XIII. СВОБОДЕН ЛИ Я?

Содержание
  1. Свободен ли я?
  2. XIII. СВОБОДЕН ЛИ Я?: Так не будем же впредь выходить за круг нашего собственного
  3. 12 вопросов, которые стоит задать себе прежде, чем смотреть “Игру престолов”
  4. 1. Распинаю ли я заново Христа?
  5. 2. Свидетельствует ли это о моей святости или углубляет ее?
  6. 3. Когда же я вырву свой глаз, если не сейчас?
  7. 4. Разве не удовлетворяет меня размышление о благородном?
  8. 5. Жажду ли я увидеть Бога?
  9. 6. Волнует ли меня душа женщин, обнажающих себя перед камерами?
  10. 7. Был бы я рад, если бы роль этой героини играла моя дочь?
  11. 8. Считаю ли я, что откровенные сцены можно имитировать?
  12. 9. Принижаю ли я красоту секса?
  13. 10. Считаю ли я, что обнаженная натура неизбежна в искусстве?
  14. 11. Жажду ли я принятия?
  15. 12. Свободен ли я от сомнений?
  16. 12 вопросов, которые следует задать себе, прежде чем смотреть «Игру престолов»
  17. Не свободен ли я? – размышления над ежедневной главой – Логос инфо
  18. Толкования Священного Писания. Толкования на 1 Кор. 9:1

Свободен ли я?

XIII. СВОБОДЕН ЛИ Я?
 Статьи Архиепископа Виктора –  2010 г. 11.12.2010 12:24

«И сказал Бог: сотворим человека по образу
Нашему и по подобию Нашему» (Быт.1,26).

Что есть человек? Уже по «замыслу» Бога, сказавшего: «Сотворим человека», видим, что прежде сотворения его состоялся «совет» лиц Святой Троицы, чего не происходило в прежних творческих актах.

Не ложно, следовательно, сказано: «Некто негде засвидетельствовал, говоря: что значит человек, что ты помнишь его? Или сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты унизил его пред Ангелами; славою и честью увенчал его» (Евр.2,6). Но, чем же выделяется человек из ряда других творений: рыб, птиц и животных? Он является образом Божиим, т. е.

отображает в себе, как и Ангелы, все святые качества Творца. Но творение не может быть вторым Богом, и отображение в нем Бога не может быть в полном беспредельном объеме, но оно призвано стать полным подобием Божиим в посредстве вечного совершенствования, начиная от нуля – «из ничего».

Этот процесс богоуподобления назван далее в Бытии словом сотворенности «по подобию». Уже явлено первое из отображений Творца: человек призван быть микротворцом, «творящим» – совершенствующим себя и окружающий его мир. И все другие божественные качества, как любовь, жажда познания истины, могущество воли, разумность души и т.д.

человек получил при его сотворении в начальном объеме. Далее он призван на пути богоуподобления, дойти до уровня Ангелов и Архангелов, Херувимов и Серафимов. Естественно, он не унижен Творцом пред Ангелами, как младенец пред человеком в пожилом возрасте.

Основным же отображением Бога в человеке является его трехсоставность естества во образ Святой Троицы. Человек обладает богоподобной свободой воли, разумностью души и психофизическими чувствами. Каждая составная сторона человеческого естества имеет свою миссию и свою способность из трех указанных.

Чрез тело человек имеет хотения, множество чувств. Душа его имеет способность мыслить, имеет контроль над хотениями тела, обладает более высоким восприятием жизненных процессов – психическими чувствами.

Духу же принадлежат высшие способности: свобода воли, осознание себя личностью – своего «я», совесть, интуиция, философско-богословское мышление, чувство Бога.

Обычно богословы и даже наши святые Отцы, по причине трудно обнаруживаемой границы деятельности духа и души, общей невидимости и неизследимости их, объединяли дух и душу в одно целое, называя их одним словом «душа» и считая дух всего лишь более благородной стороной души, или только словом «дух». Но в таком случае не зачем бы было писать ап. Павлу такое:

«Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фес.5,23).

Как видим, Апостол видит человека «во всей полноте», разумея в полном составе: дух, душу и тело. Следовательно, дух и душа не являются сторонами единой души.

Но нам легко мыслить тело отдельным от души и духа, потому что видим его отделяющимся в момент смерти. Дух и душа совместно покидают тело, и это мы «видим», а разделения духа от души обнаружить не можем.

Однако тот же Апостол упоминает и об этом разделении:

«Слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов» (Евр.4,12).

Возможно здесь ап. Павел говорит не в буквальном смысле, что может дух отделяться от души, а указывает крайний предел разделений: между духом и душей. Однако нужно здесь видеть в первую очередь существование двух различных, самостоятельных инстанций, не смешивающихся в один состав, и с этим мы спорить не можем. Все, что мы можем, так это определить предположительно их функции.

Как уже упоминалось, к деятельности души надо отнести мыслительную часть на рациональном уровне. Осознание же себя личностью, чувство Бога, богословское осмысление бытия можно определить к области духа. Также качеством «образа Божия» и возможно важнейшим, полученным человеком при творении, является богоподобная свобода воли.

Но какая сторона нашего естества может быть свободной, и в каком смысле?

Свободу так же, как имеющуюся в собственности вещь, мы не всегда замечаем и ценим, пока не лишимся ее. Так и о свободе легче делать определения чрез ее отсутствие – чрез несвободу. Телесная свобода нами становится видимой, когда мы оказываемся в наручниках или за решеткой, т. е.

в неволе. Ощущаем несвободу и тогда, когда нас охватывает немощь, когда мы подвержены физиологической зависимости от пищи, сна. Зависимо тело и от власти над ним нашей души, способной подавить хотения, страсти нашего тела. Следовательно, телесно мы не обладаем совершенной свободой.

Большей свободой обладает душа. Однако и она становится рабой греха, страстей. Спаситель говорит:

«Истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин.8,34.36).

Грех, совершаемый телом, вменяется в вину душе, т. к. без ее согласия человек телесно не согрешает. Но и душой человек не полностью свободен, т. к.

он становится невольником еще больших страстей и пороков, исходящих не чрез тело, а из психической, умственной деятельности. Ведь не скажешь, что гордость, лукавство или самолюбие исходят от развращенности плоти.

К тому же и над душой есть «начальник», контролирующий ее жизнедеятельность. Это дух человеческий. Это видно по слову ап. Павла:

«Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем?»(1 Кор.2,11).

Дух в составе естества человеческого занимает высшее положение, ибо имеет власть над душой и телом. Чрез него человек имеет связь с Богом, узнает волю Божию, ибо Властвующий над человеком Бог общается с ним чрез властвующий его дух.

«Сей Самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии» (Рим.16).

Поэтому говоря о свободе человека, можно вопрос ставить только о свободе духа, о свободе воли. Телом и душой человек может иметь только относительную свободу в этом мире, но подвластен своему духу.

Дух же человека не знает неволи, не подвластен законам естества.

Спаситель говорит, по-видимому, об этом: «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа» (Ин.3,8).

И действительно это наблюдается у людей, обладающих феноменальными парапсихологическими и духовными дарованиями. Человек не знает, откуда поступают данные интуиции, ясновидения (прозорливости), угрызения совести, предвидения и пророческого постижения тайн. Многие скажут, что это чрез благодать Святого Духа, как бы без участия духа человеческого. Но ап. Павел говорит:

«Иным дал (Бог) силы чудодейственные, также дары исцелений, вспоможения, управления, разные языки… Желаю, чтобы вы все говорили языками; но лучше, чтобы вы пророчествовали; ибо пророчествующий превосходнее того, кто говорит языками, разве он притом будет и изъяснять, чтобы церковь получила назидание… Все один за другим можете пророчествовать, чтобы всем поучаться и всем получать утешение. И духи пророческие послушны пророкам» (1 Кор.13,28; 14,5.31-32).

Уже из этого следует, что духовные дарования, получаемые от Бога, суть приходящие со вне, но не насилующие волю человека, а являющиеся как бы частью его естества, оставляя его совершенно свободным. Сам же человек остается обладателем усиленных Благодатью дарований.

Сторонники детерминизма часто видят отсутствие свободы не только в материальном мире, где всякое следствие имеет свою причину и обусловлено обстоятельствами, законами бытия, но и в духовном плане. Они указывают на всеведение Божие и Его предопределение.

Вопрос ставится ими такой: если Бог всеведущ, знает не только наше прошлое, настоящее, но и будущее, то, следовательно, мы живем по заранее известному сценарию и не свободны в своем выборе.

Или наоборот: если человек полностью свободен, то в таком случае Бог не является всеведущим, как бы закрывает «глаза» ради полной свободы мыслящих, бессмертных тварей, сотворенных по образу Божию и по подобию.

В тоже время все мы знаем, что творения Божии свободны, иначе они не были бы отдельными сущностями, носящими образ Божий, но были бы безвольными частицами Его естества. К тому же в таком случае им не вменялось бы то, за что они сподабливаются геенны огненной, или наоборот – вечного блаженства.

В данном случае нужно уяснить: что есть всеведение Божие, и существует ли предопределение Божие в прямом всеобъемлющем его понимании, одинаковом с фаталистическим определением судьбы. Нужно учесть то, что в сотворенном Им мире есть еще промысел Божий, и в таком случае в силу всеведения Бог видит будущий путь твари не только в естественном русле, детерминированный условиями, законами природы и обстоятельствами, но и все изменения, произведенные промыслительно вмешательством помогающей Благодати, святых Ангелов и людей.

В мире есть три направления служения по их определению: истина, любовь и святость (красота), и во всех случаях служения им нужна свобода. И если человек служит праведно истине, то он свободен – правильно использовал свою свободу. Спаситель говорит об этом:

«Познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин.8, 32) , и наоборот: «Всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин.8,34).

Следовательно, служащий Богу – Истине, высшему Благу, Святости как фундаментальным основам бытия имеет свободу, а служение обратной стороне, добровольно взятое в процессе свободного выбора, называется уже не свободой, но произволом.

И если Бог промыслительно помогает человеку в избрании истинного пути служения, особенно по его просьбе, молитве, то это не есть ущемление свободы. И всеведение Божие, сопряженное с Промыслом, не является предопределением и лишением свободы воли в избрании путей жизни.

Наделив богоподобной свободой воли, Бог не лишает тварь свободы выбора, но всегда обращается к ее свободной воле, как бы дает совет:

«Почему, как говорит Дух Святый, ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших, как во времена ропота, в день искушения в пустыне, где искушали Меня отцы ваши, испытывали Меня, и видели дела Мои сорок лет» (Евр.3,8-9).

Итак, есть свобода, и есть произвол. Некогда до падения Денницы и ангелов его произвол отсутствовал; была лишь свобода в возрастании во благе, хотя свободы выбора творения никогда не лишались. Но, сотворенная Богом сущность из любви к Творцу и Подателю всех благ старалась во всем исполнить волю Божию, вполне совпадающую с устремлением твари.

Это являлось всеобщим благом, рождающим блаженство, лишал ли Себя Бог Своего всеведения ради свободы тварей или нет. Но времена изменились: среди высших Ангелов нашелся «новатор», произведший переоценку качеств.

Вначале он явно увлекся получением преклонения пред ним, как пред Богом, всего бессчетного множества нижестоящих сущностей; далее стал завидовать большему почитанию Бога. Любовь к Богу угасла, получив подмену самолюбием. И наконец, на этой основе родилась ненависть к Создателю, гордость и вражда с Ним. Свободный выбор сделан в сторону наихудшего выхода.

Благая свобода его и всех последователей его подменилась злым произволом, жаждой беззаконной «вседозволенности». Так произошла революция на небе. И во всех революциях и протестах имеется этот элемент дьявольского произвола.

Прошла война в Ангельском мире, кончившаяся низвержением бесов со всех уровней бытия. Это борьба двух противоположностей родила крайнюю устойчивость каждой из сторон.

Святые силы освятили свою волю настолько, что теперь и мысль не допускают о малейшей измене Богу. Они уже не ищут своей самости в выборе свободной воли, но взирают на Волю Божию, чтоб исполнять ее и больше не ошибиться, склонившись к произволу.

Между прочим, православное монашество имеет ту же цель: подчинить себя всецело воле Божией.

У злых же сил все наоборот. Жажда произвола, вседозволенности и злобы достигли такого уровня, что они хотели бы лучше исчезнуть из поля всеведения Божия, чтоб не видеть исполнения воли Божией на себе. Они, будучи воплощениями зла, во всем обвиняют всех и в первую очередь Бога, но не себя. Об этом говорит преп. Нил Мироточивый в Посмертных Вещаниях:

«Злые духи оклеветывают во всем судьбы и заветы Божии, дабы из зависти не дать людям унаследовать то место, которое они утратили, и дабы явить себя правыми, Бога же неправым, а выполнение заповедей Его якобы невозможным» (Посмертные вещания преп. Нила Мироточивого, Афон, 1912.).

Как это знакомо! Все еретики и раскольники именно этим и занимаются – обвинением Церкви Христовой и оправданием своих беззаконий.

«Выполнение заповедей Его якобы невозможным». Что есть Заповеди Божии? Это те святые качества естества Божия, какие должны воспитывать в себе верные Богу твари на пути вечного совершенствования в уподоблении Ему. Это – то призвание, ради которого приведены все творения из небытия. Первой такой «заповедью» является любовь, потому как «Бог есть любовь» (1 Иоан.4,8). Спаситель говорит о любви:

«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф.22,37-40).

Это же надо сказать и обо всех заповедях Божиих: все святые качества сверхъестества Божия имеют основанием любовь. Неисполнимыми заповеди могут быть только при отсутствии любви, что и наблюдается в бесовском мире видимом и невидимом.

Исходя из этого положения вопрос: «Свободен ли я?», нужно сформулировать иными словами: имею ли я любовь? Люблю ли я Бога, Который есть Истина, Любовь и безграничная Святость? Или я готов идти на компромисс с любыми силами зла и лжи, типа большевистского или нацистского, ради каких-то самолюбивых выгод? Сильно ли я болею за обреченную Россию на уничтожение силами мирового зла? Не оправдываю ли я жидобольшевиков, потопивших Русь в крови и загнавших, считай, насильно в погибельное неверие сотню миллионов наших соотечественников? Они же суть наши ближние, которых мы должны любить как самих себя. Или я согласен с призывом лжепатриотов о возвращении сталинизма, приукрашенного именованием «православный»? Не соглашаюсь ли я с лжецами – еретиками, и не бегаю ли за всяким новым модным суемудрием в виде «ИНН – печать антихриста», или «Церкви больше не существует, потому что она не помогла царю не отречься от престола», и т. д. И если я верю всякой лжи, то тогда я раб лжи, и ко мне относятся слова:

«Они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду» (2 Фес.2,10-12).

Свободный выбор сделан человечеством в сторону лжи, и потому по воле его попускается Богом «действие заблуждения» – приход «человека греха» – антихриста. Теперь уже найти человека, свободного от «действия заблуждения», практически невозможно.

Но если я готов пожертвовать всем из любви к истине, к своему народу и пойти с теми, о каких сказано: «Они победили его (сатану) кровию Агнца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти» (Отк.12,11), то я свободен и на правильном пути.

Беда лишь в том, что на этом пути ждет лишь почти полное одиночество.

От нас же зависит, как мы воспользуемся дарованной нам Творцом и Спасителем свободой: побежим за всеми заблудшими и за ура-патриотами вперед к воцарению социализма и антихриста, или присоединимся к тем, которые борются за возвращение на Русь Монархии и за возрождение чистого Православия.

+ Архиепископ Виктор (Пивоваров)

Источник: https://www.eshatologia.org/662-svoboden-li-ya.html

XIII. СВОБОДЕН ЛИ Я?: Так не будем же впредь выходить за круг нашего собственного

XIII. СВОБОДЕН ЛИ Я?
Так не будем же впредь выходить за круг нашего собственного существования; будем исследовать самих себя настолько, насколько мы можем. Я вспоминаю: однажды, до того как я написал все предшествующие разделы, некий резонер пожелал заставить меня рассуждать.

Он спросил меня, свободен ли я; я ему отвечал, что не заперт в тюрьме, что у меня есть ключ от моей квартиры и, таким образом, я абсолютно свободен, «Но я вас спрашиваю не об этом,— возразил ои мне.

— Считаете ли вы, что ваша воля свободна хотеть или не хотеть, чтобы вы выбросились из окна? Полагаете ли вы, вместе с доктором ангельским, что свободный выбор— вожделеющая потенция и она утрачивается в результате греха?» Я пристально взглянул на моего собеседника, стремясь уловить в его взгляде, не помутил- ся ли его разум, и отвечал ему, что ничего не смыслю в его галиматье.

Тем не менее вопрос этот относительно свободы человека меня живо задел; я прочел схоластов и остался, подобно им, в потемках; я прочел Локка, и предо мной забрезжил свет; затем я прочел трактат Коллинза, показавшегося мне усовершенствованным Локком; после этого я не читал ничего, способного поднять меня на более высокую ступень познания. Вот что постиг мой слабый разум с помощью двух этих великих людей — единственных, па мой взгляд, понявших самих себя, когда они излагали сей предмет, и единственных, позволивших понять себя другим.

Все, что существует, имеет причину. Действие без причины — пустой звук. Всякий раз, как я испытываю желание, это бывает в результате моего правильного или неправильного суждения; суждение мое необходимо, следовательно, и воля моя также необходима.

В самом деле, было бы очень странно, если бы вся природа, все светила подчинялись извечным законам и при этом существовало бы небольшое существо, ростом в пять футов, которое, презирая эти законы, имело бы возможность всегда действовать по своему усмотрению, единственно по воле своих капризов.

В таком случае оно действовало бы наобум, случайно, а ведь известно, что случайность ничего не означает. Мы изобрели это слово, дабы выразить известный результат всякой неизвестной причины.

Мои идеи с необходимостью входят в мой мозг; каким же образом моя воля, зависящая от этих идей, может быть одновременно и необходимо обусловленной и абсолютно свободной? В тысячах случаев я чувствую, что эта воля ни на что не способна; так, когда меня удручает болезнь, когда меня увлекает страсть, когда суждение мое не может проникнуть в предлагаемые мне объекты и т. д., я должен считать, что, поскольку законы природы всегда одинаковы, моя воля не более свободна в вопросах, представляющихся мне в высшей степени безразличными, чем в вопросах, где я чувствую себя подчиненным неодолимой силе. Быть поистине свободным означает мочь. Когда я могу сделать то, что хочу, это значит, что я свободен; но то, что я хочу, я хочу в силу необходимости; в про- тивном случае я хотел бы без причины и основания, а это немыслимо. Свобода моя состоит в том, чтобы я шел, когда я хочу идти, и чтобы мне не мешала подагра.

Свобода моя состоит в том, чтобы не совершать дурного поступка, когда мой ум с необходимостью представляет его себе как дурной; в том, чтобы подавлять свою страсть, когда мой ум дает мне почувствовать заключенную в ней опасность, а также в том, чтобы ужас, испытываемый перед данным деянием, с силою побеждал мое вожделение.

Мы можем подавлять наши страсти, как я уже отметил в разделе XI, ио мы не более свободны, подавляя свои желания, чем тогда, когда позволяем нас увлечь нашим склонностям; ведь в обоих случаях мы неодолимо следуем нашей последней идее, а эта последняя идея необходима; итак, я в силу необходимости выполняю ее веление.

Странно, что люди не удовлетворяются этой мерой свободы, иначе говоря, полученной от природы способностью в ряде случаев делать то, что они хотят. Светила не обладают такой свободой; мы такую свободу имеем, а наша гордыня заставляет нас иногда думать, будто мы обладаем ею еще в большей мере.

Мы воображаем, будто располагаем непостижимым и нелепым даром хотеть без иной причины и иного мотива, кроме хотения как такового. Смотрите раздел XXIX.

Нет, я не могу простить доктору Кларку недобросовестное опровержение этих истин, силу которых он чувствовал, но которые, видимо, плохо согласовались с его системами. Нет, такому философу, как он, не подобает с помощью софизмов атаковать Коллинза и извращать суть вопроса, упрекая последнего в том, будто он назвал человека необходимым агентом.

Агент ли или лицо пассивное — какая разница? Он агент, когда добровольно передвигается, и пассивен, когда получает идеи. Что может изменить здесь название? Человек зо всем — существо зависимое, как зависима вся природа, и для него здесь не может быть сделано исключение. В Сэмюеле Кларке проповедник заглушил философа; он различает физическую и нравственную необходимость.

А что это такое—нравственная необходимость? Вам представляется правдоподобным, что английская королева, которую коронуют и посвящают в сан в церкви, не станет сбрасывать с себя своих королевских одеяний, дабы совершенно голой растянуться на алтаре, хотя нечто подобное рассказывают о королеве Конго.

Вы называете это нравственной необходимостью для королевы наших мест; по существу же это физическая необходимость, извечная, связанная с самой сутью вещей. Королева эта так же наверняка не сделает эту глупость, как наверняка она однажды умрет. Нравственная необходимость — всего лишь слово; всё, что происходит, абсолютно необходимо.

Между необходимостью и случайностью нет никакой середины; и вы уже знаете, что случайности не существует, значит, всё, что происходит, необходимо.

Чтобы расширить пределы проблемы, придумали еще различие между необходимостью и принуждением; но разве, по сути дела, принуждение не есть необходимость, ставшая заметной? А необходимость разве не принуждение, которого не замечают? Архимед одинаковым образом вынужден оставаться в своей комнате, когда его там запирают и когда он так сильно занят какой-то проблемой, что ему в голову не приходит идея выйти.

Ducunt volentem fata, nolentem trahunt 47.

Невежда, думающий так, никогда раньше так ие думал, но в конце концов выжден был сдаться 5.

Источник: https://bookucheba.com/filosofskie-trudyi-izbrannyie/xiii-svoboden-13428.html

12 вопросов, которые стоит задать себе прежде, чем смотреть “Игру престолов”

XIII. СВОБОДЕН ЛИ Я?

“Пастор Джон, как высчитаете: есть ли разница между обнаженностью в кино и порнографией? Я знаюмногих христиан, которые против порнографии, но у них нет проблем с просмотромфильмов или телепрограмм, в которых присутствуют откровенные сцены.” Такойвопрос пришел электронной почте пастору Джону от молодой женщины по имени Эмили.

На следующий день молодой человек по имени Адам также написал по электронной почте: “пастор Джон, что бы Вы сказали христианину, который смотрит телесериал “Игра престолов”?” Это телевизионный сериал с рейтингом 18+, и он стал довольно печально известен обилием обнаженной натуры и откровенных сцен, а также графическими сценами изнасилования и сексуального насилия в отношении женщин. Сегодня “Игра Престолов” — один из самых популярных сериалов в истории телевидения, его средняя аудитория составляет более 23 миллионов зрителей.

Ниже приводится слегкаотредактированная расшифровка ответа Джона Пайпера.

Чем ближе я становлюсь к смерти, личной встрече с Иисусом лицом к лицу, когда я дам отчет о своей жизни и о небрежных словах, которые я сказал (Матфея 12:36), тем больше я уверен в своей решимости никогда не смотреть телевизионное шоу, фильм, веб-сайт или журнал, где, как я знаю, я увижу фотографии или видеозаписи наготы. Никогда. Таково мое решение. И чем ближе я становлюсь к смерти, тем легче мне дается это решение, и тем более уверенным в нем я становлюсь.

“Миру не нужно еще больше модных, культурно подкованных, но недостаточно крутых копий самого себя”

Честно говоря, я хочу пригласить всех христиан присоединиться ко мне в этом стремлении к большей чистоте сердца и ума.

В наши дни, когда развлекательные СМИ фактически являются “лингва франка” (общим языком) мира, это — приглашение отличаться от людей этого мира.

И я всем сердцем верю, что миру нужны радикально смелые, жертвенно любящие, зацикленные на Боге “юродивые” и непохожие на окружающих люди. Другими словами, я приглашаю вас сказать этому миру “нет” — ради его же блага.

Миру не нужно еще большемодных, культурно подкованных, но недостаточно крутых копий самого себя. Этомиф, который обманул тысячи молодых христиан.

Они думают, что должны бытькрутыми, модными, что они должны “сечь фишку” и смотреть все то же,что и мир, чтобы не казаться ему слишком непохожими на него. И это разрушает ихморально и лишает их возможности свидетельствовать миру о Боге.

Итак, вот 12вопросов, о которых нужно подумать, или 12 причин, почему я приверженрадикальному воздержанию от всего, где, как я знаю, я увижу обнаженную натуру.

1. Распинаю ли я заново Христа?

Христос умер, чтобыочистить свой народ. Печально, что мы относимся ко кресту Христа так, как будтоИисус умер только для того, чтобы простить нам грех созерцания наготы, но недля того, чтобы очистить нас и дать нам власть не смотреть на нее.

В его кресте — сила,купленная кровью. Он умер, чтобы очистить нас. Он “отдал себя за нас,чтобы искупить нас от всякого беззакония и очистить для себя народ во владениесвое” (Титу 2:14).

Если мы начинаем одобрять,принимать, наслаждаться или стремиться к нечистоте, то мы при этом будто быберем копье и вонзаем его в бок Иисуса каждый раз, когда это делаем.

Онстрадал, чтобы освободить нас от скверны.

2. Свидетельствует ли это о моей святости или углубляет ее?

Во всей Библии, от начала до конца, содержится радикальный призыв к святости — святости ума, сердца и жизни. “Ибо написано: будьте святы, потому что Я свят” (1 Петра 1:15).

Или 2 Коринфянам 7:1: “Раз нам даны такие обещания, давайте же очистим себя от всего, что оскверняет наше тело и наш дух, завершая наше освящение в благоговении перед Богом” (НРП).

Обнаженная натура в фильмах и на фотографиях не свята и не дает нам святости в благоговении перед Богом. Она нечестива и нечиста.

3. Когда же я вырву свой глаз, если не сейчас?

Иисус сказал: “Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя” (от Матфея 5:28-29).

Когда мужчина видит обнаженную женщину — или женщина видит обнаженного мужчину — то они грешат в своей голове и желаниях, а часто и в теле.

Если Иисус сказал нам настолько охранять наши сердца, что даже быть готовыми выколоть себе глаза, лишь бы не испытывать похоть — насколько больше он сказал бы: “не смотри!”

4. Разве не удовлетворяет меня размышление о благородном?

“Обнаженная натура появляется на экране не из-за стремления творить высокое искусство — она появляется там из-за похотливости зрителей. Это приносит деньги.”

Жизнь во Христе — этоглавным образом не избегание зла, а активное стремление к добру. ВспомнитеФилиппийцам 4:8: “что только истинно, что честно, что справедливо, чточисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о томпомышляйте.”

Моя жизнь не ограничена. Моя жизнь свободна. “К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу” (Галатам 5:13).

5. Жажду ли я увидеть Бога?

Я хочу видеть и знать Бога настолько полно, насколько это возможно — как в этой жизни, так и в следующей. Когда я смотрю откровенные сцены, они становятся огромным препятствием на этом пути. “Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят” (Матфея 5:8).

Осквернение ума и сердца, которое происходит в человеке, который смотрит постельные сцены, притупляет способность сердца видеть Бога и наслаждаться им.

Попробуйте как-нибудь посмотреть на обнаженную натуру и сразу обратиться к Богу, благодаря его и наслаждаясь им больше благодаря тому, что вы только что испытали.

6. Волнует ли меня душа женщин, обнажающих себя перед камерами?

Бог призывает женщин “украшать себя приличным одеянием, со стыдливостью и целомудрием” (1 Тимофею 2:9). Когда мы стремимся к тому, чтобы смотреть откровенные сцены ради развлечения, мы безоговорочно одобряем грех женщин, которые продают себя таким образом, и потому совершенно не заботимся об их душах. Они не повинуются 1 Тимофею 2:9 — и мы говорим, что это нормально.

7. Был бы я рад, если бы роль этой героини играла моя дочь?

Большинство христиан лицемерят, когда смотрят фильмы с обнаженной натурой: с одной стороны, смотря их они тем самым одобряют их, а с другой, в глубине души они знают, что не хотели бы, чтобы их дочь, жена или девушка играли эту роль. Это лицемерие.

8. Считаю ли я, что откровенные сцены можно имитировать?

Откровенные сцены это не то же самое, что картинное убийство или насилие. Насилие на экране — это выдумка; на самом деле никого не убивают. Но откровенные сцены — это не выдумка. Эти актрисы действительно обнажены перед камерой, делая своими ногами, руками и грудью именно то, что режиссер говорит им делать. И они обнажены перед миллионами людей.

9. Принижаю ли я красоту секса?

Сексуальные отношения прекрасны. Бог сотворил секс и сказал, что это — хорошо (1 Тимофею 4:3). Но это не зрелище для посторонних. Это святая радость, которая священна в скрытом месте, где царит нежная любовь. Мужчины и женщины, которые хотят, чтобы за ними наблюдали, когда они обнажены, делают по сути то же, что и эксгибиционисты, которые спускают штаны на публике.

10. Считаю ли я, что обнаженная натура неизбежна в искусстве?

“Сексуальные отношения прекрасны. Но это не зрелище для посторонних”

Не существует великих фильмов или телесериалов, которые нуждаются в обнаженной натуре, чтобы быть великими. Их просто не существует. В творчестве есть способы быть реалистичным, не превращая секс в зрелище и не ставя актеров и актрис в аморальные ситуации на съемочной площадке.

Главный фактор в том, показывают ли на экране откровенные сцены — не артистичность.

Под всем этим скрывается ожидание мужчинами сексуальных сцен, которое приносит деньги, из-за чего возникает давление со стороны конкурентов в мире кино и желание достичь высоких строк в рейтингах.

Обнаженная натура появляется на экране не из-за стремления творить высокое искусство — она появляется там из-за похотливости зрителей. Это приносит деньги.

11. Жажду ли я принятия?

Христиане не смотрятоткровенные сцены с целью достичь максимальной святости. Не по этой причине ониснова и снова смотрят эти фильмы. В глубине души они знают, что этителевизионные шоу или фильмы пронизаны восхвалением и возвышением отношений идействий, которые совершенно не соответствуют нашему призванию умирать для себяи не помогают возвышать Христа.

Нет, эти христиане вновь ивновь смотрят эти шоу из-за страха, что если они поверят Христу на слово ибудут относиться к личной святости серьезно, то им придется прекратить смотретьмногие телесериалы и фильмы, и к ним будут относиться как к изгоям. А сегодняэто считается худшим из всех зол. Быть “не в теме” — гораздо хуже,чем быть нечестивым.

12. Свободен ли я от сомнений?

Есть одно библейское правило, которое делает жизнь очень простой: “А сомневающийся, если ест, осуждается, потому что не по вере; а все, что не по вере, грех.” (Римлянам 14:32). Перефразирую: если сомневаешься — не надо. Это бы повлияло, на что смотрят миллионы людей — и о, как сладко они стали бы спать, когда их совесть стала бы чиста.

Итак, повторюсь.Присоединитесь ко мне в стремлении к чистоте, в которой мы будем видеть Бога изнать полноту радости в Его присутствии и вечное удовольствие быть по правуюруку от Него.

Основатель интернет-портала DesiringGod.org и Вифлеемского Колледжа и Семинарии. Он 33 года совершал служение пастора Вифлеемской Баптистской Церкви в городе Миннеаполис, штат Миннесота. Автор более 50 книг.

Источник: https://echristian.info/12-voprosov-kotorye-stoit-sebe-zadat-prezhde-chem-smotret-igru-prestolov/

12 вопросов, которые следует задать себе, прежде чем смотреть «Игру престолов»

XIII. СВОБОДЕН ЛИ Я?

“Пастор Джон, вы верите, что есть разница между наготой в художественных фильмах и порнографией? Я знаю многих христиан, которые против порнографии, но они без проблем смотрят фильмы или телепередачи, в которых показывают обнаженное тело”. Такой вопрос поступил от молодой женщины по имени Эмили на электронный ящик подкаста Спросите пастора Джона.

Днем позже письмо пришло от Адама. Он спрашивал: “Пастор Джон, что бы вы сказали христианину, который смотрит сериал ‘Игра престолов’?” Это телевизионный сериал с рейтингом ТV-МА (согласно шкале рейтингов в США допустимый к просмотру только взрослой аудиторией — прим. пер.

), скандально известный своими откровенными постельными сценами и сценами сексуального насилия против женщин. “Игра престолов” — самый популярный на сегодняшний день сериал в истории HBO (Американская кабельная и спутниковая телевизионная сеть — прим. пер.

), с аудиторией в среднем более 23 миллионов зрителей.

Ниже следует немного отредактированная стенограмма ответа Джона Пайпера.

Чем ближе я к смерти и встрече с Иисусом лицом к лицу и необходимости дать отчёт о своей жизни и беспечных словах из моих уст (Мф.

12:36), тем больше я утверждаюсь в своём решении никогда намеренно не смотреть телевизионные программы, фильмы, интернет-сайты или журналы, в которых, как я знаю, я увижу изображения обнаженного тела. Никогда. Это моё решение.

И чем ближе моя смерть, тем увереннее я себя чувствую и тем приверженнее этому принципу я становлюсь.

Честно говоря, я хочу призвать всех христиан присоединиться ко мне в этом стремлении к большей чистоте сердца и разума.

В наше время, когда развлекательные СМИ — это, фактически, лингва франка (общий язык) мира, мой призыв звучит как приглашение быть инопланетянином.

И я всем сердцем верю, что миру нужны именно такие люди, готовые бросить вызов обществу, способные на жертвенную любовь, любящие Господа, воспринимаемые окружающими, как инопланетяне. Другими словами, я призываю вас сказать “нет” миру ради самого же мира.

Мир не нуждается в дополнительных “клевых и прикольных” копиях самого себя. Это раздутый обман, на который купились многие молодые христиане. Им кажется, что нужно быть крутыми, современными, “в теме” и смотреть все, что смотрят другие, чтобы не быть странными. И это их морально разлагает и обесценивает их свидетельство миру.

Итак, вот 12 вопросов, о которых можно подумать, или 12 причин, почему я придерживаюсь радикального воздержания от всего, что, как мне известно, будет содержать наготу.

1. Распинаю ли я снова этим Христа?

Христос умер ради очищения своего народа. Это абсолютное искажение значения креста — думать, что Иисус умер только для того, чтобы искупить наш грех просмотра обнажённых сцен, а не очистить нас, чтобы мы имели силу на то, чтобы не смотреть такие видео.

В Его кресте есть приобретенная кровью власть. Он умер, чтобы очистить нас. Он “дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам” (Тит. 2:14). Каждый раз, когда мы выбираем одобрять, принимать, искать нечистоту или наслаждаться ей, мы берём копьё и вонзаем его в плоть Иисуса. Он страдал, чтобы освободить нас от нечистоты.

2. Выражается ли в этом моя святость? Укрепляюсь ли я в ней через это?

В Библии от начала и до конца слышен радикальный призыв к святости, святости разума, сердца и жизни. “…По примеру призвавшего вас Святаго, и сами будьте святы во всех поступках” (1 Пет. 1:15).

Или: “Итак, возлюбленные, имея такие обетования, очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием” (2 Кор. 7:1).

Изображения наготы в фильмах и на фотографиях лишены святости и не укрепляет нас в ней. Это не свято и нечисто.

3. Когда же мне вырвать свой глаз, если не сейчас?

Иисус сказал: ”…Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну” (Мф.

5:28-29). Вид обнаженного тела, будь то женского или мужского, заставляет нас грешить в наших умах и желаниях, а зачастую и физически.

Если Иисус говорит нам вырвать глаз, чтобы мы могли хранить наши сердца в чистоте и избегать похоти, то тем более Он бы сказал: “Не смотрите это!”

4. Довольствуюсь ли я тем, что размышляю о том, что достославно и благородно?

Жизнь во Христе — это не столько уклонение от зла, сколько страстное стремление к добру. Помните Флп. 4:8, “…что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте.”

Моя жизнь не ограниченная. Это свободная жизнь. “К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу” (Гал. 5:13).

5. Жажду ли я увидеть Бога?

Я хочу видеть и знать Бога так полно, как это возможно, и в этой жизни, и в следующей. Просмотр фильмов, содержащих изображения обнаженного тела, становится значительным препятствием этому стремлению. “Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят” (Мф. 5:8).

Осквернение ума и сердца, когда мы смотрим такие фильмы, притупляет нашу способность видеть Бога и наслаждаться им.

Сомневаюсь, что вы можете посмотреть на наготу, а потом повернуться к Богу и благодарить Его и наслаждаться Им ещё больше из-за того, что вы только что пережили.

6. Беспокоит ли меня состояние души тех, кто в кадре?

Бог говорит, чтобы женщины “со стыдливостью и целомудрием украшали себя” (1 Тим. 2:9). Когда мы ищем, видим и принимаем наготу в медиа-продукции, мы косвенно одобряем грех тех женщин, которые продают себя таким способом и, значит, не заботятся о своей душе. Они нарушают заповедь в 1 Тим. 2:9, а мы считаем, что это нормально.

7. Был бы я рад, если бы моя дочь играла эту роль?

Большинство христиан лицемерят, когда смотрят постельные сцены, потому что, с одной стороны, они одобряют такие видео самим фактом их просмотра, а с другой, глубоко внутри они знают, что не хотели бы, чтобы их дочь, жена или подруга играли эту роль. Это лицемерие.

8. Считаю ли я, что возможно имитировать обнаженное тело?

Изображение обнаженного тела не похоже на то, как на экране показывают убийство или насилие. Насилие в кино вымышленное, никого не убивают, но обнаженное тело — настоящее. Эти актрисы на самом деле обнажены перед камерой и миллионами телезрителей, и они делают со своими руками, ногами и грудью то, что говорит режиссёр.

9. Компрометирую ли я красоту секса?

Сексуальные отношения прекрасны. Господь сотворил их и провозгласил хорошими (1 Тим. 4:3). Но это не зрелищный вид спорта. Это святое наслаждение в рамках безопасных нежных любовных отношений. Мужчины и женщины, которые хотят, чтобы их видели обнаженными на экране, попадают в одну категорию с эксгибиционистами, снимающими штаны в общественных местах.

10. Считаю ли я, что нагота необходима в хорошем искусстве?

Не существует хорошего фильма или сериала, которому были бы необходимы сцены с обнажёнными людьми, чтобы сделать их ещё лучше. Нет, таких фильмов нет. В искусстве существуют другие способы правдивой передачи реальности, не превращая секс в зрелище и не ставя актёров и актрис в нравственно компрометирующие ситуации на съёмочной площадке.

Не художественная целостность требует наготы на экране. Всем этим бизнесом движет сексуальный аппетит мужчин, подпитывающий конкуренцию и рейтинги продаж в этой индустрии. Не искусство диктует необходимость снимать обнажённое тело, а привлекательность похоти. Она продаётся.

11. Жажду ли я принятия со стороны окружающих?

Христиане не смотрят сцены, в которых изображается обнаженное тело, с тем, чтобы усилить свою святость. Не это заставляет их смотреть эти шоу снова и снова. Глубоко внутри они знают, что эти шоу пронизаны идеями, которые целиком и полностью противоречат провозглашаемым в Библии идеям умаления себя и возвеличивания Христа.

Нет.

То, что заставляет этих христиан смотреть эти сериалы снова и снова, — это страх, что если они всерьёз будут относиться к словам Христа и посмотрят на святость так серьезно, как я говорю, им придётся перестать смотреть столько телевизионных шоу и фильмов, и на них будут смотреть как на людей со странностями. А это сегодня самое страшное зло. Если тебя воспринимают, как человека со странностями, то это гораздо хуже, чем быть нечестивым.

12. Свободен ли я от сомнений?

Существует один библейский принцип, который сильно упрощает жизнь: “А сомневающийся, если ест, осуждается, потому что не по вере; а все, что не по вере, грех” (Рим. 14:23). Моя версия этого стиха: Если вы сомневаетесь в чем-то, не делайте этого. Это изменило бы телевизионные привычки миллионов людей и, о, как сладко они бы спали тогда со спокойной совестью.

Итак, я скажу это снова. Присоединяйтесь ко мне в стремлении к чистоте, которая видит Бога и знает полноту радости в Его присутствии и вечное наслаждение пребывания рядом с Ним.

Автор — Джон Пайпер / © 2017 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод — Катерина Пресман для ieshua.org

Источник: http://ieshua.org/amp/12-voprosov-kotorye-sleduet-zadat-sebe-prezhde-chem-smotret-igru-prestolov.htm

Не свободен ли я? – размышления над ежедневной главой – Логос инфо

XIII. СВОБОДЕН ЛИ Я?

Павел в отношении коринфян находился в необычной ситуации. Некоторые из них подвергали сомнению его авторитет как апостола. Но вот причина была своеобразная и заключалась она скорей всего в том, что Павел работал и не брал денег от коринфян.

«Не свободен ли я?» Вопросы первого текста подтверждают, что кто-то из коринфян, отстаивая свою позицию, подвергал сомнению авторитет Павла и критиковал его.

«Против осуждающих меня.» Еще одно подтверждение того, что Павел действительно подвергался критике.

Павел отстаивает свое право получать средства к существованию от общин, но только для того, чтобы подчеркнуть (ст. 15-18), что не собирается этим пользоваться.

Возможно, что некоторые коринфяне, из-за того, что он не принимал от них денег, утверждали, что Павел не может считаться законным апостолом (2Кор.11:7-12).

«Сестру жену». Неясно, сами ли коринфяне подняли эту тему или Павел использует ее для иллюстрации различия между правом и его осуществлением. Ни Павел, ни Варнава не состояли в браке во время своей миссионерской деятельности, но мы не имеем возможности определить, был ли кто из них женат ранее. Павел считает само собой разумеющимся вступление в брак, но только с верующей, сестрой по вере.

«Или, конечно, для нас говорится?» На первый взгляд может показаться, что Павел опровергает «первоначальное» значение Втор.25:4. Следует помнить, однако, что все израильское законодательство являло наглядные уроки, постоянно напоминающие народу о религиозных принципах (напр., указание Втор.

15:1 о том, что все долги должны быть прощаемы каждые семь лет, ясно учит, что Господь есть Бог прощающий).

И действительно, исследователи полагают, что даже в своем первоначальном значении указание «не заграждать рта волу» должно было подкреплять предписания относительно взаимоотношений между людьми, о чем идет речь до «волов» и после.

«Однако мы не пользовались сею властью». Хотя необходимость трудиться ради пропитания усложняла Павлу его апостольское служение, он был твердо намерен не обременять общины (1Фес.2:6-9). Из 2Кор.

11:7-12 можно заключить, что коринфяне истолковали превратно мотивы такого поведения Павла.

По причинам, оставшимся нам неясными, апостол сделал исключение из своего правила в отношении филиппинской церкви в Македонии (Флп. 4:15-16).

«Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования». Этот принцип подтверждается многими местами Нового Завета (напр., Лк.10:7; Гал.6:6; 1Тим.5:17-18).

«Нечем мне хвалиться». Павел считал невозможным для себя хвалиться проповедью, поскольку у него не было выбора: воля Божия заставила его проповедовать. И поэтому его награда или основание для «похвальбы» в том, что он проповедует «безмездно» (ст. 18) и не желает, чтобы это у него отнял кто бы то ни было.

«Ибо, будучи свободен от всех». Совершенно очевидно, что этот стих возвращается ко второму вопросу из ст. 1. Павел как бы вынужден защищаться от обвинения в непоследовательности, от критики за то, что сам поступал свободно и, следовательно, не должен препятствовать другим поступать так же. Апостол еще вернется к этой теме в 1Кор.10:23-33.

«Был как подзаконный». Совершая служение среди иудеев, Павел соблюдал указания ветхозаветной обрядности, хотя и знал, что это несущественно.

«Как чуждый закона». Совершая служение среди язычников, Павел был готов принять их стиль жизни, но признает, что никогда не был свободен от повиновения Богу.

«Был как немощный». это отсылка к мыслям 8 главы.

«Так бегите, чтобы получить». Павел прибегает к сравнению с состязаниями в беге, чтобы подчеркнуть необходимость сохранять целеустремленность, твердую решимость и постоянство (Флп.3:12-14; 2Тим.4:7-8).

«Усмиряю… тело мое». Павел не имеет в виду самоизмождение. Он продолжает сравнение с атлетами и напоминает читателям, что состязающиеся должны тренировать тело, если хотят победить.

Так и христиане должны быть готовы отложить свои мелкие эгоистические интересы ради своей главной цели: «дабы… самому не остаться недостойным».

Это высказывание часто использовали как доказательство того, что христиане могут лишиться своего спасения.

Однако следует остерегаться, чтобы не отвергнуть и не приуменьшить значение этого места и аналогичных ему (напр., 1Кор.15:2; Флп.3:11; Кол.

1:23), сочтя его предположением Павла или полагая, что оно относится исключительно к наградам, а не к спасению. Хотя Павел выражал твердую уверенность, что ничто не отлучит его от любви Божией (Рим.

8:38-39), он никогда не дерзал утверждать, что спасется независимо от своих дел.

Пастор Валентин Сухин

библейские исследования

Источник: http://LogosInfo.org/2015/04/14/ne-svoboden-li-ya-razmyshleniya-nad-ezhednevnoj-glavoj/

Толкования Священного Писания. Толкования на 1 Кор. 9:1

XIII. СВОБОДЕН ЛИ Я?

Не Апостол ли я? Не свободен ли я? Не видел ли я Иисуса Христа, Господа нашего? Не мое ли дело вы в Господе

Выраженного в словах: «если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек», (апостол) еще не сделал, а только изъявил готовность сделать это, если потребует нужда.

Потому, чтобы кто-нибудь не сказал: ты только хвалишься, показываешь любомудрие на словах и обещаешь, – что легко и для меня и для всякого другого, – если же говоришь от души, то покажи на деле, от чего ты отказался, чтобы не соблазнить брата, он находит нужным объяснить это и показать, как он воздерживался даже от позволенного, чтобы не соблазнить кого-нибудь, тогда как никакой закон не принуждал его к тому. Не то только удивительно, – хотя и это само по себе удивительно, – что он воздерживался от позволенного, лишь бы не соблазнить, но и то, что воздерживался с великим трудом и среди опасностей. Для чего, говорит, толковать об идольских жертвах? Христос заповедал проповедникам евангелия получать содержание от поучаемых, но я не делал и этого, а решился, в случае нужды, мучиться голодом и подвергнуться самой тяжкой смерти, только бы ничего не брать от поучаемых, не потому, чтобы они соблазнялись, если бы я взял что-нибудь, но чтобы они назидались, что гораздо важнее. И свидетелями этого представляет их самих, у которых он работал, терпел голод, получал пропитание от других и находился в стеснительном положении, чтобы не соблазнить их, хотя они напрасно стали бы соблазняться, потому что это было бы дело законное: так много он щадил их! Если же он сам поступал выше закона, чтобы не подать повода к соблазну, и воздерживался от позволенного в назидание другим, то чего достойны они, не воздерживаясь от идольских жертв, тогда как много от того погибают, и притом тогда, как и без соблазна следовало бы воздерживаться потому, что это бесовская трапеза? Вот главное содержание следующих многих стихов. Но надобно возвратиться к ранее предложенному, потому что, как я сказал, он изложил это не совсем ясно и высказал не вдруг, а начал издалека. «Не апостол ли я? – говорит он, так как, кроме сказанного, и то немаловажно, что это делал Павел. Чтобы (коринфяне) не сказали, что можно есть идоложертвенное, оградив себя крестным знамением, он сначала не опровергает этого и говорит, что, хотя бы и можно было, не должно делать для избежания соблазна братий: а потом показывает, что и не можно. Первое доказывает собственным примером; и намереваясь говорить о том, что ничего не брал от них, не вдруг высказывает это, а говорит прежде о своем достоинстве: «не Апостол ли я? Не свободен ли я?» Чтобы они не сказали: если ты не брал, то не брал потому, что нельзя было брать, – для этого он сперва излагает причины, по которым справедливо мог брать, если бы хотел.

Далее, чтобы не подумали, что он говорит это в укоризну спутникам Петра, которые брали, доказывает наперед, что им можно было брать. Потом, чтобы не сказали: Петру можно было брать, а тебе нельзя, – предупреждает это похвалами самому себе.

Видя, что ему предстоит необходимость хвалить самого себя, – а таким образом и можно было исправить коринфян, – и не желая говорить о себе много, смотри, как мудро он исполняет то и другое, похваляя себя не столько, сколько сознавал в себе, но сколько требовало настоящее дело.

Он мог бы сказать: мне преимущественно пред всеми следует брать и более других, потому что я более их потрудился; но не указывает на такое свое преимущество, а говорит только о том, чем и другие отличались и почему они имели право брать: «не Апостол ли я? – говорит, – Не свободен ли я?», т. е.

не имею ли я власти над собою? Разве кто имеет власть останавливать меня или запрещать мне брать? Правда, другие имели то преимущество, что они были со Христом: но, говорит, и я не лишен этого: «не видел ли я Иисуса Христа, Господа нашего?» (1Кор.9:1).

«А после всех, – говорит он (в другом месте), – явился и мне, как некоему извергу» (1Кор.15:8). А это также немаловажно. «Ибо… многие, – сказал (Господь), – пророки и праведники желали видеть, что вы видите, и не видели» (Мф.13:17). И еще: «придут дни, когда пожелаете видеть хотя один из дней» сих (Лк.17:22).

Положим, что ты апостол, свободен и видел Христа: но что если ты не совершил апостольского дела, за которое имел бы право брать? В ответ на это он и присовокупляет: «Не мое ли дело вы в Господе?» Это весьма важно; без этого и другие преимущества не принесли бы никакой пользы.

И Иуда был апостол, и свободен, и видел Христа; но так как он не совершил дела апостольского, то не получил от всего этого никакой пользы. Потому он говорит и об этом и свидетелями представляет их самих. А так как он сказал здесь нечто великое, то, смотри, как определяет это словом: в Господе, т. е. вы – дело Божие, а не мое.

Гомилия 21 на 1-е послание к Коринфянам.

Ст. 1-2 Несмь ли Апостол? Несмь ли свободь? Не Иисуса Христа ли Господа нашего видех? Не дело ли мое вы есте о Господе? Аще иным и несмь Апостол, но обаче вам есмь; печать бо моего апостольства вы есте о Господе

Несмь ли Апостол? Вопрос за вопросом идут – и с движением, может быть намеренно, чтобы возбудить внимание. К этому же вела и неожиданность самих вопросов, ибо с первого раза не видно, к чему они идут.– Цель его та, чтобы восстановить во внимании коринфян мысль, что он настоящий Апостол.

Несмь ли Апостол? Не настоящий ли я Апостол, свыше приявший поставление? (Феодорит). Не сам собою начал я дело проповеди, и не другим кем из людей послан. Самим Господом поставлен на это служение, как и все другие Апостолы.

Посему несмь ли свободь? Не имею ли полномочия действовать вполне в качестве Апостола, как и все прочие? «Я не под властию другого состою и не в чине ученика нахожусь, но мне вверена вся вселенная» (Феодорит). «Не имею ли я власти над собою? – Разве кто имеет власть останавливать меня или запрещать?» (святой Златоуст).

Не Иисуса Христа ли Господа нашего видех? «Поелику святой Павел призван был по вознесении Спасителя, Апостолы же были у всех в великой славе, потому что сподобились зреть Самого Господа, то по необходимости присовокупил он и это» (Феодорит), чтобы никто не мог думать, что он по апостольству чем-либо ниже других.

Что другие имели, имею то же и я. Они видели Господа, видел Его и я. Сам Он мне явился (1 Кор. 15, 8), и Сам послал на проповедь всем языкам.

Этим рядом вопросов он восстановил мысль, что он настоящий Апостол. Теперь ему для его предмета нужно заставить их вспомнить, как он у них апостольствовал.

Отсюда вопрос: не дело ли мое вы есте о Господе? – Не дело ли, то есть апостольское, не дело ли моего апостольства вы? – Разумеет их обращение к вере и устроение из них Церкви, в полном ее составе.

О Господе, или при помощи Господа, или во славу Господа, или дело Господне,– настроение вас на спасение в Господе. Это должно было привесть им на память все, как пришел к ним святой Павел и как действовал в продолжение полутора лет, и как держал себя среди их.

Аще иным и несмь Апостол, но обаче вам есмь. Иные, не видавшие меня, могут еще сомневаться, Апостол ли я, но для вас это должно быть очевидно. Вы осязали апостольскую во мне силу.

«Апостол выразил это кратко, но сказал в немногом много – о трудах в преподавании учения, о подвигах и всякого рода страданиях за оное и о чудных действиях благодати, истинными свидетелями которых были коринфяне, как самовидцы» (Феодорит).– Печать бо моего апостольства вы есте о Господе.

– «Печать, то есть доказательство. Кто хочет убедиться, говорит, в моем апостольстве, тому я указываю на вас. Ибо все, свойственное Апостолу, я сделал у вас и ничего не опустил. У вас я показывал и знамения, и учил словом, и подвергался опасностям, и проводил безукоризненную жизнь. Во втором послании он полнее свидетельствует о сем: Знамения Апостолова содеяшася в вас во всяком терпении, в знамениих и чудесех и силах. Что бо есть, егоже лишистеся паче прочих церквей (2 Кор. 12, 12–13)»? (святой Златоуст).

Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла, истолкованное святителем Феофаном.

Не Апостол ли я? Не свободен ли я? Не видел ли я Иисуса Христа, Господа нашего? Не мое ли дело вы в Господе

Не свободен ли я, так как я не рабствую служению чрева? Или не Апостол я, если освящу и вкушать стану, как и вы, все? Разве Христа Иисуса я не видел? Поелику – ради сего Он укрепляет меня. Разве не дело мое и страдание вы есте в Господе моем, если повелю вам это?

Толкование на послания божественного Павла.

Не Апостол ли я? Не свободен ли я? Не видел ли я Иисуса Христа, Господа нашего

Сказав: если пища соблазняет брата моего, не стану есть мяса, дабы кто не почел его тщеславным и самохвальным, вынужден, наконец, объявить, что воздерживался и от дозволенного, чтобы не соблазнить кого-нибудь. Тогда как Христос заповедал проповеднику Евангелия питаться от Евангелия (Лк.

10:7), то есть за счет поучаемых, я, говорит, лучше решился истаивать от голода и ничего не брать от вас, но работать своими руками и питаться своими трудами. Ибо, как кажется, были у них некоторые учители богатые, пользовавшиеся честью за то, что учили безвозмездно и тем старались пристыдить Павла.

Уразумев это, он, как я сказал, не хотел кормиться за счет своих учеников, хотя и имел на это право. Так, говорит, я веду себя: а вы не воздерживаетесь и от идоложертвенного. Такова вообще мысль этого места, которую он раскрывает в нескольких стихах. Впрочем, рассмотрим и порознь каждое изречение.

Не Апостол ли я? Чтобы кто-нибудь не сказал: «тебе нельзя брать, поэтому ты и не берешь», говорит: как? разве прочие апостолы не берут? – да, – скажешь. – Что же? разве я не апостол? то есть такой же, как они. Не свободен ли я? То есть никто не возбраняет мне брать.

Чтобы не сказали опять: «прочие апостолы важнее тебя, потому что видели Господа», говорит: не видел ли я Иисуса Христа, Господа нашего? Ибо после всех явился и мне, как некоему извергу (1 Кор. 15:8). А быть самовидцами Христа было действительно великим преимуществом; ибо Сам Он говорил: «Блаженны ваши очи, потому что вы видите то, чего не видели пророки и цари». (ср. Лк. 10:23, 24).

Не мое ли дело вы в Господе

Если ты и свободен, если и ты апостол, но не совершил никакого дела апостольского: что из этого? ибо и Иуда был апостол, и видел Господа. Поэтому говорит: вы мое дело; значит, я исполнил служение апостола. Но сказав важное, прибавил: в Господе, то есть исполнил силой не своей, но Господней.

Толкование на первое послание к Коринфянам святого апостола Павла.

Не Апостол ли я? Не свободен ли я? Не видел ли я Иисуса Христа, Господа нашего? Не мое ли дело вы в Господе

Ап. еще в последних стихах VIII главы сказал, что для пользы братьев своих он готов на самоотречение. Теперь эту мысль он раскрывает, но предварительно считает нужным указать, что у него есть от чего отрекаться, что то, от чего он добровольно отказывается, ему принадлежит в действительности.

– Не Апостол ли я? Кажется, правильнее будет этот вопрос поставить, согласно со многими древними рукописями, на втором месте, а первым – вопрос: «не свободен ли я?» Так будет переход от VIII главы к IX гораздо последовательнее. В предшествующей главе он обращался к людям сильным верою, которые гордились своею христианскою свободою.

В настоящей главе он ставит себя в сравнение с этими людьми и спрашивает их, ужели они не признают, что он вполне обладает такою свободою? Затем, он указывает на то, что он действительно Апостол Христов.

Так как, при поставлении Апостола на место Иуды было высказано требование, чтобы новый Апостол был из числа постоянных спутников Христа (Деян I:22), то Павел говорит, что и он видел Иисуса Христа, конечно во время путешествия в Дамаск. Это видение, как известно, и было посвящением его в апостольское достоинство Самим Христом. Ап.

при этом называет Христа нашим Господом для того, чтобы обозначить Его как Главу Церкви, Который Один имеет право призывать кого либо к апостольскому служению (ср. Гал I:1 и Деян I:26). Это – первое доказательство истинности его апостольства. Но так как противники его могли назвать означенное видение игрой воображения, то Ап.

Павел считает нужным дать второе доказательство своего апостольства: он указывает на основание им Церкви в Коринфе, которая есть его дело. В чем же сила этого доказательства? Ап., как он говорит во II (1-2 ст.), явился в Коринфе слабым, беззащитным. Мог ли он надеяться, что дело его здесь будет иметь успех? Нет. Однако, дело его оказалось прочным. – Церковь в Коринфе была основана и стала процветать. Кто же помог ему в этом случае, как не Христос – Господь, призвавший его?! (дело мое – в Господе).

Ст. 1-14 Не Апостол ли я? Не свободен ли я? Не видел ли я Иисуса Христа, Господа нашего? Не мое ли дело вы в Господе? Если для других я не Апостол, то для вас Апостол; ибо печать моего апостольства – вы в Господе. Вот мое защищение против осуждающих меня.

Или мы не имеем власти есть и пить? Или не имеем власти иметь спутницею сестру жену, как и прочие Апостолы, и братья Господни, и Кифа? Или один я и Варнава не имеем власти не работать? Какой воин служит когда-либо на своем содержании? Кто, насадив виноград, не ест плодов его? Кто, пася стадо, не ест молока от стада? По человеческому ли только рассуждению я это говорю? Не то же ли говорит и закон? Ибо в Моисеевом законе написано: не заграждай рта у вола молотящего. О волах ли печется Бог? Или, конечно, для нас говорится? Так, для нас это написано; ибо, кто пашет, должен пахать с надеждою, и кто молотит, должен молотить с надеждою получить ожидаемое. Если мы посеяли в вас духовное, велико ли то, если пожнем у вас телесное? Если другие имеют у вас власть, не паче ли мы? Однако мы не пользовались сею властью, но все переносим, дабы не поставить какой преграды благовествованию Христову. Разве не знаете, что священнодействующие питаются от святилища? что служащие жертвеннику берут долю от жертвенника? Так и Господь повелел проповедующим Евангелие жить от благовествования

У Ап. Павла в Коринфе было немало противников (ср. 2 Кор. XII:11-18), которые старались унизить его авторитет как Апостола. Даже то обстоятельство, что он не хотел пользоваться вознаграждением за свои проповеднические труды, ставилось ему в вину его противниками, которые видели в этом доказательство того, что он сам не считал себя равным другим Апостолам Христовым.

В виду таких нападок на него, Ап. доказывает сначала, что он истинный апостол, в особенности для коринфян, что он имеет все права апостола и должен пользоваться содержанием от коринфской общины, как всякий трудящийся, как напр. священник, служащий алтарю, пользуется доходами от алтаря, хотя на самом деле Ап.

этим правом не воспользовался, чтобы не положить преграды для своей проповеди о Христе.

Источник: http://bible.optina.ru/new:1kor:09:01

Book for ucheba
Добавить комментарий