Языки дух. Концепция Вильгельма фон Гумбольдта

Лингвофилософские концепции в. фон гумбольдта и а. шлейхера

Языки дух. Концепция Вильгельма фон Гумбольдта

§1. Философия языка Вильгельма фон Гумбольдта.Важное значение сравнительно-исторического метода заключалось в том, что открытия, сделанные компаративистами, дали материал для серьезных теоретических обобщений и построения первых научных теорий языка. Первые такие теории были созданы немецкими учеными В. фон Гумбольдтом и А. Шлехером.

1.Основные труды В. фон Гумбольдта

Великий немецкий ученый Вильгельм фон Гумбольдт (1767-1835) был не только языковедом, но и философом, политиком, правоведом, реформатором образования, одним из основателей Берлинского университета, который ныне носит его имя. Гумбольдт был дружен с Шиллером, Гете и другими великими умами его времени Важнейшие сочинения В. фон Гумбольдта по языкознанию:

1795 г. «О мышлении и речи»
1820 г. «О сравнительном изучении языков применительно к различным эпохам их развития»
1824 г. «О происхождении грамматических форм»; «О буквенном письме»
1830-35 г. «О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человечества» (огромное предисловие к незаконченной работе «О языке кави на острове Ява»)

Гумбольдт был не просто ученым-языковедом, он был философом языка, создателем одного из самых авторитетных философских учений о языке: в известном смысле всех крупных языковедов условно можно разделить на «гумбольдтианцев» и «соссюрианцев». Основные положения философии языка В. фон Гумбольдта:

1)Языкознание – дисциплина историческая (ср. с точкой зрения Шлейхера, считавшего языкознание дисциплиной естественной).

Языкознание не решит ни одной из своих задач, пока не будет рассматривать язык как результат беспрерывной деятельности «духа народа».

Таким образом, история языка теснейшим образом связывается с историей народа и, прежде всего, с историей «духа народа», т. е. духовной культуры.

2)Связь языка с духом народа. Дух народа складывается главным образом из его ментальности (образа мыслей), мифологии, религии, философии, поэзии, науки и т. п. В этом сказывается влияние немецких романтиков, Канта и Гегеля на философию языка Гумбольдта. Но главное свое воплощение дух народа находит языке: именно язык отражает образ мыслей народа.

Гумбольдт пишет, что нет ничего более тождественного, чем «дух языка» и «дух народа», т.е.

когда мы говорим о «духе народа», мы подразумеваем прежде всего его язык, и только потом все остальные формы духовной культуры; когда же мы размышляем о языке, то прежде всего имеем в виду не его «материю» (звуковую форму), а его духовное содержание, то, как данный язык выражает «дух народа».

3)Сущность языка. Язык Гумбольдт понимает как деятельность духа (energeia), направленную на соединение мысли с членораздельным звуком, т. е.

назначение языка состоит в том, чтобы облекать мысль в словесную форму.

Таким образом, для Гумбольдта главная – когнитивная (мыслительная) функция языка, а не коммуникативная (общенческая).

4)Происхождение и развитие языка Гумбольдт также объяснял деятельностью духа. Происхождение языка – тайна. Ни один язык не застигнут в момент своего возникновения.

Гумбольдт отрицает точки зрения, согласно которым язык мог быть продуктом «изобретения», «установления»: кто мог придумать первый язык и на каком языке он думал? Язык, по Гумбольдту, явился сразу, вдруг, в результате «взрыва» в сознании: «дух» дошел до определенной стадии развития, на которой должен был возникнуть язык. И всю дальнейшую эволюцию языка Гумбольдт объясняет развитием духа.

5)Роль языка в познании. Национальная специфика языков («форма языков») также определяется особенностями «духа народа» (национальной ментальностью). Язык – своего рода посредник между человеком и окружающим миром, действительностью.

Таким образом, роль языка в познании мира исключительно велика – первостепенна. Человек смотрит на мир только сквозь призму своего языка – другого не дано: он видит мир таким, каким его представляет язык.

Язык, по Гумбольдту, очерчивает вокруг человека своего рода круг, отделяющий человека от окружающего мира, и выйти из этого круга можно, только вступив в круг другого языка. Впоследствии эта точка зрения была развита в ХХ в.

в работах Эдварда Сепира и Бенджамена Уорфа (гипотеза языковой относительности Сепира-Уорфа), а также в трудах неогумбольдтианцев (Лео Вайсгербер и др.)

6)Учение о внутренней форме языка. Гумбольдт является создателем учения о внутренней форме языка. Это учение непосредственно вытекает из его положения о неразрывной связи «формы языка» и «духа народа».

Внутренняя форма – как раз та категория, которая определяет специфику данного языка: это связь между значением (смыслом, мыслью) и внешней звуковой формой языка (его материей). У каждого народа эта связь осуществляется по-разному. Напр.

, у славян змея связана со словом земля (потому что ползает по земле), а латинское serpens (змея) значит «извивающаяся».

7) Классификация языков. Гумбольдт, как и его младший современник Шлейхер, занимался проблемой классификации языков.

В соответствии со своим мировоззрением, главным принципом, который Гумбольдт кладет в основу классификации является то, как в том или ином языке осуществляется связь «духа» с «материей языка» (внешней формой). В соответствии с этим он разделил языки на два класса:

а) совершенные языки, в которых эта связь «органична» (флективные языки);

б) несовершенные языки, в которых нет «органической» связи, а связь между значением и формой чисто «механическая» (аналитические языки); к ним относятся:

– изолирующие (аморфные) языки (китайский);

– агглютинирующие языки (тюркские, финские);

– инкорпорирующие языки (языки американских индейцев, палеоазиатские).

Таким образом, классификация Гумбольдта носила морфологический характер. Вопросы языкового родства (генеалогическая классификация) отступали для него на второй план. Гумбольдт тем самым отбрасывает идею генетического подхода к морфологическим классам языков.

В отличие от братьев Шлегелей и Шлейхера, он отказывается считать разные морфологические классы языков разными стадиями развития человеческого языка. Для Гумбольдта переход языка из одного класса в другой невозможен.

Он убежден, что в языках разных классов действуют разные «творческие начала» и каждый язык в рамках своего класса стремится к некой идеальной форме, к совершенству.

Гумбольдт высоко оценил сравнительно-исторический метод, но, в отличие от компаративистов, он не ограничивался сравнением только родственных языков. Сравнительно-исторический метод решает узкую, частную задачу – доказать генетическое родство языков внутри одной семьи.

Гумбольдт ставит задачу не только внутреннего, но и внешнего сравнения – универсального сравнения разных (неродственных) языков.

Задачу такого сравнительного языкознания Гумбольдт видит в том, чтобы ответить на самые общие, философские вопросы языкознания: а) каковы причины многообразия языков; б) каковы причины изменений, происходящих в языках; в) каковы перспективы развития языков мира.

На этом основании Гумбольдта считают создателем первой общей теории языка, философии языка, основоположником общего языкознания.

Гумбольдт пытался обобщить противоречивый характер языка в антиномиях – парах взаимоисключающих, противоречащих друг другу свойств. Такой характер понимания природы изучаемого объекта возникает под влиянием диалектики Канта и Гегеля. Вот некоторые из гумбольдтовских антиномий:

1) Антиномия языка и мышления: мышление невозможно без языка, язык, в свою очередь, предполагает мышление – в этом их единство.

Противоречие же заключается в следующем: с одной стороны, язык есть орган, образующий мысль; с другой стороны, «дух» постоянно стремится освободиться от «уз» языка, ибо слова стесняют внутреннее чувство, не дают мысли выразиться полностью. И эта «борьба», по Гумбольдту, обогащает язык средствами выражения.

2) Язык как деятельность и произведение: с одной стороны, индивид творит язык в момент речи, и поэтому язык – это то, что производится в данный момент; а с другой стороны, язык – это то, что уже произведено, результат деятельности предшествующих поколений. Эту же антиномию Гумбольдт формулирует как антиномию устойчивости и движения: «По своей сущности язык есть нечто постоянное и вместе с тем преходящее».

3) Антиномия языка и речи также вытекает из предшествующей: «Язык как масса всего произведенного живою речью не одно и то же, что самая речь эта в устах народа».

4) Антиномия говорения и понимания: с одной стороны, только в речи индивида слова получают окончательную определенность, но, с другой стороны, никто не понимает слов абсолютно в том смысле, какой вложил говорящий, поэтому взаимопонимание между говорящими есть в то же время и недопонимание. Но только при помощи речи можно добиться достаточного для решения практических задач взаимопонимания.

5) Антиномия индивидуального и общего, субъективного и объективного: говорят только отдельные лица, и с этой стороны язык – создание индивидов. Но язык как деятельность предполагает в каждую минуту и говорящего, и понимающего. А говорящий и понимающий – это уже коллектив.

Таким образом, язык возникает из одновременной самодеятельности всех, и в этом смысле язык объективен; языки, по Гумбольдту, всегда имеют национальную форму и могут быть только творением народов. Но в том смысле, что каждый отдельный речевой акт творит индивид, язык субъективен.

Эту же антиномию Гумбольдт формулирует и как антиномию части и целого.

6) Антиномия необходимости и свободы в языке: мы не вправе менять язык по произволу, но всё же каждый из нас меняет его. Язык «мой» и в то же время «не мой».

Закон необходимости, таким образом, связан с традицией, а закон свободы – с деятельностью индивидов: «Во влиянии языка на человека обнаруживается прочность его устройства, а в воздействии человека на язык обнаруживает всю силу начало свободы».

7) Антиномия произвольности и мотивированности языкового знака: «Слово не является эквивалентом чувственно воспринимаемого предмета, но пониманием его, закрепляемым в языке посредством найденного для него слова». В этом смысле языковой знак немотивирован, так как нет никакой прямой связи между словом и предметом, связь эта условна.

Но языковой знак мотивирован системой языка, или «духом языка», по Гумбольдту, его внутренней формой. Гумбольдт тем самым гораздо глубже, чем впоследствии Соссюр, подходит к вопросу о знаковой природе языка и о природе значения в частности.

Для Соссюра главным будет подчеркивание, абсолютизация, выпячивание тезиса о произвольности языкового знака: связь между звучанием и значением является чисто произвольной, условной. Для Гумбольдта, напротив, чрезвычайно важно подчеркнуть внутреннюю органичность этой связи.

Он начинает с того, что «звук» даже «внешне» очень «похож на дух», представляя собой нечто «летучее». Поэтому то, что дух выбрал для своего воплощения именно звуковую форму, не является случайностью (по Соссюру же – это чистая случайность и условность, вместо звукового языка мог быть любой другой: материальная форма знака вообще не существенна).

Понятие, значение знака, по Гумбольдту, – это не сам предмет, но и не само слово (как комплекс звуков), а это то, каˊк данный народ смотрит на предмет, чтоˊ он видит важным в предмете (змея – serpens).

§2.Предпосылки натуралистического направления.Натуралистическое направление зарождается примерно в середине XIX в. в рамках сравнительно-исторического, как его логическое продолжение.

Предпосылки натуралистического взгляда на язык – это, с одной стороны, значительные успехи естествознания и, в частности, появление эволюционного учения Ч.

Дарвина; с другой стороны, успехи сравнительно-исторического языкознания.

Компаративисты середины XIX в. (А. Ф. Потт, Г. Курциус, Т. Бенфей, А. Кун, А. Шлейхер, Й. Шмидт) расширяют использование сравнительно-исторического метода, распространяя его на изучение балтийской, иранской, кельтской и др. групп языков. Особое внимание обращается на взаимодействие исторических изменений: фонетических, грамматических и лексических.

Язык сопоставляется с живым организмом, части которого взаимосвязаны. Всё более укореняется мнение о решающей роли звуковых изменений. Будучи материальной основой речевой деятельности, звуковая сторона языка поддается наиболее точному и объективному изучению.

Отсюда возникает идея, что язык можно изучать точными методами, как и природные явления; а языкознание при таком подходе – естественная наука.

Крупнейшим представителем и идеологом этого направления был немецкий компаративист Август Шлейхер (1821-1868); менее значительные представители – Макс Мюллер (1823-1900, Германия, Англия), Мориц Рапп (1803-83, Германия), Уильям Уитни (1827-94, США). Их важнейшие труды:

А. Шлейхер «Компендий сравнительной грамматики индоевропейских языков» (1861); «Немецкий язык» (1860); «Теория Дарвина и наука о языке» (1863); «Морфология церковнославянского языка» (1852).

М. Мюллер «Лекция по науке о языке» (1861).

М. Рапп «Физиология языка» (1840); «Сравнительная грамматика как естественная наука» (1852).

У. Уитни «Жизнь и рост языка» (1875).

§3.Лингвистический натурализм А. Шлейхера.Итак, основной постулат лингвистического натурализма: языки – живые организмы; языкознание – естественная наука. Из этого постулата вытекали все прочие идеи и принципы натуралистического направления.

Как уже было сказано, благодаря открытию сравнительно-исторического метода языкознание становится самостоятельной наукой с собственными теоретическими задачами. Показательны рассуждения о А. Шлейхера соотношении языкознания и филологии.

Объектом филологии, по Шлейхеру, является духовная жизнь народов, как она представлена в текстах, а объектом языкознания является только язык. Для языкознания безразлично, насколько значителен по своему духу народ, говорящий на данном языке, имеется ли у народа история, литература или он никогда не имел письменности.

Литература для языкознания имеет значение лишь как удобный вспомогательный материал для понимания языков и прежде всего потому, что из нее можно извлечь сведения о минувших языковых эпохах, о прежних языковых формах. В языкознании язык – самоцель, в филологии же язык служит средством. Языковед – естествоиспытатель.

Он относится к языкам так же, как, например, ботаник к растениям. Ботаник должен рассматривать все растительные организмы, он должен изучать законы их строения, законы развития. Что же касается использования растительности, представляют ли эти растения ценность с практической и эстетической точки зрения или лишены ее, – это для ботаника безразлично.

Самая красивая роза так же привлекает внимание ботаника, как какой-нибудь невзрачный сорняк. Филолог же подобен садовнику. Он разводит только определенные растения, имеющие значения для человека. Для него существеннее всего практическая ценность растения, красота его формы, окраски, аромат и т. п.

Растение, которое ни на что не годится, не привлечет внимания садовника, а такие растения, как сорняки, вызывают даже его неприязнь, независимо от того, являются ли они важными представителями растительных форм или нет.

2.Сущность натуралистического понимания языка

Язык понимается как целостный природный организм, все части которого внутренне согласованы.

Развитие языков – естественный процесс, подобный развитию живых организмов, подчиняющийся тем же законам эволюции (естественного отбора, борьбы за существование), которые были открыты Ч. Дарвином.

Языки, подобно живым организмам, рождаются, переживают период роста, расцвета, затем стареют, разрушаются и умирают. Подобно живым организмам, языки размножаются.

Подобно живым организмам, языки могут находиться на разных стадиях эволюции (низших и высших).

У Шлейхера этих стадий три: а) аморфные языки – низшая ступень развития: у языков еще нет форм словоизменения, слова представляют собой изолированные корни (китайский язык); б) агглютинирующие языки – средняя ступень развития: зарождаются формы словоизменения, но корни и аффиксы связываются механически, а не органически («приклеиваются» друг к другу), аффиксы при этом стандартны и однозначны (тюркские языки, семитские языки); в) флективные языки – высшая ступень развития языков: развитая система словоизменения, флексия и корень «органически» связаны друг с другом (индоевропейские языки). Эта схема, с одной стороны, напоминает схему эволюции биологических видов Ч. Дарвина, с другой стороны, связана с философией Гегеля, согласно которой любое развитие проходит три стадии: тезис – антитезис (отрицание тезиса) – синтез (отрицание отрицания). Индоевропейские языки, таким образом, являют собой высший синтез предыдущих стадий.

§4.Шлейхер – компаративист.Заслуги Шлейхера в области сравнительно-исторического языкознания заключались в следующем:

Подобно тому, как биологи реконструируют доисторических животных, сравнивая их с современными видами и изучая ископаемые останки, лингвист, используя по сути тот же метод (сравнительно-исторический), реконструирует праязык. Именно так подошел к проблеме праязыка А. Шлейхер.

Для него праиндоевропейский язык – это реальный язык, на котором говорило древнее индоевропейское племя и который можно реконструировать сравнительно-историческим методом. Шлейхеру принадлежит первая «полная» реконструкция праиндоевропейского языка.

Он настолько был убежден в реальности реконструированного им языка, что даже написал на нем басню («Овца и кони»).

Праиндоевропейский:   AVIS AKVASAS КА Avis, jasmin varna na ā ast, dadarka akvams, tarn, vāgham garum vaghantam, tarn, bhāram magham, tarn, manum āku bharantam. Avis akvabhjams ā vavakat: kard aghnutai mai vidanti manum akvams agantam. Akvāsas ā vavakant: krudhi avai, kara aghnutai vididvantsvas: manus patis varnām avisāms karnanti svabhjam gharmam vastram avibhjams ka varna na asti. Tat kukruvants avis agram ā bhudat.   Перевод:   ОВЦА И КОНИ Овца, на которой не было шерсти (стриженая овца), увидела коней, везущих тяжелую повозку с большим грузом, быстро несущих человека. Овца сказала коням: сердце теснится во мне (сердце мое печалится), видя коней, везущих человека. Кони сказали: послушай, овца, сердце теснится от увиденного (наше сердце печалится, потому что мы знаем): человек — господин, делает шерсть овцы теплой одеждой для себя и у овец нет шерсти (у овец больше нет шерсти, они острижены, им хуже, чем коням). Услышав это, овца повернула в поле (она удрала, ретировалась).
2.Генеалогическое древо индоевропейских языков

Шлейхеру принадлежит и первый опыт генеалогической классификации индоевропейских языков (в работе «Компендий сравнительной грамматики…»). Свою классификацию он представил в виде генеалогического (родословного) древа, ствол которого – индоевропейский праязык, ветви – отдельные группы, подгруппы и языки индоевропейской семьи.

И здесь у Шлейхера «родство» языков осмысливалось аналогично родству биологических видов, и, соответственно, его «древо» напоминало схему эволюции биологических видов. Впоследствии схема Шлейхера неоднократно критиковалась за ее излишнюю прямолинейность, но до сих пор именно она продолжает сохранять (с некоторыми уточнениями) свою популярность у индоевропеистов.

Другие модели (вроде «теории волн» Й. Шмидта) не приживаются.

3.Прародина индоевропейцев

Если праиндоевропейский язык – это реальный язык, на котором говорило какое-то племя, то была и прародина индоевропейцев. Фридрих Шлегель, автор книги «О языке и мудрости индусов», считавший праязыком санскрит, прародину индоевропейцев помещал в Индии.

Август Шлейхер полагал, что прародиной индоевропейцев является Центральная Азия, поэтому индо-иранцы, живущие недалеко от прародины, говорят на языках, наиболее близких к праязыку. Ответ на вопрос о прародине следует искать в лексике: необходимо установить основной словарный фонд праиндоевропейского языка.

Наличие слова в языке говорит о том, что люди знали соответствующий предмет, явление.

Общеиндоевропейский словарный фонд показывает, что индоевропейцы знали таких животных, как волк, овца, медведь, свинья, кабан; жили на территории, где бывали снежные зимы и жаркое лето; индоевропейцы жили недалеко от моря, занимались мореплаванием, скотоводством, обработкой цветных металлов (всем индоевропейским народам известна слово бронза), ткачеством и т. п. Наука, описывающая на основе данных словаря образ жизни далеких предков, живших в доисторическую (дописьменную) эпоху, называется лингвистической палеонтологией. А. Шлейхер был одним из первых, кто стоял у истоков этой науки.

§5.Общая оценка лингвистического натурализма. И достоинства, и недостатки натуралистического направления проистекают из отождествления языка с живым организмом.

1)Достоинства такого взгляда на язык в том, что: а) язык рассматривается как целостная система (организм), все части которой взаимосвязаны и взаимообусловлены; б) утверждается исторический взгляд на язык: язык – развивающееся, эволюционирующее явление, причем, развитие языка подчиняется определенным закономерностям, а не произволу; в) сближением языкознания с естественными науками достигается определенная точность лингвистического анализа.

2)Недостатки лингвистического натурализма связаны с тем, что: а) язык не есть биологический организм, между языком и организмом можно провести определенную аналогию, но тождества между ними нет; язык – явление социальное, а не биологическое; б) развитие языка не подчиняется законам биологической эволюции, открытым Дарвином; развитие языка подчиняется законам социальной эволюции, которые значительно сложнее, так как в социальной эволюции присутствует сознательная, целенаправленная деятельность людей, и факторы стихийные и сознательные сложно взаимодействуют; в) следовательно, фантастичными являются эволюционно-типологические схемы Шлейхера, его суждения о «старении», «разрушении», «умирании» языков, о «высших» и «низших» типах языков и нек. др. положения того же толка.

Глава 6

Предыдущая123456789101112131415Следующая

Дата добавления: 2015-11-04; просмотров: 4967; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/5-95261.html

Вильгельм фон Гумбольдт и его теория языка – Известные филологи Германии

Языки дух. Концепция Вильгельма фон Гумбольдта

Humboldt, Wilhelm von (1767–1835), немецкий философ, филолог, искусствовед, правовед игосударственный деятель.

Особое место влингвистическом компаративизме первой половины 19 в. занимал крупнейшийлингвофилософ и теоретик языка, основатель теоретического языкознания илингвистической философии языка Карл Вильгельм фон Гумбольдт (1767-1835).

Егоотмечали блестящее образование, необычайно широкий круг интересов и занятий(многочисленные языки мира и их типология, классическая филология, философия,литературоведение, теория искусства, государственное право, дипломатия и т.д.;переводы из Эсхила и Пиндара).

Он активно участвовал в государственной иинтеллектуальной жизни, общался с Гете, Шиллером и другими духовными вождямитого времени. Вместе с братом Александром фон Гумбольдтом он основал Берлинскийуниверситет. В.

фон Гумбольдт проповедовал необходимость всестороннего игармоничного развития личности и всего человеческого рода и осуждал утилитаризми узкую специализацию в университетском образовании. В. фон Гумбольдт былпредставителем синтетического знания, в то время как его предшественники (заисключением И. Гердера) выступали как представители аналитического знания.

Лингвистическаяконцепция В. фон Гумбольдта была реакцией на антиисторическую и механистическуюконцепцию языка 17-18 вв. Она имела источником идеи И. Гердера о природе и происхожденииязыка, о взаимосвязи языка, мышления и “духа народа”, а такжетипологические классификации языков Фр. и А. В.

Шлегелей. На формированиевзглядов В. фон Гумбольдта оказали также влияние идеи немецкой классическойфилософии (И. Кант, И.В. Ггте, Г.В.Ф. Гегель, Ф. Шиллер, Ф.В. Шеллинг, Ф.Г.Якоби). В. фон Гумбольдт выступил вдохновителем одного из течений в немецкойфилософии 1-й половины 19 в.

  философскойантропологии.

Основные теоретическиеи методологические принципы концепции В. фон Гумбольдта заключаются вследующем:

а) синтезнатуралистического и деятельностного подхода (язык как организм духа и какдеятельность духа);

б) диалектическоесоотнесение противоположных начал (в форме антиномий);

в) системно-целостныйвзгляд на язык;

г) приоритетдинамического, процессуально-генетического подхода над  структурно-статическим;

д) трактовка языка какпорождающего себя организма;

е) приоритетвневременного (панхронического или ахронического) взгляда на язык  над историческим анализом изменения языка вовремени;

ж) приоритет изученияживой речи над описанием языкового организма;

з) сочетание интереса креальному разнообразию существующих языков и к языку   как общему достоянию человечества;

и) попытка представитьв идеальном плане языки как ступени к совершенному   образованию языка как такового;й) отказ отописания языка только изнутри его самого, вне связей с другими видамичеловеческой деятельности;

к) сочетание философскиотвлечгнного взгляда на язык со скрупулёзно-научным   егоизучением.

В формировании новойлингвистической методологии огромную роль сыгравшие статьи “О мышлении иречи” (реакция на выступление Г.

Фихте “О языковой способности ипроисхождении языка”; 1795), “Лаций и Эллада” (где ужепредставлены все мотивы более позднего творчества; 1806), “О сравнительномизучении языков применительно к различным эпохам их развития”(формулирование задач иного — по сравнению с пониманием Ф. Боппа и Я.

Гримма– подхода к построению сравнительной грамматики; убеждение в изначальнойсложности и системности языка; призыв к изучению языка как явления иестественнонаучного, и интеллектуально-телеологического; 1820), “О влиянииразличного характера языков на литературу и духовное развитие” (критикапонимания языка как номенклатуры готовых знаков для понятий; неоконченнаяработа), “О возникновении грамматических форм и их влиянии на развитиеидей” (доклад, в котором была выдвинута идея об обусловленности мышленияязыком; опубликован в 1820-1822) и особенно большое теоретическое введение ктргхтомному труду “О языке кави на острове Ява” (1836 – 1840),имеющее самостоятельное название “О различии строения человеческих языкови его влиянии на духовное развитие человечества” (напечатано отдельно в1907).

В. фон Гумбольдтупринадлежит идея о построении “сравнительной антропологии”,включающей в себя и теорию языка как орудия обозрения “самых высших иглубоких сфер и всего многообразия мира”, “приближения к разгадкетайны человека и характера народов”.

Ему присуще своесобственное понимание способов и целей лингвистического компаративизма,призванного, по его мнению, искать глубинные истоки языка не в материальныхусловиях жизни, а в духовной сфере.

Языковая способность понимается им нетолько как уникальный дар человека, но и как его сущностная характеристика. Онутверждает изначальное единство языка и мышления, языка и культуры. В.

фонГумбольдт убеждгн в том, что язык не развивается постепенно по пути усложненияи совершенствования, а появляется сразу как целостная и сложная система, заложеннаяв человеке.

Им высказывается идея существования языка как неосознаваемой формыи как интеллектуальной активности, проявляющихся в актах “превращения мирав мысли”. Он утверждает, что мышление зависит от языка, образующегопромежуточный мир между внешней действительностью и мышлением. Разные языкиквалифицируются как разные мировидения.

В. фон Гумбольдтвыдвигает трехчленную схему индивид – народ – человечество, утверждая, чтоиндивидуальная субъективность в постижении мира через язык снимается в коллективнойсубъективности данного языкового сообщества, а национальная субъективность – всубъективности всего человеческого рода, объединяемого не на биологической, ана культурно-этической и социальной основе.

Им постулируетсятождество языка и национального духа, духа народа. Он указывает на то, что”истинное определение языка может быть только генетическим”.Генетический момент констатируется скорее по отношению к речи, чем к языку. Подязыком понимается “каждый процесс говорения, но в истинном и существенномсмысле… как бы совокупности всех говорений”.

Настойчиво подчеркиваетсятворческая, “энергетическая” (т.е. деятельностная) природы языка.

Язык трактуется как деятельность, главная по отношению ко всем другим видамдеятельности человека, как деятельность человеческого духа (energeia), вкоторой осуществляется сплавление понятия со звуком, превращение звука в живоевыражение мысли, а не как мёртвого продукта этой деятельности (ergon).

Языку приписываются двефункции: а) расчленение бесформенной субстанции звука и мысли и формированиеартикулированного звука и языкового понятия; б) соединение их в единое целое дополного взаимопроникновения.

Под формой языкапонимается постоянное и единообразное начало в созидательной деятельности духа,взятое в совокупности своих системных связей и представляющее собойиндивидуальный продукт данного народа. В языке различаются материя и форма,внешняя (звуковая и грамматическая) и внутренняя (содержательная) форма.

Особое значение дляпоследующих периодов развития языкознания имела трактовка внутренней формыязыка, определяющей способ соединения звуков и мыслей, как собственно языка.Утверждалось, что у каждого языка наличествует своя внутренняя форма.

Предназначение языкавидится в “превращении мира в мысли”, в выражении мыслей и чувств, вобеспечении процесса взаимопонимания, в развитии внутренних сил человека.

Вкаждом отдельном языке видится инструмент для специфической интерпретации мирав соответствии с заложенным в этом языке миропониманием, орудие формированиядля говорящего на нем народа картины мира.

Языку приписывается функциярегулирующего воздействия на поведение человека.

Последователи В. фонГумбольдта (Х. Штайнталь, А.А. Потебня, П.А. Флоренский, А.Ф.

Лосев)констатируют следующие антиномии, иллюстрирующие диалектическую связь двухвзаимоисключающих и взаимно обусловливающих начал: деятельность – предметность(energeia – ergon, жизненность – вещность), индивидуум – народ (индивидуальное- коллективное), свобода – необходимость, речь – понимание, речь – язык, язык -мышление, устойчивое – подвижное, закономерное – стихийное,импрессионистическое (временное, индивидуальное) – монументальное,континуальное – дискретное, объективное – субъективное.

Х. Штайнталем быливпоследствии систематизированы разрозненные высказывания В. фон Гумбольдта оналичии лежащей между логикой и грамматикой “идеальной грамматики”,категории которой собственно языку не принадлежат, но находят более полное илинеполное выражение в категориях “реальной грамматики”, имеющей какобщий, так и частный разделы.

В. фон Гумбольдтзакладывает основания для содержательной типологии языков, опирающейся напонятие внутренней формы (взятое у Дж. Харриса). Он признает своеобразиекаждого языка как в плане формы, так и в плане содержания.

В плане содержаниясамого языка выделяются не только идиоматический (идиоэтнический), но иуниверсальный компонент. В общем он следует идеям Дж. Харриса, но предлагаетиной способ разграничения идиоэтнического и универсального. “Общееродство” (т.е.

типологическая близость) понимается как “тождествоцелей и средств”.

Универсальноетрактуется как основа способности к многоязычию, возможности адекватногоперевода с языка на язык. Все типы языка признаются равноправными по своимвозможностям, никакой из языковых типов не может считаться исходным.

Вслед за братьямиШлегелями, различаются языки изолирующие, агглютинирующие и флективные. Вклассе агглютинирующих языков выделяется подкласс языков со специфическимсинтаксисом предложения – инкорпорирующих. Возможность “чистых”языковых типов отрицается.

Идеи В. фон Гумбольдтав большей или меньшей мере будоражили многих учгных 19 и 20 вв. Попыткиосмыслить и реализовать в описании языков идеи В. фон Гумбольдта имели местосперва в Германии (в работах Х. Штайнталя, отчасти В. Вундта, Э. Гуссерля, Л.Вайсгербера), затем в России (в работах А.А. Потебни, Г.Г. Шпета, П.А.Флоренского, А.Ф. Лосева).

Сложилось в ряде разновидностей так называемоегумбольдтианство, которое характеризуют как совокупность взглядов на язык испособы его изучения, сформировавшихся в русле философско-лингвистическойпрограммы В. фон Гумбольдта.

Гумбольдтианство предполагает антропологическийподход к языку, его изучение в тесной связи с сознанием и мышлением человека,его культурой и духовной жизнью.

Но во второй половине19 в. отсекается, прежде всего, универсальный компонент, наличие которогопризнавалось логической грамматикой и отвергалось грамматикой психологической.В соответствии с духом этого времени не нашли своего продолжения попытки В. фонГумбольдта синтезировать логический и психологический подходы к языку,гумбольдтианцы целиком перешли на позиции психологизма.

В 20 в. идеи В. фонГумбольдта нашли развитие в, так называемом, неогумбольдтианстве. 

http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/GUMBOLDT_VILGELM_FON.html

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%83%D0%BC%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B4%D1%82,_%D0%92%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%B3%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BC

http://bibliotekar.ru/100otkr/94.htm

Источник: https://www.sites.google.com/site/izvestnyefilologigermanii/home/vilgelm-fon-gumboldt

Философская концепция о языке В. фон Гумбольдта

Языки дух. Концепция Вильгельма фон Гумбольдта

Тема 3 Вильгельм фон Гумбольдт –основоположник общего языкознания

ПЛАН ТЕМЫ · Философская концепция о языке В. фон Гумбольдта. · Неогумбольдтианство. · Гипотеза «лингвистической относительности» Сепира-Уорфа.

Основоположником общего языкознания по праву считают выдающегося немецкого ученого Вильгельма фон Гумбольдта (1767–1835). Датский языковед В. Томсен характеризовал В. фон Гумбольдта как «величайшего» человека Германии. Он отмечал широчайшую эрудицию ученого, в особенности в области знания языков и постановки масштабных проблем (В. Томсен, 1938, с. 69-70).

Вильгельм фон Гумбольдт разработал общую теорию языка – он заложил основы исторического изучения языков. Гумбольдт был разносторонне и блестяще образованным человеком.

Круг его интересов был широким: языкознание, философия, литературоведение, государственное право, поэзия (цикл его сонетов высоко оценили современники), политическая деятельность (он был дипломатическим представителем Германии в Риме и Вене, сыграл одну из первых ролей на Венском конгрессе 1814–1815 гг., определив дальнейшее устройство Европы после разгрома Наполеона).

В.

Гумбольдт был выдающимся полиглотом: знал санскрит, древнегреческий, латинский, литовский, английский, французский, итальянский, испанский, древнеегипетский, китайский, японский и другие языки.

Лингвистикой он начал заниматься, выйдя в отставку, обнаружив при этом необычайно широкий круг лингвистических интересов от баскского до туземных языков Америки – в одном направлении, до китайского и малайско-полинезийского – в другом.

Одним из первых он исследовал коренные языки Южной и Северной Америки, языки Индонезии и Полинезии. В. Гумбольдт (вместе с братом Александром) был основателем Берлинского университета, позже стал его академиком.

Что же подготовило становление общего языкознания? Каковы историко-культурные предпосылки возникновения лингвистической концепции В. Гумбольдта?

Следует отметить три переворота в представлениях европейцев о языке, осуществившихся ко времени Гумбольдта:

1) эпоха Гумбольдта – это время философских грамматик, в которых, помимо практических описаний, появились объяснения, почему язык устроен так, а не иначе;

2) еще в XVII в. во Франции была издана «Грамматика Пор-Рояля», в которой была высказана идея сравнения языков – появились сопоставительные грамматики; подробнее

(В 1660 г. в Париже появилась книга, на обложке которой не были указаны фамилии авторов, а длинное название начиналось «Общая рациональная грамматика…». Однако современники хорошо знали, что её авторами были известный специалист по логике Антуан Арно и учитель иностранных языков Клод Лансло – оба из кружка передовых учёных при монастыре Пор-Рояль в окрестностях Парижа. В историю науки труд вошёл под названием «Грамматика Пор-Рояля». Он быстро стал широко известен, часто переиздавался и служил образцом для других грамматик. Потом популярность книги упала, долгое время её бранили, не читая, и только в 60-х гг. ХХ в. открыли заново и сейчас снова издают на многих языках (В.М. Алпатов, 1998, с. 617).)

3) в целом, XVIII в. для европейцев был веком истории, когда усилился интерес к прошлому, сложилась историческая наука, появились историческое законоведение, историческое искусствоведение, возникали первые исторические грамматики. Если до этого язык рассматривался как нечто по сути своей неизменное, то теперь возобладало представление о языке как живом, постоянно меняющемся явлении.

XVIII столетие не дало лингвистике выдающихся теоретических работ, но именно тогда был поставлен вопрос о том, как языки возникли и достигли современного уровня развития.

Большинство гипотез о происхождении и развитии языка было сформулировано именно в эту эпоху. Письменные памятники стали исследовать не как источник сведений о «правильном» языке, а как материал о путях развития и изменения языка. На рубеже XVIII–XIX вв.

окончательно сформировалась идея о языковом родстве и языковых семьях. В XVIII в. значительно расширились познания о ранее неизвестных языках. Эти факты и идеи дали ученым возможность на новом уровне разработать теорию языка.

Особенно серьезно этим вопросом занимались языковеды Германии, которая в XIX в. стала центром мирового языкознания (как и многих других наук).

Философская концепция науки о языке В. фон Гумбольдта содержит основополагающие моменты: решение проблемы соотношения языка и мышления; изложение понятия системности языка; обоснование социальной сущности языка; описание внутренней и внешней форм существования языка; понимание языка как деятельности – языковой способности.

В.

фон Гумбольдт первым увидел, что язык не сводится ни к логическому мышлению, ни к копированию мира. Учёный считал: мир по-разному отражается в различных языках, сравните:

в языке филиппинцев существует 80 слов (!) для названия риса;

у народов Севера есть много наименований для обозначения снега;

в русском языке, например, различают действия плавать и купаться, тогда как в армянском языке эти действия не различаются – они обозначены одним глаголом и это закономерно, поскольку Армения – маловодная страна, плавать там практически негде.

В.

фон Гумбольдт одним из первых стал подчеркивать идею связи и взаимопроникновения языка и мышления, поскольку язык развивается только в обществе: «Человек только тогда способен к развитию своих духовных сил, когда своё мышление ясно и чётко ставит в связь с общественным мышлением…».

Выдающийся немецкий лингвист в 1820 г. сформулировал понятие системности языка: «Для того чтобы человек мог понять хотя бы одно единственное слово не просто как душевное побуждение, а как членораздельный звук, обозначающий понятие, весь язык полностью и во всех своих связях уже должен быть заложен в нём». В.

Гумбольдт отмечал: в языке нет ничего единичного, каждый отдельный его элемент проявляет себя лишь как часть целого. По Гумбольдту, язык не конгломерат отдельных фактов, а чёткая система с определенным строением, связями; язык – это ткань, в которой все нити переплетены.

Идея о том, что язык представляет собой целостную систему, получила своё развитие лишь веком позже (её обосновал швейцарский языковед Фердинанд де Соссюр (1857–1913).

Указывая, что язык индивидуален, поскольку присущ человеку, В. Гумбольдт отмечал, что язык ещё и социален, поскольку принадлежит народу. «Язык не является произвольным творением отдельного человека, а принадлежит всегда целому народу; позднейшие поколения получают его от поколений предыдущих.

В результате того, что в нём смешиваются, очищаются, преображаются способы представления всех возрастов, каждого пола, сословия, характера и духовного различия данного племени, в результате того, что народы обмениваются словами и языками, создавая, в конечном счёте, человеческий род в целом, – язык становится великим средством преобразования субъективного в объективное, переходя от всегда ограниченного индивидуального к всеобъемлющему бытию» (В. Гумбольдт, 1984, с. 318). Социальную сущность языка немецкий языковед понимал особым образом: «Язык – это мир, лежащий между миром внешних явлений и внутренним миром человека». Мысль о преобразовании действительности в мир языка была революционным открытием В. Гумбольдта, предвосхитившим идеи психолингвистики XX столетия (в частности, Л.С. Выготского, А.Р. Лурии).

http://www.yantarid.ru/mishlenie_i_rech.htm Взаимосвязь мышления и речи (на основе трудов известного советского психолога Л.С. Выготского): «Мысль не выражается в слове, но совершается в нём. Можно было бы поэтому говорить о становлении (единстве бытия и небытия) мысли в слове».

Интересны мысли В. фон Гумбольдта о формах языкавнешней (звуки, грамматические формы) и внутренней, отражающей духовный мир народа и его историю через специфику образования представлений и понятий в словах и грамматических формах (категориях).

Ученый приводит пример с обозначением одного предмета (слона) через разные понятия: в санскрите было три обозначения слона – «двузубый» (наличие бивней), «однорукий» (наличие хобота), «дважды пьющий» (слон сначала берёт воду хоботом, потом отправляет её в рот) см. об этом: (А.Т. Хроленко, В.Д.

Бондалетов, 2006, с. 39).

Внутреннюю формуязыков В.

фон Гумбольдт сравнивал с человеческими лицами: вглядываясь в них, «живо чувствуешь их различия и сходство, но никакие измерения и описания каждой черты в отдельности, без их связи не дают возможности сформулировать их своеобразие в едином понятии». Таким образом, внутренняя форма – это сугубо индивидуальный способ, посредством которого народ выражает в языке мысли и чувства.

Именно внутренняя форма (innere Sprachform) членит мир, воспринимаемый человеком, упорядочивает мысли и чувства, создаёт языковые картины мира.

Она проявляется как в лексическом членении мира (например, у африканцев есть огромное количество слов, обозначающих банан, у арабов – верблюда), так и в системе грамматических категорий. В.

Гумбольдт считал, что система наклонений в древнегреческом языке получила полное развитие, тогда как в санскрите осталась недоразвитой.

Подобный подход к языку, учитывающий его тесное единство с сознанием и мышлением, культурой и духовной жизнью человека, носит название антропологического (от греч. anthropos – человек и logos – учение). Научные воззрения В. фон Гумбольдта сформировались в свете идей немецкой классической философии И. Канта, Г. Гегеля, теоретиков искусства просвещения И.В. Гёте, И.Ф. Шиллера и др.

Заслугой немецкого языковеда является понимание языка как деятельности, между тем как в его время язык рассматривали как застывший продукт, результат человеческой деятельности.

Согласно философской концепции В.

фон Гумбольдта, творческий характер языка несовместим с традиционным представлением о языке как множестве слов, записанных в словарях, и множестве правил, заключенных в грамматиках.

Ученый писал: «Расчленение языка на слова и правила – это лишь мертвый продукт научного анализа». В. фон Гумбольдту принадлежит и знаменитое определение языка: «Язык есть не продукт деятельности, а деятельность…

Язык представляет собой постоянно возобновляющуюся работу духа, направленную на то, чтобы сделать звук пригодным для выражения мысли». Язык, по Гумбольдту, – живая деятельность человеческого духа, единая энергия народа, исходящая из глубин человеческого существа и пронизывающая собой всё его бытие.

Язык есть не окончательное дело или вещь (ergon – «эргон»), а деятельность (energeia – «энергейя»), см. об этом: (В. Гумбольдт, 1984, с. 70).

Гумбольдт заложил понятие языковой способности. Язык, по Гумбольдту, есть сила, делающая человека человеком. Человек, пробуждая в себе свою языковую способность и развертывая её в ходе языкового общения, всякий раз своими собственными усилиями создаёт сам в себе язык. В.

фон Гумбольдт считал: усвоение языка детьми – это не ознакомление со словами, не простая закладка их в памяти и не подражательное лепечущее повторение их, а рост языковой способности с годами и упражнением.

В.

фон Гумбольдт подчеркивал необходимость «изучения языков в состоянии их развития» и «изучения организмов языков», то есть предвосхитил понятия диахронии и синхронии.

Он впервые высказал идею единства путей развития всех языков мира. Гениальный немецкий учёный стоял у истоков генеалогической и типологической классификаций языков мира.

Основным методом описания языка выдающийся немецкий лингвист считал принцип противоречий, или антиномий, к которым относятся: диахронияисинхрония, языки речь, язык и мышление, социальное и индивидуальное в языке, деятельность («энергейя») и предметность («эргон») языка и т.п.

В.

фон Гумбольдт сформулировал в форме антиномии неразрешимое противопоставление всеобщего или универсального и индивидуального, специфического, для каждого из языков. Грамматика Пор-Рояля выделяла лишь первую, универсальную часть сопоставляемых языков, истолковывая всё остальное как «отступление» от нормы, неправильность, как своего рода нелогичность. В.

Гумбольдт определил, что универсальное в языках – это логико-языковая система, образуемая общими логическими положениями, являющимися и не ло­гическими, и не языковыми.

Указанная Гумбольдтом антиномия разрешается введением двух видов грамматик – логической и реальной. Реальная – это грамматика конкретного языка; она делится на частную и общую.

Частная – должна заниматься соотношением категорий конкретного языка с логическими категориями, а общая – должна указывать на то, какие из этих логических категорий встречаются в других языках мира. См. подробнее: (А.Т.

Хроленко, В.Д. Бондалетов, 2006, с. 39-40).

В.

Гумбольдт высказал положение, согласно которому «отношение человека к предметам целиком обусловлено языком, как бы замыкающим человека в некий волшебный круг: каждый язык описывает вокруг народа, которому он принадлежит, круг, из предметов которого можно выйти только в том случае, если вступить в другой круг». Учёный считал, что «изучение иностранного языка можно было бы уподобить приобретению новой точки зрения в прежнем миропонимании». Таким образом, не отрицая универсальности человеческого мышления, немецкий языковед полагал, что представления человека о мире зависят от того, на каком языке он мыслит. Эти мысли В.

фон Гумбольдта оказались наиболее спорными и плодотворными одновременно.

Подводя итоги философской концепции языка В. Гумбольдта, определим суть его теоретико-методологической программы:

1) диалектический подход к явлениям языка (антиномичная трактовка природы языка);

2) системно-целостный взгляд на язык;

3) попытка представить в идеальном плане общую тенденцию развития языков;

4) признание единства языка и мышления. Язык существует только в материальной звуковой форме. Нет мышления без языка;

5) приоритет изучения живой речи над описанием языкового организма;

6) отказ от описания языка только изнутри самого, сопоставление языка с другими видами духовной деятельности, прежде всего с искусством;

7) сочетание философско-отвлеченного взгляда на язык со скрупулёзно-научным подходом к его изучению.

Идейное влияние В. Гумбольдта на языкознание XIX в. шло по многим направлениям (историко-сравнительному, социологическому, логическому, психологическому, типоло­гическому и др.). По этим же направлениям оно продолжалось и в XX в.

, давая не только новые разветвления, но и вполне самостоятельные отрасли знаний – этнолингвистику (неогумбольдтианство), структурализм, современную логическую лингвистику и генеративную лингвистику, когнитологию и лингвистику дискурса. Лингвистическая концепция В.

фон Гумбольдта оказала глубокое воздействие на таких видных лингвистов, как Август Шлейхер (сравнительно-историческое языкознание), Александр Афанасьевич Потебня (учение о внутренней форме слова), Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ (социальность человеческой речи)

Источник: https://studopedia.su/11_38372_filosofskaya-kontseptsiya-o-yazike-v-fon-gumboldta.html

Концепция Фон Гумбольдта, ее дальнейшее развитие

Языки дух. Концепция Вильгельма фон Гумбольдта

Гумбольдт является основоположником общего теоретического языкознания. Был разносторонне развит: языкознание, философия, теория искусства, правоведение. Широк был круг изучаемых им языков: от европейских до американских индийцев.

Лингвистическая концепция Гумбольдта – философия языка, 1ая строго научная теория языка-объекта, которая не имеет себе равных. Многие проблемы, поднятые им, стоят в центре современных дискуссий. Он строит свою теорию, основываясь на сравнительно-исторический метод.

В 1820 году выступил в Берлинской АН в качестве лингвиста с докладом на тему «О сравнительном изучении языков применительно к различным эпохам их развития». В этом докладе он намечает программу их исследований в сравнении родственных и неродственных языков. Александр Фон Гумбольдт, брат Вильгельма, был географом. Вместе они основали берлинский университет.

Главный труд Вильгельма вышел в 1836, был издан его братом «Язык нави на острове Ява».

Введение «О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человеческого рода» имеет большое значение.

Задача этой работы рассмотреть, как языковые различия и национальные разделения связаны с работой человеческого духа, непрестанно развертывающего с разной степенью силы все новые и новые образования, поскольку оба эти явления способны влиять друг на друга».

Гумбольдт полагал, что выявление различными способами одного и того же значения в разных языках поможет проникнуть в тайны языка как средства образования мысли. В связи с этим он резко выступал против понятия языка только как средства общения. Основные проблемы, им поднятые:

1. Вопрос о происхождении и развитии языка. Он считает, что не внешние факторы влияют на изменения языка, а внутренние причины. Языковые способности человека – это не только уникальный дар, но и существенные характеристики.

Также он считал неверным, что языки развиваются постепенно из некоторого примитивного состояния, он возникает сразу во всей своей сложности. Язык невозможно придумать, язык это творение природы, но природы человеческого разума.

Язык – это не продукт отдельного индивида, он развивается только в обществе и не зависит от индивида. Он имеет самостоятельное бытие. Практически невозможно представить всей классификации языков, однако способность говорить есть общий дар всего человечества, и каждый человек имеет ключ к пониманию других языков.

«В языке таким чудесным образом сочетается индивидуальное и всеобщее, что одинаково правильно сказать, что весь род человеческий говорит на одном языке, и что каждый человек обладает своим языком».

2. Язык и мышление. С точки зрения Гумбольдта, мышление всегда связано с языком, «язык есть орган образующей мысли». Язык – это не средство выражения готовой мысли, возникающей неизвестно откуда, а средство образования, формирования мысли.

Обозначить понятие звуком, значит соединить 2 вещи, которые никогда не смогут перейти друг друга.

Язык – это идеальный объект, существующий в умах и душах людей, а с другой стороны, язык развивается только в обществе, и человек понимает себя постольку, поскольку опытным путем устанавливает, что его слова понятны другим.

3. Сознание народа и язык. Гумбольдт определяет народ как духовную форму человечества, имеющую языковую определенность. Специфика этой духовной формы заключается в языке народа. «Язык всеми тончайшими фибрами своих корней связан с народным духом. Он есть как бы внешнее проявление духа народа.

Язык народа есть его дух, а дух народа есть его язык. Трудно представить себе что-то более тождественное». По языку познается характер народа, с другой стороны, духовные особенности народа определяют национальное своеобразие языка. Т.о. язык не только средство для постижения духа народа, но и фактор его создания.

Учение о тождестве духа народа и его языка составляет основу концепции Гумбольдта.

Теория подверглась жестокой критике, особенно со стороны материалистов. Дух народа в его концепции – это, по сути, духовная жизнь народа. Ему принадлежит такой термин «промежуточный мир», который создает язык между народом и окружающим миром. «Человек окружает себя миром звуков, чтоб воспринять в себя и переработать мир вещей».

«Каждый язык описывает вокруг народа, к которому он принадлежит, круг, откуда человеку дано выйти постольку, поскольку он тут же вступает в круг другого языка».

В языке существует исторически закрепленная система знаний, посредством которой происходит преобразование неязыковой действительности в объекты сознания. И этот промежуточный мир сообщает не о том, как называются предметы, а о том, как они нам даны.

И слово, как элемент языка, мотивировано пониманием предмета. Отношение к предмету в различных языках преломляется по-разному через свойственное каждому языку семантическое членение.

«Понимание – это всегда в какой-то степени непонимание или недопонимание» – объем знаний о том или ином предмете у каждого индивидуальный, и когда человек слышит слово, у него в голове появляются разные ассоциации, у собеседника они другие. Т.е. полного понимания никогда нельзя достичь.

Гумбольдт одним из первых отметил системный характер языка; «в языке нет ничего единичного, каждый его элемент проявляет себя лишь как часть целого». С этим связано постоянное сравнение языка с организмом, организм как единое целое, а не как механический набор элементов.

В процессе развития языка, в нем вырабатываются своего рода специализированные языки или подъязыки, предназначенные для различных сфер человеческой деятельности. Это различные формы разговорного языка, с другой стороны, художест. лит-ры, проза, поэзия, язык науки. Особо стоит отметить такое качество Гумбольдта, как антиномичность.

Антиномия – это противоречие, которое никогда не может быть исчерпано до конца.

Антиномичные характеристики языка.

1. Антиномия между социальным и индивидуальным.

2. Между состоянием и эволюцией.

3. Между субъективным и объективным.

4. Между системой языка и отдельными актами речи.

Вся лингвистическая концепция конца 19 века развивалась под знаком Гумбольдта. «Идеями Гумбольдта легче было восхищаться, чем подражать им и развивать их». После него начались изменения лингвистической философской мысли.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: https://studopedia.ru/8_2230_kontseptsiya-fon-gumboldta-ee-dalneyshee-razvitie.html

Философские основы лингвистической концепции Вильгельма фон Гумбольдта

Языки дух. Концепция Вильгельма фон Гумбольдта

Именно работы немецкого философа, филолога, языковеда, дипломата и государственного деятеля Вильгельма фон Гумбольдта стали основой общего и теоретического языкознания.

С именем этого человека, в котором сочеталось так много разных талантов, связано становление философии языка, а сама его лингвистическая теория просто невероятно всеобъемлюща, что, наверное, и служит причиной тому, что её воздействие сказывается в языкознании даже в наше время.

И сегодня мы хотим поговорить на тему философских основ лингвистической концепции Гумбольдта, ведь эта она очень важна и должна быть изучена любым лингвистом и человеком, чья деятельность связана с языкознанием.

Взгляды Гумбольдта на лингвистику тесно переплетены с его историко-философскими воззрениями, и служат отражением классической немецкой философии.

Наиболее хорошо философские основы его лингвистической системы были преподнесены Николаем Гавриловичем Чернышевским – русским философом-материалистом, который говорил, что Гумбольдт, несмотря на своё глубокое изучение философии и смежных с ней наук, не имел возможности создать самостоятельный образ мыслей на тему тех вопросов, которые отдельно изучают философы.

На идеи Гумбольдта оказало влияние метафизическое направление философии, которое в те годы господствовало в Германии, а сам он соглашался с идеями Иммануила Канта, Фридриха Вильгельма Йозефа Шеллинга, Георга Вильгельма Фридриха Гегеля и Иоганна Готлиба Фихте.

Гумбольдт и идеи Канта

Среди положений немецкой философии, повлиявших на лингвистические взгляды Гумбольдта, можно выделить взгляды Канта, изложенные в таких трудах как «Критика способности суждения», «Критика практического разума» и «Критика чистого разума».

В них Кант говорит о том, что есть мир вещей, который не зависит от мышления и ощущений человека – мир «вещей в себе». И процесс познания начинается с того, что эти «вещи в себе», оказывая действие на органы чувств, инициируют ощущения.

Исходя из этого, первичными можно назвать вещи из мира материального, но когда Кант начинает исследовать границы познания, он говорит о том, что «вещи в себе» непознаваемы.

Гумбольдт, в свою очередь, говорит о непознаваемости каких-либо языковых явлений, что человек не способен познать языковую форму в её цельности. Он также подчёркивает связь между языком и «народным духом», утверждая, что она недоступна для понимания и всегда остаётся непознаваемой тайной.

Кант уверен, что знание является синтезом ощущений и понятий, где высшее условие синтеза содержится в априорном единстве самосознания, другими словами, в том единстве, которое предшествует возможности любого соединения сенсорных созерцаний. И это единство формально, т.к. находится вне зависимости от какого-то конкретного содержания самих сенсорных созерцаний.

Гумбольдт, наравне с Кантом, предпринимает попытки понять, как посредством априорных форм разума происходит образование языка и достижение единства отдельных знаков. Он представляет порождение языка синтетическим процессом в прямом смысле, ведь синтез рождает то, чего доселе не было ни в одной из совокупных частей языка.

Из всех исследований Иммануила Канта, которые были посвящены критике «идей» разума, огромнейшее влияние на становление философии оказало именно учение об антиномиях (противоречиях) чистого разума.

Согласно Канту, любые попытки разума ответить на вопрос, что представляет собой мир как безусловное целое, приводят к соперничающим друг с другом ответам.

С одной стороны, доказуемо, что мир не имеет временного начала и пространственных границ, но с другой стороны, доказуемо и то, что мир имеет конкретную точку отсчёта и пространственные границы. Данные антиномии появляются в разуме всегда, а значит, по своей натуре разум противоречив.

Гумбольдт же, проводя свой лингвистический анализ, указывает на то, что язык служит разделителем природы всего органического, когда одно проявляется в другом, частное служит отражением общего, а сила единого целого проникает везде и всюду. Гумбольдт часто даёт противоречивые определения языка, тем самым пытаясь прийти к пониманию диалектической природы языка и определить выражающие его сущность противоречия.

Несмотря на то, что Кант не уделял отдельного внимания вопросам языкознания, в его труде «Антропология с прагматической точки зрения» есть упоминания о противоречивости характера языка, проявляющегося в том, что способные слышать и говорить люди не всегда понимают других и себя, а способность обозначения может либо отсутствовать, либо применяться неправильно, что и объясняет то, что даже родные по языку люди могут быть очень далеки друг от друга в своих понятиях. Именно это положение стало для Гумбольдта основой противоречий понимания и непонимания языка.

Гумбольдт и идеи Фихте, Гегеля и Шеллинга

Философия Иоганна Фихте отразилась на интерпретации Гумбольдтом характера языковых процессов. В своих работах Фихте, опираясь на субъективный идеализм, занимается развитием диалектического восприятия процессов деятельности.

Но основной линией во всей лингвистической концепции Гумбольдта всё же можно назвать мысль о том, что язык тождественен «духу народа», где одно является прямым отражением другого.

И здесь огромная заслуга принадлежит идеям Фридриха Шеллинга и Георга Гегеля.

Вся шеллинговская философия природы, вместе с трансцендентальным идеализмом, брала за основу тождество природы и духа. В работе Шеллинга «Изложение моей системы философии» можно увидеть, что главной проблемой всей философской науки он считает идею тождества.

Согласно его словам, нет ничего, кроме самого понятия абсолютного разума, в котором присутствует неразрывная связь субъекта и объекта. Разум для него уже не является чем-либо объективным или субъективным, т.к. объект может существовать лишь в отношении субъекта, который мыслит.

Так в философии объективное и субъективное становятся тождественны. Аналогичным образом понимает язык Гумбольдт.

Гумбольдт говорит, что язык, выступая субъективным по отношению к познаваемому, по отношению к человеку становится объективным. А субъективность всего человечества вообще становится для языка объективностью.

Объективное всегда будет чем-то собственным и его необходимо постигнуть, и кода человек посредством субъективного пути языковой индивидуальности становится ближе к объективному, ему необходимо приложить новые усилия для разделения субъективного и вычленения из него объекта.

Важно отметить, что учение о «духе народа», которое развивал Гумбольдт – это преломление учения об абсолютной идее, которое развивал Гегель в своей работе «Феноменология духа».

Изначальное тождество, которое образует субстанциональную мировую основу, согласно Гегелю, представляет собой тождество мышления и бытия. Мышление здесь выступает не просто субъективной человеческой деятельностью, а ещё и объективной сущностью – первоисточником всего, что существует.

Мышление отделяет своё собственное бытие в форме материи, являющейся «инобытием» собственно мышления, которое Гегель называет абсолютной идеей.

Самая высокая ступень развития абсолютной идеи представляет собой абсолютный дух, который можно назвать человечеством и его историей. Гумбольдт же проецирует эту идеалистическую концепцию об абсолютном духе, существующем вне человека как нечто мистическое, на плоскость языка.

По его словам, язык самыми тонкими своими фибрами и корнями взаимосвязан с «духом народа». Он является одной из причин, стимулирующих духовную силу человечества к непрерывной деятельности. Язык функционирует вместе с духовными силами, а вместе они составляют единую и неразделимую деятельность разума.

Термин «дух народа» во всей лингвистической концепции Гумбольдта можно назвать одним из самых неопределённых терминов.

Интересно то, что Гегель отдельно рассматривает язык, исследуя диалектический характер исторического процесса. Он говорит, что язык – это творение теоретического ума, т.к. является его внешним выражением.

В развитии языка он выделяет две стадии: во-первых, языки, присущие всем неразвитым народам, позднее достигали высокой ступени развития, и, во-вторых, по мере развития цивилизации в социуме и государстве, язык беднеет и становится не таким расчленённым.

Эта теория Гегеля о двух стадиях существования языка также сильнейшим образом воздействовала на лингвистическую концепцию Гумбольдта.

Создавая всю свою лингвистическую концепцию, Вильгельм фон Гумбольдт, помимо того, что впитал базовые предпосылки немецких философов, унаследовал также и достижения языковедов прошлого времени.

Источник: https://4brain.ru/blog/%D1%84%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%84%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%BE%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B-%D0%B3%D1%83%D0%BC%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B4%D1%82%D0%B0/

7. Лингвистическая концепция в. Гумбольдта

Языки дух. Концепция Вильгельма фон Гумбольдта

Особое место влингвистическом компаративизме первойполовины 19 в.

занимал крупнейшийлингвофилософ и теоретик языка, основательтеоретического языкознания илингвистической философии языка КарлВильгельм фон Гумбольдт (1767–1835), Егоотмечали блестящее образование,необычайно широкий круг интересов изанятий (многочисленные языки мира иих типология, классическая филология,философия, литературоведение, теорияискусства, государственное право,дипломатия и т.д.; переводы из Эсхила иПиндара). Он активно участвовал вгосударственной и интеллектуальнойжизни, общался с Гете, Шиллером и другимидуховными вождями того времени. Вместес братом Александром фон Гумбольдтомон основал Берлинский университет. В.фон Гумбольдт проповедовал необходимостьвсестороннего и гармоничного развитияличности и всего человеческого рода иосуждал утилитаризм и узкую специализациюв университетском образовании. В. фонГумбольдт был представителем синтетическогознания, в то время как его предшественники(за исключением И. Гердера) выступаликак представители аналитическогознания.

Лингвистическаяконцепция В. фон Гумбольдта была реакциейна антиисторическую и механистическуюконцепцию языка 17–18 вв. Она имелаисточником идеи И. Гердера о природе ипроисхождении языка, о взаимосвязиязыка, мышления и “духа народа”, атакже типологические классификацииязыков Фр. и А. В. Шлегелей.

На формированиевзглядов В. фон Гумбольдта оказали такжевлияние идеи немецкой классическойфилософии (И. Кант, И.В. Гете, Г.В.Ф. Гегель,Ф. Шиллер, Ф.В. Шеллинг, Ф.Г. Якоби). В. фонГумбольдт выступил вдохновителем одногоиз течений в немецкой философии 1-йполовины 19 в. — философской антропологии.

Основные теоретическиеи методологические принципы концепцииВ. фон Гумбольдта заключаются в следующем:

  • а) синтез натуралистического и деятельностного подходы (язык как организм духа и как деятельность духа);

  • б) диалектическое соотнесение противоположных начал (в форме антиномий);

  • в) системно-целостный взгляд на язык;

  • г) приоритет динамического, процессуально-генетического подхода над структурно-статическим;

  • д) трактовка языка как порождающего себя организма;

  • е) приоритет вневременного (панхронического или ахронического) взгляда на язык над историческим анализом изменения языка во времени;

  • ж) приоритет изучения живой речи над описанием языкового организма;

  • з) сочетание интереса к реальному разнообразию существующих языков и к языку как общему достоянию человечества;

  • и) попытка представить в идеальном плане языки как ступени к совершенному образованию языка как такового;

  • й) отказ от описания языка только изнутри его самого, вне связей с другими видами человеческой деятельности;

  • к) сочетание философски отвлеченного взгляда на язык со скрупулезно-научным его изучением.

В формированииновой лингвистической методологииогромную роль сыгравшие статьи “Омышлении и речи” (реакция на выступлениеГ.

Фихте “О языковой способности ипроисхождении языка”; 1795), “Лацийи Эллада” (где уже представлены всемотивы более позднего творчества; 1806),”О сравнительном изучении языковприменительно к различным эпохам ихразвития” (формулирование задач иного– по сравнению с пониманием Ф. Боппа иЯ.

Гримма — подхода к построениюсравнительной грамматики; убеждение визначальной сложности и системностиязыка; призыв к изучению языка какявления и естественнонаучного, иинтеллектуально-телеологического;1820), “О влиянии различного характераязыков на литературу и духовное развитие”(критика понимания языка как номенклатурыготовых знаков для понятий; неоконченнаяработа), “О возникновении грамматическихформ и их влиянии на развитие идей”( доклад, в котором была выдвинута идеяоб обусловленности мышления языком;опубликован в 1820–1822) и особенно большоетеоретическое введение к трехтомномутруду “О языке кави на острове Ява”(1836–1840), имеющее самостоятельное название”О различии строения человеческихязыков и его влиянии на духовное развитиечеловечества” (напечатано отдельнов 1907).

В.

фон Гумбольдтупринадлежит идея о построении”сравнительной антропологии”,включающей в себя и теорию языка какорудия обозрения “самых высших иглубоких сфер и всего многообразиямира”, “приближения к разгадкетайны человека и характера народов”.

Ему присуще своесобственное понимание способов и целейлингвистического компаративизма,призванного, по его мнению, искатьглубинные истоки языка не в материальныхусловиях жизни, а в духовной сфере.

Языковая способность понимается им нетолько как уникальный дар человека, нои как его сущностная характеристика.Он утверждает изначальное единствоязыка и мышления, языка и культуры. В.

фон Гумбольдт убежден в том, что языкне развивается постепенно по путиусложнения и совершенствования, апоявляется сразу как целостная и сложнаясистема, заложенная в человеке.

Имвысказывается идея существования языкакак неосознаваемой формы и какинтеллектуальной активности, проявляющихсяв актах “превращения мира в мысли”.Он утверждает, что мышление зависит отязыка, образующего промежуточный мирмежду внешней действительностью имышлением. Разные языки квалифицируютсякак разные мировидения.

В.

фон Гумбольдтвыдвигает трехчленную схему индивид– народ — человечество, утверждая, чтоиндивидуальная субъективность впостижении мира через язык снимаетсяв коллективной субъективности данногоязыкового сообщества, а национальнаясубъективность — в субъективности всегочеловеческого рода, объединяемого нена биологической, а на культурно-этическойи социальной основе. Им постулируетсятождество языка и национального духа,духа народа. Он указывает на то, что”истинное определение языка можетбыть только генетическим”. Генетическиймомент констатируется скорее по отношениюк речи, чем к языку.

Под языком понимается”каждый процесс говорения, но вистинном и существенном смысле… какбы совокупности всех говорений”.Настойчиво подчеркивается творческая,”энергейтическая” (т.е. деятельностная)природы языка.

Язык трактуется какдеятельность, главная по отношению ковсем другим видам деятельности человека,как деятельность человеческого духа(energeia), в которой осуществляется сплавлениепонятия со звуком, превращение звука вживое выражение мысли, а не как мертвогопродукта этой деятельности (ergon ).

Языку приписываютсядве функции: а) расчленение бесформеннойсубстанции звука и мысли и формированиеартикулированного звука и языковогопонятия; б) соединение их в единое целоедо полного взаимопроникновения.

Под формой языкапонимается постоянное и единообразноеначало в созидательной деятельностидуха, взятое в совокупности своихсистемных связей и представляющее собойиндивидуальный продукт данного народа.

В языке различаются материя и форма,внешняя (звуковая и грамматическая) ивнутренняя (содержательная) форма.Особое значение для последующих периодовразвития языкознания имела трактовкавнутренней формы языка, определяющейспособ соединения звуков и мыслей, каксобственно языка.

Утверждалось, что укаждого языка наличествует своявнутренняя форма.

Предназначениеязыка видится в “превращении мира вмысли”, в выражении мыслей и чувств,в обеспечении процесса взаимопонимания,в развитии внутренних сил человека.

Вкаждом отдельном языке видится инструментдля специфической интерпретации мирав соответствии с заложенным в этом языкемиропониманием, орудие формированиядля говорящего на нЈм народа картинымира.

Языку приписывается функциярегулирующего воздействия на поведениечеловека.

Последователи В.фон Гумбольдта (Х. Штайнталь, А.А. Потебня,П.А. Флоренский, А.Ф.

Лосев) констатируютследующие антиномии, иллюстрирующиедиалектическую связь двух взаимоисключающихи взаимообусловливающих начал:деятельность — предметность (energeia –ergon , жизненность — вещность), индивидуум– народ (индивидуальное — коллективное),свобода — необходимость, речь — понимание,речь — язык, язык — мышление, устойчивое– подвижное, закономерное — стихийное,импрессионистическое (временное,индивидуальное) — монументальное,континуальное — дискретное, объективное– субъективное.

Х. Штайнталем быливпоследствии систематизированыразрозненные высказывания В. фонГумбольдта о наличии лежащей междулогикой и грамматикой “идеальнойграмматики”, категории которойсобственно языку не принадлежат, нонаходят более полное или неполноевыражение в категориях “реальнойграмматики”, имеющей как общий, таки частный разделы.

В.

фон Гумбольдтзакладывает основания для содержательнойтипологии языков, опирающейся на понятиевнутренней формы (взятое у Дж. Харриса).Он признает своеобразие каждого языкакак в плане формы, так и в плане содержания.В плане содержания самого языка выделяютсяне только идиоматический (идиоэтнический),но и универсальный компонент. В общемон следует идеям Дж. Харриса, но предлагаетиной способ разграничения идиоэтническогои универсального. “Общее родство”(т.е. типологическая близость) понимаетсякак “тождество целей и средств”.Универсальное трактуется как основаспособности к многоязычию, возможностиадекватного перевода с языка на язык.

Все типы языка признаются равноправнымипо своим возможностям, никакой изязыковых типов не может считатьсяисходным.

Вслед за братьямиШлегелями, различаются языки изолирующие,агглютинирующие и флективные. В классеагглютинирующих языков выделяетсяподкласс языков со специфическимсинтаксисом предложения — инкорпорирующих.Возможность “чистых” языковыхтипов отрицается.

Идеи В. фон Гумбольдтав большей или меньшей мере будоражилимногих ученых 19 и 20 вв. Попытки осмыслитьи реализовать в описании языков идеиВ. фон Гумбольдта имели место сперва вГермании (в работах Х. Штайнталя, отчастиВ. Вундта, Э. Гуссерля, Л.

Вайсгербера),затем в России (в работах А.А. Потебни,Г.Г. Шпета, П.А. Флоренского, А.Ф. Лосева).

Сложилось в ряде разновидностей такназываемое гумбольдтианство, котороехарактеризуют как совокупность взглядовна язык и способы его изучения,сформировавшихся в руслефилософско-лингвистической программыВ. фон Гумбольдта.

Гумбольдтианствопредполагает антропологический подходк языку, его изучение в тесной связи ссознанием и мышлением человека, егокультурой и духовной жизнью. Но во второйполовине 19 в. отсекается прежде всегоуниверсальный компонент, наличиекоторого признавалось логическойграмматикой и отвергалось грамматикойпсихологической.

В соответствии с духомэтого времени не нашли своего продолженияпопытки В. фон Гумбольдта синтезироватьлогический и психологический подходык языку, гумбольдтианцы целиком перешлина позиции психологизма. Довольнопроизвольную трактовку гумбольдтовскогоучения о внутренней форме языка давалХ. Штайнталь, а под его влиянием и А.А.Потебня.

У них понятие внутренней формыязыка было заменено иным по своемусодержанию понятием внутренней формыслова.

В 20 в. идеи В. фонГумбольдта нашли развитие в так называемомнеогумбольдтианстве.

Источник: https://studfile.net/preview/2458376/page:6/

Book for ucheba
Добавить комментарий