который прожил среди алеутов и тлинкитов 15 лет (1824—39).

В этнографическом изучении Средней Азии важную роль сыграли экспедицииН. Н. Муравь­ева в Хиву (1819—20)иА.П. Левшина в казахские сте­пи (1820-е гг.), в изучении Кавказа большое значение приобрели исследованияС. Броневского (1823). Труды Н.Я.

Бичурина (Иакинфа) по Китаю и сопредельным странам ввели в европейскую науку новый обширный этнографический материал, который сохраняет и по­ныне свое значение.

Важной вехой в истории русской этнографии было основание в 1845 году Русского географического об­щества с отделением этнографии. Первым председа­телем отделения былК.М. Бэр, которого в 1848 году сменилН.И.

Надеждин. Важно подчеркнуть, что в ра­ботахБэра и Надеждина, относящихся к 40-м годам XIX в., были сформулированы принципы этнографии как науки, обладающей своими самостоятельными за­дачами и методами.

Уже в первые годы Русским географическим об­ществом были собраны путем рассылки специальной программы обширные этнографические материалы, публиковавшиеся затем в изданиях общества. Выпус­кавшиеся этим обществом «Этнографические сборни­ки» (1853—64) явились первым в России регулярным изданием по этнографии.

В 1851 году вышла из печати первая «Этнографическая карта Европейской России», составленнаяП.И. Кеппеном. К 40—50-м гг. относятся лингвистические и этнографические исследования И.А. Кастрена на европейском Севере и Сибири, путе­шествиеА.

Миддендорфа в Восточную Сибирь, этног­рафические работыЛ. Шренка на нижнем Амуре и Са­халине. Ценный этнографический материал о народах Амура был собран экспедициейГ.И. Невельского(1849—55). К этому же периоду относятся этнографи­ческие исследования в Средней Азии(Н.

В. и Я.В. Ханыковы и др.).

Несколько позже проведены полевые исследова­нияВ.В. Радлова в Алтае-Саянском нагорье, Юго-За­падной Сибири и Средней Азии. Обширные материа­лы по этнографии украинского народа доставила экс­педицияП.П. Чубинского в юго-западный край. Материалы по этнографии и фольклору русского на­рода были собраны и опубликованыА.Н.

Афанасьевым, П.И. Киреевским, П. Н. Рыбниковым, П.С. и А. Я. Ефименко и др. Среди ученых середины XIX в. в трудах которых содержатся значительные этнографические материалы, и представители народов российских ок­раин: бурятДоржи Банзаров, казахЧокан Валиханов,кабардинецШора Ногмов, грузин Д.

Бакрадзе и др.

В 70 — 90-е гг. в русской этнографии получает рас­пространение эволюционистское направление, сто­ронниками которого былиМ. Кулишер («Очерки срав­нительной этнографии и культуры», 1877),Э.Ю. Пет­ри, И.

Н. Смирнов и др.М.М. Ковалевский внес крупный вклад в этнографию открытием патриархаль­ной семейной общины как формы разложения родо­вого строя. Он дал также ценное исследование по народам Кавказа.

Крупная роль в развитии русской этнографии этого периода принадлежит Д.Н.

Анучину, деятельность кото­рого была тесно связана с основанным в 1863 году обще­ством любителей естествознания, антропологии и этног­рафии.

Этим обществом в 1867 году была организована Всероссийская этнографическая выставка. С 1889 года им издавался журнал «Этнографическое обозрение».

В накоплении этнографических материалов боль­шую роль сыграла работа политических ссыльных в Сибири (И.А.Худяков, В. Серошевский, Д.А. Клеменц, В.Г. Богораз, Л.Я. Штернберг и др.). Так, официально разрешенная и возглавленная областной администра­цией «Сибиряковская» экспедиция в Якутии (1994—96) была осуществлена целиком силами политических ссыльных.

Широко развернулось в последние десятилетия XIX в. изучение русской общины, обычного права рус­ского народа(Е.И. Якушкин, П.А. Соколовский, АА. Кауфман и др.), собирание фольклорного материала(В.ф. Миллер и его ученики).

Путешествия Н.М. Пржевальского, Г.Н. Потанина, М.В. Певцова, П.К. Козлова и др. способствовали ознакомлению с на­родами Центральной Азии. Обильный этнографичес­кий материал доставили русские экспедиции в Афри­ку(В.В.

Юнкер), в Индию(И.П. Минаев), Восточную Азию (М.И.Венюков). Исключительное значение име­ли исследования выдающегося русского путешествен­ника, ученого и общественного деятеляН.Н.

Миклухо-Маклая на Новой Гвинее и в других областях Океании и Юго-Восточной Азии.

К концу XIX в. этнографические учреждения и музеи существовали во многих городах России (в Кие­ве, в городах прибалтийских и польских губерний, в Казани, Тифлисе, Эривани, Владикавказе, Ташкенте, Иркутске, Минусинске, Якутске и многих других цент­рах). Большую деятельность в области этнографии вели местные отделения Русского географического общества.

В начале XX века усилился интерес к изучению материальной культуры русского народа (работы Д.К. Зеленина и др.), развернулась деятельность этног­рафических музеев: Румянцевского музея в Москве, Музея антропологии и этнографии в Петербурге, в 1901 — 02 годах был создан этнографический отдел Рус­ского музея в Петербурге.

В это же время формируются в такие теоретичес­кие концепции, которые могут быть отнесены к соб­ственно культурной антропологии в ее современном понимании. Так,Г.Г. Шпет стал читать в Московском университете курс этнической психологии, задачей которой он определил изучение «типических коллек­тивных переживаний».

Таким образом, к началу XX века в России сфор­мировалась своя антропологическая школа — с име­намиД.Н. Анучина, В.Г. Богораза, В.В. Докучаева, Н.Н. Миклухо-Маклая, С.М. Широкогорова и др. Круп­ные деятели русской этнографии первых десятилетий XX века продолжали свою деятельность по развитию уже советской этнографии.

Антропологические идеи Н.Н. Миклухо-Маклая.

Николай Николаевич Миклухо-Маклай (1846—1888) —выдающийся русский путешественник, географ, ант­рополог, этнограф, учился в Петербургском, Гейдельбергском, Лейпцигском, Иенском университетах.

В ка­честве ассистента известного зоологаЭ. Геккеля в 1866— 1867 гг. он побывал на Канарских островах и в Марокко. В 1869 году совершил путешествие по побе­режью Красного моря.

Отдавая дань географическому детерминизму, Миклухо-Маклай склонялся к тому, что расовые и куль­турные признаки народов формируются под влиянием природной и социальной среды.

Для подтверждения этой теории он решил предпринять путешествие на острова Тихого океана с целью изучения «папуасской расы».

При содействии Русского географического об­щества он в течение 15 месяцев прожил среди папуа­сов на северо-восточном берегу Новой Гвинеи (1871 — 72), который с тех пор называется Берегом Маклая. В 1873 г.

исследователь посетил Филиппины и Индонезию, а следующем году побывал на юго-западном берегу Новой Гвинеи. Позднее он дважды путешествовал по полуострову Малакка, изучая племена семангов и сакаев, совершил путешествие в Западную Микронезию и Северную Меланезию, дважды побывал на южном бе­регу Новой Гвинеи, несколько лет прожил в Австралии.

Крупнейшей научной заслугойМиклухо-Маклаяявляется то, что он поставил вопрос о видовом, един­стве и взаимном родстве человеческих рас. Он опро­верг распространенный в то время взгляд на папуасов как на представителей якобы особого вида, глубоко отличного от других человеческих рас и в особенности от европеоидной расы.

Русский ученый показал, что утверждения об особенном распределении волос на голове папуасов, о недоразвитости у них икроножной мускулатуры, об особенной сухости кожи и др. не со­ответствуют действительности. В частности, он устано­вил существование как долихоцефалии, так и брахице­фалии среди меланезийцев.

При этом он доказал, что в пределах одной расы могут быть групповые разли­чия в головном показателе.

Для этнографии и культурной антропологии боль­шое значение имеют обстоятельные описанияМиклухо-Маклаем хозяйства, материальной культуры и быта папуасов и других народов Океании и Юго-Во­сточной Азии.

Многие его наблюдения и в XX столе­тии оставались почти единственными материалами по этнографии некоторых областей Океании, особенно Северо-восточной Новой Гвинеи, Западной Микроне­зии.

Описывая изобразительное искусство, начатки идеографического письма, обычаи коренных жителей Океании, их психологию и социальные отношения, русский ученый показал, что эти народы по умствен­ным и моральным качествам ни в чем не уступают европейцам.

Научные наблюденияМиклухо-Маклая сочета­лись с убедительным разоблачением британской коло­ниальной политики, дискриминационной по отноше­нию к коренному населению.

В период колониальных захватов, которые нередко получали «оправдание» по­средством рассуждений о якобы имеющем место не­равенстве рас, выступленияМиклухо-Маклая против грабительской колониальной политики имели особое значение. «…Вы первый, несомненно, опытом доказа­ли, — писал емуЛ.Н.

Толстой, — что человек везде человек, т. е. доброе, общительное существо, в обще­ние с которым можно и должно входить только добром и истиной, а не пушками и водкой».

ИмяМиклухо-Маклая было присвоено Институту антропологии и этнографии Академии наук СССР.

Основатель русской антропологической школы Д.Н. Анучин. Дмитрий Николаевич Анучин (1843— 1923) — выдающийся русский антрополог, этнограф, археолог и географ, с 1891 года профессор Московско­го университета, с 1896 года— академик. В 1880 году Д.Н.

Анучин возглавил первую в России кафедру ант­ропологии в Московском университете, что знаменова­ло собой основание новой научной школы.Д.Н. Анучинявлялся президентом Общества любителей естествозна­ния, антропологии и этнографии и председателем Географического отдела этого общества,им создан Антрополого-этнографический музей Московского универси­тета.

В 1922 при Московском университете был создан научно-исследовательский институт антропологии, но­сящий его имя.

Д.Н. Анучин резко выступал против абсолютиза­ции биологических факторов в антропологии, в част­ности, стремился дать убедительную научную отповедь расизму. Он утверждал, что «границы рас не совпада­ют…

с границами племен и народностей: в среде одной народности могут быть представители различных рас, одна и та же раса может захватывать собою ряд наро­дов и стран». Он указывал также на изменяемость расовых признаков во времени, что было весомым аргументом против расистских течений в антрополо­гии, утверждавших неизменность человеческих рас.

В статье «К антропологии украинцев» (1918) он резко выступил против националистической «теории» о рез­ких «расовых» различиях между русскими и украин­цами.

Для работД.Н. Анучина характерен последователь­ный историзм, а также использование комплексного метода исследования, основанного на привлечении данных различных наук: антропологии, археологии, этнографии и других научных дисциплин.

В числе та­ких работ — его монографии «К истории ознакомле­ния с Сибирью до Ермака» (1890), «К истории искус­ства и верований у приуральской чуди» (1899), «Лук и стрелы» (1887), «Сани, ладьи и кони, как принадлеж­ности похоронного обряда» (1890) и др.

Русский антрополог критически осмысливал дос­тижения западной этнологии и культурной антрополо­гии. Так, он отмечал антиисторизм «теории культурных кругов», критически подходил и к эволюционистским построениям Тайлора. Велики заслугиД.Н. Анучина в разработке хранившегося в архиве Географического общества рукописного наследияМиклухо-Маклая.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/10_153868_razvitie-etnografii-v-rossii.html

Лекция 8 развитие этнологии в россии

Развитие российской этнологической науки.

Первымотечественным историческим иэтнографическим трудом стала «Повестьвременных лет», созданная летописцемНестором в XIIв. Летописец дает картину расселенияна территории европейской равнинымногочисленных племен, которые позднеевошли в состав русского, украинского ибелорусского народов. Нестор описываетбыт и обычаи славян, различные игрища,старинные погребения.

Кромелетописи Нестора Этнографическийматериал содержится в «Слове о полкуИгореве», созданным в XIIв. В XII-XVвв. было написано несколько «хождений»русских людей в арабские страны. В«хождения» отправлялись любителипутешествий, грамотные, любознательныелюди.

В их описаниях содержитсяэтнографический материал о занятияхжителей, некоторых обычаях, обрядах. В«хождении» игумена Даниила XIIв. говорится о хозяйстве сельскихжителей, о развитии земледелия исадоводства, овцеводства, пчеловодства,виноделия. В 70-е гг. XIVв.

известно «хождение» архимандритаСмоленского Трефения в арабские страны.Он побывал в Палестине и приводит многосведений о жизни арабов.

Вовторой половине XVв. (1466-72 гг.) было осуществлено самоеизвестное путешествие, осуществленноетверским купцом Афанасием Никитиным вИндию. Основной торговый путь во второйполовине XVв. из Западной Европы на Восток шел поВолге и назывался «из варяг в персы». КИндии у русских был давний интерес.Русские купцы пытались проникнуть вэту страну и установить торговыеотношения.

Летом1466 г. Никитин выехал из Твери, проплылмимо Казани, достиг Астрахани, оттудачерез Баку добрался до Персии г. Ормузна пересечении Персидского и Оманскогозаливов, далее с торговым кораблемдоплыл до Индии и высадился несколькоЮжнее Бомбея. Примерно по широте БомбеяАфанасий Никитин пересек Индию.

Послетрехлетнего пребывания в этой странеон посетил Эфиопию, столицу Омана Маскати через Персию добрался до Черного моря.Через Крым он вернулся на Родину, нодоехать до Твери не смог, умер недалекоот Смоленска.

Его спутники доставилизаписи Никитина в Москву, где они попалик монаху-летописцу, который, пометивзаписи 1475 годом, положил их в архив, гдеони пролежали до начала XIXв. Историк Карамзин обнаружил их, назвав«Хождение за три моря» и ввел в научныйоборот.

Стало известно, что индийцыузнали о России, прежде чем о Португалии,Голландии и Англии. Записи АфанасияНикитина неоднократно издавались вотечественной и иностранной литературе.Главное значение данного труда заключаетсяв том, что:

Здесьсодержится обилие географического иэтнографического материала;

Отличаетточность и правдоподобность фиксируемыхсобытий.

ВXVI-XVII вв. впервые были получены сведенияо народах, населяющих пространстваСеверной Азии. Если Юж. Центр. и Вост.Азия были известны европейцам, то Сев.Азия была белым пятном на карте мира.Начало открытия Сев. Азии и знакомствос живущими там народами было положенорусскими землепроходцами. Спрос на мехабыл высок , что стимулировало продвижениена восток.

Таких называли землепроходцами.Они двигались на Восток, приходили вновые места, строили остроги, составляличертежи – карты новых территорий, писали«сказки» – описывали природу и живущихздесь людей. С начала XVIIв. землепроходцы проникли на Енисей (схантыйского «иондесси» – «большая река»)и основали Енисейский острог. В 1631 г.

наЛену (с эвенкийского «элюэне» – «река»)проник Петр Бекетов, основавший Якутскийострог.

Большоезначение имели походы Василия Поярковаи Ерофея Хабарова. Поярков открыл путьс Лены на Амур, дошел и первый совершилплавание по Охотскому морю. Он далописание открытых земель, нанес их накарту, охарактеризовал внешний вид инекоторые культурно-бытовые особенностинародов приамурского края.

Е.Хабаровв 1647 г. дошел до Амура, основал город иприсоединил приамурские земли к владениямРоссии.

Выдающеесязначение для познания Северной Азииимело путешествие Владимира Атласова.Им впервые была посещена Камчатка ивпервые увидены Курильские острова. Оноставил после себя ценнейшие записки,где содержатся сведения о культуре ибыте многих народов Северо-ВосточнойАзии.

Интересныесведения о народах Сибири XVIIв. содержатся в трудах русского географа,картографа и историка Семена Ремезова.В 1698 г. им был составлен «Чертеж Сибирскойземли», дающий представление о многихнародах Сибири, с указанием мест ихобитания или кочевания.

Написал Ремезови чисто этнографическую работу «Описаниео народах Сибири». В XVIIв. были путешествия за рубежи страны.Выдающимся было путешествие НиколаяСпафария в Китай. Н. Спафарий (1636-1708)молдавский ученый, возглавлял в 1675-78гг. русское посольство в Китай.

За этовремя собрал и систематизировал сведенияо Китае. Он писал о земледелии искотоводстве, о разнообразных промыслах,в частности о шелководстве, о многихсторонах общественной и семейной жизни.

Написал также книгу «Путешествие черезСибирь от Тобольска до Нерчинска играниц Китая русского полсанника НиколаяСпафария в 1675 г.». В этой работе описаны – остяки, татары, тунгусы, телеуты,карачаевцы и др.

Всеэтнографические материалы русскихпутешественников XV– XVIIвв. свободны от фантастики и оченьреалистичны.

В1725 г. была открыта Академия Наук. Началосьцеленаправленное научное исследованиеземель и народов. Одной из первыхэтнографических работ XVIIIв. была монография Григория Новицкого(1715 г.) «Краткое описание о народеОстяцком». По указу Петра Iон совершил ряд поездок к хантам и мансис целью искоренения язычества.

Большойэтнографический материал был полученучастниками Великой Северной экспедиции1733-43 гг. Состояла из 3-х частей: перваячасть – Камчатская экспедиция подруководством Беринга, Чирикова, Шпанберга.Работала в северных районах Тихогоокеана. Была открыта сев.-зап.

Америка,осуществлено первое знакомство сэскимосами и алеутами. Вторая часть -дала интересные сведения о народах,живущих на побережье Ледовитого океанав записках Челюскина, Прончицева сведенияо нганасанах, долганах, эвенах.

Третьячасть – внутренние пространства Сибирипод руководством Г.Ф. Миллера. В задачувходило изучение архивов сибирскихадминистративных центров. Сохранилматериалы землепроходцев для науки.

Написал также «Описание живущих вКазанский губернии языческих народов,как то черемис, чуваш, вотяков» (напечатанов 1791 г.).

Знамениемэпохи была также научная деятельностьВ.Н. Татищева. Ему принадлежит составление«Программы собирания географических,исторических и этнографических сведений»,которую он в 1734 г. разослал по разнымгородам в виде вопросника. Анкета В.Н.Татищева является самой ранней в мировойнауке этнографической программой.

Особыйинтерес представляет также исследованиеСтепана Крашенинникова на Камчатке.Его классический труд «Описание землиКамчатки» (1755 г.) по полноте и точностисобранного материала, по глубине исерьезности его понимания автором неимел себе равных в этнографическойлитературе того времени.

Отличительнаяособенность книги в том, что составляющиеее этнографические материалы былисобраны по специальной программе, неупуская «мелочей», которые позволилисоздать развернутую картину быта икультуры «камчатских народов» -ительменов, коряков, курилов.

После ееиздания появились переводы на английский,немецкий, голландский языки.

В1740 г. Т.Ф. Миллер составил этнографическуюпрограмму, где обосновал необходимостьиметь среди исторических наук «всеобщееописание народов земного круга», т.е.этнографию. Предлагал также использоватьне только описательно-исторический, нои сравнительно-исторический принципыисследования.

Огромныйэтнографический материал был собранбольшой академической экспедицией1768-74 гг. П.С.Паллас, И.Фальк, В.Ф.Зуев. И.Г. Георги, И.И. Лепехин обследовалитерриторию страны от Белого моря доКаспийского и от Байкала до Кяхты(городок на границе с Китаем).

Большаяакадемическая экспедиция состояла издвух частей: первая- оренбургскаяэкспедиция, в которой было выделено 3отряда: первым руководил адъюнктПетербургской АН доктор медицины- ИванИванович Лепехин, вторым- приглашенныйнедавно из Германии молодой, но ужеизвестный немецкий естествоиспытательПетр Симон Паллас и третьей- шведскийнатуралист, директор ботаническогосада АН Иоган-Петер Фальк.

Вторая частьбольшой экспедиции получила название«астраханской» и состояла их двухотрядов под руководством профессоработаники Самуэля-Георга Гмелина и И.-А.Гильденштедта. Для всех экспедиций1768г.

была составлена одна общая инструкция,в которой указывались основные вопросы,которые должны были исследовать ученые,среди них: описание природных богатствобъезжаемых территорий, описаниеэкономической деятельности населенияна данных территориях с указаниемцелесообразности таковой и, наконец,этнографической описание народов,проживающих в этих местностях.

Врезультате пятилетних путевых исследованийи наблюдений участниками экспедициибыли написаны крупные обобщающие труды,в которых содержались сведения всесторонние сведения о обширнойтерритории Россиской империи, в томчисле очень много ценных этнографическихматериалов. Так, И.И.

Лепехин в своейработе «Дневные записки путешествияпо разным провинциям Российскогогосударства» описал быт и различныестороны жизни башкир, мордвы. П.-С.Палласв своей работе «Путешествие по разнымпровинциям Российской империи» даетподробными описание, дополняя его весьматочными зарисовками, особенностейматериальной культуры и быта, а такжеразличных обрядов и верований калмыков,киргизов.

Описывает особенности бытаяицких казаков и мордвы, причем даетсравнительный анализ основных этническихгрупп мордвы: эрзя и мокша. Кроме того,он составляет разговорники. Подобныеработы составили и другие участникиэкспедиции, а также их помощники. Вкачестве обобщающего труда в 1776 г.появилось трехтомное «Описание всех вРоссийском государстве обитающихнародов», составленное И.Г. Георги.

Этобыла первая обобщающая этнографическаяработа о народах России. Не для всехучастников Большой экспедиции оназакончилась успешно, на пример, И.Фальк,не выдержав трудностей пути и подорвавздоровье, покончил с собой в Казани в1774г., а С.-Г. Гмелин, путешествуя поКавказу в районе Дербента, – попал в плени умер, но и их материалы были доработаныколлегами, в частности, Палласом и вошлив итоговый труд. Таким образом, XVIIIв. был для отечественной этнографиивеком «Великих экспедиций».

Кромеуже названных в второй половине этогостолетия состоялись еще ряд важныхпутешествий, давших богатый этнографическийматериал. На пример, путешествие в КитайИллариона Рассохина, где он прожил 11лет, и Алексея Леонтьева, который пробылв Китае 20 лет. Их считают основоположникамимирового китаеведения. В 1782 г. ФедорКарковин побывал на Антильских островахи США.

Крометого, с 70-х гг. XVIIIв. началось пробуждение интереса кдуховной культуре русского народа. В1770 г. вышло «Собрание разных песен» М.Д.Чулкова. В 1780 г.

он опубликовал «Сборниксказок», а в 1782 г. – «Словарь русскихсуеверий». В 1790 г. вышел сборник И.

Прага«Собрание русских народных песен с ихголосами», где помимо текста и их мелодийбыла вводная статья о музыкальнойкультуре русского народа.

Вцелом в XVIIIв. было положено начало отечественномународоведению, которое должно былонакопить эмпирический материал, чтобызатем перейти к его систематизации итеоретическим обобщениям.

Первыедесятилетия XIXв. стали периодом российских кругосветныхэкспедиций, было осуществлено около40, познакомили русских людей со странамии народами всех частей света. Перваябыла осуществлена (в 1803 – 06 гг.) И.Ф.Крузенштерном и Ю.Ф. Лисянским. Из другихнаиболее значимых В.М. Головина (1807-09гг. и 1817 – 19 гг.), Ф.Ф. Беллинсгаузена иМ.П.

Лазарева (1819 – 22 гг.). Научнымруководителем этой экспедиции былпрофессор Казанского университета И.М.Симонов. Во время плавания по центральнойчасти Тихого океана Симонов велэтнографические наблюдения и сбор вещейпосещенных народов. Привезенная имколлекция легла в основу образовывавшегосяэтнографического музея университета.

Кроме того, он написал «Записки»,состоявшие из 25 тетрадей, хранящиеся внастоящее время в научной библиотекеуниверситета. В первой половине XIXв. было начато изучение Аляски и знакомствос живущими там народами. Из наиболеекрупных экспедиций следует отметитьпоездки Калмыкова и Глазунова в 1832-34гг.

, а также экспедиция ЛаврентияЗагоскина, прошедшего с небольшойгруппой более 5 тыс. км. по внутреннимрайона Аляски. Тщательно описывалместность, собирал шкурки, гербарий,украшения, одежду и утварь индейцев.Затем передал все в музей Академии Наук.Написал книгу «Пешеходная опись частирусских владений в Америке, произведеннаяв 1842, 1843 и 1844 гг.

». За этот труд получилвысшую награду РАН – Демидовскую премию.

ИванЕвсеевич Вениаминов 15 лет прожил в русс.Америке среди алеутов и тлинкитов,написал труд «Записки об островахУналашкинского отдела».

Значительныйэтнографический материал в первойполовине XIXв. был получен Лангсдорфом во времяпутешествия по Бразилии 1825-29 гг. Им былописан быт многих индейских племен –инвантов, гуана, ботокудов. Некоторыевпоследствии исчезли, поэтому его записиимеют огромное значение для науки.

Всезаписи, рисунки, коллекции были переданыв Петербургскую АН, где пролежализабытыми более 90 лет. Впервые былиобработаны в 1917 г. Генрихом Манизером,который также работал в Бразилии в1914-15 гг., где узнал об экспедиции Лангсдорфаи по приезду нашел его материалы.

Написалкнигу «Экспедиция академика Лангсдорфав Бразилию», была издана в 1948 г.

Огромныйвклад в первой половине XIXв. был внесен в изучение народов Востока,среди ученых Иакинф Бичурин (1777-1853). С1807 г. возглавлял духовную миссию вПекине, вел дневник. В 1828 г. вышла в светего замечательная работа «Записки оМонголии».

Значительные этнографическиематериалы по Китаю были полученыпрофессорами Казанского университетаО.М. Ковалевским и В.Н. Васильевым. Первыйпрожил в Пекине 13 месяцев, второй пробылв Китае с 1830 по 1840 г.

Привезли из Китаябогатые этнографические коллекции.

В1848-49 гг. Егор Петрович Ковалевскийпобывал в Африке и написал книгу«Путешествие во внутреннюю Африку».

Впервой половине XIXв. много было сделано для этнографическогоизучения Росси. Большое вниманиеуделялось изучению многонациональногоПоволжья. Систематическое изучениетюркских и финно-угорских народов краяначалось учеными Казанского университета.Работы В.Я.

Баженова «Описание поминоки народных игр в окрестностях Вятки»,В.А. Сбоева «Исследования об инородцахКазанской губернии» и «О быте крестьянКазанской губернии». Особо следуетотметить работы по этнографии татар К.Фукса.

Основной его труд «Казанскиетатары в статистическом и этнографическомотношении» вышел в 1844 г.

Такимобразом, в первой половине XIXв. было осуществлено большое числоэкспедиций в различные части света,давшие огромный материал о природе инаселении России, Монголии, Китая,островов Тихого океана, Северной и ЮжнойАмерики.

Написаны крупные научные труды.К середине XIXв. этнография становится полноценнойнаучной дисциплиной и в рамках РусскогоГеографического общества, созданногов 1845 г. появляется этнографический отделпод руководством академика Бэра.

ЗиньковскаяИ.В. История отечественной этнографии(1845-1945). Учебное пособие – Воронеж:Воронежский государственный университет,2003 – 152 с.

Источник: https://studfile.net/preview/1700292/page:9/

Этнологическая наука в России

Развитие российской этнологической науки.

В 40-е гг. XIX в. русские ученые К.М. Бэр, Н.И. Надеждин, К.Д. Кавелин сформировали основные принципы этнографической науки. Все они были членами этнографического отделения при Российском географическом обществе.

Для истории этнографической науки существенны взгляды Кавелина по вопросу о том, что называется пережитками. Обычно «теорию пережитков» приписывают английскому этнографу Тайлору, однако известно, что еще за 20 лет до Тайлора почти те же взгляды развивал Кавелин.

Еще в середине прошлого века Кавелин предложил метод этнопсихологического исследования по продуктам духовной деятельности — памятникам культуры, верованиям, фольклору.

Одним из учредителей Русского географического общества был
Н.И. Надеждин (1804 — 1856), а с 1848 г. он возглавлял его отделение этнографии. На одном из заседаний Общества в 1846 г.

он выступил с докладом «Об этнографическом изучении народности русской», где попытался теоретически обосновать задачи этнографии как самостоятельной науки, выделив при этом три основных ее направления: язык, «этнографию физическую» и «этнографию психическую».

Большой вклад в организацию и становление этнографической и этнологической наук внес академик Д.Н. Анучин (1843 — 1923).

Он был создателем и первым руководителем кафедры антропологии в Московском университете, одновременно читал и курс этнологии и был автором ряда ценных этнографических работ.

Заметным вкладом в этнологическую науку явились труды известного российского ученого Н.Н. Миклухо-Маклая (1846 — 1888).

[adsense]

В течение многих лет он изучал коренное население Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании, в том числе папуасов северо-восточного берега Новой Гвинеи. И хотя в его трудах содержатся богатые наблюдения и материалы этнографического характера, тем не менее они имеют важное значение для исследования собственно теоретических проблем этнологии.

В истории русской этнографии видное место занимают брат и сестра — Н.Н. Харузин (1865 — 1900) и В.Н. Харузина (1866 — 1931).

Н.Н. Харузин первым в России (с 1889 г.) читал курс этнографии в Московском университете и Лазаревском институте восточных языков. Основные его труды — по этнографии финских, тюркских и монгольских народов. Большее значение до наших дней сохраняют лекции Харузина, изданные посмертно под общим названием «Этнография» (т. I — IV, СПб., 1901 — 1905).

В.Н. Харузина занималась преимущественно проблемами верований и фольклором. Она читала этнографические курсы в Московском археологическом институте и на Высших женских курсах, в советское время — в Московском университете. Была автором ряда популярных книг. Курс лекций по этнографии Харузиной (1909, 1914) переиздан в 1941 г. («Введение в этнографию»).

В конце XIX — начале XX вв. значительный вклад в развитие отечественной этнологии внесли труды известного философа Г.Г. Шпета по этнической психологии.

В своей книге «Введение в этническую психологию» Шпет предлагал исследовать этническую психологию через постижение смысла объективных культурных явлений, в которых запечатлеваются типические субъективные чувства народа.

Отсюда следует, что ключом к пониманию психологии народа являются его культура, история, конкретная социальная действительность, в совокупности определяющие содержание коллективного духа этноса, советский период развития отечественной этнологии был накоплен и собран обширный эмпирический материал.

Результаты многолетних исследований были обобщены в научных трудах Института этнографии Академии наук СССР, других научных учреждений союзного и республиканского значения. В довоенный период развитие этнологической науки связано с именами П.Ф. Преображенского, С.М. Широкогорова, С.В. Бахрушина и др. В послевоенное время (60 — 70-е гг.

) выдающийся вклад в развитие этнографической и этнологической наук внесли известные ученые С.И. Брук, А.И. Першиц, С.А. Токарев, Н.Н. Чебоксаров, В.И. Козлов, С.А. Арутюнов и др. Профессор МГУ Токарев (1899 — 1985) создал серию работ по проблемам общественного строя, этногенеза, истории и религии разных народов.

Широко известны его работы «История русской этнографии» и «История зарубежной этнографии». Чебоксаров (1907 — 1980), также профессор МГУ, написал труды по общим проблемам этнологии, этногенезу, этнокультурным процессам, антропологии. С именем Арутюнова связаны труды по этнографии народов Восточной Азии и Закавказья, теоретическим проблемам этнологии и культурологии.

С середины 60-х гг. XX в. большое внимание уделялось этнонациональным и межэтническим, межнациональным проблемам и отношениям. Центром этих исследований стал Институт этнографии СССР (с 1990 г. — Институт этнологии и антропологии РАН), директором которого был Ю.В. Бромлей (1921 — 1990) — академик, ученый широкого кругозора.

Он возглавлял коллектив исследователей, куда входили такие известные ученые, как Ю.В. Арутюнян, Л.М. Дробижева, В.А. Тишков, М.Н. Губогло и др. Ученые института развернули исследования по ряду пограничных и междисциплинарных направлений этнологической науки — этносоциологии, этнокулътурологии, этнопсихологии, этнолингвистике и др.

Большой вклад был внесен в научную разработку проблем наций и национальных отношений.

Особое место в этнологии занимает Л.Н. Гумилев (1912 — 1992).

Он является автором оригинальной концепции этногенеза, Гумилев исходил из допущения, согласно которому этнос (народ) является организмом, жизнь которого подчинена общим законам биосферы.

Этносы рождаются, взрослеют, увядают и умирают; норма продолжительности жизни этноса по Гумилеву — 1200 — 1500 лет. Следует отметить, что концепция Гумилева является предметом дискуссий среди российских ученых.

Контрольные вопросы и задания

1. Раскройте основные положения эволюционизма, его достоинства и недостатки.2. Покажите, в чем суть концепций антиэволюционизма.3. Проанализируйте теорию диффузионизма, ее содержание и применение в этнологических исследованиях.4. Раскройте содержание теории функционализма и ее методологическое значение в этнологических исследованиях.5.

Покажите значение социологической школы в развитии этнологии.6. Проанализируйте американскую историческую школу Ф. Боаса и ее влияние на развитие этнологии.7. Каковы основные положения этнопсихологической школы?8. Каково значение этнопсихологической школы для этнологических исследований?9. Раскройте суть и значение структуралистского направления в этнологии.10.

Проанализируйте современное состояние этнологической науки.

11. Каковы достижения и недостатки отечественной этнологической науки в XX в.?

Источник: https://arheologija.ru/etnologicheskaya-nauka-v-rossii/

Book for ucheba
Добавить комментарий