Второй позитивизм. Эмпириокритицизм

Особенности второго позитивизма (эмпириокритицизма)

Второй позитивизм. Эмпириокритицизм

В первом позитивизме основное внимание уделялось проблемам систематизации научного знания и классификации наук. На этапе второго позитивизма на передний план вышли иные проблемы. Особое значение приобретал вопрос об онтологическом статусе фундаментальных понятий, принципов науки, т.е. проблема их отождествления с самой исследуемой реальностью.

На рубеже 19-20 веков ряд открытий в естествознании привел к падению строиного здания физической теории, созданной в 19 веке. Вместе с падением старого естествознания пришла к упадку и первая форма позитивизма. Первый позитивизм исходил из наивного убеждения в окончательном характере открытий естествознания.

Второй позитивизм (эмпириокритицизм) обратил внимание на факт относительности научного знания и сделал отсюда вывод о том, что наука не дает подлинной картины реальности, а доставляет лишь символы, знаки, отметки для практики.

Эмпириокритики видели задачу философии в установлении принципов упорядочения явлений в сознании.

Основатели и вместе с тем главные представители этого течения – Рихард Авенариус (1843-1896) и Эрнст Мах (1838-1916). Р.Авенариус был швейцарским философом, профессором Цюрихского университета. Его главные произведения: “Философия как мышление о мире по принципу наименьшей меры сил”, “Критика чистого опыта” в 2-х т., “Человеческое понятие о мире”. Э.

Мах родился в чешском городе Турасе в 1838 г.; окончил Венский университет в 1860 г., где и начал научно-преподавательскую деятельность как приват-доцент Венского университета (в 1861 г.); в 1864 г. стал профессором математики университета в Граце; потом, с 1867 г. работал профессором физики немецкого университета в Праге и был его ректором; в 1895 г.

он вернулся в Австрию в качестве профессора философии Венского университета. Э. Мах – автор многочисленных научных и философских публикаций. Из числа последних наиболее известны: “Анализ ощущений и отношение физического к психическому”, “Популярно-научные очерки”, “Познание и заблуждение. Очерки по психологии исследования”.

Эмпириокритицизм (вторая форма позитивизма) называют также махизмом.

В общем, эмпириокритики наследовали антиметафизическую установку позитивизма Конта, Спенсера и Милля (почему это философское учение часто называют также “вторым позитивизмом”), внеся в нее, однако, весьма существенные коррективы.

Если “первый позитивизм” предлагал просто-напросто отбросить всякую “метафизику” с пути научного познания и заменить ее совокупностью наиболее важных достижений конкретных, “позитивных” наук (“физикой” в широком смысле слова), то “второй позитивизм” попытался радикально и навсегда избавить науку от опасности любых “метафизических болезней”.

Для этого, по их мнению, нужно было обнаружить источники метафизических заблуждений, содержащиеся в реальном познавательном процессе (“гносеологические корни метафизики”), а затем “очистить” научное знание от всего того, что этими источниками питается.

В своей работе представители “второго позитивизма” стремились опереться на достижения тогда еще весьма молодой и столь же претенциозной “положительной” науки о человеческом сознании, психологии.

В качестве критической программы они предлагали продемонстрировать наличие в философских и научных построениях не основанных на опыте (априорных) утверждений, а также “скачков мысли”, разрывов в рассуждении, которые недопустимы для подлинной, хорошо устроенной, позитивной науки; устранив подобные утверждения и ликвидировав эти разрывы мысли, по их мнению, можно было бы и очистить науку от метафизических домыслов, и навсегда устранить возможность “метафизики”.

Важнейшими составными элементами философии эмпириокритицизма были: 1)программа «очищения опыта»; 2)теория «нейтральных элементов опыта»; 3)теория «экономии мышления».

Название «эмпириокритицизм» означает «критика опыта». Последняя состоит в том, чтобы очистить опыт от всего того, что может быть истолковано как признание факта объективности, независимости реальности от наших ощущений.

Эмпириокритики предлагают исходить из «принципиальной координации» субъекта и объекта, которая заключается в том, что без субъекта нет объекта и наоборот, – без объекта нет субъекта (субъект — это тот, кто воспринимает объект; объект — это то, что воспринимается субъектом).

Разделение на субъект и объект происходит на уровне сознания, а на более глубинном (более близком к действительности) уровне — уровне ощущений ещё нет искажающего реальность распадения опыта на субъект и объект.

Ощущения эмпириокритики называют «нейтральными элементами» опыта (и не вполне субъективными — так как они есть ощущения чего-то внешнего (объективного), и не вполне объективными — так как они принадлежат нашим органам чувств(субъекту)).

С точки зрения эмпириокритиков нельзя говорить о сознании (субъективном) и материи (объективном) по отдельности, так как в реальности мы имеем дело всегда с сознанием материи — выраженном в ощущениях. Впрочем Мах и Авенариус отвергают понятие «материя», говоря, что «вещь, тело, материя — ничто помимо связи их элементов. Т.е. реально существуют элементы и связи между ними. Мир, окружающий нас дан нам в опыте, а опыт есть комплексы ощущений (последние составляются из определенного числа элементов (ощущений), образующих то более крепкую, то более слабую связь).

Принцип «экономии мышления» может быть выражен правилом: «чем проще, тем правильней». Простота связывается напрямую с правильностью. Проще (и, следовательно, правильнее) вместо рассмотрения объективных явлений и соответствующих им ощущений рассматривать только ощущения как единственную данность.

По ряду гносеологических вопросов к эмпириокритицизму примыкал известный математик и физик Жуль Анри Пуанкаре. Он писал: «Невозможна реальность, которая была бы вполне независима от ума, постигающего её».

На этом основании Пуанкаре выдвигал принцип конвенционализма, суть которого в том, что законы природы следует понимать как конвенции (т. е.

Своего рода соглашения между людьми о том, чтобы считать так, а не иначе).

Неопозитивизм

Продолжатели дела эмпириокритиков – неопозитивисты (представители “третьей генерации” позитивизма), любили называть себя “дворниками при науке”, поскольку видели свое профессиональное предназначение как раз в том, чтобы очищать науку от всякого “метафизического хлама”. Неопозитивизм, возникший в начале 20-х годов XX века оттеснил философскую проблематику в область логики и лингвистики.

Важным в эмпириокритицизме было и его критическое отношение к наивно-реалистической теории познания, стремление преодолеть возникающие в ней противоречия. Эта привычная для здравого смысла концепция была подвергнута критике еще Дж. Беркли и Д. Юмом. Напомним их аргументацию.

Допустим мы получили в чувственном опыте образ некоего предмета. Пусть это будет стол. Мы имеем в опыте ощущения цвета, формы, твердости и т.д. и этот комплекс ощущений обозначаем словом стол. Задача состоит в том, чтобы доказать, что этот комплекс является копией реального предмета.

Для этого нужно сравнить восприятие предмета с самим предметом. Но сколько бы раз мы не осуществляли опыт, мы будем получать ощущения и их комбинации. Мы будем сравнивать ощущения, полученные в начальном опыте с ощущениями, полученными в последующих опытах.

Отсюда Беркли сделал вывод, что в теории познания не следует постулировать существование вещей как материальных образований вне нашего чувственного опыта. Логичнее считать, что первичной реальностью являются ощущения, а вещи – это комплексы ощущений.

Эмпириокритицизм воспроизводил многое из того, что уже было сказано Беркли и Юмом и сталкивался с теми же трудностями -, например, – с солипсизмом.

Между эмпириокритицизмом и неопозитивизмом была прямая преемственность. Методологические проблемы науки, которые были выявлены эмпириокритицизмом, в период становления неопозитивизма приобрели особую остроту. Критерии очевидности и наглядности, которыми широко пользовалась классическая наука, утрачивали свою ценность.

Неопозитивизм предложил особый подход к обоснованию фундаментальных понятий и принципов науки. Он сосредоточил внимание на анализе языка науки. Логика и язык выдвигаются на первый план в силу ряда обстоятельств. Укажем два главных. Во-первых, это трудности, с которыми имели дело математики в начале XX века. В науке образцом строгости всегда считалась математика.

Но довольно неожиданно математики стали все чаще встречаться с различного рода парадоксами, противоречиями. Крепло убеждение, что корни затруднений скрыты в основаниях математики, а основаниями математики являются логика, некоторый искусственный язык и философия.

Глубокие специалисты в области математики и логики – немец Готтлоб Фреге и англичанин Бертран Рассел, пришли к выводу, что прежняя философия устарела, в ней не меньше путаницы чем в математике.

Во-вторых, аналитизм (понятие «аналитическая философия» появляется после второй мировой войны и постепенно вытесняет термин «неопозитивизм»; внутри «аналитической философии» можно выделить два направления: философию логического анализа и лингвистическую философию) возник как реакция на засилье идеализма в английских университетах начала 20 века.

В аналитической философии мы в очередной раз встречаемся со стремлением к ясной философии. Ясность философии связывалась прежде всего с языком. Так называемый «лингвистический поворот» характеризуется тем, что как философские проблемы (например, проблема доказательства бытия Бога), так и упомянутые основные проблемы математики и естествознания стали рассматриваться как проблемы их языкового выражения. Это означает, что необходимы:

– точное соблюдение значения слов, при помощи которых сформулирована научная проблема;

– установление критериев отличия так называемых псевдопроблем от проблем, действительно решаемых наукой.

В отличие от мыслей и чувств в истинности языковых описаний внешних для человека фактов может убедиться каждый. Задача философии стала мыслиться как задача прояснения языка.

Так, Фреге считал, что логическая путаница может заключаться в отождествлении значения имени и его смысла (значение одно – планета Венера, а смыслы разные: «утренняя звезда» и «вечерняя звезда»), Джон Мур предлагал неясные спорные суждения переформулировать в более ясные.

Ранний этап развития аналитической философии получил свое завершение в небольшой книжке Людвига Витгенштейна «Логико-философский трактат», основные положения которой следующие:

-язык есть граница мышления (язык и мышление совпадают; лучше вообще говорить не о мышлении, а о языке, мышление “за языком – это химера”);

-есть только один мир – мир фактов, со-бытий (сосуществующих фактов реальности), которые описываются совокупностью естественных наук;

– предложение – это картина мира, так как оно имеет с миром одну и ту же логическую форму (если бы мир был нелогичным, то его нельзя было бы представить в форме предложений);

-сложные предложения состоят из элементарных предложений, которые соотносятся непосредственно с фактами (молекулярные предложения состоят из атомарных)

БертранРассел проводит различие между тем, что он называет атомарными высказываниями и высказываниями молекулярными. Молекулярные высказывания строятся из атомарных при помощи того, что Рассел называет связками, – слов, таких, как “и”, “или”, “если… то”.

Например, “Джон и Мэри собираются в кино” – молекулярное высказывание, состоящее из двух атомарных. Любое молекулярное высказывание можно разложить на набор атомарных высказываний и логических связок.

Рассел полагает, что мир состоит из “фактов” и что все эти факты имеют атомарную природу, т.е. что каждый факт может быть описан некоторым атомарным высказыванием. В природе не существует молекулярных фактов, поскольку каждое молекулярное высказывание может быть переведено или представлено набором атомарных высказываний и логических связок. В мире не существует и никаких “общих” фактов.

В мире нет факта, соответствующего общему высказыванию “Все люди смертны”, поскольку это высказывание опять-таки сводится к множеству атомарных высказываний типа “Джон смертен”, “Джеймс смертен” и т.д. для каждого отдельного человека, который является смертным. Конечными элементами мира являются “факты”, а каждый отдельный факт состоит из отдельного предмета и его индивидуальных характеристик.

(далее продолжим изложение мыслей Людвига Витгенштейна)

– высшее невыразимо (имеется в виду, что предложения этики, эстетики, религии нельзя обосновать фактами – сравним два предложения: «Сергей любит Лену» и «Сергей ненавидит Лену».

В фактуальном мире мы обнаруживаем Сергея и Лену, но не их любовь и ненависть. «В мире, – пишет Витгенштейн, – все есть, как оно есть, а все происходит, как оно происходит; в нем нет ценности».

Высшее мистично о нем нельзя говорить языком истины;

– «То, что вообще может быть сказано, может быть сказано ясно». Обо всем остальном, например, мистическом, лучше молчать;

философия не может состоять из научных предложений, ибо философские предложения нельзя проверить на истинность и ложность;

– цель философии – логическое прояснение языка. Поэтому философия – это не особое учение, а деятельность по прояснению языка.

Если местом становления аналитического направления в философии можно считать Англию (Кембридж), где работали Мур, Рассел и Витгенштейн, то позднее центр движения переместился в Вену.

Представителями «Венского кружка» были Карл Гемпель, Рудольф Карнап, Мориц Шлик, Отто Нейрат.

Вторая мировая война вынудила абсолютное большинство философов эмигрировать в США, где они продолжали работать

Общим для данных философов было отрицание философии как учения о первых принципах. По мнению Карнапа, истинность философских предложений невозможно обосновать. От философии следует отказаться в пользу науки, лишь она представляет собой обоснованное знание. Логические позитивисты считали, что все предложения науки являются либо аналитическими, либо синтетическими.

Аналитические предложения логически необходимы –например, «тела протяженны» – действительно протяженность – это неотъемлемая характеристика любого тела и когда мы говорим «тело», то само собой подразумеваем, что оно имеет определенную ширину, длину, высоту. Пример синтетического предложения «На столе лежит книга».

По определению стол не является чем-то таким, на чем непременно лежит книга. Истинность синтетических предложений устанавливается эмпирическим путем,т.е. опытом, эксперементальными данными.

Принцип верификации (проверяемости) именно предполагал, что все синтетические предложения проверяются в эксперименте Сложный текст надо разложить на элементарные, протокольные предложения, а их уже проверить фактически, т.е. путем соответствия наблюдаемой действительности.

В основе науки, по мнению логических позитивистов, лежат протокольные предложения, выражающие переживания субъекта. Истинность этих предложений абсолютно достоверна и несомненна. Совокупность истинных протокольных предложений образует твердый эмпирический базис науки.

Для методологической концепции логического позитивизма характерно резкое разграничение эмпирического и теоретического уровней знания. Однако первоначально члены Венского кружка полагали, что все предложения науки — подобно протокольным предложениям — говорят о чувственно данном.

Поэтому каждое научное предложение можно свести, “редуцировать”, к протокольным предложениям подобно тому, как любое молекулярное предложение может быть разложено на составляющие его атомарные предложения (атомарные предложения проверяются на истинность с помощью простого наблюдения). Достоверность протокольных предложений передается всем научным предложениям, поэтому наука состоит только из достоверно истинных предложений. (Можно предположить, что протокольное предложение должно было выглядеть приблизительно так: “Я сейчас воспринимаю круглое и зеленое”.)

С точки зрения логического позитивизма, деятельность ученого в основном должна сводиться к двум процедурам:

1) установление новых протокольных предложений;

2) изобретение способов объединения и обобщения этих предложений.

Научная теория мыслилась в виде пирамиды, в вершине которой находятся основные понятия, определения и постулаты; ниже располагаются предложения, выводимые из аксиом; вся пирамида опирается на совокупность протокольных предложений, обобщением которых она является .

Прогресс науки выражается в построении таких пирамид и в последующем слиянии небольших пирамидок, построенных в некоторой конкретной области науки, в более крупные пирамидки, которые, в свою очередь, сливаются в еще более крупные и так далее, до тех пор, пока все научные теории и области не сольются в одну громадную систему — в единую унифицирован­ную науку. Однако вскоре стало очевидно, что “чистого” чувственного опыта, к которому апеллировали логические позитивисты, не существует. Это показал еще Кант. А в психологии XX в. была экспериментально доказана связь, существующая между работой органов чувств и мышлением человека, в частности, даже его профессиональными знаниями. Таким образом, убеждение логических позитивистов в том, что наука опирается на твердый эмпирических базис, а этот базис состоит из абсолютно истинных протокольных предложений, выражающих чувственные переживания субъекта, оказалось ложным. В дальнейшем стало очевидным, что с помощью эмпирического критерия верификации нельзя проверить не только философские утверждения, но и принципы естественнонаучных теорий. В самом деле как можно, например, проверить с помощью наблюдения или какого-нибудь опыта принцип инерции – ведь в реальном мире мы не можем найти тел, на которые не оказывали бы влияния никакие внешние силы и которые бы бесконечно двигались равномерно и прямолинейно.

Стремление к ясности предполагало негативное отношение к философским предложениям. Многие неопозитивисты считали их бессмысленными.

Все то же стремление к ясности лежит и в основе физикализма – одной из концепций неопозитивизма, состоящей в требовании перевода предложений конкретных наук на язык физики – «физикалий». Основными представителями были Нейрат и Карнап.

Физикализм был основой неопозитивистской идеи унификации всех наук на базе универсального языка – языка физики. Например, физикалисты считали, что сознание как качественно особый феномен не существует, т.к. психическое может быть сведено к нейрофизиологическому, а в конечном счете к физическому (т.е.

к физическим реакциям, происходящим в мозге). Поэтому и психология может быть сведена к физике. (Редукционизм)

Неопозитивизм был устремлен к тому, чтобы все проверять фактами. Однако оказалось, что этот главный принцип «Все проверяй фактами» нельзя проверить фактами – это типичный философский принцип, обладающий универсальным содержанием.

История с принципом проверяемости показывает, что при всем желании от философии избавиться невозможно.

Классические проблемы философии, преодоление и снятие которых обещал неопозитивизм, воспроизводились в новой форме в ходе его собственной эволюции.

С ослаблением влияния логического позитивизма сравнительно большой вес приобрело течение английских аналитиков, последователей Джона Мура и позднего Витгенштейна – так называемая лингвистическая философия. Последняя занимается исследованием типов употребления выражений в естественном, обыденном языке.

В то время как философия логического анализа считает себя философией науки и представляет линию сциентизма, сторонники философии лингвистического анализа выступают против какого-либо культа научного знания и отстаивают «естественное» отношение к миру, выраженное в обыденном языке (в Великобритании – Гилберт Райл, Джон Уисдом, Джон Остин).

Впрочем и эта философия «обыденного языка» будучи одной из школ неопозитивизма считает традиционные проблемы философии псевдопроблемами, возникающими в силу дезориентирующего влияния языка на мышление.

В отличие от сторонников философии логического анализа, представители лингвистической философии усматривают задачу философа-аналитика в детальном анализе фактического употребления естественного разговорного языка с тем, чтобы устранять недоразумения возникающие вследствие его неправильного употребления.

Неопозитивисты были среди учёных, способствовавших приспособлению знаний о языке к НТП (научно-техническому прогрессу). Логико-лингвистические работы виднейших неопозитивистов использовались в кибернетике и информатике.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/19_239493_klassicheskiy-perviy-pozitivizm.html

4.2. Второй позитивизм (махизм или эмпириокритицизм)

Второй позитивизм. Эмпириокритицизм

Ко второму этапуразвития философии науки относятсяэмпириокритицизм Э. Маха и Р. Авенариусаи конвенционализм А. Пуанкаре. Основноевнимание в первом позитивизме уделялосьпроблемам систематизации к классификациинаук. На этапе второго позитивизма этапроблематика сохранилась.

Однако напервый план – проблемы обоснованияфундаментальных научных понятий,принципов и соотношения их с реальностью.Основными представителями и лидерамивторого позитивизма были австрийскийфизик и философ Эрнст Мах (1838-1916) ишвейцарский философ Рихард Авенариус(1843-1896). Основные произведения Э.

Маха:«Анализ ощущений и отношение психическогок физическому», «Механика. Историко-критическийочерк её развития» и др. Мах – ведущийученый своего времени, внес вклад вразработку целого ряда направленийфизики (теоретической и экспериментальноймеханики, оптики, акустики и др.). Р.

Авенариус – профессор Цюрихскогоуниверситета, занятия философиейсовмещал с занятиями биологиейпсихологией. Его основные произведения:«Философия как мышление о мире снаименьшей тратой сил», «Критика чистогоопыта», «О принципиальной координации».

Основные положенияэмпириокритицизма:

  1. Критика опыта как проверка обоснованности опыта, очищение опыта от метафизики. Критика опыта, нагруженного метафизикой, как важнейшая задача позитивной философии. Критика механицизма, механической картины мира, критика атомизма как разновидностей метафизики.

  2. Концепция о «нейтральных элементах» (Э. Маха) и о «принципиальной координации» (Р. Авенариуса). Элементы опыта (явления), чувственные данные, ощущения как единственная реальность и база научного познания.

    Ощущения как глобальный факт, форма приспособления организма к среде, как общие («нейтральные») элементы всех возможных психических и физических переживаний. Отрицание принципиальных различий между психическим и физическим, признание принципа «координации» между ними. Элементы опыта как элементы мира.

    «Чистый опыт» как интегральное единство объективного и субъективного. Недопустимость «интроекции» (от лат. intro – внутрь, iacure – бросать) – «вкладывания» опыта в субстанцию (материальную или идеальную).

  3. Принцип экономии мышления как методологический принцип становления научной теории и критерия её совершенства. Два аспекта экономии мышления:

  1. феноменалистская интерпретация теоретических знаний – требование исключения из теории любых ссылок на метафизические сущности;

  2. из всех возможных теоретических описаний выбирать самые экономные (и полностью устранить объяснение через сущность).

Махистская концепциянаучных знаний как сжатое и экономноеописание опыта. Научное знание – этоэкономный способ описания ощущений,представляющих собой наблюдения. Помере расширения опыта происходит сменатеорий.

Прежние теории заменяются болееэкономно описывающих опыт. Опытныеданные – это прямые описания, которыенепосредственно фиксируют наблюдения.

Теории – это косвенные описаниянаблюдений, в теории нет нового содержанияпо отношению к элементам опыта.

Подводя итогидеятельности Маха и Авенариуса встановлении философии науки, можновыделить два момента:

  • утверждая, что единственной реальностью выступает чувственный опыт (ощущения и восприятия), а все остальное сущее представляет собой производное от ощущений, механизм фактически опирался на позиции субъективного идеализма (Дж. Беркли, Д. Юма);
  • рассматривая теорию как сжатое описание опытных фактов, эмпириокритики полностью исключили внеэмпирические принципы построения теории.

Анри Пуанкаре (1854-1912) – французский математик, физик,философ. Автор многих работ в областитеоретической и прикладной математики,оптики, небесной механики, теорииэлектричества и т.д. Им написаны: «Курсматематической физики» (в 12-ти томах),«Новые методы небесной механики», «Наукаи гипотеза», «Ценность науки» и т.д.Основные положения его учения в областифилософии науки:

1. Анри Пуанкаре –основатель конвенционализма (от лат.convention– соглашение) – направление в философиинауки, провозглашающее в качестве основынаучных теорий соглашения (конвенции)между учеными.

Исходные положения (аксиомы и принципы науки) задаютсяисследователями, а всё остальноевыводится логическим путем и не имеетникакого отношения к реальности.

Критерий– плодотворность, удобство и простота,интересные выводы (например, системаЛобачевского).

2. Переосмыслениепонятия научного закона. Законы –условно принятые положения, необходимыедля удобного описания явлений. Рольгипотезы.

3. Природа научноготворчества и основные этапы творческойдеятельности:

  • роль интуиции в процессе получения новых результатов;
  • период сознательной работы, размышления над проблемой;
  • долгая бессознательная внутренняя работа, которая заканчивается внезапным озарением;
  • новый этап сознательной работы, выведение из полученных результатов плодотворной следствий, приводящих к успеху.

Конвенционализмкак философско-методологический принципнауки, показавший, что научные теориине являются непосредственным обобщениемопытных данных, и что конвенциональныеэлементы неустранимы из науки.

Источник: https://studfile.net/preview/5611257/page:16/

Эмпириокритицизм (второй позитивизм)

Второй позитивизм. Эмпириокритицизм

Махизм или эмпириокритицизм получил название по имени основателей второго этапа в развитии позитивизма, соответственно Э.Маха и Р. Авенариуса. Первый – австрийский физик и философ, второй – швейцарский философ – идеалист.

Махизм наследует проблематику первого позитивизма, который оформился в особое течение в 30-е годы Х1Х века.

Позитивизм развивается в русле сциентизма, согласно которому научное знание и, прежде всего, естественнонаучное, является высшей культурной ценностью и абсолютным эталоном для построения и функционирования любого знания, в том числе и философского.

Основателем «позитивной», «положительной философии» является О.Конт. Как социолог он обосновывал принципиальную несовместимость прежней философии и науки об обществе.

По его мнению, если наука об обществе, хочет быть наукой, то она должна быть как можно дальше от философии.

Первый позитивизм критически настроен относительно способности философии чисто умозрительным путем узнать о мире то, что не знает эмпирическая наука. Отсюда исходит требование к философии – она должна меняться.

О.Конт выделял в интеллектуальном развитии человечества три стадии: 1)теологическую, на которой все явления объяснялись исходя из религиозных представлений; 2) метафизическую, на которой место сверхъестественных факторов занимают философские абстракции.

Задача этого периода – разрушить прежние представления и подготовить почву для третьей стадии – позитивной. Как подчеркивает исследователь позитивизма И.С.Нарский, О.

Конт требовал от науки, чтобы она отказалась от попыток проникновения в сущность вещей и ограничилась описанием внешнего облика и последовательности явлений [3]. По мнению О.

Конта необходимо перестать оперировать абстрактными понятиями («размахивать крыльями в пустоте»), а ограничиться наблюдениями за явлениями и фиксировать устойчивые связи между ними. Второй позитивизм продолжает эту линию – линию на очищение философии от «бесплодной метафизики» и спекулятивных предрассудков.

Фактическое оппонирование науки и метафизики (или религии) объясняется тем, что каждый из них имеет глубокое основание в человеческих потребностях. Но эти потребности различны по своему характеру. Движущий мотив научных изысканий – чисто прагматический, утилитарный. Люди хотят предвидеть результаты собственных действий или будущие события.

Философские или религиозные изыскания движимы «чувством жизни», пламенной верой, стремлением к безопасности и удовлетворению. Именно это побуждает их выходить за рамки эмпирически проверяемого и научно доказуемого. Отсюда выводится несовместимость науки и метафизико-религиозных воззрений. Но это обстоятельство не отрицает их нужности в жизни человека и общества.

Этим и определяется задача, которую поставили перед собой позитивисты – очистить науку от любого рода «метафизических допущений. «Мы не гипостазируем больше наших субъективных ощущений и чувствований в качестве физических сил», отличаясь этим от индейцев, но «мы, зато еще рассматриваем наши субъективные понятия как физические реальности»[6, с. 21], – писал Э.

Мах, непосредственно обозначив для новой научной философии первостепенную задачу.

Исследователь философии махизма Зотов А.Ф.

подчеркивая устремления махистов, пишет о том, что в позитивном плане они намеревались критически обобщить практику научного (в первую очередь естественнонаучного) познания, обратив внимание на те эффективные приемы, которые были выработаны в ходе исторического развития положительных наук, избавившись тем самым от напрасных блужданий [7].

Речь идет о поиске более короткого пути к истине. Реализация этой задачи будет увязана с принципом «экономии мышления» (Э.Мах) или «наименьшей меры сил» (Р.Авенариус). Принцип этот махисты считали универсальным, всеохватным и «биологически полезным». В соответствии с этим принципом Э.Мах и Р.

Авенариус призывали опираться на факты, отбросив какие – либо философские спекуляции, считая, что все знания можно приобрести только эмпирическим опытным путем. В целом это утверждение не должно вызывать возражения. Но возникает вопрос, как истолковывается сам опыт? В данном случае возможны две диаметрально-противоположные интерпретации: субъективистская и материалистическая.

Для материалистов – опыт или практика представляют собой предметное, материально-чувственное взаимодействие познающего субъекта с внешним миром, частью которого он сам является. Для махистов всякое познание есть психическое переживание, непосредственно или, по крайней мере, посредственно биологически полезное [6].

Весь опыт сводится к чувственному опыту, ощущению. Ощущение, в свою очередь, рассматривается не как связь сознания с внешним миром, и не как субъективный образ этого мира, а как стена, отделяющая сознание от внешнего мира, как единственно сущее [4]. Специфической особенностью гносеологии махизма является редукционизм.

Махисты сводили весь опыт к чувственному опыту, а понятие – к общему представлению.

Таким образом, отрицалось качественное отличие между чувственными и рациональными формами познавательного процесса, а понятие можно было свести к простой сумме ощущений, восприятий, представлений.

Отличие, например, понятия от представления было не качественным, а количественным. Функция разума заключается в том, чтобы экономным образом вносить порядок, систему в совокупность эмпирических данных.

На рубеже Х1Х-ХХ веков был актуализирован спор между материализмом и идеализмом в свете новейших открытий в физике. Махизм пытался занять нейтральную позицию, доказывая, что проблема отношения «Я» и среды носит мнимый характер.

Согласно теории «принципиальной координации» или «полного опыта» Авенариуса, среда неотделима от «Я», где «Я» – первичный центральный член, а среда (природа) – вторичный противочлен.

Эту же мысль Мах выражает следующим образом: «То, что мы называем материей, есть только известная закономерная связь элементов (ощущений). Ощущения различных чувств одного человека, как и чувственные ощущения различных людей, находятся в закономерной зависимости друг от друга.

В этом состоит материя»[5, с.275]. Поток ощущений, согласно махизму есть подлинное изначальное, целостное и нейтральное бытие. По своей природе они не материальны и не идеальны. Они – «нейтральные элементы мира».

В качестве примера он приводит цвет. Это и физический объект, зависящий от источника света и психологический объект, зависящий от сетчатки глаза. Расщепление «цвета» на субъективное и объективное вторично. А изначальный поток ощущений и восприятий не содержат в себе ничего субъективного, по мнению Маха.

Позитивизм, начиная с догматического утверждения о безусловной изначальности чувственных данных, заканчивал декларацией третьей линии в философии, якобы преодолевающей противоположность материализма и идеализма.

В действительности признание комплекса ощущений за единственную реальность есть субъективный идеализм.

Основные положения второго позитивизма заключаются в том, чтобы: а) устранить из процесса познания ценностно-мировоззренческую составляющую; б) упразднить «метафизическую» философию, поменяв ее на философию позитивную, нейтральную к идеализму и материализму; в) свести философию к экономному обзору системы знаний. Что касается принципов второго позитивизма (редукционизм, принцип «экономии мышления» (Мах) или «наименьшей меры сил» (Р.Авенариус), принцип «принципиальной координации»), то они выступают как выражение субъективно-идеалистического эмпиризма.

Метафизика, которую махисты объявили врагом позитивной философии, была неизбежным этапом развития человеческого познания природы и общества. Ее задачей было дать общую картину природы как связного целого. Прежде этим занималась натурфилософия.

Но делала она это таким образом, что заменяла неизвестные еще ей действительные связи явлений идеальными, фантастическими связями и замещала недостающие факты вымыслами, пополняя действительные пробелы лишь в воображении. Здесь надо было устранить эти вымышленные, искусственные связи, открыв связи действительные»[14].

В рамках второго позитивизма переход от «исторической метафизики» к научной теории не состоялся. Махисты пошли по другому пути – по пути упразднения этой области знания из философии.

Таким образом, эмпириокритицизм можно определить как субъективно–идеалистическое течение, форма позитивизма на втором этапе его развития.

Основоположники второго позитивизма Мах и Авенариус разделяют идею об упразднении старой метафизики, об изменении положения философии в культуре.

Однако в отличие от позитивистов первой волны, которые считали, что философия должна заниматься созданием единой картины мира и классификацией наук, эмпириокритики видели задачу философии в установлении принципов упорядоченности явлений в сознании исследователя.

Источник: https://studopedia.su/20_87201_empiriokrititsizm-vtoroy-pozitivizm.html

Эмпириокритицизм («второй позитивизм»)

Второй позитивизм. Эмпириокритицизм

Глава 2. Философия науки

Позитивизм

К XIX веку наука, как казалось, охватила все стороны человеческой деятельности, проникла во все области и обрела черты универсальности. Эти изменения коснулись и философии. В 1830-е годы в ней возникло направление, получившее название позитивизм.

Его представители считали, что философия должна в полной мере обладать чертами науки: философия должна быть научной! Такой подход отчасти являлся реакцией на господствующий в конце XVIII – первой половине XIX века романтизм, для которого были характерны чрезмерное увлечение таинственностью, мистикой, фольклором и мифологией, эстетизмом, опорой на интуицию.

Такая восторженность и засилье чересчур эмоциональных, поэтических, оторванных от жизни концепций и привели к появлению позитивизма.

Позитивизм как философское направление сформировался в 1830-е годы, а начало ему положил французский мыслитель Исидо́р Мари́ Огю́ст Франсуа́ Ксавье́ Конт (1798–1857) своей работой «Курс позитивной философии» (6 томов, написанные в промежуток с 1830 по 1842 год).

Будущий философ происходил из семьи средних чиновников. Он блестяще учился в Политехнической школе в Париже, а затем стал работать репетитором. Все его жизненные силы и небольшие материальные средства были потрачены им на разработку учения «позитивизма».

Своим основополагающим, по его собственной оценке, учением он желал сказать новое слово в науке и философии. Понимая масштабность своих размышлений, он желал стать величайшим социальным реформатором. Однако изменения, по его мнению, должны были касаться не политической системы, а общества.

Идеи революции и изменения государственного строя были ему, наоборот, чужды.

По его мнению, социальная гармония в обществе может быть достигнута только в том случае, если оно в своём развитии будет опираться не на философские доктрины, а на научную методологию. Для этого оно также должно проникнуться идеями необходимых изменений.

Возможно, для этих целей и был написан знаменитый «Курс позитивной философии» и основан кружок «любителей позитивизма». Это сообщество должно было создавать общественное мнение, содействовать изменению нравов и направлять общественные дела в нужное русло, не участвуя в них непосредственно.

Особые надежды Конт возлагал на рабочих (пролетариев), которые, как считал Конт, обладают наибольшей склонностью к позитивизму, поскольку их «повседневные занятия… гораздо более благоприятны философским размышлениям», а также потому что им меньше свойственны отвлечённые размышления.

История иронична: Карл Маркс при построении своей теории также опирался на рабочих, считая, что именно они должны совершить революцию. Также наиболее восприимчивыми к идеям позитивизма, по Конту, должны быть женщины, поскольку у них сильнее развиты чувства любви, справедливости и морали.

Итак, по Конту, именно солидарность философов, пролетариев и женщин способна изменить общество к лучшему.

Но со временем Конт при управлении своим кружком стал всё сильнее заимствовать организационный опыт церкви, а его учение превратилось во что-то наподобие культа. Философ объявил себя первосвященником новой научной религии человечества, в которой наука обрела статус священного культа и пришла на смену христианству.

Он венчал желающих вступить в брак, от имени человечества судил о грехах и достоинствах умерших, свершал особый ритуал поминовения, составлял собственные молитвы. В 1849 году был создан «Позитивистский календарь». В нём месяцы, следующие в их обычном порядке, носили такие имена, как Моисей, Гомер, Аристотель, Архимед, Данте и т. д.

По мнению философа, календарь должен был служить ежедневным напоминанием того, что было сделано человечеством для следующих поколений.

Мыслитель умер в Париже в окружении учеников. По мнению многих биографов и близких людей, в последние годы он страдал душевным расстройством.

Признаки шизофрении и вспышки помешательства периодически проявлялись у него и ранее, что подтверждается тем, что на протяжении многих лет он лечился и наблюдался в одной из психиатрических больниц Парижа.

«Перед смертью он объявил себя апостолом и священнослужителемматериалистической религии, хотя раньше сам проповедовал уничтожение всякого духовенства».

Идеи Конта в научном и философствующем мире впоследствии имели резонанс и явились научно значимыми, сыграв роль трамплина для их собственных размышлений. Современники же в большинстве своём отрицали какую-либо ценность его изысканий, нередко называя его «полоумным фанатиком». Письма мыслителя в Россию Николаю I, а затем и на Восток остались без ответа.

Позитивизм как философия. Основные принципы его философии состоят в следующем. Конт был убеждён, что истинное знание должно быть очищено от домыслов гуманитарных интерпретаций, поскольку в познании мы можем оперировать только тем, что получено нами в опыте.

Таким образом, Конт является сторонником эмпиризма – направления в философии, утверждающего, что основным источником знаний о мире должен являться опыт.

Такое очищенное знание он называл действительным, полезным, «положительным» или позитивным (отсюда и появилось название данной школы) в отличие от предшествующей ей «негативной философии».

Только наука может предложить человеку позитивное, то есть истинное знание. Что касается философии, то она есть всего лишь проявление мировоззренческой активности человека и описывает развитие человеческой, преимущественно научной мысли. Её задачей является систематизировать имеющееся у человечества знание. Она имеет исторически преходящее значение.

Своей несомненной заслугой в философии Конт считал открытие им закона трёх стадий интеллектуального развития человечества:

1) теологическая (религиозная),

2) метафизическая (философская), [метафизика – учение о сверхчувственных законах, находящихся в основании нашего естественного (физического) мира и постигаемых только при помощи человеческого разума]

3) научная (позитивная).

На первой стадии человек объясняет все явления окружающего мира с точки зрения сверхъестественных представлений и не прибегает к доказательствам при помощи опыта. На второй стадии для объяснения мира человек использует различные абстракции, отражающие реальные процессы.

На третьей стадии объяснение процессов и явлений в мире осуществляется с точки зрения науки, а мысли учёного подчинены только наблюдаемым научным фактам.

Философ пишет: «Первая стадия, хотя сначала необходимая во всех отношениях, должна отныне всегда рассматриваться как чисто предварительная; вторая представляет собой в действительности только видоизменение разрушительного характера, имеющее лишь временное назначение – постепенно привести к третьей; именно на этой последней, единственно вполне нормальной стадии, строй человеческого мышления является в полном смысле окончательным». Основными чертами нового, позитивного (положительного) мышления Конт считал: изучение именно реального мира, получение пользы от знаний, получение именно достоверного и точного знания, способность к организации. Общие же мировоззренческие вопросы являются в принципе неразрешимыми и поэтому не важны. Культура и сознание, по Конту, также проходят эти стадии. По его мнению, позитивная стадия началась примерно с 1800 г. Она олицетворяет собой науку и формирует соответствующую философию.

https://www.youtube.com/watch?v=HNC3al4J1C0

Благодаря переходу на позитивную стадию развития, человечество достигнет большего порядка и прогресса, сможет улучшить настоящее и будущее, не опираясь ни на Бога, ни на правительство. В таком обществе будут господствовать любовь и взаимоуважение, а каждый отдельный человек будет являться не служителем Бога, а служителем всего человечества.

Классификация наук. В «Курсе позитивной философии» Конт предложил классификацию наук. Он выстроил их по степени уменьшения их абстрактности и одновременно по увеличению их внутренней сложности. Они располагались в следующем порядке:

1) математика,

2) астрономия,

3) физика,

4) химия,

5) биология,

6) социология.

Каждая наука более высокого порядка опирается на факты, описанные предыдущей, но также обладает собственной методологией и имеет «сверх того нечто своеобразное». Каждая из перечисленных наук также проходит три стадии развития. Первыми эти стадии прошли математика и астрономия, которые изучают наиболее простые и общие явления. Последней на позитивную стадию вышла биология.

Необходимо обратить внимание на социологию, которая является в данном списке последней. Конт является автором данного термина и одновременно родоначальником этой науки. По его мнению, социология (она же «социальная физика») должна открывать законы развития общества подобно физическим законам И.

Ньютона, однако не сводиться только к физике и иметь свою специфику. Когда будут открыты эти законы, никому в голову не придёт их отрицать, как никто не отрицает законы Ньютона. Тогда наступит время всеобщего мира и процветания, а социология станет не только наукой, но и «позитивной» религией.

Со временем идеи Конта перешагнули границы Франции. Представителями первой волны позитивизма являлись также и английские мыслители. В пространстве их учений позитивизм Конта обрёл более «мягкие» черты, потеряв свою исходную категоричность.

Джон Стюарт Милль

Джон Стю́арт Милль (1806–1873) – философ, экономист, общественный деятель, основатель английского позитивизма.

В логико-философской сфере своих интересов Милль тяготеет к признанию опыта основой научного знания (то есть он тоже являлся сторонником эмпиризма). Он говорит, что все окружающие нас вещи – это «постоянная возможность ощущений», и человек познаёт только свои ощущения, «явления».

Само научное знание должно быть построено на индукции [метод научного познания, когда из совокупности частных случаев выводится общее правило (например, в Санкт-Петербурге сегодня пасмурно, вчера было пасмурно, позавчера было пасмурно, значит, в Санкт-Петербурге всегда пасмурно)], то есть на обобщении эпизодов опытного знания, когда «…на основании нескольких отдельных случаев, в которых известное явление наблюдалось, мы заключаем, что это явление имеет место и во всех случаях известного класса». Позитивная наука – это индуктивное обобщение, постоянное накопление данных, фактов, знаний. Гипотезы необходимы науке, однако их необходимо использовать с осторожностью, поскольку если в науке будет большое количество непроверяемых гипотез, то она превратится в философию (метафизику). Подобно Конту, Милль считал, что настоящая, позитивная философия должна быть научной и совпадать с логикой.

Принцип единообразия природы.

Но где же гарантия достоверности таких обобщений? Дело в том, объясняет Милль, что мир однороден, и потому природные процессы единообразны: «…в природе существуют сходные, параллельные случаи, и то, что произошло один раз, будет иметь место при достаточно сходных обстоятельствах и вторично – и не только вторично, а всякий раз, как снова встретятся те же самые обстоятельства… Будущее похоже на прошлое и зависит от него, хотя пока мы его и не знаем: «…в любое мгновение состояние всей Вселенной является следствием её состояния в предшествующее мгновение». Из пределов наблюдаемого мы строим предположение о ненаблюдаемом, и единообразие мира способствует тому, что оно оказывается верным.

Эмпириокритицизм («второй позитивизм»)

Продолжением идей Конта явился эмпириокритицизм (что означает «анализ опыта»), который был популярен в Европе на границе XIX–XX веков. В отличие от «первого» позитивизма здесь акцент был сделан философами непосредственно на анализе научного мышления, методах получения знания об окружающем мире.

Необходимо обратить внимание, что эмпириокритицизм формировался во время зарождения и бурного развития квантовой физики, законы которой, в отличие от, например, законов классической физики, механики и даже термодинамики, являются совершенно ненаглядными и трудно представляемыми в воображении.

А о том, как следует понимать и интерпретировать соответствующие явления, спорят учёные и философы даже в начале XXI века. В связи с этим в научных исследованиях того времени стали преобладать не теории или объяснения, а описания наблюдений и экспериментов.

Представители направления объявили объяснительную часть науки ненаучной и пытались свести науку лишь к описанию данных, полученных исследователем в опыте.

Эрнст Мах (1838–1916) – австрийский физик и философ, учился в Венском университете, был профессором физики, а также ректором Пражского университета. Позднее в Венском университете Мах преподавал философию.

Его деятельность оценивалась научной общественностью достаточно высоко. Так, по мнению Эйнштейна, высказанному им в 1916 году, Мах был близок к созданию теории относительности (в физике известен «принцип относительности Маха»).

Мир как данные опыта. Действительность приходит к человеку через его восприятия, и она должна быть понимаема как «комплекс ощущений». А потому весь мир и все вещи в нём есть только «комплексы ощущений».

Данные, полученные человеком при помощи опыта – это единственная реальность, с которой имеет дело человек. Задачей науки же является просто описание этих данных. Знание может быть только эмпирическим (то есть опытным). Без субъекта нет и объектакак такового.

Так вполне искренне считал Мах.

Задачи науки. Любая наука должна быть описательной.

То есть, например, если учёный может себе представить в голове, как на призму падает пучок белого света, а с другой стороны наблюдается радуга, каковы будут разноцветные линии при изменении параметров линзы и пучка света, то можно сказать, что цель науки достигнута. Все же формулы, законы – это всего лишь средства для достижения цели.

Наука экономит «опыт». Теперь те люди, которые хотят воспользоваться этой областью знания, уже избавлены от самостоятельного добывания нужных сведений, от поиска, в котором для них нет системы.

«Все положения и понятия физики представляют собой не что иное, как сокращённые указания на экономически упорядоченные, готовые для применения данные опыта…».

Аналогично математика – это экономически упорядоченный опыт счёта.

Помимо этого, научное знание предвосхищает факты. А это означает, что наука, пролагая прямую дорогу к знанию, экономит индивидуальный опыт и силы человека. Таким образом, «экономическая функция науки совпадает с самой её сущностью».

Получается, что благодаря науке человек может обрести максимум знаний, прилагая минимум усилий. Это также является важной задачей науки. Научное знание будет более продуктивным, если оно будет только описательным, если учёные избавятся от объяснений, а также от метафизических (философских) домыслов и представлений.

Философия не имеет никакой научной ценности и является совокупностью способов рассуждений.

Получается, что, по Маху, любой учебник должен быть подобен, например, расписанию автобусов: как пассажир, зная время, может быть уверенным, что доедет на автобусе до пункта назначения, так и учёный, зная начальные условия, должен быть уверенным в конечном результате. Но как пассажиру не интересно устройство автобуса, так и учёный не должен интересоваться глубинными причинами, приводящими к такому результату. Наука должна просто описывать факты, экономя время учёного, подобно автобусному расписанию, экономящему время пассажира.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/19_264648_empiriokrititsizm-vtoroy-pozitivizm.html

Вторая форма позитивизма: эмпириокритицизм

Второй позитивизм. Эмпириокритицизм

Влияние идей Конта-Милля-Спенсера к концу XIX в. ослабевает. Кризис первой формы позитивизма во многом был следствием развития естествознания, поставившего под сомнение методологические основы позитивизма и его эволюционистскую концепцию, основанную на механистическом способе понимания природы.

Позитивизм XIX в. опирался на два постулата: феноменализм в теории познания и уверенность в том, что достижения “положительной науки” носят окончательный характер. Однако стройное здание естествознания рубежа XIX –XX вв. строилось на основании картины мира, созданной естествознанием XYII –XYIII вв.

Это здание стало рушиться под напором новых достижений в естествознании, что существенно пошатнуло веру в силу разума, в познавательные возможности науки.

Революционные изменения в физике, связанные с открытием делимости атома и электромагнитного взаимодействия, поколебали старую механистическую картину мира, основанную на представлениях об абсолютных качествах материи (непроницаемости, массы, инерции, плотности и т. д.).

Значительная часть физиков, рассуждавших категориями ньютоновской механики, не смогла диалектически осмыслить новые открытия в естествознании. Они сделали вывод, что “материя исчезла” и перешли с позиций стихийного метафизического материализма на позиции “физического” идеализма. В этих условиях позитивизм XIX в. претендовавший на роль философии, синтезирующей достижения естествознания, оказался несостоятельным.

“Второй” позитивизм, главной формой которого стал эмпириокритицизм, обратил внимание на факт относительности научного знания и сделал вывод о том, что наука не дает достоверной картины мира, а позволяет лишь получить некие символы, знаки для практики. Тем самым “второй” позитивизм отказался от признания объективной реальности, что означало дальнейшую эволюцию позитивизма в сторону агностицизма и субъективного идеализма.

В центр философского анализа эмпириокритицизм поставил вопросы гносеологии. Основоположниками эмпириокритицизма принято считатьРихарда Авенариуса (1843-1896) и Эрнста Маха (1838-1916). Оба мыслителя были не только философами, но и крупными учеными-естествоиспытателями.

Мах был известным физиком, автором работ по оптике, механике и акустике. Авенариус занимался исследованием в области психофизиологии. Основные положения своей философской концепции они формулируют уже в 70-80-х гг. XIX в. К ним относятся: 1. программа “очищения опыта”; 2. теория “нейтральных элементов опыта; 3.

принцип “экономии мышления”.

Выдвинутый Авенариусом термин “эмпириокритицизм” переводится как “критика опыта”. В качестве важнейшей задачи философии определялось “очищение” опыта от всякого намека его связи с объективной реальностью.

Что же собой представляет процесс “очищения опыта”? Положительный опыт должен быть очищен от ценностных и антропоморфических представлений, включая интеллектуальные представления о существовании объективной причинности, необходимости, субстанциональности бытия. Однако введение понятия опыта в теорию познания предполагает его связь с категориями “субъект” и “объект” познания.

Эту связь Авенариус осуществляет через учение о “принципиальной координации” субъекта и объекта познания. Суть этого положения состоит в утверждении, что «нет объекта без субъекта, как и нет субъекта без объекта». “Я” и “среда”, – пишет он, – являются не только оба первоначально находимыми в одном и том же смысле, но и всегда – оба первоначально находимыми вместе“[19].

По сути дела философ хочет сказать, что в процессе познания мира мы не можем выйти за пределы непосредственного опыта, поэтому мир дан нам только в “принципиальной координации” “Я” и “среды”.

На доводы оппонентов, утверждающих, что современная наука в доказательствах существования мира (“среды”) до появления человека и его сознания (“Я”) далеко вышла за пределы непосредственного опыта, Авенариус говорит, что в тот период эта связь тоже существовала, но в потенциальном виде. Следовательно, именно сознание индивида определяет существование окружающего мира. Это позиция субъективного идеализма.

Учение об “элементах опыта” разрабатывалось еще Авенариусом. Мах добавил к ним понятие “нейтральные”. В чем суть этой концепции? Махизм утверждает, что ощущение является начальным моментом человеческого познания. Все, что нам известно о мире, есть совокупность ощущений, которые следуют одни за другими или группируются одни рядом с другими.

Любая попытка решить вопрос о происхождении, источнике этих ощущений (даны ли они Богом или есть результат воздействия “материи”), с точки зрения представителей второй формы позитивизма, носит метафизический характер, поскольку эти знания нам в опыте не даны. Ощущения и есть те элементы опыта, которые представляют собой все многообразие мира.

С точки зрения эмпириокритиков, эти “элементы” не являются ни физическими, ни психическими, они “нейтральны”. Именно таким образом махизм пытается преодолеть противоречия между идеалистической и материалистической линиями философии, встать над борьбой этих двух философским направлений.

Однако в действительности это ему не удается, так как по существу им проводится линия идеалистического монизма субъективистского толка.

В качестве доказательства приведем здесь одно из рассуждений Маха: “Итак, восприятия, как и представления, воля, чувствования, одним словом – весь внутренний и внешний мир, составляются из небольшого числа однородных элементов, образующих то более слабую, то более крепкую связь.

Эти элементы обыкновенно называют ощущениями. Ввиду того, что под этим названием подразумевается уже определенная односторонняя теория, мы предпочитаем коротко говорить об элементах… Все исследование сводится тогда к определению связи этих элементов”[20].

Почему Мах называет ощущения “элементами”? Чтобы замаскировать субъективно-идеалистическую сущность своего учения, логически ведущего к выводам в духе солипсизма (т.е. суждения о том, что в мире нет ничего, кроме моих ощущений).

Для решения этой проблемы как раз используется принцип “экономии мышления”.

Экономия мышления рассматривается как основная характеристика познания и выводится из биологической потребности самосохранения, присущей любому организму. У Авенариуса он получил название “принцип наименьшей траты сил”.

Принцип экономии мышления требует в науке избавляться от лишнего, например, понятий причинности, необходимости. Мах предложил заменить этот принцип понятием функциональных зависимостей признаков явлений. Экономнее мыслить не о вещах и их ощущениях, а об элементах мира, из которых состоит все, поэтому назовем ощущения элементами.

Экономнее мыслить, что нет психического и физического, поэтому пусть будут элементы нейтральными.

Эмпириокритицизм явился важным посредующим звеном между позитивизмом XIX в. и неопозитивизмом, получившим широкое распространение в странах Западной Европы между первой и второй мировыми войнами.

Неопозитивизм

Третий этап в развитии позитивизма начинается с 20-х гг. XX в. и продолжается до наших дней. Неопозитивизм является одним из ведущих направлений в развитии философии XX в.

Основные методологические и мировоззренческие установки новой формы позитивизма были определены деятельностью Венского кружка, который сложился на основе кафедры философии индуктивных наук, учрежденной в Венском университете для Э.Маха. Под руководством М.Шлика в 1922 г.

на кафедре был сформирован кружок, который объединил ряд выдающихся ученных, среди которых можно назвать Р.Карнапа, Ф.Вайсмана, Г.Фрейля, О.Нейрата, Г.Гана, Ф.Кауфмана, Г.Райхенбаха и др.

Эволюция позитивизма к неопозитивизму вызвана потребностями развития науки в решении ее методологических проблем, необходимостью исследования роли знаково-символических средств науки (языка науки), соотношения в ней теоретического аппарата и эмпирической базы, а также изучения роли мышления в познавательном процессе.

Общим с предшествующими этапами развития позитивизма было отрицание возможности философии как теоретического познания, исследующего субстанциональные основы бытия; противопоставление философии и науки, утверждение, что единственно возможным положительным знанием может быть только специально-научное знание; отрицание самой постановки основного вопроса философии, стремление преодолеть “метафизическое” противопоставление материализма и идеализма; продолжение берклианско-юмистской линии феноменализма в философии.

Новым в этой форме позитивизма был пересмотр задач философии.

Был выдвинут тезис о том, что философия не может быть теорией, а должна представлять собой деятельность особого рода – изучение языковых форм познания, анализ языка науки с целью его прояснения и очищения от всех ненаучных, и, прежде всего “метафизических” добавок.

Много внимания представители неопозитивизма уделяли обоснованию идеи деидеологизации философии. Новая форма позитивистского философствования получила название “логического эмпиризма” или “логического позитивизма”.

Анализ языка науки как содержание философской деятельности предполагал отделение предложений, относящихся к области научного знания от предложений, не имеющих научного (“позитивного”) смысла, к последним были отнесены так называемые “метафизические”, то есть непроверяемые на опыте, и предложения, лишенные смысла. Таким образом, логический позитивизм отказался от психологического и биологического подходов к познанию, характерных для предшествующих форм и принял тезис об априорно-аналитическом характере положений логики и математики.

В центре обсуждения представителями логического позитивизма встала проблема значения, то есть эмпирической осмысленности научных утверждений. Проверка истинности предложений с помощью опыта получила название принципа верификации: “Понятие или суждение имеет значение если, и только если оно эмпирически проверяемо”.

Этот критерий позволял отделить научные суждения от спекулятивных конструкций, псевдонаучных учений, так сказать, в первом приближении. К.

Поппер, посвятивший много времени анализу и критике теоретических учений марксизма и психоанализа, обратил внимание на то, что эти доктрины обладают большой объяснительной силой, подтверждаются массой эмпирических данных. “Кажется, все в мире подтверждает их верность”, – говорил он.

Отсюда был сделан вывод о недостаточности принципа верифицируемости теорий для доказательства их научной значимости. К.Поппер выдвинул новый критерий научности теории – принцип фальцифицируемости.

Его сущность сводится к тому, что подлинно научные теории должны допускать весьма рискованные предсказания, из которых можно было бы вывести такие наблюдаемые следствия, которые, если они не наблюдаются в действительности, могли бы опровергнуть теорию.

Таким образом, принцип фальсифицируемости означает принципиальную опровержимость любого утверждения, относимого к науке. Это означает, что развитие науки предстает как процесс выдвижения гипотез, их рациональной критики и попыток опровержения. К.Поппер делает вывод, что все человеческое знание имеет предположительный характер, любые положения науки должны быть открыты для критики. Подобный вывод, подчеркивающий относительный характер человеческих знаний, одновременно содержит привкус скептицизма, поскольку сомневается в познавательных возможностях науки.

Недовольство логико-позитивистской доктрины анализа научного знания привело к формированию еще одного направления в рамках аналитической философии – так называемой философии лингвистического анализа. Самой яркой фигурой этого направления неопозитивизма считается Л.Витгенштейн (1889-1951). К числу представителей этого течения могут быть также отнесены Дж.Райла и Дж.Остин.

Основное внимание сторонники этого течения уделяют анализу естественного, а не научного языка. Отказавшись от верификационной теории значения, принятой в логическом позитивизме, они рассматривают значение не как абстрактный объект, исследуемый средствами формально-логического и логико-математического анализа, а как определенный способ употребления слова в определенном контексте.

При этом в контекст включается отношение говорящего к ситуации произношения слова, цель, с которой он это говорит и т. д. В анализе языка подчеркивается его многозначность, многослойность, возможность творческого самопроявления человека в языке, когда язык выступает как “язык-игра”. При этом его рассматривают включенным в реальную жизнь как некий социальный институт, своеобразная форма жизни.

Меняется представление лингвистических аналитиков на задачи философии. Они отмечают, что философские проблемы возникают именно тогда, когда возникает непонимание логики естественного языка.

Обычно философские дискуссии порождаются отдельными словами нашего языка, например: “истинно”, “реально”, “в самом деле”, “кажется”, “существует” и т.д., – что и создает псевдопроблемы, обсуждаемые часто в философии.

Поэтому главная задача философов должна состоять в особой деятельности по очистке философии от таких псевдопроблем, используя особые профессиональные приемы по выявлению точного смысла слов выражений.

Философия, таким образом, превращается в одну из специальных дисциплин, занимающуюся описанием того, что дано в языковых формах. Поэтому философия раз и навсегда должна отказаться от всяких притязаний на решение мировоззренческих проблем.

Литература

Антология мировой философии: В 4 т. Т. 3. – М., 1971.- С. 548-621.

Богомолов А.С. Английская буржуазная философия XX в. –М.: Мысль, 1973.

Буржуазная философия кануна и начала империализма /Под ред. А.С.Богомолова, Ю.К.Мельвиля, И.С.Нарского.- М.: Высшая школа, 1977.

Журавлев Л.А. Позитивизм и проблема исторических законов. – М.: Изд-во Моск.ун-та, 1980.

Зеньковский В.В. История русской философии. Л., 1991.

История буржуазной социологии первой половины XX в.- М.: “Наука”,1979.

Кохановский В.П., Золотухина Е.В., Лешкевич Т.Г., Фатхи Т.Б. Философия для аспирантов. учеб. пособие. – Ростов н/Д.., 2003.

Лешкевич Т.Г. Философия науки: традиции и новации: Учеб. пособие для вузов. – М., 2001. С. 247-279;

Поппер К. Логика и рост научного знания. – М., 1983.

Русский позитивизм. В.В. Лесевич., П.С. Юшкевич, А.А. Богданов. /Сост. С.С. Гусев. – Спб., 1995.

Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. – Минск., 1998.

Спенсер Г. Синтетическая философия: Пер. с англ. – Киев, 1997

Вопросы для самоконтроля к разделу «Современная западная философия»

  1. В чем заключается противоположность классической и неклассической (современной) философии? Перечислить основные позиции.
  2. Каковы сциентистские тенденции позитивизма в его эволюции?
  3. В чем проявляется онтологический и методологический иррационализм в философии жизни?
  4. Как философы жизни относятся к науке?
  5. Можно ли рассматривать ницшеанство как кризис гуманизма?
  6. Как решается проблема человеческой сущности и существования в экзистенциализме?
  7. В чем заключается различие между религиозной и атеистической версией экзистенциализма?
  8. Как в философии психоанализа устанавливается связь между личностью и обществом?
  9. Как К.Г.Юнг преодолевает пансексуализм З.Фрейда?
  10. Чем определяются онтологические основания герменевтики?
  11. Чем герменевтика отличается от сциентистски ориентированных учений в решении проблемы языка?
  12. Каковы основные предпосылки формирования философии постмодернизма?
  13. В чем заключается релятивизм философии постмодерна?
  14. Как в философии постмодерна происходит «расчеловечивание» культуры?
  15. Когда появился позитивизм и кто был его основоположником?
  16. Назовите основные этапы развития позитивизма.
  17. Каковы были характерные черты раннего позитивизма?
  18. Как трактуется в позитивизме проблема соотношения философии и науки?
  19. Какой смысл вкладывал О.Конт в понятия «позитивный метод» и «позитивное знание»?
  20. Что означают в учении Конта понятия «социальная статика» и «социальная динамика»?
  21. Раскройте смысл закона о трех фазисах развития общества у Конта.
  22. В чем состоят заслуги Конта в развитии социальной философии?
  23. Каковы недостатки позитивистской методологии в трактовке эволюции?
  24. Как определял понятие «материя» Д.С. Милль? Оцените его позицию в данном вопросе.
  25. Раскройте суть феноменализма в теории познания позитивизма.
  26. Что означает «редукционизм» в методологии и как он проявился в учениях раннего позитивизма?
  27. Назовите основные положения учения Маха и Авенариуса и укажите, в чем проявилась их субъективно-идеалистическая установка.
  28. Когда возник неопозитивизм? Назовите его основные течения и их представителей.
  29. Как решался вопрос о предмете философии в неопозитивизме?
  30. Кто сформулировал принципы верифицируемости и фальсифицируемости научных теорий и в чем состоит сущность этих принципов?
  31. Каково было отношение позитивизма к постановке основного вопроса философии?

Русская философия

1. Национальные особенности русской философии. Формирование русской философии.

2. Отечественная философия Х111 в.

3. Русская философия Х1Х в.: основные направления и круг проблем.



Источник: https://infopedia.su/18xe01.html

Эмпириокритицизм (Второй позитивизм)

Второй позитивизм. Эмпириокритицизм

Представители: Эрнст Мах (1838 – 1916), австрийский физик и философ, и Рихард Авенариус (1848 – 1896).

По Маху, мир состоит из элементов, под которыми он понимает ощущения. Выступая против дуализма Декарта и отвергая понятие субстанции, Мах считает элементы нейтральными, не относя их ни к физической, ни к психической сфере. Они однородны в силу непосредственной данности нашему сознанию.

Эти элементы призваны обеспечить непрерывный переход от физического к психическому в рамках единого знания, где физика и психология выступают как разные направления в исследовании одних и тех же элементов опыта.

Относительно более устойчивые и постоянные ощущения и их комплексы запечатлеваются в памяти и получают выражение в нашей речи. Они получают особые названия и именно их, по Маху, называют телами. Мах настаивает на том, что не тела вызывают ощущения, а комплексы элементов (ощущений) образуют тела.

Такие категории науки, как масса, пространство, время, причинность Мах считал комплексами ощущений, воспроизводя берклианские идеи.

Мах выдвинул также принцип «экономии мышления», суть которого заключается в том, что познание должно основываться на «чистом» описании. Логическое мышление он недооценивает, считая, что оно не может дать никакого нового знания. Источником последнего могут стать только наблюдение и интуиция. Так зародился принцип верификации неопозитивизма.

Р. Авенариус в «Критике чистого опыта» писал, что задача философии – «очищение» опыта от всего того, что может быть истолковано как признание объективности. Опыт нужно «очистить» от этических и эстетических а также от общенаучных категорий, которые он, в отличие от Канта, считал произвольными. Прежде всего, это касается категорий субстанции и причинности.

Неопозитивизм

Между эмпириокритицизмом и неопозитивизмом была прямая преемственность. В неопозитивизме была продолжена тенденция освобождения научного познания от метафизики, только теперь эта цель достигалась средствами логического анализа научных предложений.

Важную роль в возникновении логического позитивизма сыграли английский логик, математик и философ Б. Рассел, ученик Рассела австрийский логик и философ Л. Витгенштейн, а также члены Венского кружка, созданного в 1922г., М. Шлик. (основатель), О. Нейрат, Р. Карнап, Ф. Франк, Г. Хан и др.

Сведение философии к логическому анализу впервые попытался осуществить Б. Рассел, который использовал для этого достижения математической логики. Избавив логику от парадоксов, Рассел сделал вывод, что этот метод может способствовать также разрешению философских проб­лем. Ученик Рассела Л.

Витгенштейн в своем «Логико-философском трактате (1921), сфор­мулировал тезис о том, что «философия не теория, а деятельность», состоящая в логическом анализе – «критике языка».

Витгенштейн разрабо­тал первую неопозитивистскую доктрину, названную Расселом «логическим атомизмом». Суть этой концеп­ции заключается в признании возможности идеального языка: его логическая структура объявляется тождественной структуре мира.

Так называемые атомарные предложения, описывающие простейшие чувственные впечатления, – рассматриваются как точные изображения атомарных фактов. Атомарные факты просты, неразложимы и независимы друг от друга, они могут объединяться в более сложные, молекулярные факты.

Мир, согласно этой концепции предстает как совокупность фактов. Но грамматическая форма языка может маскировать его логическую структуру, поэтому и нужен логический анализ языка.

В языке могут фигурировать не только высказывания о фактах, но и предложения, не имеющие фактического смысла, напр., тавтологии и противоречия. Первые из них всегда истинны, вторые – никогда не истинны.

Предложения логики и математики – это тавтологии. Поэтому они всегда истинны.

А метафизические предложения не являются ни высказываниями о фактах, ни тавтологиями, ни противоречиями, поэтому их следует считать, полагает Витгенштейн, не имеющими смысла.

Идеи логического атомизма Рассела — Витгенштейна участники Венского кружка»интерпретировали, продолжая традицию эмпириокритицизма. Они определили атомарные факты как данные непосредственного наблюдения, фиксируемые в языке. В качестве такого языка были выделены так называемые протокольные предложения.

Языковая форма обеспечивает интерсубъективность чувственных дан­ных, что позволяет избежать парадоксов солипсизма, с которыми по­стоянно сталкивался эмпириокритицизм. В позитивизме был выдвинут принцип верификации,согласно которому предложение имеет научный смысл, если можно указать способ его эмпирической проверки.

Так, предложение «Сейчас идет дождь» вполне осмысленно – достаточно выглянуть в окно, чтобы его проверить. Предложение «Время нереально» – неосмысленно, т.к. невозможно указать способ его эмпирической проверки. Принцип верифика­ции должен был отделить научные высказывания от ненаучных.

Метафизические высказывания, поскольку они не могут быть вери­фицированы и не принадлежат к высказываниям логики и математики­, относятся к классу ненаучных. Они должны быть исключены из науки.

К разряду научно неосмысленных предложений оказались, таким образом, отнесены: предложения, описывающие прошлое и будущее; всеобщие предложения; законы науки, имеющие также всеобщий характер, а также оценочные (этические, эстетические) предложения. Впоследствии принцип верификации был заменен верифицирумостью, т.е. принципиальной возможностью проверки, а затем подтверждаемостью, т.е. возможностью хотя бы частичного подтверждения.

Однако при дальнейшей аналитической разработке этих принципов обнаружились непреодолимые трудности. Первая из них касалась концепции протокольных предложений как эмпирического базиса на­уки.

В полемике по этому вопросу выяснилось, что протокольные предложения не могут быть приняты за эмпирически истинные высказывания, поскольку они отягощены ошибками наблюдателя, возможными неточностями показаний при­боров вследствие случайных возмущений и т.д.

Другой серьезный удар по неопозитивистским идеям был связан с тем, что невозможно в научных теориях верифицировать все их понятия и высказывания, включая фундаментальные. В теории есть свое содержа­ние, несводимое к эмпирическому, например, в электродинамике – ключевое понятие «век­тор-потенциал».

В связи с этим Р. Карнап констатировал, что ба­зисные принципы, лежащие в фундаменте теорий, не являются про­стым индуктивным обобщением опыта и не всегда допускают прямую опытную проверку.

Они могут приниматься научным сообществом в качестве соглашений (конвенционализм) из соображений простоты и практического удобства. Более того, Р.

Карнап сформулировал принцип толерантности (терпимости), согласно которо­му научное сообщество должно с пониманием относиться к формиро­ванию различных и даже альтернативных способов теоретического описания при условии непротиворечивости каждого из них.

Все это указывает на принципиальную невозможность реализовать идеи Витгенштейна об идеальном языке. Осознав эту ситуацию, Витгенштейн отказался от самой идеи идеального языка и обратился к анализу разговорного языка.

Признаком разговорного языка являются «языковые игры», имеющие более или менее условное, договорное значение. В «Философских исследованиях» Витгенштейн пишет: «Значение слова есть его употребление в языке». Целью анализа языка по-прежнему остается выявление бессмысленности философских проблем, т.е.

функция философии «терапевтическая»: избавить человечество от тех проблем, на которые не может быть ответа. Отношение позднего Витгенштейна к философии все-таки неоднозначно: с одной стороны, он считает, что философские проблемы возникают в результате неверного употребления слов.

С другой, – что они – не только плод языковых ошибок, но и выражение природной склонности людей ставить фундаментальные вопросы о своей жизни.

Главные недостатки логического позитивизма:

1 принцип верификации требует сопоставления высказываний не с объективной реальностью, а лишь с ощущениями субъекта;

2 редукционизм: оказывается возможным свести все теоретические положения к элементарным предложениям наблюдения, а содержание теории – к чувственным данным;

3 крайне упрощенно понимается процесс подтверждения предложений научной теории – путем верификации;

4 он исходит из положения, что возможно найти один-единственный критерий отличия научных предложений от ненаучных.

В то же время, не все в этом учении неверно:

1 действительно, в философии бывают псевдопроблемы, например, в средневековой схоластике;

2 логический анализ языка вообще и философского – в частности – необходим и правомерен. Но это – не единственная функция философии, есть еще мировоззренческая;

3 истина, конечно, конкретна, но нужно учитывать специфику науки, которая не может не оперировать всеобщими понятиями.

Постпозитивизм

Карл Поппер(1902 – 1994) со своими учениками и последователями разрабатывал направление в философии науки, которое называется критический рационализм. Основные его идеи были выдвинуты Поппером в ходе обсуждения идей Венского кружка.

Сам он отрицал свою принадлежность к неопозитивистам. Он настаивает на существовании действительных философских проблем, отказываясь рассматривать их как псевдопроблемы.

Критицизм Поппер считал основным методом науки и наиболее рациональной стратегией поведения ученого.

Среди его главных работ — «Логика научного исследования» (1934), «Объективное знание» (1972), «Реализм и цель науки» (1983).

Поппер пришел к выводу, что нетруднополучить верификации, эмпирические подтверждения почти любой умело скроенной теории. Но подлинно научные теории должны выдерживать болеесерьезную проверку. Они должны допускатьрискованные предсказания, т.е.

изних должны выводиться такие факты и наблюдаемые следствия, которые могли быопровергнуть теорию.Поппер выступал против метода индукции, лежащего в основе верификации.

Например, для верификации предложения «Все деревья теряют весной листву» нам нужно осмотреть миллиарды деревьев, в то время как опровергается это предложение всего лишь одним примером дерева, сохранившего листву среди зимы.

Вот эта асимметрия между подтверждением и опровержением общих теорий и критика индукции как метода познания и привели Поппера к фальсификационизму как критерию демаркации (разграничения) науки и не-науки. Фальсифицируемость — принципиальная опровержимость любого утверждения, относимого к науке.

Теорию делает научной возможность не допускать некоторые возможные события. Чем больше возможных фактов запрещает, исключает теория, тем более она научна. Если теория устроена так, что ее невозможно опровергнуть, то она стоитвненауки. Настоящая же наука не должна бояться опровержений: рациональная критика, постоянная коррекция фактами является сутью научного познания.

Поппер отвергает существование критерия истины, однако Поппер не агностик: он говорит, что если мы не можем установить истинность теорий, то всегда можем установить их ложность. Постоянно выявляя и отбрасывая ложь, мы приближаемся к истине.

Опираясь на эти идеи, Поппер предложил динамичную концепцию научного знания как непрерывного потока предположений (гипотез) и их опровержений. Важнейшим методом науки Поппер считает метод проб и ошибок. Фальсифицированная теория должна быть отброшена.

Всякие попытки сохранить ее могут привести лишь к догматизму в науке. Выживать должны только «сильнейшие теории», но и они не могут рассматриваться как абсолютные истины.

Все человеческое знание имеет гипотетический характер, любые положения должны быть открыты для критики.

Далеко не все исследователи были согласны с этой картиной научного прогресса, поскольку в ней отсутствовало объяснение моментов стабильности, устойчивости в научной деятельности. Наиболее ярко это подчеркнул и разработал Томас Кун (1922 – 1996) в своей книге «Структура научных революций» (1975).

Центральное понятие теории Куна – парадигма (от др.греч.

— образец) -совокупность базисных теоретических взглядов, классических образцов выполнения исследований, методологических средств, которые признаются и принимаются как руководство к действию всеми членами «научного сообщества». В зависимости от степени развития парадигмы, Кун выделяет 4 этапа в развитии науки:

1) допарадигмальный: в науке имеет место соперничество школ и направлений, единая всеохватывающая общепризнанная теория отсутствует.

2) парадигмальный: основной прогресс в получении и расширении знания, с его точки зрения, происходит не тогда, когда ученые вовлечены в попперовские критические дискуссии, а когда сплоченная единством взглядов и основных идей (можно сказать — догм) группа специалистов занимается планомерным и настойчивым решением конкретных научных задач. Эту форму исследования Кун называет «нормальной наукой». Можно сказать, что Кун разработал социологию науки. Для Куна существенно то, что наукой занимаются не в одиночку, а в составе «научного сообщества».

В зрелых научных дисциплинах в период их устойчивого, нормального развития может быть только одна парадигма.

Большинство ученых освобождено от размышлений о фундаментальных вопросах своей дисциплины: они уже «решены» парадигмой. Главное их внимание направлено на решение небольших конкретных проблем — «головоломок».

Парадигма задает общий контур решения, а ученому остается показать свое мастерство в важных и трудных, но частных моментах.

Но, согласно Куну, длительные этапы нормальной науки в его концепции прерываются краткими, однако полными драматизма периодами смуты и революций в науке — периодами смены парадигм.

Эти времена подступают незаметно: ученым не удается решить одну головоломку, затем другую и т.п.

Когда число аномалий становится слишком большим, ученые начинают терять доверие к старой парадигме и пытаются найти контуры новой.

Вопреки Попперу, Кун полагает, что теории не отбрасываются при столкновении с фактами, а подвергаются некоторым усовершенствованиям, либо дополняются новыми (вспомогательными) теориями. Развитие нормальной науки носит кумулятивный (накопительный) характер: в рамках данной парадигмы происходит приращение знаний.

3) период кризиса в науке, бурных дискуссий, обсуждения фундаментальных проблем. В этот период многие ученые перестают быть «догматиками», они чутки к новым, пусть даже незрелым идеям. Выбор новой парадигмы происходит не на рациональных основаниях, а с учетом психологических и социально-культурных факторов.

4) период смены парадигм (научная революция): наконец, такие теории действительно находятся, большинство ученых опять консолидируются вокруг них, тем более что новая парадигма сразу открывает огромное поле новых нерешенных задач.

Смена научных парадигм не приближает нас к истине. Знание, согласно Куну, не углубляется и не расширяется, оно лишь становится другим, т.к. парадигмы отличаются несоизмеримостью.

Прогресс науки состоит не в приближении к истине, а в совершенствовании способности решать головоломки.

Таким образом, окончательная картина развития науки, по Куну, приобретает следующий вид: длительные периоды поступательного развития и накопления знания в рамках одной парадигмы сменяются краткими периодами кризиса, ломки старой и поиска новой парадигмы.

Переход от одной парадигмы к другой Кун сравнивает с обращением людей в новую религиозную веру, во-первых, потому, что этот переход невозможно объяснить логически и, во-вторых, потому, что принявшие новую парадигму ученые воспринимают мир существенно иначе, чем раньше.

Предыдущая12345678910111213141516Следующая

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/9x1052.html

Book for ucheba
Добавить комментарий