Рынок каучука

Российская промышленность синтетического каучука : логистика, экспорт и инвестиции

Рынок каучука

Несмотря на хорошую конъюнктуру, наши производители каучука все менее заметны на мировом рынке. Чтобы сохранить позиции, им надо срочно модернизировать производство. Денег для этого у них более чем достаточно, однако инвестиционный процесс упирается в дефицит сырья, вызванный сырьевой дуополией и нежеланием развиваться.

Российская промышленность синтетического каучука, наверное, является одной из наиболее конкурентоспособных и успешных частей нашей нефтехимии. Несмотря на то, что производители работают на советских активах, испытывают определенные трудности с сырьем, объемы отгружаемого на экспорт каучука год от года не сокращаются.

Более того, ряд предприятий не так давно перешли на выпуск принципиально новой продукции, для которой открыты любые рынки. В других секторах химпрома, например в том же производстве полимеров, ситуация куда менее благоприятная — российские производители с трудом борются с импортом внутри страны и с большим запозданием пытаются реализовать крупные инвестпроекты.

Тем не менее, индустрия синтезкаучука стагнирует. На фоне сокращения внутреннего спроса со стороны шинников производители не могут резко увеличить экспорт продукции.

Рост цен на каучуки, которые с начала года подорожали примерно на четверть, с лихвой компенсирует производителям недополученную прибыль и позволяет на время забыть о техническом состоянии отрасли, повышении цен на сырье и усиливающихся конкурентах.

Сырьевая дуополия

Синтетический каучук в СССР, пожалуй, был главным продуктом для всей химической промышленности. Дело тут не в стратегических приоритетах (изначально советский каучук шел на оборонные нужды), а в том, что это чуть ли не единственный инновационный продукт нефтехимии, производство которого Страна Советов сумела наладить самостоятельно.

Хотя к концу 1980−х СССР был мировым лидером по производству каучуков, проверку рыночной экономикой отрасль проходила с трудом. Правда, обвального спада производства с последующим массовым закрытием предприятий, как это произошло, например, в индустрии химволокна, удалось избежать.

заслуга в этом принадлежит колоссальному технологическому потенциалу, созданному в советское время, часть которого оказалась бесполезной, а часть — более чем востребованной. Если предприятия могли получить доступ к дешевому газовому сырью, то спокойно продавали продукцию за рубеж.

Однако именно проблема сырья, как это ни странно, сейчас значится в повестке дня отрасли и сдерживает ее развитие.

Если посмотреть на карту сырьевых потоков российской индустрии синтезкаучука, становится видно, что большая их часть так или иначе исходит от одного предприятия — нефтехимического комбината в Тобольске.

Этот гигантский завод перерабатывает в год до трех миллионов тонн ШФЛУ (широкая фракция легких углеводородов — основное сырье нефтехимии, получается на газоперерабатывающих заводах из попутного нефтяного газа). В частности, он является крупнейшим в стране производителем бутадиена и изобутилена — главного сырья для производства каучуков.

Тобольский НХК был первым и самым важным из приобретенных «собирателем» «Сибура» Яковом Голдовским активов. Всем, кто хоть немного знаком с отраслью, очевиден факт, что тот, кто контролирует Тобольский НХК, контролирует не только львиную долю индустрии синтезкаучука, но и значимую часть всей российской нефтехимии.

Сейчас под контролем «Сибура» находится производство порядка 60% всего синтетического каучука в России, если отнести к нему также зависящий от холдинга завод в Стерлитамаке. Основным конкурентом на этом рынке для теперь уже бывшей «дочки» «Газпрома» является «Нижнекамскнефтехим». На эти две компании приходится 100% всего выпуска каучуковых мономеров в стране.

Производителей каучуковых полимеров, помимо указанных предприятий, существует еще четыре. Однако из-за сырьевого диктата российская индустрия синтезкаучука плавно движется к дуополии (см. график 1).

В чем же выражается сырьевой диктат? Нижнекамское предприятие стремится максимально перерабатывать сырье на своих мощностях, что подтверждает его инвестиционная программа, поэтому на рынок оно поставляет все меньше и меньше бутадиена. «Сибур» же, торгующий товарным бутадиеном, ведет себя как заправский монополист, не стремясь к его переработке, но и не допуская его «переизбытка» на рынке.

Некоторое количество каучукового сырья можно получить с нефтехимических комбинатов и с НПЗ, где оно образуется в виде побочного продукта. Так, в частности, работает Омский завод синтезкаучука.

Однако как объемы производства, так и качество этого сырья, которое требует предварительной доработки перед использованием, совершенно не подходят для того, чтобы заместить газовое сырье, на котором привыкли работать российские предприятия. Еще один вариант обойти сырьевую дуополию «Сибура» и «Нижнекамскнефтехима» — производить бутадиен самостоятельно из бутана.

Традиционно бутан и бутадиен получают на больших и дорогих установках центрального газофракционирования на крупных нефтехимических комбинатах вроде Тобольского. Но эти установки производят и другие ключевые продукты нефтехимии. Существуют гораздо менее громоздкие и менее дорогие установки дегидрирования бутана. Производителей бутана в России немало (в частности, ими являются некоторые НПЗ).

Чтобы избежать дуополии «Сибура»-«Нижнекамскнефтехима», не зависимые от них каучуковые заводы могли бы инвестировать в подобные установки. Правда, есть проблема. Когда рыночная конъюнктура спокойна, цены на бутан и бутадиен почти не отличаются, поэтому окупить такие установки почти нереально. Однако в последние годы цены на бутадиен значительно выше, чем на бутан (см. график 2), и технологии его производства из бутана становятся эффективными даже в Европе.

Есть такой опыт и в России. Не так давно на базе «Нижнекамскнефтехима» было создано совместное предприятие, реанимировавшее мощности комбината по дегидрированию бутана. В частности, именно оттуда получает бутадиен Ефремовский завод синтезкаучука.

Впрочем, гендиректор завода Владимир Беликов скептически относится к идее дальнейшего развития этой технологии: «Для синтеза бутадиена из бутана в России нет ресурсов доступного бутана, в сырьевом обеспечении мы вынуждены полагаться на фракцию ББФ (бутан-бутадиеновая фракция), которую покупаем у нескольких нефтехимических комплексов».

Следует заметить, что на этой фракции работает большинство мировых производителей синтетических каучуков, поскольку она образуется как побочный продукт при пиролизе, т. е. при производстве этилена и пропилена. Более того, по всему миру на таком сырье работает множество каучуковых заводов с неприлично малой по российским меркам мощностью 40–60 тыс.

тонн, встроенных в комбинаты оргсинтеза и производящих наиболее массовые виды каучуков. Тем не менее, при общем прогрессе российского органического синтеза (которого пока не наблюдается) ресурсы сырья для выпуска бутадиена могут значительно возрасти. С установки на 500 тыс. тонн этилена можно получать сырье для выпуска 60 тыс.

тонн бутадиена, и большинство новых комбинатов оргсинтеза, например, в Иране такими установками оснащаются. При наличии инвестиций и желания даже с имеющейся сырьевой базой в России выпуск этилена легко может быть увеличен вдвое, до 4 млн тонн.

Нетрудно посчитать, что при полном использовании всех продуктов пиролиза это увеличило бы предложение бутадиена почти на четверть миллиона тонн, то есть в полтора раза в сравнении с тем, сколько его производится в России сейчас.

Логистика, экспорт и инвестиции

Второй источник головной боли производителей каучуков — логистика. С экономико-географической точки зрения чем дальше от источника сырья (то есть, как мы выяснили выше, от Тобольска) находится завод, тем хуже, потому что каучук как твердое вещество гораздо транспортабельнее газового сырья, из которого он производится.

Учитывая гигантские транспортные плечи, становится понятно, почему в структуре себестоимости каучука доля затрат на транспорт сырья превышает 15%. С другой стороны, построенные в 1930−х предприятия не виноваты, что спустя десятилетия оказались в столь невыгодном транспортном положении, потому что были переведены с картофеля на газ.

Поскольку большинство наших заводов находится в глубине европейской части страны, в том числе в Центральной России, проблемой для них является не только транспортировка сырья, но и вывоз самих каучуков за пределы страны. По словам Владимира Беликова, «каучук в Юго-Восточной Азии значительно дороже, чем в Европе, но довезти его туда непросто.

Единственный вариант — экспорт через балтийские порты». Для предприятий Урало-Поволжья, где выпускается две трети российского каучука, проблема экспортной логистики стоит еще острее. Во многом именно из-за логистического барьера российские экспортеры ориентируются в основном на европейский, а не на более интересный азиатский рынок.

Основной вопрос, впрочем, не в том, по какому маршруту, а в том, имеет ли вообще смысл везти наш каучук за рубеж. Статистика дает уверенный ответ: имеет (см. график 3), более половины российского каучука экспортируется. Однако присутствие наших компаний на мировом рынке сокращается (см. график 4), причем в наибольшей степени это относится к самым массовым стирольным каучукам.

Парадокс объясняется просто: развиваться дальше на советских активах российские производители уже не могут, а их обновление идет достаточно медленно (см. график 5). Лишь 40% бутадиеновых каучуков в России выпускаются на современных неодимовых или литиевых катализаторах, тогда как на Западе это давно является нормой.

И хотя, по словам российских производителей, многие западные шинники сохранили в своих рецептурах старые типы каучуков, которые и покупают в России, очевидно, что будущее явно не за ними. Именно поэтому в последние годы наши производители каучуков спохватились и начали массово переводить мощности на новые катализаторы.

Примерно так же обстоят дела и с выпуском бутилкаучуков. Хотя мировой рынок этой продукции близок к олигополии (на нем доминируют американская ExxonMobil и германская Lanxess) и обеспечивает высокую маржу, инвестиции необходимы и здесь.

Сейчас в мире три четверти всех произведенных бутилкаучуков — это галобутилкаучуки. Последние выгодно отличаются от традиционных каучуков, например, более быстрой вулканизацией (производство шины занимает меньше времени) и износостойкостью.

В России, однако, около двух третей выпуска приходится на традиционные немодифицированные бутилкаучуки.

И это при том, что наряду с бутадиеновыми бутилкаучуки сейчас основной объект инвестирования в каучуковую отрасль; их доля в общем выпуске растет, а стирольных, в которые почти ничего не вкладывается, — падает (см. график 6).

Что касается ценовой конкурентоспособности, то тут российским производителям в очередной раз сделала подарок мировая конъюнктура. При этом в самой России наиболее ходовые марки каучуков стоят либо столько же, сколько в Европе, либо не намного дешевле.

В то же время, по оценкам представителя одного из российских производителей каучуков, себестоимость их выпуска в стране сейчас лишь на 10–20% ниже, чем в Европе.

Впрочем, если европейские производители, по данным консалтинговой компании CMAI, работают с рентабельностью около 20%, у их российских конкурентов с учетом затрат на логистику этот показатель должен составлять не меньше 30%. Однако маржа наших поставщиков все в большей степени съедается за счет удорожания сырья.

«За последние несколько лет на нашем заводе доля бутадиена в себестоимости каучука выросла с 40 до 60 процентов», — говорит Владимир Беликов. По его словам, сейчас бутадиен, предлагаемый к реализации на рыночных условиях, в России стоит дороже, чем в Европе.

Засучить рукава и работать

Что же делать российским производителям каучуков в такой ситуации? проблема, на наш взгляд, в том, что большинство из них и не пытаются ответить на этот вопрос, не уделяя стратегическому планированию должного внимания и уповая лишь на дары конъюнктуры.

Единственное исключение из данного правила — это, пожалуй, лишь «Нижнекамскнефтехим», обновивший за последние годы половину мощностей, вложивший средства в удешевление производства изопрена и вынашивающий амбициозные планы по дальнейшей модернизации каучукового бизнеса.

Может быть, у российской каучуковой индустрии банально нет денег на инвестиционное развитие? Однако при рентабельности в 30% (оцененной, заметим, только для экспортных поставок, где по производителям бьет логистика) и выручке в 3,5–4 млрд долларов общий объем прибыли в отрасли составляет около 1 млрд долларов ежегодно.

Для строительства современного завода галобутилкаучуков мощностью 100 тыс. тонн «с нуля» нужно 600 млн долларов, для создания выпуска бутадиеновых каучуков на современных катализаторах мощностью 50 тыс. тонн — около 50 млн.

Словом, годовой прибыли каучуковой отрасли вполне хватило бы на то, чтобы привести себя в относительно приемлемое состояние.

Но это только полдела. Чтобы вернуть позиции на мировом рынке, российским производителям уже недостаточно обновления оборудования — необходимо работать с конечными потребителями.

Именно тесное сотрудничество с потребителями позволяет западным производителям каучуков относительно хорошо себя чувствовать, даже не имея такой сырьевой форы, какой располагает Россия. Это естественно, поскольку мировой рынок шин, а значит, и мировой рынок каучука определяется всего несколькими грандами.

Другое дело, что им не очень выгодно предлагать нашим поставщикам такие же условия сотрудничества, какие они предлагают западным контрагентам. Например, они пытаются фиксировать в долгосрочных контрактах не формулу цены, а сами цены, что в условиях удорожания сырья делает такие поставки малоприбыльными.

Дело тут не только в том, что наша индустрия выпускает, образно выражаясь, ширпотреб, а западные заводы предлагают более продвинутую продукцию. У шинников есть рычаги, на которые можно давить: они могут ссылаться на несоответствие российской продукции, выпускаемой на советском оборудовании, собственным стандартам, предлагать услуги по сертификации и продвижению на рынок в обмен на выгодные для себя контракты и т. д. и т. п.

Интересно, что у наших производителей каучуков большой опыт заключения долгосрочных контрактов по поставкам за рубеж, где, как мы отметили выше, есть серьезные логистические проблемы и ценовое давление западных шинных компаний.

В то же время опыт заключения таких контрактов на внутреннем рынке почти отсутствует, хотя на российских заводах западных компаний производится уже примерно четверть всех легковых шин в стране.

Западные шинные компании кровно заинтересованы в покупке местного сырья для местного производства, и проиграть здесь конкурентную борьбу нашим производителям каучука никак нельзя. Сейчас отсутствие таких контрактов имеет вескую причину.

Ни Nokian, ни Michelin еще не имеют на российских заводах производства резиновых смесей, для которых, собственно, и нужен каучук. По имеющейся информации, завод Nokian во Всеволожске получает смесь из Финляндии, завод Michelin в Давыдово — из Польши.

Но через несколько лет ситуация изменится (Nokian уже сейчас строит цех резиносмешения), и тогда потребление каучука в России снова начнет расти. Вопросы модернизации производства и улучшения переговорных позиций в дискуссии с шинными грандами станут к этому моменту делом чести и выживания для российских заводов синтезкаучуков.

Влас Рязанов, корреспондент журнала Эксперт

Источник: https://plastinfo.ru/information/articles/147

«Рынок каучука не резиновый»

Рынок каучука

Константин Терехин, «25 лет битвы за увеличение продаж», Глава 6 из еще не опубликованной книги.

Восточный менеджмент со знаком минус

Моя карьера была бы ущербной, если бы мне не довелось воочию познакомиться с «Восточным менеджментом».

В самом начале 2000-х я пришел в большой многопрофильный холдинг, где возглавил направление продаж натурального каучука (сырье для резинотехнических изделий, шин, обувных и кабельных производств) и пальмового масла (пищевое сырье, аналог маргарина и растительного масла), а также ВЭД всего холдинга.

Дело в том, что владели, управляли, а также во множестве трудились на различных постах – вьетнамцы.

Вот у них я и обучался этому диковинному и весьма парадоксальному подходу к управлению.

Что такое «Западный менеджмент» хотя бы в первом приближении? Это максимально рациональное принятие решений, планирование, подчеркнутая вежливость, некоторый изначальный кредит доверия, минимум бумаг и практически полное отсутствие печатей. А вот с тем, что такое «Восточный», а также «Вьетнамский» менеджмент мне только предстояло познакомиться. Сказать, что увиденное меня удивило, а иногда шокировало – значит, не сказать ничего.

Причем удивление было как со знаком плюс, так и со знаком минус. У нас две новости: хорошая и плохая. С какой начать?))) Начну с отрицательных сторон. Весь масштаб трагедии я осознал несколько позже, по некоторые аспекты восточного менеджмента шокировали меня практически сразу.

Через несколько недель после моего выхода на работу генеральный директор пересадил практически всех сотрудников на этаже. «В целях оптимизации рабочих связей».

И все бы ничего (хотя зачем нужна была эта пересадка, я так и не понял), но, наверное, для увеличения «всеобщей веселости» и поднятия настроения сотрудникам, внутренние телефоны остались закреплены за кабинетами. Не трудно догадаться, к чему это привело.(((

Ты звонишь по внутреннему номеру, а тебе отвечают, что такого здесь нет, и где он неизвестно. В общем «веселье» длилось практически неделю, пока сотрудники привыкли к новому расположению и смогли наладить коммуникацию.

За следующие шесть месяцев, весь этаж пересаживали ещ е 3 (!) раза. Но так весело уже не было. Теперь сотрудники меняли кабинеты, но внутренний номер оставался прежним. Вот зануды.

)) Вносить хаос и сумбур в работу, так вносить! К чему эти полумеры?))

Последний мой переезд (после которого я стал задумываться, а что я делаю в этой компании) выглядел так. В дверь постучал вьетнамский сотрудник соседнего подразделения с коробкой в руках. На мой вопрос о причинах его визита, он ответил, что теперь он тут работает.

А где мое новое рабочее место он не знает. Его уже занято, но я могу не торопиться собирать вещи, он готов подождать в коридоре. Немая сцена. Занавес. Конец.(((

Поскольку никакого хоть сколько-нибудь разумного объяснения таким решениям я найти не смог, то единственное, что мне пришло в голову, это то, что у многих восточных людей слова «стабильность», «устойчивость», «надежность» прочно ассоциируется со смертью. Косвенное подтверждение своей точки зрения я получил еще не однажды.

Например, мы (я, отдел оргразвития и генеральный директор) более 2-х месяцев составляли, согласовывали и утверждали должностные инструкции, учет и отчетность моих сотрудников. Были написаны груды бумаги, сломано множество копий, проведена масса совещаний. Наконец, визы генерального директора получены. Ура? Через один (!) день после подписания регламента, его отменили.

Генеральный директор лично распорядился остановить его исполнение. Смешно? Грустно? Нелепо? Неловко? Поставьте любой эпитет…

Восточный менеджмент со знаком плюс

Но я бы покривил душой, если бы сказал, что в этой компании я ничему не научился…

Конечно, нет. Менеджмент «по-Восточному» – это не только странные (видите, как я тактичен), но и очень красивые и эффективные решения. И таких ситуаций было довольно много. Расскажу о некоторых.

Ситуация на рынке натурального каучука в то время сложилась чудесная (сейчас еще чудеснее). Основные потребители этого сырья – шинные заводы. На тот момент на территории СНГ их было 16. А поставщиков – 5 (причем у 3-х каучук был на складе постоянно, а остальные торговали им довольно часто).

Поскольку каучук – это сырье для промышленных производств, он должен соответствовать стандартным требованиям качества. Значит, все продавцы, по сути, торгуют одним и тем же продуктом. В этом случае необходимо конкурировать по сервису, а не по цене. Но кто так поступает? Поэтому рентабельность продаж составляла 2-3%.

И вдруг, о чудо! Складывается уникальная рыночная ситуация. Каучук на складе есть только у нас. А на одном из заводов как раз возникает угроза дефицита. Грех не воспользоваться такой ситуацией?! К нашей цене мы накручиваем, сколько позволяет жадность (на самом деле не так уж и много, точно не помню, но не более 10-15%).

Мы выставили счет, и нам его немедленно оплатили. Чудеса продолжаются! Потому что лучшие наши покупатели платили через месяц после окончания месячной отсрочки по договору. И что, генеральный директор похвалил нас? Как бы ни так. Он вызвал меня и сказал немедленно вернуть покупателю наценку. После того как ко мне вернулся дар речи, я попросил его объяснить свое решение.

Он объяснил, что выкрутив руки одному из клиентов, мы его обидели. И он больше не будет работать с нами, кроме подобных случаев форс-мажора. И знаете что, когда мои эмоции несколько остыли, я согласился с его точкой зрения. Не стоит вести себя жестко по отношению к одному из покупателей, если их всего 16.

Фланговые действия

Эта книга не предполагает детальное описание методик маркетинга и менеджмента. Поэтому здесь я не стану подробно описывать технологию маркетинговых войн. Скажу лишь вкратце.

В рамках этого подхода, мы по прежнему создаем маркетинговую стратегию, то есть причину, по которой целевому сегменту разумно предпочесть именно нашу торговую марку, то есть одно решение гарантирующее успех.

Мы все равно боремся за целевого клиента.

Но! Ищем эту причину, не исходя из анализа запросов потребителей, а исходя из изучения действий конкурентов.

Другими словами, основная идеология, основная идея (которая, впрочем, может существенно изменяться в зависимости от конкретного способа ведения войны) маркетинговых войн, не как мне наилучшим образом удовлетворить запрос потребителя.

А как мне отобрать продажи у конкурента?Логика такая: отняв продажи у конкурента, я тем самым увеличу свои.

Я уже писал, что на рынке можно бороться только за клиентов и против конкурентов. Классические подходы (конкурентное преимущество и позиционирование) делают акцент на борьбе «за». Маркетинговые войны – на «против». От себя добавлю, что грамотный управленец в области продаж должен владеть обоими подходами.

В некоторых ситуациях (например, при выводе на рынок инновационных продуктов, в условиях гипержесткой конкуренции, в случае борьбы с азиатскими компаниями – Китай, Япония, Корея, Вьетнам…) у маркетинговых войн альтернативы нет. Классические подходы не пригодны для таких ситуаций в принципе.

Здесь на первый план выходят эксперты, предлагающие те или иные решения. Только, пожалуйста, не забывайте слегка придерживать полет их фантазии. А то они вам насоветуют.)))

С точки зрения Западной военной мысли, существуют 4 способа ведения войны: оборона, нападение (фронтальная атака), фланговый обход и диверсионные или партизанские действия. (рис.

№1) Поскольку эта книга автобиографичная, то здесь я расскажу о фланговых и партизанских действиях.

Потому что именно они, по моему глубочайшему убеждению, были наиболее красивыми из всего, что мы делали в этой компании.

рис №1

Как же мы воевали? Приведу в качестве примера классический фланговый маневр. Итак, натуральный каучук бывает двух видов: стандартный и RSS («Rubber smoked sheets» или «копченые листы каучука»). Дальше речь пойдет о втором виде.

На начало описываемых событий (2000-2001 год) практически весь RSS поставлялся из Индонезии. Его качество было весьма высоким, но и цена со склада поставщика в РФ была около 1200 долларов США за тонну. При этом рентабельность продаж колебалась на уровне 2-3%, редко доходя до 5%.

Поскольку индонезийский RSS был де-факто отраслевым стандартом, то на нашем складе он присутствовал постоянно, равно как и в запасах основных конкурентов. В подобной ситуации необходимо состязаться по сервису (раз по продукту затруднительно). Но на сырьевом рынке это довольно сложно. Значит, необходимо искать другой способ конкурентной борьбы. И он был найден.

После недолгого маркетингового исследования, нам удалось найти тайского производителя RSS. При этом качество было несколько хуже индонезийского, но и цена существенно ниже. Этот каучук с нашего склада продавался по 850-900 $/т, с рентабельностью 10-15%.

Ключевой идеей фланговых войн является то, что ваше предложение должно изменить выбор потребителя. Я исхожу из того, что дефицита на рынке нет. (Если на вашем он есть, молчите и никому не говорите.))) Хотя, с другой стороны, вряд ли вы тогда читаете книги бизнес-тематики. Вы наслаждаетесь жизнью.)))

Значит, ваше предложение продукта или сервиса должно искусить покупателей хотя бы на пробную покупку. А дальше все как в теории, понравилось – лояльный (постоянный) покупатель. Не понравилось – насильно мил не будешь. Как же мы соблазняли покупателей на первую партию?

Дело оставалось за «малым».))) Закупить пробный контейнер каучука в Таиланде, получить на него сертификат, растаможить, бесплатно раздать по несколько тонн заводам, наиболее лояльных к нам, отправить нашего технолога к ним, чтобы он за них сам отладил технологию, получить от главных технологов этих предприятий положительные заключения и… начать продавать на рынок. Всего делов-то.)))

Мы именно так и поступили. Благо последовательность шагов очевидна. Хотя с другой стороны, быстро сказка сказывается, не скоро дело делается. На то, чтобы сделать все выше перечисленное у нас ушло чуть меньше 6 месяцев. На тот момент на территории бывшего СССР находилось 16 шинных заводов.

Пять из них (наиболее лояльных к нам) платили через месяц после того, как заканчивался месяц отсрочки по договору. Другие либо не платили вовсе, либо под угрозой остановки производства, когда все поставщики, досыта накормленные «завтраками» (т.е.

, обещаниями заплатить завтра) отказывались поставлять каучук.

При этом за первые четыре месяца мы не продали ни тонны тайского RSS. Только бесплатные отгрузки и бесконечные поездки к заводчанам нашего технолога.

Слава Богу, что он всю жизнь работал в резиновой промышленности и знал лично большинство директоров, главных инженеров и технологов шинных (да и не только) производств. Иначе мы бы продвигали тайский RSS до сих пор.

(Все люди консервативны, но технологи на производстве консервативнее всех в квадрате.)))

На пятом-шестом месяцах мы смогли организовать нормальные поставки на эти 5 заводов, вытеснив оттуда индонезийский каучук. Постепенно к ним стали подтягиваться и другие заводы. Дело в том, что в спину технологам ударили их финансисты. Если твои конкуренты закупают часть сырья на 25-30 % дешевле, значит, твоя себестоимость, а, следовательно, и цена «мимо рынка».

Так медленно, но верно и другие заводы начали покупать тайский RSS. Не надо быть ясновидцем, чтобы понять, что очень быстро, за считанные месяцы, наши конкуренты выйдут на того же производителя.

Закупят у него (эксклюзив нам подписать не удалось из-за слишком большой разницы между их запросами и нашими возможностями реализации). Привезут в РФ и продадут заводчанам, уже наученным нами работать на этом сырье.

Значит, снова демпинг и рентабельность продаж упадет, хорошо, если до 5%, а реально до 2-3%. Но уже не от 1200$, а от 800$.((( Значит, надо «куды-то бечь».

Для подобных ситуаций как раз существует второй принцип фланговых войн: «Успех должен порождать новый успех». Да, мы оторвались от конкурентов. Но это не повод сидеть на печи, как Емеля. Надо продолжать движение, делать клиентам новые предложения, от которых они не смогут отказаться.))) В конце концов, конкурентам сложнее «попасть» в постоянно движущуюся цель.

При этом я искренне уверен, что «лучшее вечный враг хорошего». И что нет смысла в улучшениях ради улучшений. Но если вы выбрали фланговые удары в рамках маркетинговых войн, то альтернативы просто нет.

Либо движение и возможный успех (не забывайте про то, что не бывает безрисковых решений), либо застой («консервативность», «стабильность» – можете называть, как хотите, суть от этого не меняется) и гарантированный провал.

Что же мы предприняли? (В конце концов, предприниматели мы или где?)))

Мы вынудили наиболее технологически продвинутого (если так можно выразиться) вьетнамского производителя каучука сделать для нас RSS. Здесь необходимо небольшое пояснение. Исходное сырье у стандартного каучука и RSS одно и то же – молочко гивеи.

Но вот дальше технология его переработки отличается существенно. Исторически сложилось, что во Вьетнаме производили исключительно стандартный каучук.

Так вот, мы, используя связи (надеюсь, вы еще не забыли, что владельцами нашего холдинга были вьетнамцы?) практически вынудили одного из наших поставщиков изготовить пробную партию.

Ну, что тут сказать? Контейнер мы получили. Вооооот… Каучук в нем был, правда, качество в него поставщик забыл положить.))) Но и цену забыл указать.))) А если серьезно, то качество первой партии было не ахти, но, тем не менее, сертификат качества мы на него получили.

И отдавая долг нашим поставщикам, стоит сказать, что вьетнамцы очень быстро учатся, и качество следующих партий было намного лучше.

Про цену я, конечно, тоже пошутил, но цена с нашего склада по 650$/т и 15% рентабельностью радовала нас как никогда.

))) А поскольку RSS был сделан по нашей настоятельной просьбе, то проблем с эксклюзивностью поставок у нас не возникло. Вьетнамцы охотно дали нам его.

И опять быстро сказка сказывается, не быстро дело делается. Но через шесть месяцев битвы за сертификацию, пробных бесплатных поставок, налаживания технологических процессов на шинных заводах нашим специалистом, бухания в ресторанах и саунах, проведения сложных многоэтапных переговоров со снабженцами и их руководителями, каучук был продвинут на рынок.

Все еще оборонявшихся заводчан добивали свои же финансисты. Я уже описывал их мотивацию: важность себестоимости продукции никто не отменял.

После того, как RSS вьетнамского производства стал де-факто отраслевым стандартом, конкурентам пришлось побегать по потолку в поисках адекватного ответа.

Собственно говоря, до момента моего ухода из этой компании, они так ничего и не придумали. А потом я перестал следить за ситуацией на рынке каучука.

Вот классический, я бы даже сказал хрестоматийный пример фланговых действий, показанный на супер жестком сырьевом рынке. (Это я на всякий случай, чтобы у уважаемого читателя не складывалось превратное впечатление, что подобные методы работают исключительно для газированной воды и чипсов.)

Партизанские диверсии

Классическим, и довольно ярким (сам себя не похвалишь, никто не похвалит))) примером партизанской диверсии является следующий эпизод.

Потребителями натурального каучука на территории бывшего СССР являются четыре государства: Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан. Казахи (на тот момент) свой завод только пытались восстановить. Белорусы не платили за сырье совсем. В РФ наша доля была около 70% рынка натурального каучука. Поэтому основная битва развернулась за Украину.

В этой стране находится 3 шинных завода: один в Днепропетровске и два под Киевом в Белой Церкви. Транспортировка сырья для них осуществлялась через порт Одессы. На начало описываемых событий мы узнали, что уже как две недели на Украину плывут 2000 тонн стандартного натурального каучука. И плыть им осталось около недели.

У нас же в порту было всего около 200 тонн. Заказ из Вьетнама придет не раньше чем через месяц.

Вообще говоря, это довольно оптимистичный прогноз, так как обычно наши постановщики требовали 20 дней только на поставку до порта отправления.

На складах в РФ у нас было своих 2000 тонн, но затамаживать расстаможенный каучук и перевозить его в Украину – значит получить гарантированный убыток, при неясных перспективах сбыта.

Описав вкратце эту ситуацию совладельцу компании, я услышал мгновенный ответ: «Если враг большой, мы – партизаны».

Что же мы предприняли в итоге? На мой взгляд, решение было необычайно красивым! Дождавшись, пока судно с каучуком конкурента встало на рейд, мы отгрузили наш каучук тремя примерно равными партиями по украинским шинным заводам на 15-20% ниже рыночной цены. Другими словами, на 5-10% ниже себестоимости. Таким образом, наш убыток составил около пары десятков тысяч долларов США.

Чего мы добились? Уже догадались? Убыток конкурента составил не одну сотню тысяч долларов и полугодовое отсутствие на рынке. Почему? На каждом заводе есть, естественно, текущий запас сырья. Кроме того, натуральный каучук – стратегическое сырье, и кроме «закромов родины», государство обязывает всех крупных потребителей иметь дополнительный («неприкосновенный») запас.

А так как натуральный каучук не может лежать долго (без специальных холодильников): срок хранения от момента производства до момента использования на производстве не должен превышать шести месяцев. После чего каучук темнеет и его внешний вид значительно ухудшается.

(В скобках замечу, что технологические свойства снижаются медленнее, но потемневший каучук стоит на 10% меньше светлого.)

Кроме того, на каждом заводе лежало еще «нашего» каучука более 60 тонн. В итоге, когда груз конкурентов приплыл, и они начали предлагать его заводчанам по рыночной цене, те сделали круглые глаза, и сказали, что готовы взять каучук, но по цене предыдущий поставки. Иначе руководство их попросту не поймет.

И пока все их запасы (текущий, неприкосновенный и наш) не закончились, другую цену они обсуждать не соглашались. Все это время наши конкуренты попадали на расценки СВХ (склад временного хранения), где, как известно, каждый чих стоит весьма недешево.

Когда же под угрозой остановки производства, заводчане все-таки согласились обсуждать рыночную цену, выяснялось, что каучук потемнел, и конкурентам пришлось давать скидку до 10%.

Но и это еще не все. Как выяснилось впоследствии, наши конкуренты взяли кредит под гарантии правительства Вьетнама. И, естественно, не смогли корректно его обслуживать.

В итоге наши убытки в пару десятков тысяч долларов США привели к убыткам конкурентов в несколько сотен тысяч. Более полугода они вообще не появлялись на рынке, решая свои собственно проблемы и, размышляя, а надо ли им вообще конкурировать с такими сумасшедшими оппонентами.)))

Это классический пример партизанских действий по цене. По-моему, очень красиво! Вы согласны?

***

Что же заставило меня уйти из такой интересной компании? Что послужило последней каплей? Дело в том, что холдинг, в котором я работал – многопрофильный. И одним из видов его деятельности являлся шиппинг (морские грузовые перевозки).

Так вооот…на стартовый лизинговый платеж для покупки нового судна у меня забрали около 30% оборотных средств из направления «натуральный каучук». Очевидно, что ни поставщики, ни клиенты, ни сотрудники (которые, естественно, были мотивированы от результата продаж) не виноваты в том, что кто-то принял решение купить новое судно.

На их упреки мне нечего было ответить, и я принял решение покинуть компанию. Все равно смотреть им в глаза было невыносимо. Ушел я в никуда. И, естественно, начал искать новую работу. Но тут произошло событие, кардинально изменившее мою жизнь на следующие десять лет.

Источник: https://www.e-xecutive.ru/education/glavy-iz-knig/1824963-rynok-kauchuka-ne-rezinovyi

Рынок каучука не резиновый – Журнал

Рынок каучука

Российская компания–импортер натурального каучука работает в условиях агрессивного конкурентного окружения. Автор проблемы Константин Терехин ищет способ, как повысить рентабельность – сейчас она составляет около 2% – и увеличить объем продаж.

Продукт
Натуральный каучук является необходимым сырьем для многих промышленных предприятий. В Россию его ввозят только из стран Юго-Восточной Азии, поскольку доставка из Южной Америки обходится слишком дорого.

Основной вид импортируемого сырья – так называемый стандартный натуральный каучук, производимый во Вьетнаме. На его долю приходится 80% поставок в Россию – серьезно потеснить конкурентов вьетнамский продукт смог благодаря сочетанию низкой цены с неплохим качеством.

В Россию сырье следует морем до Владивостока или до Санкт-Петербурга, откуда по железной дороге перевозится в пункт назначения. По словам Константина Терехина, стоимость обоих вариантов доставки практически одинакова.

Натуральный каучук, предлагаемый разными поставщиками, заведомо одинаков по качеству – это объясняется жесткими технологическими требованиями к закупаемому промышленностью сырью.

Однако срок его хранения ограничен шестью месяцами с момента производства. Потом каучук начинает гнить, его качество ухудшается, и покупатели требуют резкого снижения цены.

А поскольку на доставку уходит от двух до четырех месяцев, импортеры работают в очень жестких условиях по срокам сбыта.

Наряду с натуральным каучуком промышленность использует и синтетический аналог. В России его производят многие предприятия, в частности “Сибур” и “Татнефть”. Чуть более года назад натуральный каучук стоил в полтора раза дороже синтетического. Затем мировые цены на него резко упали, и сейчас он на 20% дешевле искусственного.

Однако российские потребители не спешат переходить на натуральный продукт. Для этого необходимо внести изменения в технологические процессы, но нет никакой уверенности, что цена на импортное сырье вновь не поползет вверх. Кроме того, российские производители синтетического каучука, увидев, что чаша весов все-таки может склониться в пользу натурального, резко снизили цены на свою продукцию.

Клиенты
Основными потребителями натурального каучука являются производители шин. В России, Белоруссии и Украине, куда Импортер поставляет свой товар, 15 таких заводов. У прочих покупателей – их около сотни – потребности гораздо ниже. Это такие предприятия, как обувные фабрики, кабельные производства, заводы резино-технических изделий.

Для сравнения: самый крупный кабельный завод ежемесячно закупает 60 т каучука, а самому крупному потребителю среди шинных заводов, Бобруйскому, в период максимальной загрузки мощностей необходимо 300 т натурального каучука в сутки. Если суммировать потребности клиентов, то всем шинникам нужно от 2 до 4 тыс.

т этого сырья в месяц, а более мелкие потребители ежемесячно закупают в общей сложности от 500 до 1 тыс. т.

Являясь крупнейшими потребителями натурального и синтетического каучука, шинные заводы в разных объемах используют их в технологических процессах.

В шинах для легковых автомобилей доля синтетического каучука составляет 70-90%, а на шины для грузовиков идет прежде всего натуральный продукт.

Именно поэтому Бобруйский шинный завод, где выпускаются шины для самосвалов-гигантов “БелАЗ”, чрезвычайно привлекателен для поставщиков. Однако это же предприятие является лидером по неплатежам – задержки с оплатой поставленного товара могут превышать полгода.

Еще один негативный фактор – сильно выраженный сезонный характер продаж. Пик потребления каучука приходится на весну и осень. Именно в это время происходит массовая замена “резины” на грузовых автомобилях, и шинники резко увеличивают объемы производства.

Для полноты картины скажем, что в 2001 году рынок шин охватил кризис перепроизводства. Два года назад аналитики сделали неверный прогноз о росте рынка, и заводы резко увеличили объемы производства. Они могли себе это позволить, поскольку производственные мощности не были до конца загружены.

Но прогнозы не оправдались, и у шинников возникли проблемы с реализацией (у многих склады затоварены до сих пор). Возродились даже бартерные схемы расчетов, казалось бы, ушедшие в прошлое. Заводы значительно снизили закупки каучука и отчаянно демпингуют, понуждая к этому и поставщиков сырья.

Конкуренция
На рынке сейчас действует 5-7 компаний, являющихся основными поставщиками натурального каучука. При этом Импортер контролирует около 50% рынка. Сильнейшая конкуренция привела к тому, что разница в цене, по которой компании-импортеры предлагают продукт, мизерна. Столь же мизерна и рентабельность, составляющая сейчас около 2%.

Вообще рынок каучука – это рынок покупателя. Заводы-потребители избалованы “перепроизводством поставщиков” и устраивают тендеры на поставку едва ли не на каждой партии сырья.

Как говорит Константин Терехин, типична ситуация, когда снабженец показывает продавцу прайс конкурента с более низкой ценой. А получив обещание скидки, звонит первому продавцу, чтобы добиться от него очередной уступки.

Так продолжается до тех пор, пока кто-нибудь из поставщиков не останавливается, поняв, что начинает работать себе в убыток.

Нормальной считается оплата поставок с отсрочкой в один месяц. Незапланированную отсрочку платежа – еще на месяц – поставщики легко “проглатывают”.

Нравы на этом рынке такие, что поставщику каучука на следующий день после заключения договора могут заявить: сделка расторгнута, мы решили заключить контракт с вашим конкурентом.

В условиях насыщенного рынка утрачивает свою волшебную силу даже такой мощный катализатор заключения сделок, как “откат”.

Попытки выйти из замкнутого круга
Импортер неоднократно пробовал создать какие-либо конкурентные преимущества. Из этого ничего не вышло – не все попытки оказались удачными, а успешные находки тут же копировали конкуренты.

Например, когда Импортер начал держать запасы каучука одновременно на складах и в Санкт-Петербурге, и во Владивостоке (до этого компании-импортеры осуществляли поставки лишь из какого-либо одного города), эту модель тут же воспроизвели остальные поставщики.

Импортер попытался пойти и по пути создания региональных складов, расположенных в непосредственной близости от потребителей. Им предложили брать сырье в тот момент, когда оно понадобится. Целью было “привязать” к себе крупного клиента. Но эта попытка провалилась: заводы по-прежнему диктовали свои условия закупки, шантажируя возможностью сделки с конкурентами: “А твой товар пусть гниет!”

Стимулирование ранней оплаты тоже не дало ожидаемого эффекта. Если отсрочка платежа составляла 20 дней, продавец назначал стандартную цену. Клиент, готовый оплатить товар через 10 дней, получал скидку, которая еще более увеличивалась в случае оплаты по факту поставки.

И наконец, если завод соглашался на предоплату за полгода до поставки каучука, Импортер предлагал беспрецедентно низкую цену. Однако эксперимент был сорван начавшимся мировым падением цен на каучук.

Потребители ожидали еще большего удешевления сырья и не хотели переплачивать.

Предпринимались и попытки расширения рынка. Так, омский шинный завод “Матадор” традиционно закупает каучук, производимый в Малайзии (именно его использует материнская компания завода в Европе).

Импортер получил заключение экспертов, что каучук из Вьетнама по качеству не уступает малайзийскому. Технологов “Матадора” долго убеждали в том, что вьетнамский вполне соответствует их жестким требованиям и будет поставляться в срок.

Однако окончательное решение принималось не в Омске, а в штаб-квартире компании в Германии. Оно было отрицательным.

Стандартные маркетинговые решения, способные повысить конкурентные преимущества товара, на сырьевых рынках неприменимы.

Нет смысла улучшать качество продукта, поскольку промышленности нужно сырье с теми характеристиками, на которые ориентированы производственные мощности. Вне игры и такое маркетинговое решение, как привлечение клиента оригинальной упаковкой.

Каучук поставляется в упаковке двух видов, и покупатель заранее указывает в договоре, какая ему нужна,– это определяется технологическими процессами, используемыми на предприятии.

Выходом могло бы стать картельное соглашение между основными импортерами натурального каучука. Однако попытки заключить его закончились ничем – у всех импортеров свои интересы. Да и новому игроку войти на рынок каучука чрезвычайно просто.

Все, что нужно для этого,– свободные средства и опытный менеджер. Здесь не нужна реклама, не важна репутация (ведь качество товара у разных поставщиков одинаково), а со всеми потенциальными потребителями можно познакомиться за полтора месяца.

Одним словом, картина безрадостная. Все попытки выделиться из среды конкурентов оказались тщетными. Работа в условиях двухпроцентной рентабельности Импортера не устраивает – риски оказываются очень высокими, и самый незначительный просчет приводит к серьезным убыткам. Какого-либо выхода из сложившейся ситуации Константин Терехин не видит.

Сергей Русаковский

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/1284492

Мировой рынок синтетических каучуков

Рынок каучука

Региональная структура потребления

Половина всего мирового потребления синтетического каучука сосредоточено в азиатском регионе. Крупнейшим переработчиком синтетического каучука в Азии является Китай, на него приходится 25,3% всего мирового потребления и составляет 3145 тыс. тонн. По сравнению с 2005 годом потребление в стране выросло на 18% (2580 тыс. тонн в 2005 году).

Потребность стран ЕС в синтетическом каучуке в 2006 году составила 2563,4 тыс. тонн (20.7% в общем мировом потреблении). Крупнейшими странами-потребителями синтетического каучука в ЕС является Германия (635 тыс. тонн), Франция (311,7 тыс. тонн), Испания (289,2 тыс. тонн).

Несмотря на лидирующие позиции в регионе для этих стран отмечается отсутствие роста потребления (Германия) или его спад (Франция -12%; Испания – 5%). Другие страны Европейского Союза, такие как Италия и Англия, также являются крупными европейскими потребителями синтетического каучука (254 тыс. тонн и 239,6 тыс.

тонн соответственно), но для них отмечается рост потребления 7% по сравнению с 2005 годом.

Региональная структура мирового потребления синтетических каучуков в 2006 году

 

Источник: International Rubber Study Group

После рекордно низкого значения доли потребления синтетического каучука в 2005 году (57,1%, самый низкий уровень с 1964 года), доля синтетического каучука в мировом потреблении начинает постепенно повышаться.

При этом в странах, в которых не произрастает натуральный каучук, доля синтетического каучука в рецептурах резино-технических изделий, достигает 90% (Европейские страны, Россия). А страны-производители натурального каучука исторически базируют свои рецептуры на натуральном каучуке.

Но в результате научно-технического прогресса, «каучукового цикла» и нестабильной ситуации на биржах натурального каучука азиатские производители резиновых изделий в настоящее время имеют альтернативную рецептуру на основе синтетического каучука.

В 2006 году ввиду высоких цен на синтетические каучуки доля потребления синтетических каучуков в странах-производителях (Малайзия, Индия, Тайланд) составила меньше 40%.

Тайвань является сравнительно крупным производителем синтетического каучука (4,5% в общем мировом объеме производства) и имеет самую высокую долю потребления синтетического каучука в Азии (около 75%). В Китае доля потребления синтетического каучука в 2006 году составила 59.2%, в Японии 57.5%. На диаграмме приведены доля потребления синтетического каучука в различных регионах мира.

Доли стран в мировом потреблении синтетического каучука, %

Источник: International Rubber Study Group

Структура совокупного потребления синтетических каучуков по основным направлениям использования в различных странах мира

К настоящему времени наблюдается некоторое равновесие в потреблении натурального и синтетического каучука. Так как не в любой области синтетический каучук может заменить по свойствам натуральный.

До сих пор еще не удалось в полной мере воспроизвести свойства натурального каучука искусственным путем. Самой емкой областью потребления синтетического каучука в мире остается шинная промышленность.

Другим крупным сегментом потребления, который включает в себя самые разнообразные изделия, является производство резино-технических изделий общего назначения.

Объем потребления синтетического каучука по основным секторам использования крупнейшими странами потребителями в 2006 году

ОбластьБразилияСШАФранцияГерманияИталияИспанияИндияИндонезияЯпонияКорея
Шины171,51050194142106125,3138115571219
РТИ233,3904,6226,1482,5130,218095,420585124,7
Всего404,81954,6420,1624,5236,2305,3233,41351156343,7

резино-технические изделия общего назначения

Источник: International Rubber Study Group

Таким образом, в рассматриваемых странах примерно 48,7% от совокупного потребления СК используется для изготовления шин. Для РТИ общего назначения соответственно – 51,3%.

Наиболее популярным каучуком в обоих сегментах являются бутадиен-стирольный каучук и полибутадиеновый каучук. В производстве шинных продуктов помимо данных видов каучуков широко используются бутилкаучук и полиизопреновый или натуральный каучук.

Распределение в сегменте резино-технических изделий общего назначения по видам каучуков представлено на диаграмме ниже.

Распределение объема по видам каучуков в сегменте РТИ общего назначения в 2006 году

 

Источник: Презентация фирмы DSM  на конференции «Tires&Rubber. Russia&CEE Markets», 12-13 Октября 2006 года, Будапешт

Мировой экспорт и импорт синтетических каучуков

В 2006 году по экспортно-импортным сделкам было реализовано 7273 тыс. тонн. По сравнению с 2005 годом рост составил примерно 2%, что согласуется с темпами роста производства и потребления синтетического каучука в мире (3,5% и 3 % соответственно).

Китай

Крупным мировым импортером синтетического каучука является Китай. Несмотря на достаточно большие существующие мощности на своей территории, в Китае наблюдается недостаток сырья для переработки в резино-технические изделия. Общий экспорт синтетических каучуков составляет 82,6 тыс.

тонн (большую долю составляет бутадиен-стирольный каучук), в то время как импорт в 2006 году составил 1301.8 тыс. тонн. По сравнению с 2005 годом импорт возрос на 19%, а экспорт снизился на 12%, что указывает на значительный рост внутреннего рынка производства резино-технических изделий в Китае.

На диаграмме представлена структура импорта Китая по видам синтетического каучука:

Объемы импорта Китая по основным видам синтетических каучуков в 2006 г. 

 

Источник: International Rubber Study Group

Импорт в 2006 году составил примерно 40% от совокупного потребления каучуков в Китае. Наиболее востребованы Китаем бутадиен-стирольнй каучук, полибутадиеновый каучук и полиизопреновый каучук. Структура поставок каучуков в относительных величинах представлена на диаграмме ниже.

Структура импорта Китая по основным видам СК в 2006 году

 

Источник: International Rubber Study Group

США

США является крупнейшим в мире экспортером синтетического каучука (1250,1 тыс. тонн, 17% в мировом объеме) и вторым по величине импортером синтетического каучука после Китая (606,6 тыс. тонн, 8% в мировом объеме). Таблица ниже показывает структуру и объемы экспорта и импорта США в 2006 году по видам синтетического каучука.

Структура экспорта/импорта различных каучуков США в 2006 году

Вид каучукаэкспорт, тыс. тонндоля, в совокупном экспорте, %импорт, тыс. тонндоля, в совокупном импорте, %
бутадиен-стирольный каучук27021,6%18029,8%
полибутадиеновый каучук31024,8%7011,6%
полиизопреновый каучук201,6%101,7%
бутилкаучук13010,4%508,3%
этиленпропиленовый каучук21016,8%7011,6%
бутадиен-нитрильный каучук403,2%508,3%
хлоропреновый каучук302,4%152,5%
другие24019,2%16026,4%
всего1250100,0%605100,0%

Источник: International Rubber Study Group

В наибольших объемах США экспортируют бутадиен-стирольный, полибутадиеновый, этиленпропиленовый и бутиловые каучуки. Эти же виды каучуков наиболее распространены в структуре импорта. В сумме на их долю приходится порядка 61,2% от совокупного импорта синтетических каучуков в США.

Япония

Традиционным мировым экспортером каучуков является Япония. В 2006 году экспорт Японии составил 492,9 тыс. тонн (6.,8% в мировом объеме), по сравнению с 2005 годом объем экспорта снизился на 6%.

Импорт синтетического каучука в Японии существенно ниже (191,4 тыс. тонн, 2,6% в мировом объеме), что обусловлено внутренней политикой государства по отношению к импорту продукта из других стран.

Структура экспорта Японии по видам каучуков представлена на диаграмме.

Объемы экспорта каучуков по основным видам из Японии
 
Источник: International Rubber Study Group

Наибольшие объемы соответствуют экспорту бутадиен-стирольных каучуков. В 2006 году этот показатель составил 140 тыс. тонн. Примерно по 80 тыс. тонн пришлось на экспорт полибутадиенового и хлорпренового каучуков.

Для бутадиен-нитрольного каучука этот показатель составил порядка 50 тыс. тонн, а для этиленпропиленовых каучуков – порядка 40 тыс. тонн.

Структура экспорта каучуков из Японии в относительных величинах представлена на диаграмме ниже.

Структура экспорта каучуков по основным видам из Японии в 2006 году

 

Источник: International Rubber Study Group

Южная Корея

Корея занимает 8,5% долю в мировом экспорте. В 2006 году экспорт синтетического каучука из страны составил 621,1 тыс. тонн, импорт составил 125,8 тыс. тонн или 1,7% от мирового объема. Структура экспорта и импорта Кореи представлена в таблице ниже.

Структура южнокорейского импорта и экспорта синтетических каучуков в 2006 году

Вид каучукаэкспорт, тыс. тонндоля, в совокупном экспортеимпорт, тыс. тонндоля, в совокупном импорте
бутадиен-стирольный каучук31050%3024%
полибутадиеновый каучук14523,4%108%
бутилкаучук4536%
этиленпропиленовый каучук203,2%108%
бутадиен-нитрильный каучук6510,5%54%
хлоропреновый каучук108%
другие8012,9%1512%
всего620100,0%125100,0%

Источник: International Rubber Study Group

Подавляющая часть южнокорейского экспорта каучуков связана с бутадиен-стирольными и полибутадиеновыми каучуками. В совокупности на их долю приходится порядка ¾ от совокупного экспорта в 2006 году.

Так же Ю. Корея экспортирует бутадиен-нитрильные, этиленпропиленовые и другие виды каучуков.
Преимущественно Южная Корея импортирует бутилкаучук (порядка 36% в 2006 году) и бутадиен-стирольный каучук.

Динамика совокупного производства синтетических каучуков в отдельных регионах мира и структура по странам


Северная и Латинская Америка

В 2006 году производство синтетического каучука в Америке составило 3220 тыс. тонн, что составляет 26% мирового производства. По сравнению с 2005 годом рост производства синтетического каучука составил 4,5% (3083,5 тыс. тонн в 2005 году).

США является крупнейшим производителем в данном регионе (2413,3 тыс. тонн на 2006 год), в Латинской Америке основными производителями синтетического каучука являются Бразилия (417,5 тыс. тонн) и Мексика (246,5 тыс. тонн).

Графически структура производства в Северной и Латинской Америке представлена на диаграмме ниже.

Структура производства синтетических каучуков по странам в Северной и Латинской Америке в 2006 году

 

Источник: International Rubber Study Group

На долю США пришлось порядка ¾ от совокупного объема производства в регионе. Доля Бразилии в 2006 году составила 13%, Мексики – 7,7%. Доля других стран, где крупнейшим производителем является Канада – 4,4%.

Западная Европа

Страны Евросоюза обладают крупными производствами, но характеризуются отсутствием значительного роста производства. В 2006 году выпуск синтетического каучука в странах Евросоюза составил 2750,7 тыс. тонн, что на 1% больше, чем в 2005 году.

Крупнейшими производителями синтетического каучука в Евросоюзе остаются Германия (865 тыс. тонн), Франция (656,3 тыс. тонн) и Англия (305 тыс. тонн). Быстрый темп роста отмечается для отдельных стран Евросоюза: Нидерланды (7%), Польша (5%) и Испания (21%).

В целом структура производства по основным европейским производителям представлена на диаграмме ниже.
 

Структура производства синтетических каучуков по странам Западной Европы в 2006 году
 
Источник: International Rubber Study Group

Доля Германии в 2006 году составила 31,4%, Франции – 23,9%, Англии – 11,1%, а всех остальных стран в совокупности – примерно 33,6%.

Юго-Восточная Азия

В 2006 году в странах этого региона было произведено  5154,9 тыс. тонн синтетического каучука, что составляет 41% всего мирового производства. Данный регион характеризуется быстрым ростом: 21% (в 2005 году объем производства составил 4910,9 тыс. тонн).

Крупнейшим производителем в данном регионе является Китай, который с 2005 года по объемам производства опередил Японию (в 2005 году рост производства в Китае составил 9,5%, в то время как в Японии – лишь 0,7%). В данный момент на Китай приходится 35% (1812,6 тыс. тонн) всего производства синтетического каучука в Азии. Далее следуют Япония (1607,9 тыс.

тонн), Южная Корея (770 тыс. тонн), Тайвань (600 тыс. тонн), Таиланд (143 тыс. тонн) и Индия (102,8 тыс. тонн).

Структура производства синтетических каучуков по странам Юго-Восточной Азии в 2006 году
 
Источник: International Rubber Study Group

Доля Китая в совокупном региональном выпуске в 2006 году составила 35,2%, Японии – 31,2%, Южной Кореи – 14,9%, а Тайваня – 11,6%. Доля всех остальных стран региона в 2006 году составила 7,1%.

C текущей ситуацией и прогнозом развития российского рынка синтетических каучуков можно познакомиться в отчете Академии Конъюнктуры Промышленных Рынков «Рынок синтетических каучуков в России».

Академия Конъюнктуры Промышленных РынковТел.: (495) 918-13-12, (495) 911-58-70

E-mail:

mail@akpr.ru
WWW: www.akpr.ru

Источник: https://www.newchemistry.ru/letter.php?n_id=1499

Мировой рынок каучуков – Энциклопедия по экономике

Рынок каучука
Мировой рынок каучуков
 [c.48]

Две трети производимых в мире синтетических каучуков – это универсальные каучуки, конкурирующие с натуральными каучуками. Обострение конкуренции на рынке НК и универсальных СК (на долю этого рынка приходится примерно 3/4 мирового рынка каучуков) заставляет производителей снижать издержки и цены.
 [c.53]

Одна треть производимых в мире СК относится к категории специальных. Специальные СК не являются конкурентами натуральных каучуков. Конкуренция на рынке специальных СК не может быть такой острой, как на рынке универсальных СК и НК. Рынок специальных СК (равный примерно 1/4 мирового рынка каучуков) более монополизирован. Поэтому цены на специальные СК достигают уровня 2000 долл./т и выше.
 [c.53]

Число стран-конкурентов на мировом рынке НК растет, увеличивается площадь земель, занятых каучуконосами, наблюдается обострение конкуренции между странами-производителями натуральных каучуков. На рынке НК наблюдается периодическое перепроизводство, сопровождающееся падением цен на них.
 [c.51]

Обострение конкуренции на мировом рынке СК, связанное с демонополизацией этого рынка, делает неизбежным снижение цен на синтетические каучуки. Цены на универсальные СК, используемые в шинной промышленности (бутадиен-стирольный и др.), в 90-е годы установились на уровне 1200-1300 долл./т.
 [c.52]

Таким образом, емкость мирового рынка автомобилей (и, соответственно, емкость рынка каучуков) в наибольшей мере определяется емкостью автомобильного рынка ПРС. В 90-е годы степень насыщения автомобильного рынка ПРС стала предельной, что привело к приостановке роста мирового производства каучуков.
 [c.53]

Вся разорительность новых расходов на нефть становится особенно очевидной в сравнении с теми небольшими доходами, которые сами развивающиеся страны получают на мировом рынке от продажи их важнейшей экспортной продукции — сельскохозяйственных товаров.

Согласно данным Продовольственной и сельскохозяйственной Организации Объединенных Наций (ФАО), страны третьего мира в 1976 г. получили на мировом рынке, например, за кофе 7,3 млрд. долл., хлопок — менее 4 млрд., каучук — 2,2 млрд., рис —2,1 млрд., за чай — 0,8 млрд. долл.

А в целом развивающиеся страны получили от экспорта сельскохозяйственной продукции примерно 30 млрд. долл.2
 [c.25]

Изменения на одном из рынков обычно вызывают волнообразный процесс изменений на других рынках. Например, насыщение автомобильных рынков мира, начавшееся в 1990-е годы, вызвало насыщение рынка автомобильных шин, а вслед за ним и насыщение рынка каучуков. Поэтому за 1950-1970 гг. мировое производство натурального и синтетического каучука вы-
 [c.8]

Еще больше эта картина усложняется тем обстоятельством, что и на различных отраслевых рынках насыщение спроса происходит также не в одно и то же время.

Насыщение спроса на мировом рынке алюминия, к примеру, началось еще в 1970-е годы основные изменения, происшедшие с тех пор на данном рынке, сводятся главным образом к изменениям в сырьевой базе отрасли (росту добычи высококачественных бокситов и сильному сокращению добычи низкокачественного сырья увеличению масштабов оборотного, повторного использования металлического алюминия). Насыщение рынка стали в США началось еще в конце 1960-х годов, в Западной Европе — в 1970-е и в Японии – в 1980-е годы в настоящее время рынок стали насыщен практически во всех странах мира. Насыщение спроса на рынках минеральных удобрений, автомобилей, каучука началось в 1990-е годы. А мировые рынки текстильных волокон и туристских услуг, судя по всему, до сих пор являются ненасыщенными.
 [c.9]

Торговые фирмы занимаются осуществлением в основном операций по купле-продаже товаров.

Они могут либо входить в систему сбыта крупных промышленных компаний, либо существовать независимо юридически и в хозяйственном отношении от других фирм и осуществлять торгово-посреднические операции.

Торговые фирмы бывают либо узкоспециализированными, либо торгующими широкой номенклатурой изделий.

Среди торговых фирм особо выделяются крупные монополистические объединения, занимающие господствующее положение на мировом рынке отдельных товаров или во внешнеторговом обороте отдельных стран. Так, подавляющая часть международной торговли сахаром, цветными металлами, зерном, каучуком, хлопком, пушниной, лесоматериалами, кожсырьем сосредоточена в руках небольшого числа крупных специализированных торговых фирм.
 [c.37]

В результате мощного развития крупного машинного производства, появления крупного акционерного капитала, углубления международного разделения труда и появления современных средств транспор-тА и связи получил развитие мировой рынок.

Сейчас жители, скажем, Европы хорошо знают товары, создаваемые в США, Японии и многих других странах. Мировой рынок уже давно снабжает все государства таким сырьем, как нефть, олово, каучук, пшеница, сахар, кофе, чай.

Новейшие средства связи позволяют точно знать, что происходит с ценами на товары в разных частях земного шара. Стало возможно заключать торговые сделки, покупать иностранную валюту без того, чтобы контрагенты лично встречались друг с другом.

Интернационализация рыночных связей привела к тому, что уровень мировых цен на Товары и услуги стал важным ориентиром для хозяйственной деятельности подавляющего числа предпринимателей экономически развитых стран.
 [c.140]

Схематично столетняя эволюция международной специализации развивающихся экономик выглядит следующим образом. В начале XX в.

развивающиеся страны специализировались преимущественно как поставщики на мировой рынок сельхозпродукции — продовольствия (чая, кофе, какао, пшеницы), хлопка, джута, других натуральных волокон, а также каучука и тропической древесины. Определенное значение имел также экспорт тканей.
 [c.94]

Цены синтетического каучука на внутреннем и мировом рынке
 [c.171]

В начале XXI в. в мире насчитывается более 70 тыс. ТНК и 850 тыс. их филиалов. Материнские компании расположены главным образом в развитых странах (50,2 тыс.), большее число филиалов приходится на развивающиеся страны (495 тыс.).

Около половины мирового промышленного производства и свыше 2/3 внешней торговли приходится на ТНК. Они контролируют примерно 80% патентов и лицензий на изобретения, новые технологии и ноу-хау.

Под контролем ТНК находятся отдельные товарные рынки 90% мирового рынка пшеницы, кофе, кукурузы, лесоматериалов, табака, джута и железной руды, 85% — рынка меди и бокситов, 80% — рынка чая и олова, 75% — рынка сырой нефти, натурального каучука и бананов.

До половины экспортных операций США осуществляется американскими и зарубежными ТНК, в Великобритании аналогичные операции осуществляют до 80% ТНК, в Сингапуре — до 90%. На предприятиях ТНК работает более 70 млн человек, которые-ежегодно
 [c.47]

Значительно изменились по сравнению с началом века роль и значение различных стран. В 1930-е гг.

Великобритания и ее колонии были крупнейшими представителями мировой торговли на их долю приходилось более 50% мирового рынка шерсти, чая, каучука и олова и более 30% — пшеницы, сливочного масла, говядины, телятины, баранины, риса, и муки.

Однако вскоре после начала Второй мировой войны торговля стандартизированными товарами претерпела изменения. Строгий валютный контроль радикально изменил способы ведения торговли. Правительства Великобритании и США закупали продукты оптом у производителя и доставляли конечному потребителю.

Экспортеры имели дело с одним или двумя крупными покупателями, это означало замену частной торговли практически полным правительственным контролем. Только в 1956 г. система частной торговли была восстановлена и начал развиваться маркетинг стандартизированных товаров.
 [c.798]

Буферные кредиты международного валютного фонда — предоставляются с 1969 г. на финансирование так называемых буферных запасов сырьевых товаров, создаваемых с целью стабилизации их цен на мировом рынке. Право пользования ими предусмотрено Фондом в отношении соглашений по олову, какао, сахару и каучуку.
 [c.303]

В 80—90-х гг. формировалась индустриально-аграрная экономика, ориентированная на потребности мирового рынка. Экспортная квота, составлявшая в середине 60-х гг. порядка 50 % ВВП, увеличилась к середине 90-х гг. до 80 %.

Помимо традиционных товаров каучука, пальмового масла, древесины, нефти и газа, с середины 80-х гг. ведущей статьей малайзийского экспорта стала электроника. В 90-е гг.

Малайзия наряду с США, Японией, Южной Корей и Тайванем вошла в число крупнейших в мире производителей полупроводников, автомобилей, бытовой электроники, текстиля и одежды.
 [c.70]

Мы провели исследование тенденций развития мировых и национальных рынков стали, алюминия, текстильных волокон, натурального и синтетических каучуков, других синтетических полимеров, минеральных удобрений, автомобилей, нефти и других энергоносителей, а также туристских услуг (была проанализирована динамика рыночных процессов на них за 1970-2000 гг.). Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы.
 [c.7]

На большинстве исследованных нами рынков наблюдается насыщение спроса, ведущее к превышению предложения над спросом и увеличению незагруженных производственных мощностей.

Например, производственные мощности мировой сталелитейной промышленности в 1999 году были загружены на 68 %, загрузка мощностей по производству синтетических каучуков в 1994 году составила примерно 70 %, загрузка мощностей по добыче фосфатного сырья в 1997 году составила 84 %, мировые избыточные мощности по производству поливинилхлорида в 1997 году составили 8 %, по производству полипропилена — 11 %, полиэтилена и полистирола — 21 %.
 [c.7]

Концентрированным выражением сложности перехода от рынка продавца к рынку покупателя является нелинейный характер этого процесса.

Рассчитав объем национального и мирового потребления различных продуктов (стали, алюминия, нефти, каучука и др.

) на душу населения (в натуральном выражении) и, взяв полученные цифры за основу анализа тенденций развития соответствующих отраслевых рынков, мы пришли к следующим выводам.
 [c.10]

Товарная БИРЖА – важная разновидность международного товарного рынка оптовой купли-продажи массовых, преимущественно сырьевых и сельскохозяйственных товаров (зерно, сахар, какао, кофе, каучук, цветные металлы, хлопок и т.п).

Реализация продукции на Товарной БИРЖЕ осуществляется без предварительного осмотра по образцам и стандартам при заранее установленных размерах минимальных партий.

Товарная БИРЖА не предполагает фактического наличия товара в момент сделки, заключаемой, как правило, на срок от 6 до 14 месяцев с учетом особенностей товара, в т.ч. сезонности его производства.

Характерная для Товарной БИРЖИ практика заключения сделок на срок создает возможность игры на разнице цен, что влияет на динамику и уровень биржевых цен и даже на мировые цены других взаимосвязанных товаров, поступающих в международную торговлю.
 [c.22]

Зависимость. Нечего даже и спрашивать о том, зависят ли США от мировой экономики. США почти целиком зависят от других стран в потреблении бананов, кофе, какао, специй, чая, натурального шелка, никеля, жести, каучука и алмазов.

Даже беглый взгляд показывает, что импортные товары конкурируют на многих внутренних рынках японские видеокамеры и видеомагнитофоны, французские и итальянские вина, швейцарские и австрийские лыжи, японские мотоциклы и автомобили — это лишь отдельные примеры.

Иностранные автомобили обеспечивают 33% общего объема продаж автомобилей в Соединенных Штатах. Даже великое американское времяпрепровождение — бейсбол — очень сильно зависит от импорта перчаток и мячей.
 [c.107]

Функционируют М.р. отдельных товаров, которые определяют цены и другие условия реализации этих товаров.

Однако существует взаимосвязь между рынками разных товаров, при этом не только взаимозаменяемых (например, натурального или искусственного каучука) или представляющих технологическую цепочку (сырье — полуфабрикат — готовая продукция), но и совершенно независимых друг от друга. Существует общий объем реализации товаров на М.р., определяемый состоянием мировой экономики и влияющий на состояние отдельных мировых товарных рынков.
 [c.249]

Научно обоснованное решение прогностических задач осуществляется посредством применения методов экономико-математического моделирования и ЭВМ.

Так, отделом методологии прогнозирования ВНИКИ МВТ СССР разработана постоянно действующая автоматизированная система прогнозирования конъюнктуры мировых товарных рынков промышленного и сельскохозяйственного сырья.

В рамках этой системы осуществляется регулярное прогнозирование мировых цен 28 сырьевых товаров (меди, свинца, цинка, олова, алюминия, черных металлов, натурального каучука и т. д.) “.
 [c.62]

ОРГАНИЗАЦИИ СТРАН – ЭКСПОРТЕРОВ СЫРЬЯ — объединения развивающихся стран (основных поставщиков на мировой рынок сырьевых товаров) в целях координации поступлений товара на мировой рынок, а также стабилизации рынка.

Созданию таких организаций и активизации их деятельности способствовали успехи Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) в борьбе за повышение своей доли в доходах от экспорта нефти и повышение цен на нее.

Кроме ОПЕК существуют Организация стран — экспортеров меди (СИПЕК), Ассоциация стран — производителей олова, Международная организация по кофе, Союз стран — экспортеров бананов, ассоциации стран — производителей бокситов, железной руды, вольфрама, серебра, фосфатов, лесоматериалов, джута, каучука, арахиса, мяса, перца, какао и др.

Так же как и международные товарные соглашения, О.с. — э.с. в целях стабилизации рынков на определенном этапе устанавливают экспортные квоты для своих участников, которые в других условиях могут быть отменены (ОПЕК. Ассоциация стран — экспортеров олова). Деятельность некоторых О.с. — э.с. связана с подписанием международных товарных
 [c.282]

Факторный анализ зависимости объема продаж на внутреннем рынке отцен внешнего и мирового рынков показал, что динамика мировой цены на синтетический каучук оказывала даже большее воздействие на изменение объема продаж на внутреннем рынке по сравнению с изменением собственно цены внутреннего рынка. Таким образом, в условиях несовершенной конкуренции на внутреннем рынке конкурентоспособность отечественной продукции на внешнем рынке приводит к повышению Цен внутреннего рынка.
 [c.172]

Развитие мирового К. ц. в послевоен. период оказывает сущест пенное влияние на экономику развивающихся стран. Падение нропз-ва в империалистич. странах, как правило, сопровождалось резким падением цен на многие сырьевые товары, поставляемые на мировой рынок развивающимися странами.

Так, под влиянием мирового экономического кризиса 1969 — 71 лишь на протяжении 1971 снизились рыночные цепы на фосфаты, олово, медь, натуральный каучук — примерно на 1/5.

Общие потери развивающихся стран во внешнеторговом обороте с промыгаленно развитыми капиталистическими государствами составили в 1971 ок. 5 млрд. долл. это непосредственно отражалось на увеличении дефицитности торг, балансов развивающихся стран нх совокупный дефицит составил 2,6 млрд. долл.

в 1971 против 1,9 млрд. долл. в 1970. Замедлились темны роста пром. произ-ва в развивающихся странах, сократились их закупки производств, обору-
 [c.117]

Современная внешнеторговая практика свидетельствует, что первостепенный интерес представляет прогнозирование мировых цен на основные товары, спрос и предложение на них на мировом рынке.

Конкретно для нашей страны, которая, как известно, является традиционно крупным экспортером многих видов промышленного сырья (топливно-энергетического, черных, цветных и драгоценных металлов, лесоматериалов и др.

), а также импортером многих видов сельскохозяйственного сырья (зерновых, кофе, какао-бобов, натурального каучука, мяса и др.) с мирового рынка, эти товарные рынки и, соответственно, перспективы их развития имеют огромное значение.

Важно при этом отметить, что именно эти рынки промышленного и сельскохозяйственного сырья в отличие от рынков машинотехнической и другой готовой продукции отличаются крайне высокой подвижностью и, как следствие, большой трудоемкостью и сложностью как объекты анализа и прогнозирования.
 [c.131]

Базируясь на требованиях и возможностях, которые предоставляют международные транспортные коридоры, Сингапур разработал один самых мощных в мире компьютеров. Малайзия, еще полстолетия назад выходившая на мировой рынок лишь с каучуком и оловом, сейчас достигла таких успехов, что ее амбиции простираются до тех пределов, чтобы строить собственный космодром.
 [c.303]

На долю четырех ПРС, являющихся крупнейшими производителями СК (США, Японии, Германии и Франции), в 1990 г. пришлось только 41,6% мирового производства синтетических каучуков. Следовательно, рынок СК – это демонополизирующийся рынок.

В 70-80-е годы мощностями по производству СК обзаводились многие страны, включая и P (Южная Корея, Бразилия, Индия и др.). Быстрое наращивание производственных мощностей привело к тому, что значительная часть их оказалась незагруженной. В 1994 г.

, например, загрузка мировых мощностей по производству СК составила примерно 70%.
 [c.52]

Важная составная часть экономики — внешняя торговля. В 1986 г. экспорт составил св. 22 млрд дол., импорт — ок. 26 млрд. Значительная часть товарооборота приходится на реэкспорт нефти, каучука и нефтепродуктов. В экспорте увеличивается удельный вес оборудования, приборов и машин, продукции легкой пром-сти. Осн.

торг, партнеры — Япония, США, Малайзия, Великобритания, КНР, Саудовская Аравия. Значительное развитие получило пром. произ-во. Св. 1,5 тыс. пром. предп-тий, преимущ.

по переработке нефти и каучука, а также электронной, электротехнической, машино- и судостроительной, судоремонтной, нефтехимической, оптической и легкой пром-сти,— капиталоемкие отрасли, использующие квалифицированную рабочую силу. В 1987 г.

появились признаки преодоления застоя в экономике, вызванного в последние годы падением цен на мировом капиталистическом рынке. Но все еще с недогрузкой работают, в частности, нефтеперерабатывающие предп-тия (их полная мощность — до 55 млн т в год). Значительное развитие получил иностр. туризм (до 3 млн туристов в год).
 [c.220]

После 2-й мировой войны 1939—45 подъём экономики каниталистич. стран продолжался недолго. Уже в 1948—49 капиталистич. экономика пережила своё первое после войны кризисное потрясение. Э. к. обрушился в первую очередь на гл. страну капитализма — США. Объём продукции амер. пром-сти с окт. 1948 по июль 1949 упал на 18,2%.

Кризис в нром-сти дополнился пе-репроиз-вом в с. х-ве. Резко сократился объём внеш. торговли США. В Канаде пром. произ-во упало на 12%. Общий объём пром. продукции в развитых каниталпс-тич. странах сократился почти на 6% по сравнению с предыдущим годом. Товарный голод, характерный для первых послевоен.

лет, сменился общими трудностями сбыта на мировом капиталистич. рынке. Упал экспорт (по стоимости) мн. стран Европы и Азии. Сократился мировой экспорт пшеницы, кофе, каучука, шерсти, угля. Всё это нанесло удар по и без того тяжёлому валютному положению мн. стран, что вызвало массовую девальвацию каниталистич. валют осенью 1949. Т. о.

, кризис 1948—49 не был локальным явлением, свойственным только США и Канаде, а имел по существу мировой характер.
 [c.502]

Фьючерсные сделки получили большое распространение на мировом валютном рынке с начала 1970-х гг.

Впервые они появились на товарных биржах, где ве-ласьторговля сезонными товарами (зерном, сахаром, каучуком, джутом, кофе, нефтепродуктами).

По своей сути и механизму осуществления фьючерсная сделка мало отличается от форвардной. Это также поставка товара на будущий срок по заранее обусловленной цене (на 1, 2, 3, б, 12 месяцев).
 [c.60]

Источник: https://economy-ru.info/info/97474/

Book for ucheba
Добавить комментарий