Телеономия.

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. Телеология

Телеономия.

Приглашаем посетить сайт

Женщинам (woman.modnaya.ru)

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Э Ю Я

Телеология

ТЕЛЕОЛОГИЯ (от греч. xiXoq – цель, завершение и А.6уос, – учение) – учение или метод, выбирающие цель в качестве принципа объяснения.

Как философская доктрина, Т. возникает в греч. философии у Анаксагора и Сократа. Платон вкладывает в уста Сократа рассуждение о различии причинного и целевого подходов (Phaed. 96а-100а), в котором «бессмыслицей» называется физический детерминизм и утверждается, что «в действительности все связуется и удерживается благом и должным».

Начиная с Платона, в античной философии происходит борьба традиционного детерминизма «фисиологов» и Т., основы которой заложены в платоновских диалогах (Phaed.; Tim 68e; R.P. VI-VII.), где дается обоснование идеи блага как цели всего сущего.

Аристотель выдвигает учение о четырех причинах сущего, среди которых – целевая. Без нее, по Аристотелю, невозможно объяснение способа существования живых организмов. Этический аспект Т. разносторонне рассмотрен Аристотелем в «Никомаховой этике» (напр., 1112а).

Аристотель ввел неологизм «энтелехия»: имеется в виду осуществление внутренней цели того или иного существа (Met. 1047a30). Напр., душа есть энтелехия тела (De an. 412a27). В эллинистической философии происходит плавная модификация Т.

, заключающаяся отчасти в попятном движении от платонизма к сократовским школам, отчасти – в перенесении этического целеполагания из социально-космической в морально-психологическую сферу.

Вместе со становлением христианства в философию приходит третий тип отношения к целеполаганию: в спор детерминизма и Т. вступает волюнтаризм как учение о способности к свободному самоопределению воли. Но для построения иерархической картины Т. остается наиболее востребованным учением.

Показательно в этом отношении пятое доказательство бытия Бога в доктрине Фомы Аквинского: избирательное поведение всех вещей, стремящихся к какому-то результату (даже неразумных вещей, которые не могут ставить себе цели), говорит о том, что должен быть высший источник целеполагания – Бог.

Философия Нового времени строит свое мировоззрение на основе принципа причинности, который на время вытесняет Т. на периферию. Б. Спиноза считает даже, что понятие цели есть «убежище невежества». Однако уже ко времени Лейбница становится очевидной (не без влияния успехов биологии) необходимость дополнить принцип детерминизма. Г.

Лейбниц делает целевой принцип одной из основ своей монадологии. Монада, как одушевленное тело, содержит в себе и цель (душу) и средство (тело) ее осуществления, чем отличается от неживой материи. Но поскольку монады суть субстанции, то телеологический принцип оказывается фундаментальным законом мироздания.

При помощи целевого принципа Лейбниц также вырабатывает свое учение об «оптимальности» действительного мира, в котором цель всегда реализуется максимально полным для данного момента образом. Обоснованное Лейбницем совпадение морального и природного в целеполагании стало важным ориентиром для немецкого. Просвещения и предпосылкой Т.

философии И. Канта.

Наряду с миром природы, где царствует принцип причинности, и миром свободы с его моральным полаганием конечной цели, Кант открывает особый третий мир, в котором природа «как бы» осуществляет цели свободы, а свобода «как бы» делает природными феноменами свое целеполагание.

Это – мир целесообразности, который явлен в искусстве и системе живых организмов.

Кант различает эстетическую целесообразность, которая позволяет нашему суждению привнести в объект при помощи игры познавательных способностей форму целесообразности, не познавая при этом действительную цель, и формальную целесообразность, позволяющую посмотреть на живую природу как целостность жизненных форм.

В послекантовской трансцендентальной философии – у И. Г. Фихте, Ф. Шеллинга и Г. В. Ф. Гегеля – принципиальная граница между конститутивным и регулятивным стирается, и потому цель становится одной из основных сил, движущих процесс становления реальности, а не только лишь установкой теоретической рефлексии или моральной воли, как у Канта.

Особенно показательно учение Гегеля, в котором цель, возникая впервые в Логике как для-себя-бытие, проходит через весь процесс самопорождения Духа в качестве конкретного присутствия всеобщего в конечных предметах.

Заслуживает внимания учение Гегеля о «хитрости» мирового Разума, в котором впервые рассматривается системное несовпадение целеполаганий исторических субъектов и Разума, пользующегося субъективными целями как своим средством.

В философии 19-20 вв. проблематика Т. несколько упрощается и сводится к докантовским моделям 17 в.: к детерминизму, витализму или неолейбницианской Т. Цель может пониматься как биоморфная версия энтелехии, являющейся внутренней программой организма (А. Шопенгауэр, А. Бергсон, X. Дриш, Я.И. Икскюль, Н. Лосский,); как внутренняя символическая форма культуры (В. Дильтей, О. Шпенглер, Г.

Зиммель, Э. Кассирер, П. Флоренский, А. Белый); как иерархически выстроенные системы обратных связей организма и среды (холизм, гештальтпсихология, органицизм, кибернетика, общая теория систем). В то же время в Т. появляются новые мотивы. Неокантианство пытается заменить Т. аксиологией, в которой цель получает статус значимости, а не сущности.

Возникает версия онтологически бесцельной реальности (Шопенгауэр, Ф. Ницше, экзистенциализм, постструктурализм), причем бесцельность может иметь самую разную эмоционально-аксиологическую окраску: от пессимизма Шопенгауэра до эвфории Ницше. П. Тейяр де Шарден понятием «точка Омега» (Христос) вводит особый тип Т.

, который выражает не пассивную финальность результата эволюции, а активную причастность самой цели ко всем этапам процесса. Э. Гуссерль в проекте новой Т. отчасти восстанавливает кантовское понимание цели как особого априори в структурах «жизненного мира». Методологи научного знания ищут подходы, альтернативные Т., вырабатывая понятия пробабилизма, контингентности и др. В синергетике ( Г.

Хакен, И. Пригожий) предпринята наиболее радикальная попытка заменить классическое понятие цели закономерностями самоорганизации нелинейных систем.

АЛ. Доброхотов

Т. – философская доктрина, согласно которой вся действительность или действия субъектов ориентированы в отношении определенной цели (телоса) или организованны функционально. Различают внешнюю и внутреннюю телеологические перспективы.

Первая, «платоновская», предлагает рассматривать и объяснять организацию мира в соотношении с поведением субъекта интенционального действия. Интенционализм рассматривает поведение человека как сознательное, преследующее определенные цели.

Люди могут предвидеть возможное развертывание событий и организовывать свое поведение так, чтобы реализовать свои интенции. Вторая, «аристотелевская», предполагает, что мир сам имеет внутри себя собственные цели – имманентные формы, энтелехию. Любая вещь имеет свою фундаментальную цель и все сущности сконструированы так, чтобы эту цель реализовать.

Цели являются критерием меры зрелости и завершенности вещей. Каждая из целей предполагает существование определенного плана, которому подчиняется развитие мира или вещи; напр., Т. разума Гегеля; Т. истории Гуссерля, где развертывание трансцендентальной субъективности охватывает как духовную историю человечества, так и все ступени развития жизни вообще.

Часто имеет место комбинация двух телеологических перспектив, напр. в богословии, где мир объясняется путем соотнесения его с намерениями Бога, который в каждую сущность (человек, вещь) закладывает тенденцию осуществления собственных целей.

В дополнение к аристотелевской научной программе, где реализуется телеологическое (финалистское) объяснение, выделяют галилеевскую, где реализуется каузальное (механическое) объяснение. Это связано с тем, что в 18 в. произошло разделение сфер природы и свободы.

Природа (естествознание) объявлялось миром причинно-следственных связей, способом бытия объекта и основой всех онтологических построений, а свобода (культура) – миром смысловых связей, целесообразности, способом бытия субъекта.

Аристотелевская традиция действует в поле социально-гуманитарного знания, особенно в истории и юриспруденции, где человек своим поведением осознанно стремится к некоторой цели, галилеевская – в естествознании, где научное объяснение есть подведение индивидуальных случаев под гипотетические общие законы.

Дихотомия научных программ привела к различию их методов, получивших в конце 19 в. название «понимание» – в науках о культуре и «объяснение» – в науках о природе.

Галилеевская программа наиболее разработана в рамках механицизма, стремившегося объяснить мир по аналогии с механизмами и исключить категорию цели из естественнонаучного мышления, и известна как «галилеевско-ньютоновская механика».

Пример механицизма сегодня – кибернетическая трактовка понятия «функция», выявляющая неуклонность движения объектов к заданному положению вещей. Оппоненты Т. акцентируют внимание на возможной потере объектов цели, возможном плюрализме целей или на существовании функциональных эквивалентов.

Акцент перемещается на анализ организации тех сущностей, которые возникают в результате естественной селекции. Напр., эволюционизм, нетеологически объясняя развитие природы, дает основание для признания объективного существования функционально организованных систем. Бихевиоризм пытается элиминировать Т., выстраивая психологию по образцу естественных наук.

Если природная селекция делает атрибут цели излишним для биологических видов, то селекция поведения в терминах его последствий превращает любую референцию к интенциям человека в избыточность. Поведение человека объяс сов, избегая терминов «сознание» и «цель».

Это низводит человека до уровня животного, из которого, применяя методологию обусловливания по схеме «стимул – реакция», можно сделать все что угодно. Такой деятельностный редукционизм подтверждает, что в науке невозможно жестко развести понятия цели и причины и приписать их только какому-то одному виду научного знания.

МЛ. Кукарцева

Т. – в общем случае это такой способ понимания и объяснения явлений реального мира, при котором важное место отводится понятиям цели (целенаправленности, целесообразности) и функции (а также роли, смысла и др.). Утверждения, в которых содержатся понятия цели или функции, всегда являются ответом на вопросы «для чего?», «с какой целью?», а не что происходит, случается.

Вопрос об уместности и точном смысле его применения за пределами характеристики человеческой деятельности относится к числу наиболее глубоких, древних и трудных философских проблем.

Так, Аристотель не сомневался в необходимости телеологического объяснения всех (в том числе и неживых природных) явлений и считал понятие «целевой причинности» (causa finalis) столь же исходным и фундаментальным, как и понятия материальной, действующей и формальной причинности.

Однако уже в древности высказывались и сомнения в справедливости такой точки зрения (Демокрит, Эпикур).

И поскольку наука Нового времени (а также обобщающая и обосновывающая ее материалистическая философия) четко продолжила в этом вопросе «линию Демокрита», разработка телеологической проблематики на многие века изымается из области науки и передается, практически безраздельно, в компетенцию спекулятивной философии и метафизики. Именно поэтому Т.

часто определяют как «идеалистическое учение о цели и целесообразности в природе», являющихся следствием деятельности какого-либо божественного или сверхприродного (спиритуалистического) начала. Однако ситуация резко меняется с середины 20 в.

С одной стороны, к этому времени становится очевидной ограниченность тех детерминистических и каузальных представлений, которые были присущи классической науке. С др. стороны, стали возникать такие научные походы к объяснению сложноорганизованных явлений природы (напр., в рамках кибернетики, общей теории систем и др.

), в которых понятиям цели и функции отводилось важное (если не важнейшее) место. Дискуссии, возникшие в этом русле, привели к четкому осознанию важности и неустранимости Т. в различных ее формах и в биологии.

В самом деле, весь специфически биологический язык описания и объяснения процессов жизнедеятельности насквозь пронизан такими оборотами, как «функция чего-либо», «цель чего-либо» и т.д., и, соответственно, ответами не только на вопросы «как?» и «почему?», но и на вопрос «для чего?» (напр., глаз нужен позвоночному животному, «для того чтобы видеть»; крыло нужно птице, «для того чтобы летать» и т.д.). Чтобы отмежеваться от традиционной, идеалистической (и теологической) Т., эту новую область научных интересов стали именовать телеономией (иногда – рациональной Т. и др.). В настоящее время вопрос о месте и роли так понимаемой Т. при научном объяснении природных явлений, о соотношении ее с причинным походом является предметом оживленных дискуссий среди философов различных направлений. Но сам факт вхождения телеологической терминологии в различные разделы современной науки при описании и объяснении природных явлений можно считать состоявшимся.

В.Г. Борзенков

Лит.: Трубников Н.Н. О категориях «цель», «средство», «результат». М., 1968; Ропаков Н.И. Категория «цель»: проблемы исследования. М., 1980; Вршт Г.Х. фон. Объяснение и понимание // Вригт Г.Х. фон.

Логико-философские исследования. М, 1986; Hartmann N. Teleologisches Denken. В., 1951; Luhmann N. Zweckbegriff und Systemrationalitat. Tubingen, 1968; VoigtH. Das Gesetz der Finalitat. Amsterdam, 1961; Woodfield A.

Teleology. Cambridge, 197 6.

© 2000- NIV

Источник: http://philosophy.niv.ru/doc/encyclopedia/epistemology/articles/907/teleologiya.htm

Уровни целеобразования

Телеономия.

Целевая структура организации уникальна по своему буквально исчерпы­вающему многообразию. Рассмотрим различные уровни целесообразности в организациях в некоторой последовательности, а именно – по степени ее объек­тивности – субъективности.

Известно, что есть т. н. объективная, естественная целесообразность, или, как принято теперь говорить, телеономия. На уровне биологических организ­мов она не образует подлинной цели, и целесообразность здесь выступает как полезность, необходимость каких-то процессов, актов поведения или функци­онирования организма, удовлетворения его естественных нужд, самоподдер­жания.

Однако на уровне социального субъекта подобная целесообразность наполняется субъективным содержанием, обретает направленность, что и де­лает ее целью. Даже сама телеономия человеческого организма становится це­лью организации (санитарно-гигиенические условия, питание для персонала и т. д.). Но надо учесть, что в основе таких целей лежат естественные, объек­тивные причины.

Сходные телеономические свойства присущи и организаци­онным системам самим по себе, ибо они нуждаются в поддержании своего рав­новесия, сохранении устойчивости, так сказать, стремятся к выживанию. В целевой структуре организаций такие потребности отражаются в специаль­ных задачах по разработке и укреплению распорядка, внутренних взаимосвя­зей, средств контроля и пр.

Следующий уровень целеполагания – целенаправленность, то есть функ­ция, в соответствии с которой строятся технические и организационные сис­темы.

Эти системы целенаправленные в том смысле, что такими они созданы намеренно и направлены человеком на специальные, а именно организацион­ные цели. Такая целесообразность сознательно встраивается в искусственные системы.

Целенаправленность техники фактически обеспечивает функциони­рование организации: достижение целей организации существенно связано с возможностями оборудования (машины, станки, приборы), с технологией.

Безличная структура организации, каждого ее подразделения тоже строит­ся как целенаправленная. Ведь люди создают организации, а организации фор­мируют свои цехи и отделы на решения каких-то определенных задач, удовлет­ворения общественных потребностей.

“Строительным материалом” при этом служат сами человеческие отношения. Здесь более высокая, чем в технике, сте­пень субъективности. Целенаправленность структуры обеспечивается системой административно-правовых стандартов.

Безличная структура конструируется под определенную цель, точнее – функцию. Функция эта может быть частная, промежуточная и конечная, причем частные и промежуточные функции направ­лены на достижение конечных целей организации, “настроены” на эффективное выполнение конечной функции.

Такими функциями могут быть, например, “снабжение”, “конструирование”, “производство заготовок” и т. п.

Я отметил пока два вида организационной целесообразности: телеономи-ческие и целенаправленные системы. Каковы различия между ними? Они -в степени субъектности.

Телеономия выступает как естественное и объектив­ное следствие появления или создания элементов и подсистем организации; целенаправленность же есть субъективное условие и причина включения в организацию тех или иных элементов и подсистем.

Телеономия вытекает из внутренних потребностей организации, целенаправленность в виде функции задастся ей извне.

Наконец, высшая степень проявления целевой субъектности – целеуст­ремленность, то есть способность организации самой вырабатывать новые цели и достигать их.

Целеустремленность проявляется в способности организации не только гибко реагировать на спрос, но и формировать его под новые виды продукции, упреждать изменения среды.

Если целенаправленная оргсистема сильна своей способностью удачно выбирать вариант изделия, на которое она “настроена”, то целеустремленная – готовностью к смене типа изделия и даже типа деятельности.

В табл. 2 рассмотрены эти три уровня целеобразования в организациях по 4 критериям. Управленческие ценности на телеономическом уровне проявля­ются как стремление к самосохранению организации, обеспечению ее безопас­ности, устойчивости, управляемости – без этого организация просто разрушит­ся. Никакой руководитель не может отвлечься от необходимости обеспечить эти цели.

На целенаправленном уровне руководство организации выбирает варианты поведения: виды продукции, способы работы с клиентурой, объемы и сроки поставок и т. д. Но все это в рамках заданных целей. Качество этого выбора является критерием оценки управления.

На целеустремленном уров­не организация стремится к порождению новых целей и изменению среды сво­его обитания (рынка, стратегии, партнеров).

Существенно отличаются и стили управления. На телеономическом уров­не стиль управления неактивный – надо просто поддерживать равновесие и нормальное функционирование организации. На целенаправленном уровне стиль в основном реактивный, то есть приспособительный.

Многие фирмы гордятся тем, что они умеют вовремя реагировать на изменения спроса, гибко приспосабливаться к тенденциям рынка. Это, конечно, необходимо, но гораз­до более развитый стиль управления возникает на целеустремленном уровне. Такой стиль называется проактивным.

На этом уровне организация стремит­ся сама формировать спрос, упреждать нежелательные тенденции, создавать себе рынок. Соответственно меняются и методы управления.

На телеономи­ческом уровне главное – контроль, на целенаправленном – это план, а на целе­устремленном уровне управления организация заглядывает далеко вперед и вырабатывает для себя образ желаемого будущего.

Наконец, и типы организационной культуры существенно различаются. Телеономически организационная культура формируется как интегративная (держаться всем вместе).

На целенаправленном уровне главными ценностями становятся профессионализм, качество работы.

А на целеустремленном уров­не организация оказывается способной вырабатывать собственную идеологию, формировать авангардные ценности, сильно продвигающие ее вперед в срав­нении с другими.

Разумеется, все последующие уровни целеполагания не отменяют преды­дущие.

Целеустремленная организация не в состоянии отойти от телеономи-ческого уровня – он должен быть полностью и качественно обеспечен.

Никуда не деться и от целенаправленности действий подразделений, филиалов. Стрел­ка на таблице указывает желательное направление развития организации: от простейшего понимания целей к высшему.

Таблица 2 Целеобразование в организациях

Типы целей Телеономия Целенаправленность Целеустремленность
Уровни целеобразования “Встроенные” цели, жизнеобеспечение (сохранение целостно­сти, равновесия, v прибыльность и т. п.) “Настройка” на стабильные цели (тип клиентов, услуг и т. п.) Способность к порождению новых целей, к изменению условий
Управленческие ценности Самосохранение Е?Ых>р из имеющихся >$ариантов Изменение среды
Стили управления Неактивный Поддержание равновесия и функционирования Реактивный Адаптация измене­ниям среда. Проективный Формирование среды (новых потреб­ностей, услуг)
Методы управления Контроль План > Формирование образа будущего
Типы организационной культуры Интеграция “все вместе” Профессионализм Качество работы Идеология фирмы Авангардные ценности, цели

Этой таблицей можно пользоваться как самостоятельным консультаци­онным продуктом. Она дает возможность руководителю организации, его уп­равленческой команде определить состояние своей фирмы, уровень ее разви­тия. Чаще всего наши клиенты интересуются соотношением целенаправлен­ного и целеустремленного уровней.

Стоит им рассказать про эти различия, как они начинают спорить, насколько они продвинулись к третьему уровню, что им мешает и что надо делать.

Они также активно пользуются понятием теле-ономия (телеономичекий), подчеркивая этим слабость того управленческого мышления, которое не идет дальше встроенных целей, целей, которых у них не может не быть, которые не зависят от их выбора.

Например, когда обсуждение функций отдела маркетинга привело к форму­лированию целей – удовлетворять потребности клиентов, расширять клиентскую базу – глава компании воскликнул: “Так это чистая телеономия! Попробуйте не удовлетворять, попробуйте не расширять – вылетите с рынка моментально! Тут нет выбора”.

Другой пример. На мой вопрос главе компании: “Каковы цели вашей органи­зации?” – он с ходу ответил: “Прибыль – какие еще цели?” – “И долго вы выбира­ли эту цель?” – спрашиваю я. “Почитайте закон, – говорит руководитель, – там записано, что предприятие создается с целью извлечения прибыли”. Чего ж еще? А то, что не следует путать управленческую и правовую стороны дела.

Концентрация на самой по себе прибыльности как главной, а то и един­ственной цели бизнеса есть признак своего рода детскости, младенчества пред­принимательского мышления. Это все равно, что говорить: цель человека -Дыхание. Дыхание есть условие существования человека. Оно может стать и Целью, если нарушено, повреждено. Не так ли и прибыль? Она есть условие

существования любого бизнеса. Без прибыли бизнес исчезает, но, как и дыха­ние, она превращается в цель, если оказывается под угрозой. Это убедительно показал В.И. Герчиков (журнал “Управление персоналом”, 1999, № 3), он про­вел опрос генеральных директоров российских и западных предприятий.

От­вечая на вопросы о перспективных целях их организаций, почти все россияне назвали прибыль, почти никто из западных директоров ее не назвал – они на­зывали выход на новые рынки, обновление ассортимента, развитие своей кли­ентуры, повышение инновационности персонала и т. д.

Логика проста – при­быль есть следствие всех этих действий.

Прибыль становится непосредственной целью в трех случаях:

– в случае кризиса, когда доходы падают и нужно всеми силами их восста­
новить;

– при продаже бизнеса (надо получить максимальную цену);

– создание нового бизнеса, когда норма прибыли является важным крите­
рием при поиске ниши на рынке.

В каком смысле прибыль вообще может выступать как цель организации?

Здесь нам достаточно договориться о том, что прибыль есть цель, встроен­ная в само существование бизнес-организации, на уровне ее телеономии. Так же, как интеграция, согласованность действий, как безопасность, ремонт и т. п.

На уровне же целенаправленном и целеустремленном наилучшее выра­жение существа дела, по-моему, следующее: основная цель бизнеса – созда­ние, расширение и развитие клиентской базы.

Будет клиентура – будут прибыль и остальное. Под развитием клиентс­кой базы понимается повышение ее покупательских возможностей: ее обуче­ние, формирование нового спроса и т. д.

Даже при первых знакомствах с руководителями я часто использую эту таблицу – она хорошо развивает их управленческое мышление, ведет их к пе­реосмыслению собственных целей.

Иногда руководители, желая подчеркнуть низкую управленческую куль­туру кого-то из своих подчиненных или конкурентов, выражаются так: “Он мыслит только на телеономическом уровне”.

Так работает эта концепция целеобразования.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/13_96868_urovni-tseleobrazovaniya.html

Book for ucheba
Добавить комментарий