ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ ЛЕЙБНИЦА. «НОВЫЕ ОПЫТЫ…»

Лейбниц Готфрид Вильгельм

ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ ЛЕЙБНИЦА. «НОВЫЕ ОПЫТЫ...»

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

…. 

Экономический факультет                                                      

Кафедра «Философии и культурологии»

РЕФЕРАТ

По дисциплине: «Философия»

На тему: «Лейбниц Готфрид Вильгельм» 

Студента  курса

Группы                                                        _______________  …

Руководитель

Профессор                                                    _______________    …    

Москва 2011  

  1. Введение……………………………………………………………………………………………………3
  2. Гносеология Лейбница……………………………………………………………………………..4
  3. Теория познания Лейбница. «Новые опыты…»……………………………………….6
  4. Лейбниц как дипломат и юрист………………………………………………………………..9
  5. Научная деятельность……………………………………………………………………………..10
  6. Изобретения……………………………………………………………………………………………..16
  7. Сочинения…………………………………………………………………………………………………17
  8. Заключение……………………………………………………………………………………………….18
  9. Используемая литература…………………………………………………………………………19

                   

Введение

Го́тфрид Ви́льгельм Ле́йбниц (21 июня (1 июля) 1646, Лейпциг, Германия — 14 ноября 1716, Ганновер, Германия) — немецкий философ, логик, математик, физик, юрист, историк, дипломат, изобретатель и языковед.

Готфрид Вильгельм родился 1 июля 1646 года в семье профессора философии морали (этики) Лейпцигского университета Фридриха Лейбнюца и Катерины Шмук.

Когда мальчику было 8 лет, его отец умер, оставив после себя большую личную библиотеку. Свободный доступ к книгам и врождённый талант позволили молодому Лейбницу уже к 12 годам самостоятельно изучить латынь и взяться за изучение греческого языка.

Учился в лейпцигской школе Святого Фомы, в 15-летнем возрасте (1661) Готфрид сам поступил в тот же Лейпцигский университет, где когда-то работал его отец. В свою бытность студентом он познакомился с работами Кеплера, Галилея и других учёных. Спустя 2 года переходит в Йенский университет, где изучает математику.

Затем возвращается в Лейпциг изучать право, но получить докторскую степень там не удалось. Расстроенный отказом, Лейбниц отправился в Альтдорфский университет в Альтдорф-Нюрнберге, где успешно защищает диссертацию на соискание степени доктора права. Диссертация была посвящена разбору вопроса о запутанных юридических случаях.

Защита состоялась 5 ноября 1666 года; эрудиция, ясность изложения и ораторский талант Лейбница вызывают всеобщее восхищение.

В этом же году он написал первое из своих многочисленных сочинений «О комбинаторном искусстве». Опередив время на два века, 20-летний Лейбниц задумал проект математизации логики. Будущую теорию (которую он так и не завершил) он называет «всеобщая характеристика». Она включала все логические операции, свойства которых он ясно представлял.

Закончив обучение, он устраивается советником курфюрста Майнцского по юридическим и торговым делам (1670).

Работа требовала постоянных разъездов по всей Европе; в ходе этих путешествий он подружился с Гюйгенсом, который согласился обучать его математике.

Служба, однако, продолжалась недолго, в начале 1672 года Лейбниц с важной дипломатической миссией покинул Майнц, а спустя год курфюрст умер.

Личные качества

Отличительной чертой Лейбница с самых ранних лет была его ничем неприкрытая гениальность, которая, тем не менее, явно не вписывалась в традиционные образовательные схемы.

Трудные книги казались ему лёгкими, а лёгкие — трудными; если глубина изучаемого материала была недостаточна, то мысль Лейбница работала вхолостую, приводя к неэффективной растрате интеллекта.

Вспоминая о школе, Готфрид Вильгельм Лейбниц писал главным образом о том, чему научился не в ней, а за её стенами.

По мнению Бертрана Рассела, Лейбниц «был одним из выдающихся умов всех времён, но человеком он был неприятным». Рассел также писал, что «Лейбниц — скучный автор, и его влияние на немецкую философию сделало её педантичной и сухой».

Однако по характеристике Л.А.

Петрушенко Лейбниц производил в общем приятное впечатление, будучи по натуре миролюбивым, гуманным, мягким, великодушным, демократичным и доброжелательным человеком; обо всех людях он говорил только доброе и даже щадил своих врагов.

По мнению многих биографов, Лейбниц был скуп, хотя сам он отрицал в себе корыстолюбие. Однако когда какая-нибудь фрейлина ганноверского двора выходила замуж, Лейбниц обычно преподносил ей то, что сам называл «свадебным подарком», состоящим из полезных правил и заканчивающихся советом не отказываться от умывания теперь, когда она заполучила мужа.                                 

Гносеология Лейбница    

Гносеология Лейбница основана на рационализме. Но рационализм не такой прямолинейный, как у Декарта. Это гибкий рационализм. Лейбниц защищает Декарта от критики Локка. Главную роль играют рациональное познание о опыт. Локк утверждал, что все знание из опыта и только из опыта. Лейбниц полемизирует с Локком.

В «Новых опытах о человеческом разуме» шаг за шагом рассматривает аргументы Локка и критикует его за сенсуализм. «В уме нет ничего, чего бы перед этим не было в чувствах». Лейбниц соглашается, но добавляет: «кроме самого ума». Ума в чувствах нет. Перекликается с аргументами Платона в ответ на критику Диогеном Синопским.

Чашность, стольность. Ум нужен, чтобы видеть идею. Лейбниц: в уме нет ничего, кроме  того, что в чувствах, кроме самого ума. Подчеркивает качественное своеобразие рациональной познавательной деятельности. Лейбниц не соглашается с идеей «чистой доски», на которой опыт пишет свои письмена.

Монада из самой себя развертывает все содержание своей жизни. Локк эмпирически показал, что нет врожденных знаний. Врожденные знания существуют как виртуальные, как знание возможности. Лейбниц ссылается на наличие бессознательных перцепций, виртуальных для сознания. Они могут стать реальными для сознания.

Опыт делает врожденные виртуальные идеи реальными, дает их сознанию в смутной форме. Любой опыт – смутный образ вечных истин.

Апперцепция делает перцепции предметом своего рассмотрения, проясняя содержание опыта, и переводит их в ясные понятия, которые уже содержатся в наших перцепциях, надо извлечь их оттуда.

Все мировые законы содержатся в монаде, со временем сознаются духом, действуют всегда, поэтому в смутной форме содержатся в опыте. Вовсе необязательно требовать от младенца, чтобы он осознавал принципы.

Они осознаются гораздо позже, со временем.  

Лейбниц разделяет две области истины – истины разума и истины факта. Они неравноценны. Истины разума – необходимые истины (то же, что в онтологии), их область – логика и математика. Аналитические истины – такие положения, в которых предмет суждения не добавляет ничего нового субъекта суждения, тавтологии.

Вечные истины не могут быть не истинными. Для человеческого разума это большей частью виртуальные вечные истины. Чтобы распознать самотождественность, надо предпринять достаточно большие усилия. Математика этим и занимается, доказывая теоремы, приводя их к самоочевидным тавтологиям.

Вся математика – гигантская тавтология.

Истины факта – случайные истины, ибо истины факта есть выражение действия закона достаточного основания Метод получения этих истин – индукция, обобщение фактов. Почему человек вынужден прибегать к индукции? Перцепции смутные, область опыта – область смутных перцепций.

Историк изучает жизнь Цезаря.

Он опирается на какие-то тексты, воспоминания современников, восстанавливает, что тогда-то Цезарь пошел войной, задумал переворот, устранил республику, был заколот на форуме. Смутное познание.

Бог бы чисто аналитически вывел из понятия Цезаря всю совокупность его действий, так как Цезарь – это монада. Чистая логика. Опыт индукцией восстанавливает определенные картины.

Здесь четкое сознание того, что Лейбниц сделал гигантское дело, синтезировав значимость рационального и опытного знания, уловил суть методологии, которой пользуется наука Нового времени (опытно-экспериментальное познание природы, применение математики). У Лейбница – значимость рационализма: рациональное знание более высокая форма знания, чем опытное знание; признает необходимость синтеза знаний.

У человека перцепции смутные, но есть апперцепция. Для Бога опытное познание излишне, он все дедуцирует из понятий.

А моральная необходимость, которой руководствовался Бог, создав лучший из возможных миров? Она гипотетическая, случайная; Бог должен иметь внутренний опыт. Не получается, что Бог – чистый рационалист. НЕ практика, а предустановленная гармония.

В выборе, какой из миров реализовать, опирается на внутренний, но не рациональный опыт. Работает закон достаточного основания, гипотетическая необходимость.  

Все взгляды Лейбница содержат диалектическую традицию. Случайна та необходимость, которая не абсолютна, а относительна.

Необходимым отношением в рамках чего-либо является то, что оно существует с точки зрения закона достаточного основания.

Само в себе данное явление является случайным, потому что допущение противоположного ему явления не зависит от закона недопущения противоречия. В возможности случайность, есть возможность поступить иначе.              

Работа Лейбница построена в форме живого философского диалога (что еще раз подчеркивает платонистические ориентации её автора). Некий Филалет, защищающий и развивающий философию Локка на основе его «Опыта…

», вступает в полемику с Теофилом, в свою очередь опирающимся на систему Лейбница. Их философская полемика — острая, резкая, но по форме уважительная и по содержанию конструктивная — следует проблематике и структуре локковского «Опыта…».

Разберем, в чем состоят существенные стороны лейбницевской критики.

Существуют ли принципы, врожденные человеческому духу? Этот вопрос, поставленный, что называется, ребром в первой главе Первой книги «Новых опытов…», вводит в самый центр уже знакомой нам полемики выдающихся мыслителей XVII в., где в одном лагере были “иннативисты” (сторонники концепции врожденных идей) во главе с Декартом, а в другом — их критики: Гассенди, Локк и другие авторы.

Лейбниц в этом споре — в главном — на стороне иннативистов, однако его защита врожденного знания достаточно своеобразна. Лейбниц уже не принимает натуралистического по сути, или реалистического, представления, согласно которому врожденные идеи физически, или “реально”, наличны где-то в мозгу или уме, душе человека.

Разумеется, Лейбниц и его современники еще никак не могли обсуждать эти проблемы в плоскости, родственной изысканиям современной генетики; впрочем, и она до сих-пор не предложила по данному вопросу ничего ясного и определенного. Лейбниц склонен отвергать как натуралистический иннативизм, так и тяготеющий к натуралистическому сенсуализму локковский символ души как tabula rasa.

, Более доказательным и перспективным ему кажется иннативизм, основывающийся на толковании необходимых идей разума как неких чистых возможностей, потенций: это своего рода “живые огни, вспышки света”, “нечто божественное и вечное”, что всегда предваряет столкновение наших чувств с окружающим миром.” Припомним, что Декарт причислял к врожденным идеям необходимые истины науки.

Лейбниц согласен с этим. Однако в ответ на недоуменные утверждение и вопрос по-локковски мыслящего Филалета: “Это покажется очень многим странным.

Неужели можно утверждать, что самые сложные и глубокие науки врождены?” — Лейбниц разъясняет: “Их актуальное знание не врождено, но врождено то, что можно назвать потенциальным (virtuelle) знанием, подобно тому как фигура, намеченная прожилками мрамора, заключается в мраморе задолго до того, как их открывают при обработке его”.

Источник: https://student.zoomru.ru/fil/lejbnic-gotfrid-vilgelm/66246.536775.s1.html

Философский словарь – значение слова Теория Познания Лейбница.

ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ ЛЕЙБНИЦА. «НОВЫЕ ОПЫТЫ...»

Работа Лейбница построена в форме живого философского диалога (что еще раз подчеркивает платонистические ориентации её автора). Некий Филалет, защищающий и развивающий философию Локка на основе его «Опыта…», вступает в полемику с Теофилом, в свою очередь опирающимся на систему Лейбница.

Их философская полемика — острая, резкая, но по форме уважительная и по содержанию конструктивная — следует проблематике и структуре локковского «Опыта…». Разберем, в чем состоят существенные стороны лейбницевской критики. Существуют ли принципы, врожденные человеческому духу? Этот вопрос, поставленный, что называется, ребром в первой главе Первой книги «Новых опытов…

», вводит в самый центр уже знакомой нам полемики выдающихся мыслителей XVII в., где в одном лагере были “иннативисты” (сторонники концепции врожденных идей) во главе с Декартом, а в другом — их критики: Гассенди, Локк и другие авторы. Лейбниц в этом споре — в главном — на стороне иннативистов, однако его защита врожденного знания достаточно своеобразна.

Лейбниц уже не принимает натуралистического по сути, или реалистического, представления, согласно которому врожденные идеи физически, или “реально”, наличны где-то в мозгу или уме, душе человека.

Разумеется, Лейбниц и его современники еще никак не могли обсуждать эти проблемы в плоскости, родственной изысканиям современной генетики; впрочем, и она до сих-пор не предложила по данному вопросу ничего ясного и определенного. Лейбниц склонен отвергать как натуралистический иннативизм, так и тяготеющий к натуралистическому сенсуализму локковский символ души как tabula rasa.

, Более доказательным и перспективным ему кажется иннативизм, основывающийся на толковании необходимых идей разума как неких чистых возможностей, потенций: это своего рода “живые огни, вспышки света”, “нечто божественное и вечное”, что всегда предваряет столкновение наших чувств с окружающим миром.” Припомним, что Декарт причислял к врожденным идеям необходимые истины науки.

Лейбниц согласен с этим. Однако в ответ на недоуменные утверждение и вопрос по-локковски мыслящего Филалета: “Это покажется очень многим странным.

Неужели можно утверждать, что самые сложные и глубокие науки врождены?” — Лейбниц разъясняет: “Их актуальное знание не врождено, но врождено то, что можно назвать потенциальным (virtuelle) знанием, подобно тому как фигура, намеченная прожилками мрамора, заключается в мраморе задолго до того, как их открывают при обработке его”.

В полемике с Локком Лейбниц обсуждает и вопрос о врожденном характере правил нравственности. Он согласен, что есть такие практические нравственные правила, которые не врожденны и обладают лишь относительной, временной, фактической значимостью.

Однако необходимые правила нравственности — те, которым как истинам привержена большая часть человечества, — все же существуют, и они врожденны. Их принимают, хотя и в разных формулировках, Библия и Коран. Локковскую концепцию простых идей, основанных якобы исключительно на чувственных впечатлениях, Лейбниц опровергает с помощью резонного аргумента: “..

эти чувственные идеи просты лишь по видимости, так как, будучи неотчетливыми, они не дают разуму возможности различить то, что они содержат в себе”.

Относительно таких идей, как пространство, протяжение, фигура, движение и покой, происхождение которых Локк возводит к комбинации различных чувств, Лейбниц (вслед за Декартом) резонно замечает, что “это идеи чистого разума, имеющие, однако, отношение к внешнему миру и осознаваемые нами при помощи чувств”.

В теории познания позиция Лейбница была, таким образом, вариантом рационализма, противопоставленного концепциям наиболее влиятельных сторонников эмпиризма и сенсуализма (Гассенди, Локк).

Используемое Локком крылатое выражение, служившее принципом эмпиризма: “нет ничего в интеллекте, чего раньше не было бы в чувстве”, — Лейбниц дополняет именно в духе рационализма: кроме самого интеллекта. Но ценно, что великий ученый и философ анализирует недостатки как эмпиризма, так и прежнего рационализма и пытается предложить новую концепцию познания и истины.

Лейбниц вовсе не отрицал важной роли ощущений, непосредственной интуиции, т.е. того, что в кантовской философии будет впоследствии отнесено к способности созерцания.

Более того, Лейбниц развивал далее теорию “чувственных понятий”, показав, что из-за неизбежного вмешательства чувств существует и порой даже образует опору познания смутное, приблизительное знание, а также представление о вероятном. Такое знание он отличал от истинного. Лейбниц выстраивает следующую схему понятий, имея в виду ясность или смутность заключенного в них знания.

Эти критерии в принципе восходят к Декарту, но Лейбниц не считает их вполне надежными, полностью применимыми к реальному знанию, в том числе и научному. Речь скорее может идти о своего рода логико-гносеологическом идеале. Понятия, по Лейбницу, бывают (см. работу 1684 г.

«Размышления о познании, истине и идеях»): Понятия, причисляемые к адекватным и интуитивным, характеризуют, по Лейбницу, высший вид познания. Однако добыть такое познание очень трудно, если вообще возможно.

Эта классификация также показывает, что Лейбниц не был односторонним и жестким рационалистом и что из честной полемики с выдающимся философом Локком он многое извлек для обогащения рационализма. Чувственно-символические, созерцательно-рефлективные, интуитивные, относящиеся к воображению аспекты и формы познания играют в лейбницевской системе немалую роль.

(Впрочем, то же можно сказать и о декартовом или спинозистском рационализме, если не сводить их концепции к упрощенным “учебниковым” схемам.) След воздействия эмпиризма можно найти и в знаменитом лейбницевском делении истин на истины факта и истины разума. Истины факта Лейбниц — в определенном согласии с Гоббсом или Гассенди — готов возвести к опыту. Как и весь опыт, выражающие его истины факта случайны, вероятностны. К ним ведет индукция. В обычной жизни и в естествознании часто строятся и фигурируют именно такие истины. Весьма важно, что даже законы естествознания, поскольку они не содержат в себе непререкаемых необходимости и всеобщности, могут быть, по Лейбницу, сочтены всего лишь истинами факта. Для их “добывания” достаточно опереться на закон достаточного обоснования. Иначе, разъясняет Лейбниц, обстоит дело с истинами разума. Для их обоснования нужны законы логики (например, закон тождества, или закон противоречия), но не только они. Всеобщие истины — а таковыми являются, по Лейбницу, основополагающие истины математики и логики — не могут быть выведены путем индукции из опыта. Эти истины суть конструкции разума, его создания, но никак не произвольные, а подчиненные строгим логическим и математическим правилам анализа (расчленения на элементы), их синтеза, приведения к единству. Как именно осуществляется такое конструирование, опирающееся и на природу, но в еще большей степени на сам разум, — тому учат математика, логика, метафизика. Немалым подспорьем служат и те разделы естествознания, где эмпиризм долгое время видел поле собственной деятельности — где трактуются, например, такие понятия, как пространство, время, величина, фигура, движение. И оттуда исходят если не сами истины разума, то новые импульсы к их пониманию и построению. Великий Лейбниц как бы завершает тернистый путь философии XVII в. и передает XVIII столетию ту эстафету, которую впоследствии переняли Кант и Гегель.

Смотреть значение Теория Познания Лейбница. “новые Опыты…” в других словарях

Теория — ж. греч. умозренье, умозаключенье; заключенье, вывод из чего-либо, не по явленью на деле, а по выводам своим; противоположное дело, на деле, опыт, практика. не всегда верна;……..
Толковый словарь Даля

Теория — теории, ж. (греч. theoria – исследование). 1. учение, являющееся ражением действительности, обобщением практики, человеческого опыта. …, если она является действительной теорией,……..
Толковый словарь Ушакова

Познания Мн. — 1. Совокупность знаний в какой-л. области, сведений о чем-л.
Толковый словарь Ефремовой

Теория Ж. — 1. Обобщение фактов, опыта, знаний, основывающееся на глубоком проникновении в сущность изучаемого явления, вскрывающее его закономерности. 2. Учение о какой-л. области……..
Толковый словарь Ефремовой

Исторического Пессимизма Теория — – направление в футурологии международных отношений, которое, в противовес теории технократического оптимизма, исходит из перспективы долгого существования классического……..
Политический словарь

Конвергенции Теория — (от лат. convergere – сближаться, сходиться) основана на идее преобладания тенденций объединения элементов в систему над процессами дифференциации, различения и индивидуализации………
Политический словарь

Мобильности Теория — (от фр. mobile, лат. mobilis – подвижный, способный к быстрому действию) – система идей в социологии и политологии, в которой осмысливаются процессы изменения положения людей……..
Политический словарь

Олигархизации Политических Партий Теория — – (от греч. oliarchia – власть немногих) – обоснование характерной тенденции в развитии партии: переход от организации демократического типа к жесткому бюрократическому аппарату……..
Политический словарь

Политическая Система Индустриально Развитых Стран (теория) — Политическая система представляет собой совокупность лиц, институтов, участвующих в политическом процессе, неформальных и неправительственных факторов, влияющих……..
Политический словарь

Политическая Теория — (POLITICAL THEORY) – массив научной мысли, нацеленной на оценку, объяснение и прогнозирование политических феноменов. Одновременно политическая теория представляет собой раздел……..
Политический словарь

Постиндустриального Общества Теория — – широко применяется в западной политологии и социологии для обозначения современного общества. Концепция индустриального общества разрабатывалась в трудах Р.Дарендорфа……..
Политический словарь

Теория — – интегрированная совокупность принципов, которые объясняют и предсказывают наблюдаемые явления. (Д. Майерс, с.50)
Политический словарь

Теория Конвергенции — (лат. convergere приближаться, сходиться) – одна из концепций политологии, социологии и политэкономии, усматривающая в общественном развитии современной эпохи преобладающую……..
Политический словарь

Теория Нового Институционализма — – направление в американской политологии, возникшее в 1970-е гг. Классики неоинституционализма американские политологи Д.Марч и Д.Олсен в работе “Вновь открывая институты:……..
Политический словарь

Теория Партисипаторной Демократии — – теоретики партисипаторной демократии (Дж.Вольф, Ф.Грин, Б.Барбер)остаются верными центральной идее классической теории демократии о способности простых людей управлять……..
Политический словарь

Теория Плебисцитарной Демократии — – ее основателем считается М.Вебер. По его мнению, с развитием партий меняется характер политического представительства и политическая организация власти. Политическое……..
Политический словарь

Теория Плюралистической Демократии — – концепция, согласно которой политический процесс предоставляет собой борьбу множества социальных, профессиональных, религиозных, местных, национальных или др. группировок,……..
Политический словарь

Теория Рационального Выбора — – согласно ее основному положению, главным субъектом политического участия является свободный индивид, стремящийся к максимальной реализации своих интересов и эффективно……..
Политический словарь

Теория Социально-когнитивного Научения — (SOCIAL COGNITIVE LEARNING THEORY). Направление персонологии, представленное Бандурой и Роттером, в котором подчеркивается, что поведение является результатом сложного взаимодействия……..
Политический словарь

Теория Статусной Перестановки — – концепция, объясняющая политизацию социальных групп в условиях, когда их объективные социально- 285 экономические характеристики не снижаются, но происходит рост статуса……..
Политический словарь

Теория Элитарной (элитистской) Демократии — – концепция, согласно которой власть при демократии осуществляется элитами. Отличие демократии от диктатуры состоит в наличии нескольких элит, конкурирующих друг с……..
Политический словарь

Амортизационная Теория Страхового Фонда — См. Теория амортизационная страхового фонда
Экономический словарь

Арбитражная Теория Оценки — (arbitrage pricing theory) – теория равновесия на рынке капиталов, основанная на предположении об отсутствии арбитражных возможностей. В соответствии с арбитражной теорией оценки,……..
Экономический словарь

Арбитражная Теория Ценообразования — Альтернативная модель определения стоимости основных фондов, разработанная Стивеном Россом и построенная исключительно на арбитражных аргументах.
Экономический словарь

Государственная Теория Денег — См. Теория денег государственная

Экономический словарь

Густав Кассель: Экономическая Теория Как Чистая Теория Цен — Густаву Касселю (1866-1944) всемирную известность принесли его многочисленные произведения и общественная деятельность. Вначале Кассель изучал технические науки, в 1895……..
Экономический словарь

Декларативная Теория Признания — – правовая концепция, отрицающая, что субъект международного права возникает лишь в силу акта его признания другими государствами. Согласно этой концепции……..

Экономический словарь

Кардиналистская Теория Полезности — (от англ. cardinal – количественный) – исходит из того, что любой потребитель способен количественно измерить уровень полезности всякого данного товара и уровень……..

Экономический словарь

Классическая Теория — – теория, объединяющая представителей экономической науки, развивавших экономические концепции, начало которым положили английские экономисты А. Смит и Д, Рикардо………

Экономический словарь

Количественная Теория Денег — теория денежного обращения, основанная на уравнении обмена (уравнении Фишера), связывающем денежную массу в обращении, скорость обращения денег, среднюю цену……..

Экономический словарь

Посмотреть в Wikipedia статью для Теория Познания Лейбница. “новые Опыты…”

Источник: http://slovariki.org/filosofskij-slovar/12587

Теория познания Лейбница. «Новые опыты…»

ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ ЛЕЙБНИЦА. «НОВЫЕ ОПЫТЫ...»

Работа Лейбница построена в форме живого философского диалога (что еще раз подчеркивает платонистические ориентации её автора). Некий Филалет, защищающий и развивающий философию Локка на основе его «Опыта…

», вступает в полемику с Теофилом, в свою очередь опирающимся на систему Лейбница. Их философская полемика — острая, резкая, но по форме уважительная и по содержанию конструктивная — следует проблематике и структуре локковского «Опыта…».

Разберем, в чем состоят существенные стороны лейбницевской критики.

Существуют ли принципы, врожденные человеческому духу? Этот вопрос, поставленный, что называется, ребром в первой главе Первой книги «Новых опытов…», вводит в самый центр уже знакомой нам полемики выдающихся мыслителей XVII в., где в одном лагере были “иннативисты” (сторонники концепции врожденных идей) во главе с Декартом, а в другом — их критики: Гассенди, Локк и другие авторы.

Лейбниц в этом споре — в главном — на стороне иннативистов, однако его защита врожденного знания достаточно своеобразна. Лейбниц уже не принимает натуралистического по сути, или реалистического, представления, согласно которому врожденные идеи физически, или “реально”, наличны где-то в мозгу или уме, душе человека.

Разумеется, Лейбниц и его современники еще никак не могли обсуждать эти проблемы в плоскости, родственной изысканиям современной генетики; впрочем, и она до сих-пор не предложила по данному вопросу ничего ясного и определенного. Лейбниц склонен отвергать как натуралистический иннативизм, так и тяготеющий к натуралистическому сенсуализму локковский символ души как tabula rasa.

, Более доказательным и перспективным ему кажется иннативизм, основывающийся на толковании необходимых идей разума как неких чистых возможностей, потенций: это своего рода “живые огни, вспышки света”, “нечто божественное и вечное”, что всегда предваряет столкновение наших чувств с окружающим миром.” Припомним, что Декарт причислял к врожденным идеям необходимые истины науки.

Лейбниц согласен с этим. Однако в ответ на недоуменные утверждение и вопрос по-локковски мыслящего Филалета: “Это покажется очень многим странным.

Неужели можно утверждать, что самые сложные и глубокие науки врождены?” — Лейбниц разъясняет: “Их актуальное знание не врождено, но врождено то, что можно назвать потенциальным (virtuelle) знанием, подобно тому как фигура, намеченная прожилками мрамора, заключается в мраморе задолго до того, как их открывают при обработке его”.

В полемике с Локком Лейбниц обсуждает и вопрос о врожденном характере правил нравственности.

Он согласен, что есть такие практические нравственные правила, которые не врожденны и обладают лишь относительной, временной, фактической значимостью.

Однако необходимые правила нравственности — те, которым как истинам привержена большая часть человечества, — все же существуют, и они врожденны. Их принимают, хотя и в разных формулировках, Библия и Коран.

Локковскую концепцию простых идей, основанных якобы исключительно на чувственных впечатлениях, Лейбниц опровергает с помощью резонного аргумента: “..эти чувственные идеи просты лишь по видимости, так как, будучи неотчетливыми, они не дают разуму возможности различить то, что они содержат в себе”.

Относительно таких идей, как пространство, протяжение, фигура, движение и покой, происхождение которых Локк возводит к комбинации различных чувств, Лейбниц (вслед за Декартом) резонно замечает, что “это идеи чистого разума, имеющие, однако, отношение к внешнему миру и осознаваемые нами при помощи чувств”.

В теории познания позиция Лейбница была, таким образом, вариантом рационализма, противопоставленного концепциям наиболее влиятельных сторонников эмпиризма и сенсуализма (Гассенди, Локк).

Используемое Локком крылатое выражение, служившее принципом эмпиризма: “нет ничего в интеллекте, чего раньше не было бы в чувстве”, — Лейбниц дополняет именно в духе рационализма: кроме самого интеллекта. Но ценно, что великий ученый и философ анализирует недостатки как эмпиризма, так и прежнего рационализма и пытается предложить новую концепцию познания и истины.

Лейбниц вовсе не отрицал важной роли ощущений, непосредственной интуиции, т.е. того, что в кантовской философии будет впоследствии отнесено к способности созерцания.

Более того, Лейбниц развивал далее теорию “чувственных понятий”, показав, что из-за неизбежного вмешательства чувств существует и порой даже образует опору познания смутное, приблизительное знание, а также представление о вероятном. Такое знание он отличал от истинного.

Лейбниц выстраивает следующую схему понятий, имея в виду ясность или смутность заключенного в них знания. Эти критерии в принципе восходят к Декарту, но Лейбниц не считает их вполне надежными, полностью применимыми к реальному знанию, в том числе и научному.

Речь скорее может идти о своего рода логико-гносеологическом идеале. Понятия, по Лейбницу, бывают (см. работу 1684 г. «Размышления о познании, истине и идеях»):

Понятия, причисляемые к адекватным и интуитивным, характеризуют, по Лейбницу, высший вид познания. Однако добыть такое познание очень трудно, если вообще возможно.

Эта классификация также показывает, что Лейбниц не был односторонним и жестким рационалистом и что из честной полемики с выдающимся философом Локком он многое извлек для обогащения рационализма.

Чувственно-символические, созерцательно-рефлективные, интуитивные, относящиеся к воображению аспекты и формы познания играют в лейбницевской системе немалую роль. (Впрочем, то же можно сказать и о декартовом или спинозистском рационализме, если не сводить их концепции к упрощенным “учебниковым” схемам.

) След воздействия эмпиризма можно найти и в знаменитом лейбницевском делении истин на истины факта и истины разума. Истины факта Лейбниц — в определенном согласии с Гоббсом или Гассенди — готов возвести к опыту. Как и весь опыт, выражающие его истины факта случайны, вероятностны. К ним ведет индукция.

В обычной жизни и в естествознании часто строятся и фигурируют именно такие истины. Весьма важно, что даже законы естествознания, поскольку они не содержат в себе непререкаемых необходимости и всеобщности, могут быть, по Лейбницу, сочтены всего лишь истинами факта. Для их “добывания” достаточно опереться на закон достаточного обоснования.

Иначе, разъясняет Лейбниц, обстоит дело с истинами разума. Для их обоснования нужны законы логики (например, закон тождества, или закон противоречия), но не только они. Всеобщие истины — а таковыми являются, по Лейбницу, основополагающие истины математики и логики — не могут быть выведены путем индукции из опыта.

Эти истины суть конструкции разума, его создания, но никак не произвольные, а подчиненные строгим логическим и математическим правилам анализа (расчленения на элементы), их синтеза, приведения к единству.

Как именно осуществляется такое конструирование, опирающееся и на природу, но в еще большей степени на сам разум, — тому учат математика, логика, метафизика.

Немалым подспорьем служат и те разделы естествознания, где эмпиризм долгое время видел поле собственной деятельности — где трактуются, например, такие понятия, как пространство, время, величина, фигура, движение. И оттуда исходят если не сами истины разума, то новые импульсы к их пониманию и построению.

Великий Лейбниц как бы завершает тернистый путь философии XVII в. и передает XVIII столетию ту эстафету, которую впоследствии переняли Кант и Гегель.

Источник: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000005/st065.shtml

Book for ucheba
Добавить комментарий