Русский язык в ближнем и дальнем зарубежье

Русский язык в ближнем и дальнем зарубежье: Оценивая состояние русского языка в других странах, специалисты

Русский язык в ближнем и дальнем зарубежье
Оценивая состояние русского языка в других странах, специалисты выделяют две тенденции.

Во-первых, происходит активное сокращение русскоязычного информационного пространства в ближнем зарубежье – в новых независимых государствах, еще недавно бывших республиками СССР.

Во-вторых, после ликвидации Советского Союза с его авторитетом и возможностями наметился процесс вытеснения русского языка из зоны дальнего зарубежья, все большего ограничения его использования в качестве одного из языков международного общения.

Сегодня объективной реальностью является тот факт, что в большинстве независимых государств ближнего зарубежья проводится активная и целенаправленная политика по сокращению использования русского языка в сферах государственной деятельности, экономики, науки, образования и культуры. Русский язык сегодня является вторым государственным языком лишь в Республиках Беларусь, Казахстан и Молдова.

В других странах ближнего зарубежья русский язык не получил подобного государственного статуса, и поэтому русскоязычное информационное пространство там быстро сокращается.

На улицах городов Латвии, Литвы, Эстонии, Армении, Грузии уже практически нет вывесок и надписей на русском языке, хотя на нем еще свободно говорит часть населения этих государств.

Наименования улиц, организаций и учреждений, а также реклам- ные объявления выполнены теперь, как правило, лишь на национальном языке данной страны или на английском языке, который знают очень немногие граждане.

Таким образом, налицо формирование в этих странах нового языкового и, следовательно, информационного пространства, не соответствующего историческим традициям, лингвистической культуре общества, стремлениям части населения к сохранению русского языка как средства общения.

Сегодня в странах ближнего зарубежья проживает около 27 миллионов русских людей, оказавшихся за пределами своей этнической родины. Кроме того, много здесь и тех, кто, не являясь русским, вырос в русскоязычной среде и поэтому считают русский своим родным языком.

Драматизм положения этих людей заключается не только в том, что им насильственно, под угрозой различных социальных ограничений, навязывается национальный язык страны пребывания, но и в том, что их дети, порою искусственно, лишены возможности получить образование на русском языке.

Во многих государствах СНГ фактически стали дефицитом необходимые учебники и методические пособия по тематике русского языка, не готовятся в необходимом объеме соответствующие педагогические кадры. Видимо, в ближайшие годы в этих странах вырастет новое поколение людей, уже не знающих русского языка.

Сокращается русскоязычное информационное пространство и в странах дальнего зарубежья. Все реже можно найти какие-либо русскоязычные информационные материалы за дальними рубежами нашей родины. На международных выставках и научных конференциях русский язык как рабочий используется все реже.

Что представляется необходимым? Традиционный набор мероприятий, обычно предлагаемый сегодня политиками в виде различных программ и обращений к руководству Российской Федерации и других стран, русскому языку за рубежом, видимо, уже не поможет.

Пока Россия не займет в своем регионе и в мире место, достойное ее предназначению и возможностям, статус русского языка не поднимется.

Остается заняться более интенсивной информационно-методической поддержкой русского языка в странах ближнего и дальнего зарубежья: подготовкой и рассылкой в учебные учреждения зарубежных стран словарей и учебников, приглашением возможно большего числа работающих там специалистов для переподготовки в России.

В настоящее время более важно, чтобы язык не растерял свои высокие качества, присущее ему богатство внутри России.

Для этого россиянам, особенно молодежи, необходимо показать стратегическую важность русского языка в деле обеспечения информационной безопасности страны и сохранения народом и каждым человеком своей национальной идентичности.

Такое осознание необходимо и тем, кого народ избирает во властные структуры, кому доверены средства массовой информации, газетные страницы и микрофоны, кто руководит издательствами и образовательными учреждениями.

Высокая культура речи должна стать не только показателем интеллектуального уровня специалиста, но и одним из обязательных критериев его профессиональной пригодности для того, чтобы занять должность преподавателя, журналиста, руководителя коллектива, работника культуры.

По мнению специалистов, важно также обеспечить нормативное регулирование использования иностранной терминологии в официальных названиях предприятий и учреждений, на страницах печатных изданий и в передачах электронных средств массовой информации. К примеру, Европейский союз даже на законодательном уровне рассматривает допустимость использования на территории Европы тех или иных выражений, затрагивающих национальные, религиозные и политические интересы населения.

Русский язык пережил в своей истории немало трудных времен, окажется он сильнее и нынешних угроз.

Тревожит другой вопрос: как скажутся текущие трудности на душах тех, кто в этот период только осваивает родную для себя речь? Не обернутся ли проблемы языка проблемами, куда более опасными – издержками духовно-нравственного обустройства внутреннего мира будущих граждан России и страны в целом? Этот вопрос главным образом и должен сегодня беспокоить родителей, преподавателей всех уровней, политических и культурных лидеров государства, каждого человека, причастного к становлению подрастающего поколения.

Вопросы для обсуждения 1.

Почему русский язык называют национальным богатством России, не менее ценным, чем ее территориальные и сырьевые ресурсы? 2.

Какая, на ваш взгляд, из перечисленных угроз русскому языку наиболее опасна? 3.

Чем обусловлена связь между русским языком и духовностью нашего народа? 4.

Почему русская классическая литература высоко ценится в других странах и теряет читателей в России? 5.

Что вы знаете о борьбе за право говорить на русском языке части населения Украины, Латвии и других стран? 6.

Подберите 50 синонимов словам «клево», «прикольно». Например: сильно, мощно, здорово, красиво, изящно, кудряво, весело, блестяще и т. д.

Источник: https://bookucheba.com/jiznedeyatelnosti-bjd-bezopasnost/russkiy-yazyik-blijnem-dalnem-3608.html

Поиск ответа

Русский язык в ближнем и дальнем зарубежье

Всего найдено: 18

Добрый день, подскажите, пожалуйста, как пишется словосочетание “русское зарубежье” (в смысле – эмиграции первой волны). С маленькой буквы или большой? Или оба слова с большой? Спасибо. Анна.

Ответ справочной службы русского языка

См. вопрос 262060.

Добрый день! Подскажите, пожалуйста, в данном предложении знаки препинания расставлены верно: “Указываются сведения о выполнении маршрутных поручений по поставкам зерна в государства(,) не входящих в состав СНГ (далее – дальнее зарубежье)”? Заранее спасибо!

Ответ справочной службы русского языка

Запятая поставлена правильно. Обратите внимание: в государства, не входящие в состав СНГ .

В дальнем зарубежьЕ или: В дальнем зарубежьИ ?

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: в дальнем зарубежье.

Здравствуйте! Ответьте,пожалуйста, на вопрос. Как правильно : со строчной или прописной пишутся следующие слова: ” Русское зарубежье” и “Добровольческая армия”. Очень срочно нужно! Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: русское зарубежье, Добровольческая армия.

Здравствуйте. В словарях “ближнее зарубежье” пишется со строчной. Допустимо ли: Литература Ближнего Зарубежья? Спасибо
Тамара

Ответ справочной службы русского языка

Слова ближнее зарубежье и дальнее зарубежье следует писать строчными.

Уважаемые работники “Справочного бюро”. Подскажите, пожалуйста, со строчной или прописной буквы пишутся: ближнее зарубежье, дальнее зарубежье. (Имею в виду первые слова). Спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Правильно написание строчными: ближнее зарубежье, дальнее зарубежье.

Прописная или строчная: ближнее зарубежье, гражданская война, Великая отечественная война?

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: ближнее зарубежье, Великая Отечественная война. Сочетание гражданская война пишется строчными как родовое название, определяющее характер войны. Однако как обозначение исторического события правильно: Гражданская война (в России 1918–1920; в США 1861–1865).

Словосочетание “Ближнее Зарубежье” пишется с заглавных букв?

Ответ справочной службы русского языка

Пишется со строчных букв: ближнее зарубежье.

Корректно ли словосочетание “зарубежные страны” (не известно, какие), и если нет, то чем его можно заменить?

Ответ справочной службы русского языка

Можно сказать: некоторые страны, неизвестно какие страны. Более широко: зарубежье.

Добрый день. Скажите как правильно пишется Б(б)лижнее и Д(д)альнее З(з)арубежье? И еще вопрос: если предложение полностью заключено в скобки, точка ставится непосредственно в скобках или за ними? Заранее спасибо.

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: ближнее зарубежье, дальнее зарубежье.

Точка ставится внутри скобок, если относится к словам, заключенным в скобки.

Скажите, пожалуйста, в словосочетании “страны ближнего зарубежья”, слово “ближнего” пишется с прописной или со сточной буквы и почему?
Спасибо!

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: страны ближнего зарубежья. Сочетания ближнее зарубежье, дальнее зарубежье пишутся со строчных букв, т. к. не являются именами собственными (не представляют собой географические или административно-территориальные названия).

Уважаемая ГРАМОТА, подскажите, при этом и в том числе в данном случае выделяются запятыми? Большое спасибо! При этом в денежном выражении экспорт нефти за отчетный период увеличился в 1,7 раза и составил 11 млрд. 956,5 млн. долл.

В том числе в дальнее зарубежье экспортировано 17 млн. 838,7 тыс. т. нефти (рост на 1,61%) на сумму 11 млрд. 358,6 млн. долл.

Ответ справочной службы русского языка

Выделения оборотов не требуется.

Какие слова нужно писать с большой буквы в словосочетании “ближнее и дальнее зарубежье”?

Ответ справочной службы русского языка

Прописные (большие) буквы в этом сочетании не требуются. Добрый день! Как правильно писать: Ближнее Зарубежье или ближнее зарубежье, Дальнее Зарубежье или дальнее зарубежье?

Ответ справочной службы русского языка

Верно: _ближнее зарубежье, дальнее зарубежье_. Подскажите, пожалуйста “Ближнее и Дальнее” или “ближнее и дальнее” зарубежье?

Ответ справочной службы русского языка

Верно: _ближнее и дальнее зарубежье_.

Источник: http://new.gramota.ru/spravka/buro/search-answer?s=%D0%97%D0%B0%D1%80%D1%83%D0%B1%D0%B5%D0%B6%D1%8C%D0%B5

Как русский язык захватывает территории за рубежом

Русский язык в ближнем и дальнем зарубежье

Фото предоставлено Андреем Клениным

Великий и могучий. Русский язык набирает популярность в странах ближнего и дальнего зарубежья. Ежегодно по всему миру открываются новые учебные центры и программы. “Пришлите учителей”, — просят зарубежные коллеги. Почему растет интерес к русскому языку и кто ломает стереотипы о России — в материале РИА Новости.

От Эквадора до Китая

В Эквадоре на первое занятие по русскому пришло всего 30 человек: местные студенты приняли учителей из России прохладно.

Гости, впрочем, не растерялись и назавтра организовали в кампусе университета День русской культуры: играли на деревянных ложках, танцевали, пели песни — разумеется, не обошлось без “Калинки”.

Результат не заставил себя ждать: уже на следующем уроке сидело под сто человек.

Спустя две недели половина из них решила продолжить обучение, а трое студентов заявили, что едут учиться в Россию. Креативных педагогов тем временем позвали поработать в другую страну.

Кто же эти учителя, которых называют “послами русского языка”? Это студенты российских вузов, ставшие участниками одноименной программы: ее с 2015 года реализует Институт русского языка имени А. С. Пушкина при поддержке Минобрнауки и Россотрудничества.

За два года “послы” потрудились так успешно, что теперь молодых людей охотно зовут в страны, которые ранее не входили в проект. “В этом году нашу группу приглашали в Китай, где они удачно работали в одной из провинций”, — рассказывает координатор программы “Послы русского языка” Светлана Ульянова.

Изначально учителей направляли только в республики СНГ. Но со временем к ним присоединились страны Латинской Америки, Европы, Восточной Азии и Ближнего Востока.

По словам Светланы Ульяновой, потенциальных учителей искали в крупных вузах страны. Кстати, отбор шел не только среди студентов профильных педагогических факультетов.

Помимо виртуозного владения родной речью, соискатели должны обладать харизмой и артистичностью. Из пяти тысяч претендентов тогда выбрали 166 человек.

Однако в связи с тем, что программа расширяет свою географию, “послов” набирают и сейчас.

Ломая стереотипы

Их задача — не только дать элементарные знания по языку, но и очаровать русской культурой в целом. Не секрет, что многие судят о стране и людях по личному опыту общения с конкретным человеком.

“Послы” рассказывают, что во время их миссии в разных странах удается кардинально поменять отношение местных жителей к России.

До этого представление о нашей стране у них складывалось исключительно на основе фильмов и публикаций в СМИ.

Бывали случаи, когда участники программы сталкивались с откровенно агрессивным настроем учеников. Причем не только в какой-то из западных стран, но и в Молдавии, близкой нам постсоветской республике. “В Кишиневе один из подростков на первом же уроке нам заявил: “Вы зачем сюда приехали?” Я понимаю, что ребенок, скорее всего, транслировал настроение взрослых. Мы стали с ним разговаривать, рассказывать о России. Через две недели, когда мы уезжали, мальчик попросил прощения и пожелал дальше учить русский язык. Мы с ним до сих пор переписываемся в соцсети”, — вспоминает 24-летняя Лилия Бедляева.

Она стала одним из первых волонтеров программы.

В Великобритании у Лилии был еще один случай. Правда, не на уроке. Студентка приехала в гости в английскую семью, где была маленькая девочка. Когда знакомились, ребенок спросил ее: “Раз ты русская, значит, жестокая?” Такая постановка вопроса ввела Лилию в ступор.

Девочка пояснила, что где-то слышала о том, что все русские — злые. В конце встречи ребенок вручил волонтеру записку, попросив прочитать после, когда будет дома. “Ты совсем не жестокая. Ты добрая. Я хочу с тобой дружить”, — говорилось в детском послании.

“Ох, а сколько разговоров про медведей, разгуливающих по российским улицам. Не счесть. Наверное, каждый курс с этого начинается”, — смеется волонтер Андрей Кленин, студент Пятигорского государственного лингвистического университета.

Этот прагматичный русский

“Послам” приходится терпеливо объяснять и наглядно демонстрировать, что русская культура — не медведи, водка и матрешки, что она одновременно и самобытная, и современная. Кроме того, близкое знакомство с русским языком и культурой — выгодное “вложение”. “В современном мире язык — не только национальная принадлежность, не только доступ к культурному наследию или новым знаниям. Сегодня это ресурс для развития, для достижения целей личностного роста, для конкурентного преимущества в зоне жизненного успеха. Наша задача — в формировании прагматичного интереса к русскому языку. Чтобы число его носителей увеличилось в результате осознанного выбора. Русский мир сегодня — это 300 миллионов человек”, — прокомментировали РИА Новости в пресс-службе Россотрудничества.

Все больше стран в последнее время выходят с предложениями о совместной работе и готовы софинансировать пребывание “послов”. Как рассказывают координаторы, в 2017 году Эквадор, Китай, Бахрейн, Хорватия, Болгария, Вьетнам и Португалия по своей инициативе пригласили российских волонтеров в учебные заведения.

Особенно растет интерес в странах, которые являются стратегическими партнерами России. Как в случае с Китаем. Мария Панарина, участница “восточной экспедиции”, была приятно поражена приемом, который оказали в Поднебесной ей и ее коллегам. “Отношение к нам было как к королевским особам. Из гостиницы в школу отвозили и привозили, организовывали экскурсии после уроков. Конечно, покорило отношение самих детей к учебе и русскому языку в особенности. Таких примерных учеников я еще не встречала”, — делится впечатлениями Мария.

А я теряю корни

Узнать историю своих предков, понять их культуру — еще один важный мотив, чтобы выучить русский. Так, в Португалии “послы” вели уроки в школе для билингвальных детей, то есть говорящих и на русском, и на португальском. Родители этих школьников родом из России, но когда-то переехали на ПМЖ, а теперь не хотят, чтобы дети забыли свои корни.

“Одна мамочка в разговоре обмолвилась, что хотела бы дать своим сыновьям образование в России. А ее младший сын рассказал, что мечтает поехать к родне и увидеть настоящий снег. В Португалии в это время идут сплошные дожди. Поэтому его впечатлил наш рассказ о снежках, санках и снеговиках”, — говорит Андрей Кленин.

Сейчас идут переговоры о проведении уроков русского для билингвальных детей в школах Франции.

Как пояснили РИА Новости в Россотрудничестве, в 2017 году курсы русского языка функционируют в 56 странах ближнего и дальнего зарубежья на базе 63 представительств ведомства.

Ежегодно обучение там проходят около 16 тысяч человек. Но это далеко не полный перечень площадок. Так, фондом “Русский мир” открыто свыше 90 центров и 130 кабинетов.

А партнерская сеть Института имени Пушкина на сегодняшний день представлена в более чем 30 странах.

Источник: https://news.rambler.ru/community/38788006-kak-russkiy-yazyk-zahvatyvaet-territorii-za-rubezhom/

Максим Кронгауз: Русский язык за границей

Русский язык в ближнем и дальнем зарубежье

Сегодня “РГ” объявляет тему XIII Международного Пушкинского конкурса для учителей русского языка ближнего и дальнего зарубежья: “Русский язык за рубежом: бедняк?.. богач?.. Как ближнее и дальнее зарубежье обогащает русский язык”. Мы хотим выяснить, на каком русском говорит зарубежье.

Это полуграмотный язык рынков и рекламных вывесок? Или, напротив, русский из заграницы, как язык первой волны эмиграции, сохранил красоту и стройность, не впустив в себя сленг и иностранные заимствования? Прежде чем на эти непростые вопросы ответят педагоги, “РГ” решила посоветоваться с директором Института лингвистики РГГУ и автором книги “Русский язык на грани нервного срыва” Максимом Кронгаузом.

С нового года вводятся обязательные курсы русского для гастарбайтеров. Язык, которым владеют приезжающие к нам работать, не побоюсь сказать, чудовищный. За сколько лет мы сможем вернуть наших соседей на прежний уровень владения “великим и могучим”?

Максим Кронгауз: На советский уровень мы уже не вернемся никогда. Да и нет в этом потребности. Нужно, чтобы в России не появлялись замкнуто живущие группы, не говорящие по-русски.

Разумно сделать так, чтобы все мигранты были в какой-то степени интегрированы в российское общество. Но требовать от дворников или продавцов на рынке, чтобы они изъяснялись на прекрасном литературном русском, по меньшей мере, странно.

Наоборот, некоторая стилистическая атмосфера базара должна присутствовать, в том числе и в языке.

Опасно для языка, когда “улица” говорит неправильно? Мы, к сожалению, хорошего языка почти не слышим ни на рынке, ни в студенческой аудитории…

Максим Кронгауз: Не очень удачные слова для оценки развития языка: “хороший”, “плохой”, “опасно”. Дело в том, что сегодня русский язык, как и многие другие языки, существует в совершенно новых условиях.

И ужасаться тому, что русский на постсоветском пространстве, и не только на постсоветском пространстве, но и в странах с большой российской или советской эмиграцией, впитывает что-то из соседних с ним языков, не стоит.

С этим бороться не нужно, а нужно просто понимать и описывать соответствующим образом.

Отказавшись от священной для любого лингвиста “нормы”?

Максим Кронгауз: Я этого не говорил. Нет задачи важнее, чем сохранить некий общий стандарт, то, что у нас принято называть литературным русским языком. Потерять это, конечно, не хотелось бы. Для многих языков лишь стандарт и связывает многочисленные диалекты. Только существование единого стандарта позволяет нам считать одним языком то, на чем говорят в Швейцарии, Баварии и Саксонии.

Речевая норма пока за Москвой?

Максим Кронгауз: Элитарность – за литературным языком, который сформирован на основе московского диалекта, но при этом это тоже не так очевидно: очень сильна лексикографическая школа в Петербурге. Соответственно, в Толковый словарь русского языка попадают некоторые слова, характерные именно для петербургского лексикона. Простой пример: “поребрик” – по-московски “бордюр”.

Язык разнообразен, и все его варианты заслуживают уважения, даже такие, о которых принято говорить презрительно: украинский суржик и белорусская трасянка. Если о языке говорить в категориях “порченый” или “первоклассный”, то все варианты современного русского языка придется признать испорченными. Все они в последнее время изменялись, к примеру, московский – под влиянием английского.

Нужно, чтобы в России не появлялись замкнуто живущие группы, не говорящие по-русски

Как ни либеральны современные лингвисты, готовые с любовью описать всю языковую стихию улиц Москвы, Киева и Душанбе, словарь все это богатство не вместит?

Максим Кронгауз: Наша задача состоит в том, чтобы отмечать то, что действительно должно входить в словари русского языка, а что должно быть признано разговорной лексикой данного региона. Такие местные словечки встречаются и в речи очень образованных людей.

Скажем, мой коллега, профессор из Одессы, для которого русский язык – родной, вместо слова “любительский” использует “аматорский” – украинский синоним (от лат. – amare). Он говорит на прекрасном русском, но вот эту малозаметную вставку не замечает, а мое ухо услышало и насторожилось. Для меня это чужеродный элемент, а для одессита – совершенно естественный.

Ни в коем случае нельзя предъявлять ему претензии. Влияние языка-соседа неизбежно. Это есть и в языке русских, живущих в Германии, в Израиле, в Америке, в Эстонии, в Латвии, во всех странах. В Латвии используется глагол “максать” – платить, образованный от соответствующего латышского глагола.

Конечно, это слово не должно войти в словарь литературного русского языка, но оно настолько часто встречается в разговорной речи, что его надо зафиксировать и не говорить, что это “порча языка”. Просто появился новый регионализм. Высокомерие здесь неуместно.

Есть еще одна сфера русского языка – это речь соотечественников, живущих за рубежом…

Максим Кронгауз: Во многих отношениях этот русский чище, дистиллированнее, чем наш. Эффект эмиграции. Когда какая-то группа людей живет вдали от центра развития языка, она более консервативна, лучше сохраняет старые черты этого языка.

В самой России идут мощные языковые изменения, происходят “тектонические сдвиги”. А за границей идут два противоположных процесса: с одной стороны – консервативность и сохранение старых норм, с другой – изменчивость из-за соседства с другими мощными статусными языками.

Я часто встречаюсь с профессурой ближнего зарубежья. Последние поездки – Украина, Казахстан, Армения. Абсолютно чистый русский язык. Иногда коллеги ужасаются изменениям, произошедшим в современном русском.

Приведу простой пример: в 60-е годы прошлого века велась активная борьба со словом “пока” (в значении “до свидания”). Оно считалось вульгаризмом, недопустимым для интеллигентного, образованного человека. Сегодня это слово используют все, независимо от степени образованности.

Речь, конечно, меняется, просто некоторые люди за собой не замечают этих изменений. Но когда я сталкиваюсь со своими коллегами из ближнего зарубежья, то вижу, что у них русский изменился меньше, их речь ближе к русскому языку 70-х годов.

Элитарность у русского языка в бывших республиках остается?

Максим Кронгауз: По-разному. Если в советское время русский язык был обязателен для человека, делающего административную партийную или научную карьеру, то сейчас все поменялось. Карьеру делают или на государственном, или на английском языках.

Скажем, в Казахстане идет жесткая конкурентная борьба казахского и английского за престиж. Но мы видим, что восстановление экономических и культурных связей с Россией снова заставило бизнесменов и студентов обратиться к русскому. Это вопрос отношений между странами. Нельзя просто требовать, чтобы изучали язык Пушкина.

Граждане возьмутся за него, если это будет нужно по экономическим или политическим соображениям. Навязывать не нужно, эта потребность родится внутри общества. Ясно ведь: как только у нас возникают с соседями конфликты разных степеней интенсивности, престиж русского языка падает и изучение русского языка резко сокращается.

Самый яркий пример – отношения с Грузией. Сегодня там русский язык для молодых – скорее экзотика.

Источник: https://rg.ru/2013/01/31/yazyk.html

Русский язык в дальнем зарубежье. Способны ли русскоязычные сохранить великий и могучий?

Русский язык в ближнем и дальнем зарубежье

Русский язык в дальнем зарубежье. Способны ли русскоязычные сохранить великий и могучий?

Елена Яценко1
( на сайте информационно-аналитического портала “Евразийский дом”: http://www.eurasianhome.org/xml/t/expert.xml?lang=ru&nic=expert&pid=992.
Сокращенная версия статьи опубликована в Журнале “Смысл”, 2007, №1)

Русский язык – так же, как и родственные украинский и белорусский языки, – язык восточно-славянской группы, представляющей собой одну из ветвей индоевропейской группы языков. Благодаря исследованиям М.В.Ломоносова современный стандарт русской грамматики был принят в 1755 году и развит во времена А.С.Пушкина.

Современное русскоговорящее сообщество полиэтнично и распределено в странах с большим количеством жителей. По официальным данным ряда международных организаций, сегодня на русском языке говорят около 233 млн.

жителей планеты, из них 164 млн. используют его как родной язык и 69 млн. – как второй язык общения. При этом в России около 119 млн. жителей говорят по-русски и считают русский родным, 27,1 млн.

пользуются им как вторым языком общения2.

Кто же является носителем русского языка в современном мире?

В первую очередь, это жители постсоветского пространства3. Однако необходимо признать, что данный ресурс в новых независимых государствах стремительно уменьшается. В силу естественных причин уходит старшее поколение, в обязательном порядке изучавшее русский язык в системе «советского» образования.

На смену им приходят люди, в формировании мировоззрения которых русский язык и русская культура уже не оказывали критического влияния. Сказался стремительный исход из бывших советских республик носителей языка, перевод образования на национальные стандарты, а письменности – на латиницу.

Политика правящих элит новых независимых государств, отстраиваясь от всего «советского» (читай российского), заключалась в поиске выхода из экономического тупика путем отрицания прошлого и безоговорочной ориентации на западные модели развития экономики, образования.

Таким образом, русский язык, де-факто оставаясь языком межнационального общения, де-юре вытесняется национальными или европейскими (преимущественно английским) языками.

Итак, ядром носителей русского языка сегодня являются жители России. После распада СССР доля граждан, причисляющих себя к русскому этносу, составляет 79,82%4.

Далее в обойме носителей «великого и могучего» – представители русскоязычных общин или, как многие сейчас называют, «русскоязычных диаспор за рубежом».

В их числе эмигранты разных волн и их потомки, представители «диаспор катаклизмов»5, переселенцы, мигранты, в том числе студенты, аспиранты, стажеры иностранных учебных заведений, а также особый, но обладающий пока недооцененным ресурсом контингент «русские жены».

С большой натяжкой к категории «апостолов» русского языка и культуры можно отнести национальные кадры – выпускников ВУЗов СССР и России, а также среднее и старшее поколение жителей государств, ранее составлявших Восточный блок (Организация Варшавского договора), целенаправленно изучавших русский язык как первый иностранный.

Для изучения и распространения любого иностранного языка, тем более русского, необходимы веские мотивы: экономические, политические, научные, хобби, наконец. При этом экономическая, особенно региональная, интеграция и инфраструктурные проекты ставят вопросы владения языком в число конкурентных преимуществ для работников различных сфер.

В этой связи необходимо упомянуть и небольшую по сравнению с изучающими английский язык, но имеющую сильную мотивацию, группу специалистов, работающих в российских коммерческих компаниях, на стройках и производствах, использующих российские технологии, специалистов, имеющих бизнес в России, и, конечно же, людей, профессионалов и любителей, изучающих русский язык и русскую культуру.

Нельзя недооценивать и еще один стремительно развивающийся ресурс, для которого нет границ и не нужны визы – это RU-net. Это тоже, хоть и «неодушевленный», но весьма эффективный носитель языка, та самая зона Ru, которая дает возможность воспринимать информацию и общаться всем пользователям, независимо от гражданства, и тем самым расширять русскоязычное пространство.

Развитию непосредственно русского языка посвящен Справочно-информационный портал «Русский язык»6, широко известный специалистам и любителям русского языка во всем мире. Кроме этого, существует несколько сайтов общественных организаций, миссией которых является пропаганда и развитие русского языка7.

Способны ли сами русскоязычные диаспоры сохранить язык: дилемма русский и/или титульный?

В каждой зарубежной стране русскоязычные – это совокупность национальных меньшинств, реже – этнические русские.

Приведем в пример европейские страны: в Румынии община русских липован, сохраняя традиции и язык, живет уже триста лет в иноконфессиональной, иноязычной среде. В Румынию русские старообрядцы ехали по своей воле, спасая веру.

В Германии – это, в основном, не этнические русские, а русскоязычные немцы и евреи, а также другие национальности, покинувшие Россию и постсоветские страны. В эту страну русскоязычные выезжали по программе добровольного переселения и, в большинстве своем, на историческую Родину. В стремительно вошедших в Евросоюз Латвии, Литве и Эстонии – большинство русскоязычных все же составляют русские.

Список можно продолжить, и он будет только подтверждать тезис о том, что далеко не все русскоязычные общины за рубежом представляют собой диаспоры в их классическом понимании. По разным причинам, в том числе и из-за своей «молодости», не все они еще оформились организационно, и в каждой стране свои условия их становления и развития.

Поэтому количество стран, где есть русскоязычные, не равно количеству русскоязычных диаспор. Отсюда и возникает необходимость изучения и мониторинга положения русскоязычных общин, а соответственно уровня сохранения и развития языка и культуры.

Только в этом случае можно определять количественный и качественный состав целевой аудитории, понимать ее запросы и в зависимости от этих параметров готовить проекты и программы, планировать мероприятия.

Государственные институты направляют свои усилия, в лучшем случае, на интеграцию национальных меньшинств в общество, а в дальнейшем и на их полную ассимиляцию со всеми вытекающими потерями: языка, национальных традиций и культуры.

Особенно страдает при этом язык, который со сменой поколений утрачивает свою миссию и вытесняется титульным языком страны проживания.

Если же политика государства или устойчивые традиции этноса приводят общину национального меньшинства к обособлению, язык в первых поколениях эмигрантов сохраняется, но затем без связи с исторической родиной и дополнительных усилий по его поддержанию частично или полностью замещается языком титульной нации. Именно так происходит у русских липован в Румынии.

Следует учитывать, что чем лучше знание языка титульной нации страны проживания, тем выше возможности для интеграции диаспоры в общество этой страны, тем больше возможностей и самой общины (если она есть) и каждого в достижении поставленных целей и меньше межнациональных конфликтов. Результаты проведенных осенью 2006 г. исследований в ряде стран дальнего зарубежья8 показывают, что свободно говорят, пишут и читают на языке титульной нации половина опрошенных (50%). Еще 35% опрошенных владеют им отчасти, 10% – не владеют, но изучают, а 5% – не владеют совсем и не собираются изучать. Доля владеющих языком существенно варьируется по странам: она значительно выше для Румынии, а ниже для Эстонии (рис. 1). При этом необходимо напомнить, что диаспоре русских липован в Румынии 300 лет, а в Эстонии русскоязычной «диаспоре катаклизмов» лишь 15…

Рисунок 1.Уровень владения языком титульной нации

Ситуация со знанием языка титульной нации напрямую подтверждается тем, какой язык используется для общения в семье (рис. 2).

Рисунок 2. Язык, используемый для общения в семье

Русскоязычные жители Германии, Латвии и Эстонии в подавляющем большинстве при общении в семье чаще используют русский язык и существенно реже – титульный. В Румынии липоване пока используют сразу оба языка – русский и румынский.

93% ответивших в Латвии и 80% в Эстонии отметили, что их дети учатся в школе, где преподавание осуществляется на русском языке, либо ведется смешанное преподавание. Сопоставление этих результатов с исследованиями 2004 года9 показывает значительное сокращение доли обучающихся детей в школах на русском языке.

Так, если в 2004 году в Латвии 40% детей учились в школе с преподаванием на русском языке, а 41% – в школе со смешанным преподаванием, то сейчас соответствующие доли равны 10 и 83%.

В Эстонии ситуация приблизительно такая же: в 2004 году 79% респондентов говорили о том, что их дети обучаются на русском языке, а 4% – о смешанном преподавании, а в 2006 году соответствующие доли равны 34 и 46% соответственно.

Иными словами, в странах Балтии происходит значительное сокращение школ с преподаванием на русском языке в пользу роста школ со смешанным преподаванием. В Румынии и Германии обучение русскоязычных жителей на языке титульной нации доминирует.

Специфика общения в семье и преподавания в учебных заведениях напрямую сказывается на знании детьми, с одной стороны, русского языка, а с другой – языка титульной нации. Лучше всего русским языком пока владеют дети и внуки русскоговорящих жителей Латвии и Эстонии, а также Германии. Хуже всего – в Румынии.

Рисунок 3. Уровень владения детьми и внуками русским языком и языком титульной нации

Таким образом, знание языка в целом является тем фактором, который воспроизводит специфику русскоязычной диаспоры.

Исследования показали, что наиболее интегрированная в общество страны проживания диаспора в Румынии характеризуется самым высоким уровнем владения языком титульной нации, но при этом воспроизводит знание русского языка главным образом посредством внутрисемейного общения. В результате дети слабо владеют русским языком.

Напротив, русскоязычная диаспора в странах Балтии хуже владеет языком титульной нации, говорит по-русски в семье, а дети представителей диаспоры обучаются чаще либо в русских школах, либо в школах со смешанным преподаванием. В результате знание языка титульной нации у русских детей оказывается достаточно низким.

Однако политика властей в странах Балтии, вернее всего, в скором времени приведет к разрыву этой цепочки. Существует вероятность того, что знание русского языка детьми будет падать, а титульного – расти. Это, в свою очередь, может способствовать ассимиляции русскоязычного населения.

Вероятно, что уже в ближайшее время ситуация с русским языком диаспоры в Германии будет подобна ситуации в Румынии, где уровень владения титульным языком высок, а дети все хуже знают русский язык.

Однако в силу религиозных и культурных факторов это не станет окончательной стадией: скорее всего, если ничего не предпринимать, в семье все реже будут говорить по-русски, дети будут все хуже знать русский язык, а, в конечном счете, владение русским языком может не сохраниться.

Тем более что процессы глобализации диктуют свои правила, языки национальных меньшинств становятся неконкурентоспособными.

Риски и угрозы для русского языка в мире. Постановка задачи

В 2003 году Министерство иностранных дел РФ, одной из приоритетных задач которого является содействие распространению русского языка за пределами страны, выпустило доклад «Русский язык в мире»10.

Доклад основан на информации, полученной из загранучреждений, и содержит статистические данные 2001-2002 гг. по изучению русского языка за рубежом. В какой-то мере он может служить отправной точкой в дальнейшем мониторинге положения русского языка и культуры за рубежом.

Но весьма важно, чтобы данные исследования продолжались и мы владели актуальной информацией.

Русский язык сложен в изучении и произношении и как любой язык государства, обладающего значительной территорией, имеет множество диалектов. В этом есть угроза для его распространения.

В современной жизни коммуникации стремятся к максимальному упрощению и при выборе языка международного общения все чаще, из прагматических соображений, предпочтение отдается тому же английскому.

Поэтому необходимы современные методики преподавания русского языка, а, значит, большего внимания заслуживает научно-практическая база развития русского языка в самой России.

Россия должна вести более активную кампанию по популяризации и распространению русского языка. Российские культурные центры есть далеко не во всех странах, а Германия и Англия имеют эффективную сетевую структуру в виде неправительственных организаций, финансируемых из различных источников (Гете-институт, Британский совет).

Сетевые проекты других государств, продвигающие свой язык, культуру, образование навязывают мировоззрение и вытесняют все русское, а Россия мало что противопоставляет этой экспансии. Ярким примером является Турция, которая в 1992 году создала при Министерстве иностранных дел Агентство по сотрудничеству и развитию (ТИКА).

Агентство ведает всем спектром отношений Турции с тюркскими государствами, а также с тюркскими народами, проживающими за пределами этой страны в области экономики, культуры, образования и т.д. Турецкие лицеи и университеты внедрялись на территорию и в систему образования других государств в виде гуманитарных благотворительных проектов.

Сегодня это уже по большей части успешные коммерческие проекты, работающие на государственную перспективу. Преподавание ведется на турецком и английском языках, что особенно ценится в развивающихся странах. В результате через жернова турецкого образования проходит будущая национальная элита тех стран, в которых Турция предполагает продвигать свои интересы.

Россия же пассивна в распространении своего влияния через развитие образования и языка. Хотелось бы верить, что пока.

И в этой связи хотелось бы думать, что 2007 год объявлен Президентом России Годом Русского языка не случайно. Есть надежда, что он станет, прежде всего, годом постановки задач, осмысления того, что нужно сделать для того, чтобы Россия активно распространяла свое влияние в мире через развитие языка и культуры.

1 Президент Фонда «Наследие Евразии», Москва.
2 http://ec.europa.eu/education/policies/lang/languages/langmin/euromosaic/lat3_en.html
3  www.demoscope.ru/weekly/2006/0251/tema02.php Арефьев А. Сколько людей говорят и будут говорить по-русски? // Демоскоп Weekly, 19 июня – 20 августа 2006, № 251-252.
4 www.perepis2002.

ru Всероссийкая перепись населения 2002 г.
5 Население нетитульной нации, оставшееся на территории распавшегося государства.
6 www.gramota.ru Создан в июне 2000 г.

по рекомендации Комиссии «Русский язык в СМИ» Совета по русскому языку при Правительстве Российской Федерации и функционирует при поддержке Министерства Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.
7 www.mapryal.

org Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы МАПРЯЛ была создана на Учредительной конференции в Париже (7-9 сентября 1967 г.) по инициативе ученых ряда стран как общественная неправительственная организация. В 1975 году ей был предоставлен консультативный статус ЮНЕСКО категории «С».

Насчитывает свыше 202 членов (национальные союзы русистов, крупнейшие университеты и др.), представляющих 76 стран.; www.ropryal.ru Российское общество преподавателей русского языка и литературы было создано в июле 1999 года по инициативе ведущих вузов России.

8 Исследования проводились Международным Фондом «Россияне» и Некоммерческим фондом «Наследие Евразии» в Германии, Латвии, Румынии, Эстонии.
9 Российская диаспора в странах СНГ и Балтии: состояние и перспективы / под ред. В.М. Скринника, Т.В. Полосковой. М., 2004.
10 http://www.learning-russian.gramota.ru/book/mid/rulang2003.html

Источник: http://www.demoscope.ru/weekly/2008/0329/analit01.php

Book for ucheba
Добавить комментарий